КУРСК


Посвящается погибшим на К-141 «Курск» .

Огромный, уютный, железный... но гроб.
Сто восемнадцать. И голос мой смолк.
Что я могу? Эта жуткая смерть
Целую вечность искала рассвет.

Господи -Боже! Бессильны мы все.
Дышим... А как же нам жить на Земле?
Выдох... и выдох... и выдох опять...
Всей этой боли душе не понять.

25.08.2000 Дёмина Наталья.

1.

О, как мы любим испытаниям
Себя все время подвергать:
То опоздаем на свидание,
Надоедает чуда ждать.

Все время ищем что-то рядом,
Но что - не знаем никогда.
Окинем ли улыбку взглядом,
Когда уходим в никуда?

Когда невинность потеряем,
Невинность тела и души,
Себя все время убеждаем,
Что это счастье для любви.

Порой предательство прощаем,
Не протянув руки в ответ.
Конечно, многого не знаем,
Незнание - не есть завет!

Хотим жить вечно в этом мире,
По головам друзей идем,
От одиночества в эфире,
Когда-нибудь с ума сойдем.

Нас только горе обручает,
Ведь радость зависти зерно,
А здесь мы сердцем понимаем:
Нам повезло с тобой ещё.

Как ждем порой без веры чуда!
И не дождавшись, снова ждем.
Оно придет из ниоткуда...
Оно придет... не этим днём...

Оно так манит обещанием.
Реальность - будет или нет?
Мы упиваемся мечтанием,
Жизнь в облаках не видит свет.

Лиловый цвет ласкает душу
И руки тянутся к нему.
Мой разум плачет от удушья.
Не помогайте! Никчему.

Люблю! А что, пока не знаю:
Свободу, жизнь, саму себя!
Я ничего не понимаю
Иль слишком много для тебя.

Боюсь, что счастье стало пошлым,
Так просто чувства осудить.
А если так... А если с прошлым...
Но даже с прошлым можно жить.

Так относительны событья:
Мне больно - рядом нет тебя;
Кому-то смертная улыбка
Уже стучит, зовет сердца.

И ценности порой безлики,
И стерлись грани многих лет,
И в темной бездне будут блики,
Когда раскроют тайну... Нет!

2.

Хочу дышать до исступления,
До боли где-нибудь в груди!
Хочу дышать без сожаления...
Хочу... О, Боже, помоги!

Взывать к тебе я не умею
И в этом мраке нет Тебя.
Наверно... Да, и не успею.
Как достучаться... Как? Пока...

Пока есть память и рассудок,
Мгновение длинною в жизнь.
Возможно, это и проступок...
Возможно, жить поберегись!

Ждать помощь можно много дольше...
Но как мне хочется дышать!
И чувствовать, что вздох последний
Стал предпоследним. Не дышать!

Всем телом, клеточкой, мембраной...
Душой и телом - только жить.
Ждать чудо. Только б без обмана!
Хочу не просто где-то быть.

О, как пугает неизвестность!
Нас не учили умирать!
Но где-то есть такая местность,
Где можно счастье созерцать.

О чём подумать не успею -
Уже не вспомню никогда.
Я этим телом не согрею
Тебя отныне ... Не судьба...

Вода все больше наступает,
Пошевелиться не могу.
А разум все не осознает,
Что не увидит... Только тьму.

Я лгу себе о бесконечном
И сердце замерло в груди.
Пониже мне не опуститься,
Повыше тоже никчему.

Но холод. Цепенеет тело.
Надежда тает на глазах.
Вздох... выдох... выдох... смело?
А слезы душат. Как в цепях!

На грудь мне что-то опустилось
И с тем не в силах совладать.
Боюсь, дрожу и цепенею...
Как страшно! Как себе солгать!

Солгать. Задуть свою лучину
И ничего уже не ждать.
Хочу дышать пока возможно.
Пока могу... Не умирать!

3.

Нам лгут о многом бесконечно.
Мы верим всюду и всему,
Но всё имеет путь конечный
Намного раньше... Почему?

Вопрос конечно многогранный,
Но как ответить на него...
Что б не звучал ответ так странно -
Я не отвечу... Для чего?

Вопросов будет миллионы.
Ответ лежит на дне морском.
Как в сказке чьи-то батальоны
В нем пропадают даже днем.

Но в сказке есть одна отрада.
А в жизни будет ли она?
Когда нам многое не надо
И надо больше, чем всегда.

4.

Весь мир скорбит и Бога молит,
К Пророку тянется душа...
Но что бы мне не говорили,
Нас не услышат... никогда...

За что такое покаяние?
За что без тела тело ждать?
За что чужие проклинания
К своим проклятьям прибавлять?

И чтоб проклятья замолчали,
Должна НАДЕЖДА стать живой
В любом обличье... Вы не знали?
Стоим с поникшей головой...

Ей розовый идёт ужасно.
Ужасно... Страшные слова!
Но все равно она прекрасна,
Она пьянит собой сердца.

Пьянит свободой, совершенством,
Реальность разобьет её...
Она не станет тем блаженством,
В котором больше... не моё!

И эта боль намного больше,
Чем боль ста тысяч человек.
Она могла быть много дольше,
От смерти совершив побег.

Мы сами стали палачами
И безысходность - не ответ,
Когда пожму и я плечами -
Вот в этом будет смертный грех.

Пугать себя намного легче.
Нас эта участь обошла...
А сколько тех, кому на плечи
Огромным грузом... налегла.

5.

Мой Бог, услышь мою молитву,
Ведь я прошу не за себя.
И пусть захлопнута калитка,
Открой ее душа моя.

Иконы долго оживают
И молча плачут предо мной.
Они на много больше знают,
Но не подскажут нам с тобой.

И Вифлееме меркнут звезды,
Кровавым поступом звеня,
Но пальцы рук цепляют грезы
И растворяются крича.

Исчезнут лики и одежды...
Я вижу только яркий свет.
Он проникает глубже в сердце,
Взамен не требуя ответ.

Вцепился в сердце, присосался
И жжёт негаснущим огнём,
И тянет душу, но не рвётся.
Склоняюсь. Бью тебе челом.

Я вижу цвет твоей улыбки?
Никто не видел никогда...
Пока на свете столько боли
Не улыбнешься... Тишина...

Я преклоню свои колени,
Как сотни тысяч по церквям.
Душа кричит и уповает.
Кто слышит? Совесть не продам!

Когда надежда на исходе,
За верой тянется рука.
И может быть в пустом приходе
Отыщешь место для меня.

Жду чуда! Боже, только чуда!
Не верю больше никому.
Его совершить ничто не стоит...
Я уповаю... И молю...

Возьми что хочешь: жизнь, надежду,
Но только... только помоги.
И в белый цвет мою одежду
Не превращая преврати.

Согласна я на всё заочно...
А сколько молится со мной
Людей простых или не очень...
Ты можешь всё... Ты... но постой...

Постой и взвесь слова и клятвы.
Я искренна как никогда!
Вглядись в заплаканные лица.
Не опускай свои глаза.

До исступленья, до инфаркта,
До боли маленьких детей.
Не будь жестоким... Сколько такта
Я слышу в крике эпопей.

За что? За что не понимаю
Ты хочешь душу наказать?
Она стремилась только к раю,
Боялась счастье не достать.

Боюсь, что ты сейчас бессилен
Перед людскою "наготой".
Мы сами гроб тот сколотили
Своим бездействием... мольбой...

Ты знаешь всё, что дальше будет.
Тогда ответь: "За чем мне жить?"
Вся жизнь становится нелепой.
Так как же : "быть или не быть?"

Шекспир вопросом задавался,
А Гамлет получил совет...
Но в жизни всё намного проще
И прозаичнее... ответ.

6.

Нам лгут по-прежнему с улыбкой,
От взглядов пряча взгляд немой.
Сто восемнадцать! Не ошибкой -
Посмертным списком и душой.

И от кого теперь зависит
Жизнь этих маленьких детей?
Кто пощадит и не повысит
Свой голос в гомоне речей.

Искать не нужно виноватых.
Жизнь человека не вернуть!
За смерть расплачиваться смертью?
Жестоко, но не обмануть.

Перешагнуть через кого-то
И сбросить маску палача.
И после этого хоть сколько
Молить прощенье у себя.

За алтарем стоит священник
И дьявол с "ангелом" своим.
На алтаре сто с лишним жизней...
Сто восемнадцать... Помолчим!

Цветы живые тонут в море,
"Кричит" пластмассовый венок...
Он не утонет? И от горя...
И это всё невечный срок.

Гробов, могил пока не будет,
Ведь есть один железный гроб...
Надгробьем стал обычный камень -
И в этом мраморный итог.

7.

Хочу дышать, пока возможно...
Возможность будет у меня?
А сердцу, Боже, как тревожно...
Ведь рядом снова нет Тебя.

О чём писать ещё не знаю.
Разочарована душой!
Возможно, я не понимаю,
Но не желаю быть немой!

Чужая боль передавалась,
Она была почти моя.
И только дальше отдалялась
Надежда, рвущая сердца.

25 - 26. 08. 2000.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 36
© 10.08.2018 Наталья Дёмина
Свидетельство о публикации: izba-2018-2335953

Метки: Курск, что бы помнили, вечная память,
Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов












1