ПЕРВЫЕ МЕСОПОТАМСКИЕ ИАФЕТИТЫ-РУСОАРИИ. ИССЛЕДОВАНИЕ.


ПЕРВЫЕ МЕСОПОТАМСКИЕ ИАФЕТИТЫ-РУСОАРИИ. ИССЛЕДОВАНИЕ.
Происхождение убаидцев до сих пор остается загадочным для безрелигиозной истории и лингвистики. Дело в том, что люди убаидской культуры как-то сразу и внезапно осваивают плодородные земли низовьев Тигра и Евфрата, основывают здесь первые поселки, которые позднее вырастут в знаменитые шумерские города. Эти пришельцы предстают перед нами с самого начала как носители высокоразвитой культуры.

Холм Эль-Убайд, где впервые были обнаружены памятники убаидской культуры, находится недалеко от Багдада. Рядом с ним расположен Эриду, самый южный изо всех городов древнего Двуречья. Отсюда, из древнего Эриду, убаидская культура стала распространяться по долинам Тигра и Евфрата. Убайд имел большое влияние на северную Месопотамию: под культурным воздействием гаплогруппы R1a1 русоариев Убайда там складывается проубаидский комплекс поселений. Убаидские поселения существовали в разных местах Двуречья: например, в районе Ура Халдейского найдено свыше 40 городищ убаидцев, районе Урука – 23 поселения, каждое площадью свыше 10 гектаров. Такие поселения вполне можно было считать городами к тому же и множество поздних шумерских городов выстроено на основаниях убаидских поселений. Таковые поселения находили даже на землях нынешней Саудовской Аравии – это были небольшие выселки из Убайда. В целом убаидская цивилизация, как считают археологи, существовала более тысячелетия (по С14 с середины 5 тыс. до Р.Х. и до начала 4 тыс. до Р.Х.)
В конце 3-го тыс. до Р.Х. был составлен «Царский шумерский список», где упомянуты династы, правившие в городах-государствах Шумера, начиная с 28 века до Р.Х.

Арии-убаидцы активно использовали всё, созданное до них цивилизацией ариев-бореалов. Ирригация была довольно развитой и поля орошались системой каналов. Знакомство с металлургией позволяло отливать медные орудия труда (таких найден большой набор), всевозможную утварь, украшения. В керамическом производстве широко использовался гончарный круг. Русоарии Двуречья совершенствуют ремесла, у них появляются посуда и бытовые изделия более сложных форм, чем халафские, самаррские и хассунские: плоские тарелки с отогнутыми краями, кубки с затейливыми изгибами стенок, сосуды-чайники с выгнутыми носиками. Убаидские женщины, умело расписывающие свои горшки крестами-квадратами очень быстро нашли бы общий язык с русскими вышиваль-щицами из Малороссии или Русского Севера.
В их росписях не забывались и другие канонические фигуры русоариев -волнообразные линии, спирали, «языки пламени» и замысловатые рунические «черты и резы» , т.е. письменные знаки, не понятные нам, но, по всей видимости, ясные по своему смыслу для их современников. Процветало ткачество. Показательно, что восстанавливаемые в общеарийском языке лексемы, связанные с мифологией и ритуалами и с высокими проявлениями духовной деятельности вообще, находят аналогии в ближневосточных мифологиях, да и некоторые общеарийские обряды совпадают с древневосточными, как например, обряд погребения предводителя на колеснице, завершающийся кремацией трупа и собиранием праха в особые сосуды.
Когда в конце 4-го - первой половине 3-го тысячелетия до Р.Х. происходит переселение из Центрального Ирана племенных групп авестийских ариев на Юго-Запад Ср. Азии, в иконографии их расписной керамики и терракоты проявляется влияние предшествовавших убаидских традиций. Что касается ирано-месопотамских контактов, то их обилие и разнообразие неудивительно, ибо вместе с юго-западом Ср. Азии Иран и Месопотамия входили в единую культурно-хозяйственную зону.
Правда, большая часть Ср. Азии тяготела все же к Сибиро-Казахстанскому культурному кругу.
В захоронениях убаидцев помимо прочего начинают появляться терракотовые лодочки с парусом. Предполагают, это связано с тем что в это время появилось представление о реке смерти, отделяющей загробный мир (будущий Стикс греков). Ещё встречаются отдельные захоронения голов, отдельные черепа в могильниках и вне их, т.е. в это время еще сохраняется культ «доброго предка-домового», который станет культом «терафимов» у семитов, культом «мертвой головы», но покойников чаще погребают не в скрюченом виде, их кладут на спину, в руки вкладывают фигурки «идолов», скорее всего, изображения самих усопших. Костные останки в это время покрыты красной охрой и при любых других нововведениях этот обряд сохраняется чрезвычайно прочно. И это понятно, ибо в загробном мире мертвеца должны узнать, принять за «своего красногокрасивого». Иначе не будет ему на том свете покоя и благодати.

Совершенствовались строительные приемы и, несмотря на отсутствие дерева и камня, из глиняных кирпичей строились весьма внушительные и сложные сооружения. Над городищами русов-убаидцев высились монументальные святилища-храмы, которые строились на глиняных платформах, чтобы не проседала мягкая земля. К этому времени убаидцами возводятся высокие ступенчатые храмы – прообразы зиккуратов-пирамид Шумера. Они достигают в площади основания 500 квадратных метров. Рядом ставятся высокие башенки-конусы. Для украшения стен применяется мозаика.
Совершенно чётка и устойчива мифотрадиция, идущая еще от первоариев Балкан и Уральской Гипербореи: мать – земля, а отец – небо. Однако пышнотелые фигурки Матери Лады в селениях убаидцев постепенно отходят на второй план и если непредвзято рассматривать исходный образ Матери-сырой-земли, то начинаешь понимать, что он далеко не столь романтичен и мил, каким выглядит в поздних сказках и былинах и зачастую он страшен. Мы ясно видим: языческая богиня-мать, богиня плодородия праславян и ариев-русов – это темная, сырая, безликая и страшная земная сила.
У части таких фигурок именно в Убайде появляется странная ящеровидная голова. Видимо, убаидская богиня плодородия деградировала и приобрела какое-то отношение к владыке подземного мира в его змеином (драконьем) воплощении – т.е. к Вритре ведоарийцев, он же русско-славянский ЮшаЯщер. Возможно, она усилиями неожрецов уже представлялась женою ДраконаЯщера, подательницей подземных благ – в их числе и урожая, произрастающего из земли. Вот таким образом, гиперборейская матерь ЛадаЛето приобретает у убаидцев хтонический образ Матери-сырой-земли, рождающей урожаи и укрывающей в корнях Мирового древа. Так приходит и новый канон изображения богини Матери как женской ипостаси Рода в виде Рожаницы и её дочери, представленных в образе стройных, широкоплечих и широкобедрых стоящих женщин с тонкими талиями и поддерживающих груди руками.
В раскопах убаидской культуры найдено множество керамических и каменных фигурок быка, который становился уже патриархальным символом власти и могущества. Бык всегда занимал на Ближнем Востоке центральное место в пантеоне божеств, но именно с Убайда культ РодаВала в бычьей ипостаси приобретает решаюшее значение. Именно здесь кроются истоки дальнейшего поклонения могучим и всесильным крылатым быкам, волам, ваалам с человеческими головами, как воплощениям богов и… царей-деспотов! На всё время существования великих цивилизаций Ближнего Востока, Крылатый Бык становится олицетворением небесного и государственного всесилия и мощи.

ИЕРИХОН ОСНОВАН АФРОАЗИАТАМИ НАТУФИЙЦАМИ
Среди лингвистов ныне считается, что предок древнеегипетского и семитского языков – праафразийский. Те носители этого языка, которые остались в Передней Азии были прасемитами. Праафразийцы находились на стадии каменного века, имели первый земледельческий опыт, жили в долговременных поселках, в прочных домах на каменных фундаментах с каркасными стенами, обмазанными глиной. Стены красились, полы были глинобитными. В домах были двери и скамьи.
Родиной праафразийцев был сиро-палестинский регион и архелогическим эквивалентом праафразийской языковой общности является Натуфийская культура сиро-палестинского региона. И Адам и Дамаск в переводе - «кровавая земля». Натуфийцы населяли территории: у горы Кармил в Палестине, в пустыне Негев, на Евфрате. Впервые у натуфийцев появляется разделение между временными и долговременными стоянками. Поселки состояли из нескольких жилищ-полуземлянок. В поздний период строились каменные жилища круглой и овальной формы с заглубленными каменными очагами. Имелись ямы для хранения припасов – зернохранилища. Каменная технология – микролитическая.Имелись жатвенные ножи.Широко представлены базальтовые и известняковые орудия – песты, ступы, терочники. Ступы, выдолбленные в скале свидетельствуют об оседлости населения. Основной род занятий – охота и собирательство. Культурные растения: пшеница, рожь, ячмень,чечевица, вика, миндаль, фисташки. Сложная конструкция могилы вождя указывает на социальную дифференциацию общества. Значительная разница среди погребенных с богатым и бедным могильным инвентарем. В поселке Рош Зин обнаружена крупная постройка с монолитной известняковой колонной культового характера.Натуфийцы достигли совершенства в зооморфной и антропоморфной пластике.

В середине 4-го тысячелетия до Р.Х. едва заселенная Палестина стала местом внезапного появления некой удивительно развитой культуры, которая принесла с собой своего рода культурный взрыв, сказавшийся и на размерах поселений, и на искусстве, и на ремеслах, и на технологиях, каких не видывали прежде. Это - натуфийская культура.
Относящиеся к ней кремниевые орудия в виде полумесяца и элегантная натуралистическая резьба по кости несравнимы ни с чем из современного им, найденного в Европе. Как пишет Джеймс Меллаарт, "Есть в ранней натуфийской культуре какая-то любовь к искусству - иногда натуралистическому, иногда - более схематичному. Крадущаяся известняковая фигурка из пещеры Уммэз-Зувейтина, или ручка серпа из Эль-Вада.
Натуфийская культура - археологическая культура эпохи мезолита на территории Палестины и Сири, от Египта до Евфрата ( центр распространения – долина Иордана), была выделена английским археологом Д. Гэррод и получила название от Вади-эн-Натуф – вади в 27 км к С.-З. от Иерусалима, на берегу которого, в пещере Шукбана в 1928—32 гг. были сделаны первые находки.
Главными занятиями населения были охота (на газелей, оленей, диких быков, кабанов), речное рыболовство, собирательство злаков (дикая пшеница) и плодов (бобы, миндаль, жёлуди, фисташки). Для сбора пшеницы использовались жатвенные ножи и серпы, строились зернохранилища. Есть предположение, что натуфийцы первыми в мире совершили переход от собирательства к земледелию.
Носители натуфийской культуры одними из первых одомашнили собак. Интересен тот факт, что в погребениях натуфийцев рядом с человеком обнаружены их скелеты.
Погребения натуфийской культуры чаще всего располагались в покинутых домах поселений, в редких случаях — в пещерах (гора Кармель). Иногда на могилы укладывались известняковые глыбы. Люди могли быть похоронены как на спине, так и в скорченном положении на боку. Ориентировки по сторонам света не соблюдалось. Сверху могила часто посыпалась охрой. В некоторых случаях выявлено отделение черепа и хранение его отдельно от тела. Видимо, здесь мы имеем начало обожествления предков, которое в дальнейшем разовьется в культ терафимов или «домовых».
Терафим (Суд 17:5) — название идола, имевшего человеческую фигуру и почитавшегося домашним божеством. К нему обращались с вопросами о будущем, как к оракулу (Ос 3:4). Во времена Судей, мать Михи, одного из жителей г. Ефремовой, вылила из своего серебра ефод, терафим и истукан и литой кумир, и поставила в своем доме; сюда был приглашен один левит, и таким образом было открыто богослужение, происходившее там во все время, когда дом Божий находился в Силоме (Суд гл. 17, 18). Навуходоносор, отправляясь в поход, представляется в кн. Иезекииля вопрошающим терафимов, против кого ему направлять свое оружие (21:21). Обоготворение терафимов (идолов) существовало задолго до времени Судей и до царя Вавилонского, как это видно из истории Рахили, жены Иакова (Быт 31:19—34) и из истории Мелхолы, дочери Сауловой, жены Давида (1Цар 19:13—16). Обыкновенно же думают, что терафимы у Евреев были то же самое, что впоследствии и пенаты, или домашние (домовые) божества Римлян.
Терафим (ивр. תרפים) — в Древнем Израиле и у близких к евреям культурах, сакральное именование почитаемых предков - основателей рода, которым посвящались скульптурные изображения. Собственно терафимами назывались и сами изображения в виде статуэток человеческой фигуры. Культ терафимов не был отдельной религией, но как бы естественно (как и культ серафимов и херувимов) сочетался с основной религиозной доктриной того или иного народа. При политеизме соседних народов терафимы обычно обожествлялись (Быт.31:19-30), было использование статуй терафимов в качестве оракулов (Иез.21:21), что осуждалось древними пророками Израиля (Зах.10:1,2).
Предание Христианской Церкви обходит тему терафимов стороной, и не дает ни положительных, ни отрицательных мнений на этот счет. Поэтому судить о законности этого культа можно только по ветхозаветным свидетельствам. Иудейское же Писание однозначно допускает религиозные изображения людей, поскольку одним из признаков отпадения Израиля от Бога, наряду с потерей царства, храма и священства, пророк назвал и отсутствие терафимов: «Ибо долгое время сыны Израилевы будут оставаться без царя и без князя и без жертвы, без жертвенника, без ефода и терафима. После того обратятся сыны Израилевы и взыщут Господа Бога своего и Давида, царя своего, и будут благоговеть пред Господом и благостью Его в последние дни» (Ос.3
По скелетам из Иерихона, где натуфийская культура достигла своего пика, ясно видно, что обитатели были евроафриканского происхождения, довольно крепкие, с продолговатым черепом. Керамика также свидетельствует в пользу мнения об африканском происхождении натуфийцев: это темные, полированные, монохромные гончарные изделия, которые известны как изделия из Суданской Сахары. Гончарные изделия такого типа обнаружены вблизи египетско-суданской границы в ситуации, позволяющей предполагать наличие одомашненного крупного рогатого скота. Они были найдены в Тассилин-Аджер, а также вблизи от Тассилин-Аджер, где они появились, очевидно, в конце Круглоголового периода. "Происхождение этой африканской керамики неизвестно, - писала Мэри Сеттегаст. - Самые недавние раскопки Тин-Торха в Ливийской Сахаре открыли гончарные изделия типа Суданской Сахары, которые с помощью углерода-14 были датирова-ны 7100 годом до х. э., что в случае верной даты говорит о западном старшинстве. Подобные утверждения поддерживают мнение, что некая высокая культура к западу от Нила была источником передовой культуры, появляющейся в Нильской долине и в Палестине.
Особенно интересен повышенный интерес натуфийской культуры к растениям. Исследование связи систем среды и систем поведения показывает, что акцент на растительных ресурсах у натуфийцев допускал их избыток, который в свою очередь оказывал влияние на их стереотипы поведения. Многое в материальной культуре этого народа (в архитектуре, в точильных камнях) и системе расселения имело следы влияния интенсивной эксплуатации растительных ресурсов.
Если источник старейшей керамики натуфийских стоянок североафриканский, то это наводит на мысль, что источником натуфийской культуры был ранее разрушенный оазис, процветавший в более влажных западных областях Сахары, особенно Тассилин-Аджер. Археология может в конце концов дать свой ответ, но на сегодня в ней не было предпринято ничего существенного в этом отношении. Западная Сахара не принималась всерьез как возможный источник передовой культуры, которая пришла в Палестину в середине десятого тысячелетия до н. э. Что, однако, поразительно, палестинский ряд не дает ничего убедительного относительно каких бы то ни было предков самых первых периодов натуфийцев. Производство, которое им непосредственно предшествует... это культура, довольно неинтересная, имеющая мало общего с тем, что пришло ей на смену. Натуфийская культура фактически в первом же своем явлении кажется как бы вполне развитой без всяких видимых следов в прошлом.
Первые натуфийцы в Палестине заселяли пещеры и террасы, расположенные перед ними, и это были те же ситуации, в каких делались рисунки наскальной живописи в Тассили. При дальнейшем расчищении главных стенных росписей Круглоголового периода в Тассили могли бы обнаружиться следы предшествующей цивилизации, положившей начало натуфийской культуре.

ПЕРВАЯ ОБЩЕМЕСОПОТАМСКАЯ КУЛЬТУРА САМАРРА

Первой общемесопотамской культурой является культура Самарра, основные памятники которой находятся на Среднем Тигре и в предгорьях Загроса. Самаррская керамика встречается на поселения Сирии, Киликии вплоть до Суз и Эреду на юге Месопотамии. Время существования этой культуры – раннепослепотопное. Самарра – это первая культура, достигшая страны Шумер. Самаррская керамика, по своему происхождению, - Чатал-Хююкского стиля и распространена в Киликии. Сюжетные рисунки керамики – фигуры людей и животных, размещенных по кругу. Реализм изображений сочетается со стилизацией. Присутствует желание передать движение. Именно культура Самарра – изобретательница формованного кирпича из глины-сырца. Присутствует устойчивый домостроительный ордер: Т-образные дома; возводятся стены и укрепления в поселениях. Имеется специализация ремесел; керамического и металлообработки. Найдены древнейшие оросительные системы. Имеются слова : кирпичная форма, каменотес, строитель, ткач, медник, земледелец, пастух. Традиции самаррской расписной керамики были продолжены не в Месопотамии а далее к востоку в Иране, на территории занятой эламо-дравидами. Самаррцы этнически не являлись ни семитами ни шумерами.
ФРАГМЕНТ: ВТОРАЯ МЕСОПОТАМСКАЯ КУЛЬТУРА ХАЛАФ (Эламо-дравиды)
Вторая общемесопотамская культура Халафа так же как и культура Самарра не является ни шумерской ни семитской. Это та культура, которая ввела в шумерский словарь многое из своей лексики а это означает культурное предшествование. Сменяя культуру Самарра, Халафская культура существует тысячу лет и принадлежит к кругу расписных керамик. Имеется сходство со стилем керамики Чатал-Хююка, что, вероятно, указывает на синхронность этих культур или частичную преемственность. Культура Халаф принесла в Месопотамию ряд инноваций: обряд трупосожжения, круглый план дома, высокие керамические технологии. А это значительно отличает ее от Самарры. Однако жилые постройки подобны самаррским – Т-образные. Имеются общие символические образы в орнаментации – букрании, кресты, свастики. Керамика Халафа наиболее совершенна из числа «догончарнокруговой». Система верований включала культ Великой богини и мужского божества в виде быка.
Когда продвигающиеся на юг племена халафской культуры дошли до восточного побережья Аравии, оставив там свои культурные памятники, они сместили местных мореходов и рыболовов с островов Персидского залива, заставляя их переселяться, в частности, в Эреду. При этом халафцы смешиваются с самаррцами и усваивают такие достижения Ближнего Востока как религиозная система, земледелие, скотоводство, металлургия, обработка меди, архитектурный ордер.
ТРЕТЬЯ КУЛЬТУРА МЕСОПОТАМИИ Эль- УБЕЙД

Наиболее древние культурные памятники убаидцев находятся на Аравийском п-ве, на побережье Персидского залива и островах Бахрейна, которые идентифицируются исследователями как страна Дильмун «рай шумеров». Культура Эль-Убейд рас-пространяется в Южном Двуречье, вытесняя и ассимилируя Халафскую Культуру, при этом сама она, в свою очередь, перекрывается слоями Культуры Урук-Варки. Но если халафцы и убаидцы – несемитические племена, то Урук-Варки – это семитическая культура.
Культура Убейд распространялась и на Сузиану (современная Иранская провинция Хузестан), там она тоже оказалась перекрытой урукцами. В Северной Месопотамии халафские поселения, в их числе Ниневия и Хассуна, оказались перекры-тыми убаидскими слоями. Они также сменяются слоями урукского комплекса.
На север убаидская керамика распространяется в верховья Евфрата, севернее Тавра до Элязыг и Палу.

Следующая после ДильмунаБахрейна территория расселения убаидцев – Южное Двуречье и Сузиана. Занимаются все поселения халафцев, при этом, где-то их совместное проживание было мирным а где-то пришельцам было оказано сопротивление. Так Северный Убейд распространяется от гор Ливана до предгорий Загроса. К 4 тыс до Р.Х. признаки Убаидской Культуры прослеживаются от Сирии и Палестины до юга Средней Азии. И это вряд ли результат миграций а скорее всего – следствие межрегионального товарообмена.
Когда племена убаидской культуры продвигались в Малую Азию, там они встретили наследников протоцивилизации Чатал-Хююка. Пройдя долину Оронта, убаидцы подошли к области с семитской топонимикой, зафиксированной египетскими источниками в 3 тыс. до Р.Х. Видимо здесь встретились два потока, один из которых был этнически и культурно халафский а другой был вызван отделением от прасемитского южносемитских языков, а также западно и восточно семитских языков. Семитская культура переходит Евфрат с Запада на Восток, так появляются «заречные народы»- хабири при Евере и происходит их разделение при Пелеге, как это было сказано в Ветхом Завете. Это время формирования праеврейской общины города Ура.
Наличие племенных вождей как определенная ступень общественного устройства наверняка присутствовало у носителей убаидской культуры к тому моменту, когда они двинулись с островов Персидского залива, будучи уже опытными мореходами, на континент. Несмотря на определенные заимствования достижений от автохтонов Самарры, Халафа и Урука, убаидцы сумели сохранить свое культурное своеобразие. Культурно-дифференцирующим признаком убаидских памятников является погребальный обряд и культовая скульптура. Погребальный обряд меняется с эмбрионально-скорченного на вытянутый, а это уже признак смены этносов. Появляюся большие некрополи вне поселений. Погребальный обряд усложняется, возрастает число погребальных даров. Серпы, топоры, сосуды из глины, глиняные модели лодок, с помощью которых умершие возвращались на родину предков, в островную страну Дильмун. Этническим признаком убаидцев является керамика: с темной росписью на зеленоватом фоне с геометрическими и криволинейными орнаментами. В отличие от Халафских сосудов, орнаменты убаидцев занимали не всю поверхность сосуда. Принципиально иной была и технология обжига: высокотемпературный режим приводил к остекловыванию глины. Менялся и цвет краски, становясь черно-лиловым, что отличало от многоцветия красок халафцев.
В рисунках на печатях преобладают образы животных: козлов и оленей. Антропоморфные фигуры также имеют хвост и рога, отражающие мифологию или копирующие обрядовые маски-личины в ритуалах «плодородия».
Храмы убаидцев являлись предтечами храмов Урука и зиккуратов.Небольшая постройка из сырцового кирпича с нишей для алтаря занимала центральное место в поселении.
ЗАГРОС И САМАРРА ПО САФРОНОВУ

Культура аль Убайд – протошумерская, Джемдет Наср – возрождение убаидской приходит в Южное Междуречье с Севера. Орнаментация керамики геометрическая, доминирующий цвет черно-фиолетовый.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 10.08.2018 Александр Евгеньевич Ставцев ставцев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2335483

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэтические манифесты



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1