Тошка, ты, несомненно, Высший, дитя Света.


Тошка, ты, несомненно, Высший, дитя Света.
Тошка, ты, несомненно, Высший, дитя Света. Ведь не могут просто люди принимать смиренно жуткие земные муки и всеравно испытывать неземную любовь ко всему. Такой любви, такого умения ценить каждый миг, такого примирения со скорой смертью, такой несгибаемой веры и необыкновенной выдержки без стонов и жалоб нет у земных людей. Я всегда чувствовала, что ты дан мне Светом, что мы не одной крови. Я видела, что ты не похож ни на одного из нас - ни внешне, ни внутренне. Ты был очень мудр для своих земных лет. Как-будто прожил миллионы веков. Ты знал, что есть инкарнация, что есть мир иной - мир ушедших. Есть Высший Разум - Свет. Совсем маленьким ты говорил мне об этом. С возрастом ты ненавязчиво вносил в мою жизнь эзотерические знания, с которыми родился. Ты жил другим мирозданием, мирозданием Высшего.
Когда ты уходил из этой жизни навсегда - не чувствовалось, что мы-кровные родные. Ты был выше этого земного мира морально и энергетически. Пришел с мира Света, чтобы выполнить миссию по спасению человеческих душ, по спасению моей души. И ушел. Ты уходил, и я не чувствовала той связи, которая существует между земными, родными по крови, людьми. Ты отстранился от жестокой реальности, спешил, будто тебя звали. А я...Я повела себя не как мама. Я сползала по стене в бессилии и чувствовала - как плохо мне, но не тебе. А ты, три раза реанимированный, все повторял, что умираешь, все просил, чтобы отпустили тебя. А я заплакала, и вместо того, чтобы говорить, как люблю, сказала:"Пусть умирает." Тошечка, прости меня. Твое тело было парализовано, как и моя душа. Ты понял, что я тебя бросила, что не помогу больше, что не собираюсь уходить с тобой и...разочаровался во мне в последнюю минуту. Ты так далек был от меня. Мы не попрощались, хоть я и была рядом. Всегда рядом. Все 23 года 9мес. И потом - в этом остановленном времени. Ты выживал на моих руках. И...такая моя позорная слабость. Сама себя съедаю от вины. Прости. Была слишком подкошена многолетними страданиями, истощена. Прости, сыночек. Я тебя очень люблю! Спасибо, что выбрал меня своей мамой, не убоясь страшных мучений, выпавших на твою долю. Спасибо за оказанное высокое доверие - быть мамой Высшего Ангела!
А ведь изначально мне был поставлен диагноз - бесплодие. Моя беременность тобой была, как неожиданна, так и нерушима. Потом было счастье с тобой, мамой, кошкой. Ты не знал родного отца. Он умер за три недели до твоего рождения. Ты не знал рядом с собой отеческой защиты и любви. Хорошо, хоть помощь была. С упреками и скандалами. От того, кого ты называл папой. Но, она была. Помощь, и не более. Ну, хоть это.
Тогда, я еще не знала, что умерла с тобой 27 сентября 2013-го года на заре в 4.00 часа утра. Моя энергия стала уходить сразу. И я сразу поняла, что она уходит к тебе, что связь между нами никогда не разорвется. Не зря ты меня называл "мамулечкой." Как ты смеялся, шутил и пел! Бабушка все говорила:"Ну, вот, малыш песенки запел, значит накушался. Сытенький." Энергия и сейчас уходит к тебе, несмотря на то, что между нами пролег канал-обменник. Все-же, без тебя мне нет жизни.
Иногда такое чувство, что я совсем рядом. Ощущение скорого ухода становится праздником для души. Потом опять это чувство отдаляется. Вдруг, неделю назад ты мне подсказал (совершенно для меня неожиданно): когда умереть должен кто-то (человек, находящийся рядом по расстоянию), тогда чувствуется, что Свет - вот он, скоро ослепит своей торжественностью, что ворота вот-вот откроются, и я окажусь Там, рядом с тобой. Я, буквально, наполняюсь этим Светом и радостью. Ворота или переход и правда открываются, но... не для меня. В это время я ощущаю, как вырывается Свет, как он совсем близок. Потом... все закрывается и я опять отдаляюсь от тебя, Свет гаснет, праздник покидает душу. Наворачивается мгла. Земная, противная, холодная, мерзкая, безвременная мгла. До следующего ухода еще кого-то.
Сыночка, не нахожу себе покоя. Балансирую, идя по бритве и понимаю, как тяжело жилось тебе, бабушке. А ведь, в жизни нашей было все, кроме
времени примерить ваши страдания на себя. Я, как "железная леди", не могла проявить жалость, чтобы не слечь самой. Ведь, если бы и я слегла - ты остался бы совсем без помощи.
Я не понимала, как дорога тебе была. А ведь провела детство в любви к своей маме. Когда болела, то мама нужна была еще сильнее. А ты еще и верил, что я всегда тебя спасу. Сыночка, ты, наверное, подумал, что не нужен стал мне. Это не так. Очень нужен! Но, нам твои жестокие обострения не давали времени расслабиться. Жили, как на вулкане. Ожиданием - сегодня или завтра.. .А когда ты на самом деле уходил, я потеряла свою интуицию. И до конца не думала, что это все. Мы оба ушли тем осенним утром. А днем город покрыл густой рыжий листопад.
Ты прощался со мной за день До... Говорил:"Мамулечка, я уже не встану, даже если обострение пройдет. Я и так обманул все сроки. Давно живу в долг. Ты хоть поживешь без меня. Замучилась со мной." Но, ты ведь хотел жить! "Хотелось бы." "Мама, там компы - ни чета нашим." Я собрала последние силеночки свои и выпалила уверенно, что ты меня еще переживешь. Ты сразу повеселел в надежде, что и на этот раз тебя спасу. Опять увезли в больницу. Дальше был ужас. Он продолжался 6 часов. Ты неимоверно боролся за жизнь. Высовывал алый язычок, чтобы тот не западал от слабости. Это до сих пор стоит перед глазами. Ты задыхался и спрашивал:"Что со мной, мама?" А я отвечала, что это аллергия на лекарства. К утру пройдет. И ты все ждал, каждую минуту спрашивал, который час. Ты так ждал утра! А потом зрачки твои остановились и подернулись туманом. А я не подумала, что ты умираешь. Три раза реанимировали. Ты все твердил:"Отпустите, я умираю." Вот так жизнь замучила тебя, что смерть принял, как благо.
Когда все закончилось, от тебя струился аромат луговых цветов. И мотылек сразу появился, откуда-то, в закрытой палате, осенью. А ты, измученный жизнью, улыбался. Мой стойкий солдатик, ты героически сражался за жизнь. Ты заслужил ее - вечную в Высшем мире Света. Добродушный, непорочный, мудрый, спокойный, уютный, смиренный. Мой сын. Дитя Света. Пишу и плачу. Не дано было нам иной доли в этой жизни.
Ты питал меня знаниями До...и питаешь После... Благодаря тебе, я выработала для себя целую теорию, не читая всякие мнения ученых и прочих знающих. Ведь знания у нас всеравно индивидуальные. И ты не даешь мне принять на себя чужой опыт. Только наш с тобой диалог имеет значение и доказательства в нашем случае. Ты никого в него не впускаешь. Тебя не интересуют земные хлопоты. Ты всегда был любознательным. И показываешь мне все факты жизни Там со стороны науки мира Света. Ты не размениваешься на пустые мысли и разговоры. И при жизни был таким - немногословным, но очень точным. Мы, ныне земные, никогда не узнаем истины мироздания, ведь нет доказательств ничему, хотя и сны, и контакты, и мысли.
Ты говорил, что не возраст тела берется, а возраст души, вернее, опытность, просветленность. А вдруг, все, что здесь - это всего лишь соринка. А в вечности как раз и есть Благо? Вдруг такие места, как Земля, только для выполнения миссий, для роста и развития души, сознания? Знаю, все подобно желе - трясется, но ведь не распадается на заложенном тобой фундаменте. Знание не распадается, хоть и качает его, как при землетрясении. У всякого разные методы докапываться до истины. У каждого своя истина. Я все взяла со снов, нашего ментального общения, знаков и прочего. Я тоже живу этими знаниями. Думала, что ты мне не снишься, что перестала бывать Там. И это все. Ты меня Туда больше не берешь. Вероятно, ты поднялся выше, вероятно, стал частью Света. А я всего лишь человек, которого ты провел на несколько высокую ступень. А, может, ты Там занят? А может?...
Иногда хочется просто уйти самой. Очень хочется перестать копаться в непостижимой для человечества вечности. До рождения нас не было. Но, а вдруг мы были? И ощущали себя. Одно я поняла - без тебя душа моя высыхает. Все так надоело уже. Одно и тоже. Ничего нового день за днем. Кажется, что все иллюзия, кроме мира Света. Жизнь моя утратила любовь. А два дня назад, вдруг просветы в памяти. И я вспомнила, что ты мне снишься, что я бываю Там. И мы так веселимся! со многими ушедшими людьми. Вспомнила, как мы танцуем, смеемся и шутим. Ситуации бывают очень смешные, анекдотичные. Представляешь, Тошка, я вспомнила! Ты меня не покинул. Просто я забываю сны. Мое физическое тело стирает с сознания память, когда душа входит в него, и я просыпаюсь. А сны вижу долгие, емкие, с глубоким смыслом бесед. Но, не помню подробностей. Только вспышки. А еще я слышала недавно, как ты дышишь. И раньше слышала раза два, но не обращала внимание. Я часто ощущаю тебя рядом. Ты так и остался игрунчиком. Все играешься и подшучиваешь. А бабушка меня окликает. Один раз я даже по инерции отозвалась на оклик. Люблю тебя, сынок! Забери меня. Не могу больше. (Людмила Гапоник. Твоя, горячо любящая тебя, мама)





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 61
© 14.07.2018 Людмила Гапоник (памяти сына-поэта)
Свидетельство о публикации: izba-2018-2316514

Рубрика произведения: Проза -> Письмо











1