Это же умов утечка, за такое морду бьют! Гл 14


(Лучше всех или завоевание Палестины. Исход, Гл 14)

Нервным был и возбудимым
Иегова. За народ
Свой обиженный любимый
Кого хочешь Он дубиной
Пополам перешибёт.

Разом снять сомненья дабы
В том, Кто истинно велик -
Сильного в мгновенье слабой
Снежной сделает Он бабой
И растопит как ледник.

От убийства до кастраций
Племенной Бог преуспел.
От его возмездья акций
Море сделается Красным
От утопленников тел.

Спорить с Богом, что природу
Вызывать на смертный бой,
Где не избежать урону -
Говорили Фараону.
Не послушал… Ну, тупой!

Мироздания законы
Создавал Творец для нас
Образованных, смышлёных…
А тупые Фараоны
Не ходили в первый класс.

Иегова Фараона
Сердце вновь ожесточил.
Бог решил во время оно
Показать юнцам зелёным,
Кто на свете старожил.

Бог решил обречь на глупость
Недалёкого царя -
Утопить коней и упряжь,
А своих без мокроступов
Провести через моря.

Приказал Глас Моисею:
«Ну-ка быстро от виска
Палец убери живее,
Отправляйся ты к евреям
И поставь свои войска

Станом пред Ваал-Цефоном
Моря и Мигдола меж.
Для невежи Фараона
Воды видятся препоной
Для ухода за рубеж.

Про Израильтян царь скажет:
Заблудились, мол, они,
Им пустыня хуже стражи,
За побег мы их накажем,
Круче чем в иные дни.

Разом пред Пигахирофом
Разобьём все их войска,
Налетим на них галопом
И устроим им Голгофу
У прибрежного песка.

Царь погонится за вами,
Но расступятся моря,
И узнают Египтяне,
Заодно и вы, миряне,
Иегова - это Я».

Царь в расслабленности жуткой,
На перинах возлежал,
Зачитался Камасутрой,
А ему несут под утро -
Сын Израйльевич сбежал.

А за ним сбежит Иваныч -
Мысль пронзила… Ну, фашист -
Над народом-партизаном
Всё, что вычитал он за ночь,
Воплотить решил царь в жизнь.

«Как могли? Кто снял уздечку,
Выпустил гулять без пут?
Чьё ружьё дало осечку?
Это же умов утечка,
За такое морду бьют!»

След младенческих фрустраций
На подкорке у царей…
Опасение кастраций
У законченного наци
Разумения сильней.

Снять агрессию приватно,
Запихнуть либидный бред
В подсознание обратно -
Не случилось психиатра,
Каким был великий Фрейд.

Впряг коней царь в колесницы,
Всех рабов с собою взял,
Чтоб догнать, вернуть в темницу
Тех, кто вздумал за границу
Увести свой капитал.

«В лагеря, на пирамиды,
Каторжан пополнить строй,
Пусть помучаются гниды…» -
Так в мозгах для геноцида
Подходящий зрел настрой.

Кого первого на вилы? -
Предвкушает Фараон:
Невзлин, Лебедев, Вербило?
В общем, аж в глазах рябило
От египетских имён.

Царь шестьсот взял самых лучших
Колесниц, как на парад,
Всех начальников могучих
И отправился всей кучей
Гнать заблудшего назад.

А не маловато будет?
У евреев ведь шестьсот
Тысяч под ружьём? Те люди
Защитят свободу грудью,
Раз задумали Исход.

Царь со всей своею свитой
Совершить решил разбой.
Но не знали те бандиты,
Что несчастные семиты
Под высокой шли рукой.

Их настигла Фараона
Конница, оплот царя,
В месте пред Ваал-Цефоном,
Где о скалы бьются волны
В середине сентября.

Утомлённые походом
Спор вели из мелочей -
Как преодолеть невзгоды?
И стояли непогоды
Настроения мрачней.

Фараон всё ближе, ближе.
Очи возвели сыны.
С пониманья, что не выжить,
У сынов заныли грыжи
От предчувствия ханы.

Египтяне землю роют,
Продвигаются вперёд.
Как последнего героя,
Не обманет пах, что ноет,
Геморрой не подведёт.

К Иегове возопили,
Чем расстроили Отца,
Слово Господа забыли -
Как рабами они были,
Так и будут до конца.

Моисею говорили:
«Нас в пустыню, как ослов,
Ты привёл за сотни милей,
Раз в Египте не убили,
Здесь добьют, в конце концов.

Разве нет гробов в Египте,
Что привел нас умирать
Ты в пустыню?» Извините,
Дальше было на иврите,
Впрочем, смысл легко понять,

Что несчастные вопили:
«Вздумал ты дразнить собак.
Что тебе мы говорили?
Египтяне ещё в силе…»
Одним словом, сам дурак.

«Вывел нас зачем из дому?
Мы согласны на судьбу -
В глину кал месить с соломой.
Лучше в рабстве быть живому,
Чем свободным, но в гробу».

Моисей сказал: «Не бойтесь,
Прекратите наезжать,
Не садитесь на колёса,
К небу вы не вознесётесь,
Не остаетесь лежать,

Ломкой мучаясь в пустыне.
В миг единый Египтян,
Кого видите вы ныне,
След на дне морском простынет.
Иегова, не шутя,

На гонителей восстанет,
Перебьёт по одному,
Каждому на шею камень,
В Чермном море-океане
Всех утопит, как Му-Му.

Вам не надо унижаться
До судьбины палача,
Копьями вооружаться.
Будет Бог за вас сражаться,
Вам же лучше помолчать».

Врёт, короче, не краснеет,
Точно не в своём уме -
Думают на Моисея...
Вдруг из вод морских бассейна:
«Что взываешь ты ко Мне? –

Точно голос Посейдона
Раздаётся средь сетей
Из ближайшего затона -
Быстро наводи понтоны
И за дело, Моисей.

Подними свой посох, руку
На просторы вод простри.
Ветер Мой тебе порукой,
Море как большую щуку
Рассеки по счёту три.

Всем Израиля сыночкам
Прикажи гнилой Сиваш
Перейти. За мной, и точка.
Кто замешкался - по почкам
И в блокнот на карандаш.

Пешим, конным, колесницам
С Фараоном впереди
Суждено хлебнуть водицы.
Лошади, при них возницы
Не амфибии, поди.

Сколько ни стегайте плетью,
Не полезет в воду конь.
Царь влетит с разбега в сети
И погибнет на рассвете
Где болото, жижа, вонь.

Я имперскую заразу
Изведу и накажу,
Заманю всех в сектор Газа
И накрою медным тазом -
Свою славу покажу.

Фараона с сердцем жёстким
От фрустраций, Камасутр
(Что узнал ещё подростком
Наш Володя Маяковский)
Я отдам под Высший Суд.

Впредь уж не комбат-батяня
Будет царь, а с ветки тля,
Утонувшая в стакане…
И узнают Египтяне,
Иегова - это Я!»

Ангел Божий, что по-свойски
Впереди привык шагать,
Делает маневр геройский -
Возникает сзади войска
Арьергарды прикрывать.

Столп из облака пред ними
Повторяет тот маневр -
От земли до неба сини
Меж двух войск посередине
Встал, как милиционер

Лечит палкой постоянно.
Помогло, базар затих.
Освещает столп поляну -
Мрак кромешный Египтянам,
Столб фонарный для других.

Глаз коли для Фараона,
А своим готов помочь
Ангел навести понтоны...
Рядом шли их эскадроны
И не сблизились всю ночь

Египтяне и евреи,
Конвоиры, беглецы...
(А совсем в другое время,
Кажется, при Птолемее
Мирно жили их отцы.)

Моисей свой жезл на море
Тут простёр. Пошли ветра
Двух фронтов, друг с другом споря,
И накрыла акваторий
Атмосферная дыра.

Воды моря осушились,
Расступились, аки шлюз...
Когда в шлюз тот заходили,
Вход семиты оплатили,
Сколько дали - не берусь

Здесь сказать, но дали славно.
Египтяне ж той порой
Клювом щёлкали раззявы,
Всё хотели на халяву...
Фараон их, ну тупой…

Пеших, конных, колесницы
Царь загнал в Сиваш гнилой,
С Посейдоном, как с девицей,
Не сумел договориться,
Поплатился головой.

Торговались за две Кати,
До прилива не сошлись…
Волны спереди и сзади,
В довершенье вод некстати
Ураганы пронеслись.

То, понятно, Иегова
Дал ещё кому-то сверх,
У него с природой сговор.
Стан Египетский погромом
В замешательство Он вверг.

Тут ещё беде случится
Привелось. Под гул и вой
Кто-то там подсуетился,
И разул все колесницы
Неизвестный нам герой.

Паника в Египта стане.
Тянет собственность на дно.
Кто ж бросать машину станет?
Колесницы Египтяне
За собой влекли с трудом.

В эту утреннюю стражу
Наказал Бог Египтян
Так, что те сказали даже:
«Бросим наши экипажи,
Избежим Израильтян,

Потому что Иегова
Сам сражается за них.
У него с природой сговор,
Мы ж народ не образован,
Фараон наш из тупых».

Как бы так, не тут то было!
Бесполезно голосить.
На египетское быдло
Вознесенную дубину
Бог не мог не опустить.

Голос свыше Моисею
Шлюз открыть даёт указ.
(Всех топи - спасай Рассею…
Ксенофобию так сеют
Неприметно среди нас).

И бежали Египтяне,
Обезумивши в беде,
Как потом островитяне
И туристы в Таиланде
Гибли по большой воде.

Разделяю с ними горе.
Зря мне пальчиком грозит
Иегова. Я ж не спорю.
Для таких как я, Он в море
Пол-Египта погрузил.

Отдавать приказ преступный –
Недомыслие и блажь.
Выносило море трупы
Всех наказанных за глупость
Вброд форсировать Сиваш.

Так избавил Иегова
В день тот памятный сынов
Израиля от погони
И рукой своей суровой
Защитил от всех врагов

Свой народ, пока послушный.
Чья вела сынов звезда?
Как дошли они до суши
С мыслями, камо грядуши -
Мы узнает от Христа.

Воды были им стеною,
А закончили маршрут -
Небо светит голубое,
Мертвецы в волнах прибоя
Перед ними предстают.

Ужасом народ был скован.
Вверил он судьбу свою
Моисею к жизни новой,
Убоялся Иеговы…
Я и сам его боюсь

За его с природой сговор.
В середине сентября
О всесильном и суровом
Пел народ о Иегове,
Подчинившего моря.

Из книги Лучше всех или завоевание Палестины, Исход, Гл. 14 (Персональный сайт Валерия Белова http://belovbiblevirsh.ru/catalog_02.php?id=6&opencat=1)





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 387
© 29.10.2010 Валерий Белов
Свидетельство о публикации: izba-2010-233497

Рубрика произведения: Поэзия -> Стихи, не вошедшие в рубрики



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1