О кадровом голоде


Как много в Питере работы!
Особенно той, на которую я никогда не пойду. Это - сложный гибрид из моей наивности и дерзкой фантазии нанимателя.
За вчера у меня было шесть собеседований – как результат девяноста звонков от потенциальных работодателей по размещённому повсеместно резюме.
Вот бы ленинградский общественный транспорт ходил быстрее - я бы посмотрела двадцать-тридцать. Наверное, в городе кадровый голод.
Если не считать кратких, но не вежливых разговоров с HR-менеджерами, то сценарий звонка-предложения можно свести к следующему:
- Я шеф-повар/управляющий ресторана/кафе NNN. Вы ещё ищете работу?
- Да!
- Нам нужен холодный/горячий/тёплый повар. Со вчера. Предыдущий умер/уехал/неизлечимо заболел/мы расширяемся/открываем новое заведение.
- А как вы платите?
Тут следовало отшлифованное эссе о своевременной двухразовой (10 и 25 числа) оплате, униформе, карьерном росте, проценте от банкетов, премиях, будущем трудоустройстве по ТК и т.д. И непременное приглашение на бесплатную стажировку – завтра: со спецодеждой, и желательно, со своим ножом. А ещё лучше – со своим помощником повара, прирученной ко мне гражданкой Узбекистана, потому что их помощники повара не успевали приручиться ко всем приходящим.
От некоторых, особенно обесповарившихся заведений, поступало по нескольку звонков – звонили шефы-близнецы или два-три управляющих. Наперебой звали в лучшее из лучших.
С утра я поехала «в замечательную столовую, почти кафе», «с дружным русским профессиональным коллективом» на Петроградке. Но - не застала управляющего с фееричной фантазией, а только «дружный русский коллектив», приехавший из одного аула. Ушла с сожалением и тараканом на сумке (он очень хотел переехать из перенаселённого мегаполиса столовой, ко мне, в эко-поселение на Черную речку).
Как следствие – приехала раньше положенного времени в именитый ресторан на Горьковскую. На скандал.
В ресторане с гордым русско-императорским названием выбивали из управляющего зарплату (и расчёт) два прежних повара – холодный (тот, что умер) и горячий (тот, что уехал). На чью вакансию меня позвали – уже не вспомню.
Куда я поехала дальше – в международный проект с филиалами в Париже и Лондоне или в пирожковую, где не вышла вся бесплатно работавшая смена? Затрудняюсь сказать.
Больше всех за вчера мне понравилась чета рестораторов – окрылённые смертью бабушки (и наследством в виде недвижимости) они настойчиво хотели заплатить мне как минимум сорок тысяч.
Но, может и больше, как пойдёт.
И наперебой звали поучаствовать в поварском кастинге – где-то в промышленных дебрях Витебского проспекта.
Любопытство и крайняя корысть повели меня смотреть: неужели бывают рестораны между автосервисами и железнодорожными станциями?
Оказалось, что я опоздала.
Основная часть бабулиной квартиры уже с шиком ушла – на ресторан в промзоне то ли Московского проспекта, то ли Обводного канала. А сейчас - инвестируются только крошки наследства в кафешку-норушку у шиномонтажей на четыре гостевых столика.
Но, они запустили проект вывозного питания и вот-вот поднимутся до нового ресторана в промзоне или на окраине.
Мне всегда везло на потомственных рестораторов. Последние полгода.
Особенно – на рестораторш.
Не считая рестораторши Люды (драничный фуд-корт, агонизировавший на моих глазах) – открытие точек питания всегда производилось супругами. При этом крайне важно чтобы в доресторанном прошлом супруга: 1) работала в общепите бухгалтером или 2) выросла в «Метрополе» или, на худой конец «Демьяновой ухе» или 3) просто любила (иногда) что-то готовить на семью из трёх человек. Тогда бациллы рестораторства дозревают в теле супруги быстрее – и бизнес открывается масштабно. С амбициями.
Обладатель наследства, нынешняя рестораторша, всё своё рабочее время посвящала надзору за качеством отпускаемой продукции и поварами. А если времени было много – и за мойщицей. А если времени было мало – это делала система видеонаблюдения, оставалось проанализировать.
Муж-ресторатор, развезя бизнес-ланчи по автосервисам и шиномонтажам, всячески помогал супруге в надзоре. По мере сил.
Супруги не ленились и приносили работу домой: вечерами смотрели обучающее видео на ютуб и, во время, не занятое надзором за качеством, обучали поваров.
Повара – мужчины и женщины, старые и молодые, русские и не очень – не выдерживали надзора/обучения и бежали. Совсем не русских поваров чета рестораторов на работу не брала – не обучаемые.
Нынешняя тётка-горячница на корвалоле выдержала две недели. И ждала меня - как смену караула (и окончательный расчёт тоже).
Рестораторы возлагали на меня особо большие надежды – я совершу переворот.
И бизнес-ланчи по триста рублей, сотворённые моими полутора ресторанными руками, будут раскупаться на гаражах утроено. Вопреки здравому смыслу и цене.
После мысленного подсчёта выручки, от двадцати трёхсотрублёвых бизнес-ланчей в кафешке-норушке, мне стало интересно.
Интересно – где они возьмут сорок тысяч (а может и больше, как пойдёт) мне на зарплату?





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 27
© 11.08.2018 Лёля Эмм
Свидетельство о публикации: izba-2018-2336113

Метки: Санкт-Петербург, работа, зарплата, повар, вакансии,
Рубрика произведения: Проза -> Юмор












1