Пастораль птицелова. Часть вторая. Глава третья.


Пастораль птицелова. Часть вторая. Глава третья.
***
…Пещера… Марине немного страшновато было и заглянуть туда, не то, чтобы лезть! От запаха мела и прохлады в пещере, в наскальной щели, не спасали ни ветровка Ивана, ни платок Ксении Михайловны, плотно обернутый вокруг головы тюрбаном... У самого начала лаза, пришлось вставать на четвереньки, зажмуриться, а потом прохлада и солнечные пятна в каменных проемах, на меловых плитах околдовали, будто вино.. Не было в пещере ни сталактитов, ни сталагмитов, песок, белый, как искрошенный мел, в нем скрипели и хрустели остатки ракушек и каких то мелких грызунов или крабов… Она не терялась в догадках, не морщилась, просто все выше и выше тянула перчатки, почти что - к запястью.. Но перчатки были малы и быстро порвались…

В полный рост можно было выпрямиться в этом меловом колдовстве почти что и сразу, вдыхая морские брызги, долетающие даже сюда, к скале, но стены – осыпались – мягко, пудрой, под пальцами, ладонью, кистью, локтем. Казалось, и от дыхания осторожного - осыпались. Они сели тихо, не дыша, где то в середине скального грота, чтобы перевести дух. Осмотреться…
- Ну и где тут что прятать то, Сень? – Иван , запрокинув голову осматривал свод пещеры, слегка ощупывая его ладонью, пальцами. – Щели то есть, но не просунешь, тубус, плотный он.
- Нет, не здесь, пап - хриплым шепотом ответил мальчик. Видно было, что он немного взволнован. – А чуть подальше. Я там еще себе лежанку соорудил.
- Ты ведь у нас Робинзон, любишь пропадать здесь, я знаю! – Иван осторожно потрепал Сенины вихры. - Рисунков здесь нет? Наскальных?
- Какие - то линии, круги, стрелы! – по - прежнему хрипло шептал Сеня. - Я сам рисую иногда здесь. А туристы они сюда не лезут. Боятся, наверное. Хотя чего бояться то? Здесь даже и мышей летучих нет. Они солёного воздуха не любят, улетают отсюда. Пойдем дальше, я покажу как спрятать можно.. Я там еще травы сухой натаскал и костер можно развести.

… Трава была пряная, колючая, ломкая. Лежала цеплистой горкой на трех больших, черных камнях, отполированных волной, по стебелькам упрямо полз какой то причудливый, смешно пятившийся задом, рачок. Марина испуганно охнула, попятилась.
- Не бойся, не скорпион! – Иван чуть усмехнулся, взяв в замок пальцев ее запястье.Хотя от прилива всякое тут зверье бывает, должно быть! И Марина, переведя дух, тихонько рассмеялась, серебристым, глубоким колокольчиком, боясь, по детски, что стены пещеры начнут осыпаться, неслышно, пудрою…


Тайная ниша у Сени была не под и не над лежанкой, как думала Марина, а сбоку от нее, в глубине длинного пещерного хода, над выступом свода. С тубусом управились довольно быстро, несмотря на то, что им пришлось все осветить фонариком, укладывать, заворачивать, завязывать, расправлять, снова закручивать
Разглядывая старинную узорчатую вязь нот, Сеня морщился, фыркал, поднимал брови кверху, и все веснушки его прыгали и смеялись разом:
- И чего это? Этому вот четыреста лет?! Фигня какая то! Вот - вот рассыплется в пух. Чего ее продавать то? Людям делать нечего, что ли, бумажки покупать за такие бабки – полмиллиона евро?!
- Сень, ну не ерничай ты! – Иван нахмурился, покусывая губу. - Сам ведь знаешь, что говоришь ерунду, и клочок этого пергамента, телячьей кожи – бесценен. Его только вывези в Европу…

- Я не поеду, не поеду никуда! – вдруг упрямо закачала головою Марина. – Он ведь найдет меня и убьет сразу! Как мне от него отделаться? Как?! - Она остро втянула голову в плечи, прижала колени к подбородку. Где то там, снаружи, слепил глаза поздний полдень, мягкий, здесь на юге, но - осенний, с острым горьковатым запахом выжженной травы, чабреца, туи, бересклета.. А в глубине пещерного лаза жила и вольно росла вкрадчивая прохлада вечерних сумерек. И непонятно было ничего, и мелкие солнечные брызги таяли в проемах - щелях, и рассыпался, рассасывался этот бесконечный день, небрежно и неизбежно, сочился сквозь пальцы, словно вино, и останавливалось время, и невозможно было его ни разгадать, ни угадать.
- Мариш, ну перестань, чего ты все боишься? Взрослые же люди! Разведетесь и все, если вы расписаны, а нет, так и совсем тебе - проще пареной репы…Детей у вас нет, никому вы не обязаны!

- Ты не понимаешь, Вань .. Я для него не ценнее куска шелка, просто -  вещь… Украшающая его мир собственность.. Ни котенок, ни собачка. Вещь. Бездушная. Услаждающая глаз, тело, дающая выход эмоциям звериным…..Доставляющая фаллическую радость, наконец. Но вещь. Без поступков, чувств, страстей… Его раздражают, до бешенства, любые чувства во мне: слезы, улыбка, гнев, удивление, даже - испуг… Его бесит, что я - живая, что я имею голос, а голос этот полно несется куда то прочь от него, и имеет власть над людьми, пусть на два, полтора часа, но имеет Он отрицает это всеми фибрами своей звериности, не верит в это, топчет это, ломает это… Зачем я ему, не понимаю.. Ты хоть понимаешь?! – Марина повернулась к Ивану, прижадась к его плечу, провела пальцем по слегка выбритой щеке. – Ну объясни ты мне, как мужчина, что ли, что значит все это? Она подняла чуть выше запястья рукав кашемировой туники с угрожающе желтеющим следом синяка…
-Дура ты! – Иван, прищурившись чуть глянул на ее руку, и глухо сдавленно рыча, прижался к синяку сухими губами. Это не объясняют, за это вышвыривают за порог… Ты сама то пробовала хоть раз ударить его?

- Да. – Марина как то странно, зловеще усмехнулась, блеснув глазами: - Руку вывернул мне так, что хотели гипсовать, а ночью я уже под подушку нож положила, чтобы не придушил.. Он увидел. Помиловал… - Короткий смешок оборвал ее нервный рассказ, и Иван так и не понял, смеется она или прячет слезы в горло.. – Я бы Ванечка, наверное, все равно его бы когда то убила… Если бы не решилась убежать.. Просто, в один какой то миг, отчаянно поняла, что неравноценный это обмен: мой голос, моя жизнь, мой любой день на его прихоть, волю, кулаки. Не для того я родилась и живу, и пою, чтоб он меня топтал и презирал мою жизнь. Распоряжался ею.

- Вот именно! – Иван нервно клацнул зубами, как сторожкая собака или волк, потянулся гибко, всем позвоночником, расправил плечи, и наклонившись подбросил в огонь свежий пучок травы и соли… Терпко запахло чабрецом и раскаленным морем.. Морем на горячих камнях. Марина жадно вдохнула пряный аромат. Ноздри ее затрепетали, впитывая в себя пылающий и пляшущий на стенах пещеры, терпкий и обволакивающий искус свободы…. На ней, свободе, и  был настоян еще один вечер ее новой жизни…





Рейтинг работы: 10
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 33
© 10.08.2018 Madame d~ Ash( Лана Астрикова)
Свидетельство о публикации: izba-2018-2335547

Метки: повесть пещера. тайна. Лана Астрикова.,
Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература


Инна Филиппова       10.08.2018   18:10:07
Отзыв:   положительный
Замечательно написано.... Читается с полным погружением в мир твоих героев... и потом не хочется уходить - ни от них, ни от прекрасного, точного языка твоего... обнимаю... с теплом души...

Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       11.08.2018   06:23:50

спасибо за отзыв.. Очень ждала его. Обнимаю.
Ди.Вано       10.08.2018   17:40:06
Отзыв:   положительный
Напряженная глава..
Поиски обречения свободы..
Непроста Мария, но хорошо понимает.., принимает.. искус свободы...
И этот вечер, разговор с Иваном,
хочется верть...в не один ...вечер ее новой жизни…

Интерес не пропадает.
СПАСИБО!!
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       11.08.2018   06:19:04

спасибо огромное...










1