Часть 2. Человек на краю


Часть 2. Человек на краю
И я улечу на тот пеленг,
Где души от горя светлеют,
И тени в безмолвных аллеях
Гуляют бездумно, без цели,
Без времени и без лет
В долине, где нас ещё нет.

Послушай, брат…
Недавно у меня спросили, а что ты скажешь человеку на грани отчаяния. Человек, который уже совсем не хочет жить и приготовился к смерти. Все перепробывал, но ничего не получается, или болезнь смертельна, или долги таковы, что нет сил их исполнять.
Помнишь, как наш парень пел: «Никогда мне не выплакать слезы твои, мой друг, никогда не пройти мне в твоих башмаках».
Невозможно представить горе другого человека, если не оказался в его шкуре. А это и невозможно. Что делать?
У моего товарища по работе был школьный друг. Они любили друг друга. Я даже поработал с Сергеем на ремонтах. Ничего не предвещало суицида. Разве, что поддавал по вечерам частенько. Но с работой наладилось. Появилась симпатичная подруга. Все вроде хорошо. И вдруг, он узнает, что друг повесился. Как же так? А я не помог. А мог ли? Если школьный друг даже не посвящал его в свои проблемы.
Если кто-то уже окончательно решил покончить с жизнью, что же, это его выбор. Пусть сам отвечает за него.
В бытность мою альпинистом одна девушка, поднявшись на вершину, так испугалась, что у неё ноги отнялись. Ну, не идут они вниз. Страшно, аж, жуть. Не может даже посмотреть вниз. «Всё, - говорит, - буду умирать здесь». Товарищам сказала: "Идите вниз, а я, мол, буду умирать здесь". Здесь даже умереть почетно. На вершине. Был у них инструктором сухой и молчаливый парень Казбек. Тут он и заговорил: «Ты для меня всё, Хочу, мол, умереть рядом с тобой, ты не против?». А та, дуреха, и рада. «Ой, - говорит, - как хорошо. И ты мне нравишься. Давай умирать вместе». А ребятам Казбек тихонько сказал: "Вы идите, меня не ждите, оставьте только веревку». Ну, те и ушли. А эти сидят. Время идет. Тут Казбек ей и говорит: « Слушай, ветер поднимается, чтобы ты от меня не улетела, давай свяжемся. Это как союз двух сердец перед Богом и перед смертью». Та, дурочка и согласилась. И зря. Потому что Казбек умел вязать такие узлы, которые развязать было невозможно. И как только связал ту дуреху, выпрямился во весь свой кавказский рост, и потащил её, как корову, вниз к жизни. Я потом на спасаловке видел как Казбек бежал по крутому склону вверх на помощь истекающему кровью альпинисту. Я тащил такого другого вниз в это время. Ни капли эмоций, дыхание ровное. Как у горы Казбек. И это после труднейшего восхождения 6 –ой категории. Так и стащил он ту дуреху вниз. К жизни. Как та орала, как она ругалась! А потом целовала Казбека.
Ну, не могу я остановить смертника. Это только в кино переговорщики такие умные. В жизни никто и не знает и не видит человека, который решил покончить с собой.
Так что говорю вам, читающим эти строки. Если почувствуете неладное, попросите этого человека просто зайти в ближайший храм, пусть даже службы не будет. Даже лучше. И пусть он просто свечку поставит перед распятием. И постоит молча в тишине. Лучше час, а еще два. И скажет только два слова, только два.
ПРОСТИ, БОЖЕ.
Я не знаю, как это происходит. Не знаю и не хочу знать. Но чудо произойдет.
Обязательно. Я знаю.
09.08.2018





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 31
© 09.08.2018 Иосиф Вульфович
Свидетельство о публикации: izba-2018-2335122

Рубрика произведения: Проза -> Очерк












1