КРЕСТООБРАЗНОСТЬ РУССКОГО СЛОВА


КРЕСТООБРАЗНОСТЬ РУССКОГО СЛОВА
О СВЕТОТВОРЕНИИ И СВЕТЛЫХ КОРНЕСЛОВАХ НАРОДО-ЛОГОСА РУСЬ
СВЕТ - СЛАВА - СЛОВО
Свет и светлое слово едины, ибо это не просто корнеслово, а это то Светослово, которое, по Евангелию от Иоанна, « было вначале у Бога». Это слово было жизнью и об этом знали наши праславянские предки. Далее Иоанн говорит о том что Слово, став плотью, обитало с нами и мы видели славу Его; что Бог есть свет». Вот почему славословить и творить жизнь во свете - равнозначные понятия, выражающие «наполнение белого света жизнью». Совет Господа – Св. Троица а потому обратимся к Псалтири, чтобы узнать о Свете из первых рук, что светлое око души – это ум, обладающий со–знанием, со-ведением, т.е. совестью, и со–видением(свидением) т.е.созерцанием, совместным с Богом. Свет – это разум, просвещенный Евангелием. Еще же:
– святилище дома – ум и сердце;
–огонь в святилище дома—амбив. образ: богопросвещенный ум; непрестанно горящая жертва хвалы, т.е. молитва и память смертная; –огонь чуждый
– огонь чувственных страстей, как жертва приносимая бесам;
Светильник души – чистая совесть, дух разумения.
Солнце Правды, Истина и свет миру – Господь Христос, просвещающий в разуме вавилонскую тьму. Идущий на солнечный закат – Восток востоков, просвещающий в «закатные» последние времена «западные» народы Светом Солнца правды, Евангелием. По Псалтири «вселиться в непокорных» означает просветить Светом Правды тьму язычества; обратить язычников к Богу а «просветиться светом Лика» значит просветиться благодатью Св. Духа; светом разума;обратиться к познанию личности Господа. «Угли возгорались» как возжжение духа веры от Огненного Слова. Очищение в огне – испытание искушениями, включая «война катарсиса». Свет – просвещение, Богопознание; Евангелие.
Свет запечатленный – дар Св. Духа, запечатленный у христиан в печати миропомазания;
–запечатление света это отражение света Духа, имени Господня в имени христиан, христоподобных личностей;
Царь Славы – Господь Христос, сокрушивший врата ада выведший из плена прародителей и, в окружении Сил Небесных, Возносящийся к Небесам.
Бог, являясь Светом нетварным, сотворяет бытие, называя его тоже светом. У русских это «белый свет», как термин эквивалентный мирозданию. Бог вечен и потому творит тоже вечность. Отсюда исходит понимание того, что существует Вечность Нетварная и вечность Тварная, (или иначе «веки вечные»), в которой Творец открывается людям, и потому даже тонкий мир света небесного, по сравнению со Светом Фаворским, т.е. нетварным, имеет вещественные свойства. Вот почему истинно величайшим чудом, непостижимым при любом уровне развития знаний, является сотворение первичного светового тонкого вещества «из ничего»! Иоанн Златоуст пишет:« Первый день резко отличается от других, следующих за ним, а именно: в первый день Бог сотворил из несуществующего… вещество творений». Это же подчеркивает Феодорит Кирский: «Владыка Бог творит из несущего». Блаженный Августин тоже обращает внимание на онтологическую разницу Творца и твари: « Вселенная сотворена, а не породил ее Бог из Самого Себя». И в самом деле, если бы вселенная была рождена Богом, то она бы была похожа на Бога Сына. А если бы «изошла», «истекла», (как эманации неоплатоников), она была бы подобна Духу Святому.
Сотворенная вечность, Царство Небесное – это мир света. Церковь знает два светила: светило чувственно-постигаемое, дающее свет для очей телесных, и Светило Умное, Солнце Правды, Господь Иисус Христос, подающий свет очам ума. Афанасий Великий пишет что « В первый день Бог создал свет» а преподобный Исаак Сирин обращает наше внимание на то что этот свет «умный»: « В первый день сотворено девять духовных природ в молчании и и одна природа словом; это свет». Как пишет Георгий Михайлов, слово и свет взаимосвязаны и свет переходит в звук, что отражается в парах согласных звуков СВ и ЗВ.
Каждый ныне живущий лого-человек светится, правда, в большинстве своем нехорошим, недоступным для нашего зрения инфракрасным мерцанием гумуса. Такой бывает виден на могилах мертвецов, когда усиливается гниение и тление трупа в земле. Именно этот продукт тления гумуса хомо сапиенса и есть фосфорный свет гуманизма, похожий на свет гнилушки в лесу темной ночью. И первым признаком настоящего перерождения человека служит исчезновение этого нездорового излучения, как результат ослабления и затем уничтожения в человеке тления. Тело, освободившееся от тления, приобретает во время молитвы человека способность, более или менее ясно отсвечивать уже другим, светлым мерцанием, а в дальнейшем — и прямо–таки сияет. Но это еще не конец преображения православного христианина. Вспомним как после Фавора тело Спасителя переживает, если можно так выразиться, «еще одну фазу своего развития». После могильного склепа в саду Иосифа Аримафейского, оно как бы уже окончательно приобретает новые свойства. Теперь оно могло как бы расплываться, распространяться, делаться невидимым и затем вновь собраться, сосредоточиться в одном пункте. С этим Телом Христос входил в дома, «дверем сущим затворенным» (Ин. 20, 19). Но и по воскресении это еще было не вполне прославленное тело, «Не прикасайся Мне, не бо взыдох ко Отцу Моему» (Ин. 20, 17). Была и еще одна фаза развития Тела Христова, которая совершилась уже в небесах. В таком окончательно прославленном человеческом теле видел Христа апостол Иоанн на острове Патмос уже в видении. «Глава Его и волосы, — говорит апостол, — белы, как белая волна, как снег; и очи Его, как пламень огненный, и ноги Его… как раскаленные в печи…» (Откр. 1, 14–15). Вот во что должно было преобразоваться и наше смрадное, потливое, похотливое, полугнилое тело.
Хотя семантика языка, значения слов, входящих в его словарный состав, и представляет собой итог предшествующей работы души и мысли народа, когда каждый народо-язык по-своему познает действительность, по-своему анализирует, дифференцирует и синтезирует те или иные стороны действительности, по-своему их обобщает, не менее важное значение имеет способность народо-логоса сохранять небесно-отечественные корнесловы, изначально нацеленные в небесное отечество и, в зависимости от тех задач, которые ему были поставлены Промыслом и тех условий, в которых этот язык формировался, направлять свое слово в будущее. В русском языке СВЕТ и СЛАВА и СЛОВО триедины в своей святости. Из Книги Бытия мы узнаем о «свете» и понимаем, что это слово – одно из главнейших. Светослово, - это то самое, которое, по Иоанну, «было вначале у Бога» и «было жизнью», «став плотью, обитало с нами и мы видели славу Его» и это самое Слово мы и призваны славословить своею жизнью. Славословить и творить «жизнь во свете» у русских, по-сути, равнозначные понятия, выражающие смысл наполнения белого света (только в русском языке!) жизнью. Эту взаимосвязь небесного света с родом человеческим и его языком доказывают исследования, проведенные Российской Академией наук. Согласно этим исследованиям, любое произнесенное слово есть не что иное как, своего рода, волновой пакет, некая энергетическая программа, влияющая не только на нашу собственную жизнь, но и на жизнь наших потомков. Научно доказано, что ДНК способна воспринимать человеческую речь и читаемый текст по электромагнитным каналам. Причем, в то время как одни тексты оздоравливают генно-хромосомную структуру клеток, другие наоборот - вызывают мутации, ведущие к вырождению членов данного рода и даже целого народа. Так что народы сохраняются или вырождаются еще и потому что в звукосочетаниях всечеловеческого языка, языка Адама, была некогда еще на генетическом уровне закодирована символика всех известных нам (или еще неоткрытых) явлений природы, которые мы сознательно или несознательно искажаем. Говоря языком Библейским, слова Божии «не изнемогают» в именах людей и народов а становятся через их имена и поступки реальными вещами и событиями, а вот скверные, гнилые слова, не имея собственной сущности, наоборот, как показывают научные исследования, подобно вирусам нарушают генетически наследуемый код народов. Это происходит, если слово воспринимается лишь как знак, как переносчик временных человеческих знаний, становясь, таким образом, препятствием на пути восхождения человека как Словоподобного и Богоподобного существа. Не может исцеление языковой личности, восстановление в человеке образа Божия, созданного по образу и подобию Слова Воплощенного, идти через обезображенное слово! Человек возвращает себе богоподобие только через слово Божие, через язык Адама, именно так обретая свободу и таким именно образом восстанавливая свою личность,.
Когда Единый Живой Бог, Целомудрие и Деятель (Истина Кто), стал забываться и восприниматься как знание, распадающееся на отдельные формы, как информация (!), как истина что(!), тогда Его дары стали обожествляться, и в первую очередь таковыми стали солнечный свет и вода. Возможно, именно эти семантемы стали не только фонетически но и пиктографически оформляться первыми. СВОБОДНЫЙ СВЕТ АЗЪ - это свет «творяй чудеса» и когда сходит с Неба на землю так, как это бывает в Православную Пасху, то ОН – Благодатный Огонь, просвещающий плоть.
На православных иконах имеются одобренные всей Соборной Церковью иконографические символы, - например, свиток в руке Господней или в руке святого, является знамением высшего произволения, обращенным к нам, - и поскольку мы сотворены по образу и подобию нашего Создателя, Первосвета, или иначе, Огня Нетварного, ибо « Бог есть свет» (1Ин. 1,5) и сияет в человеке-сосуде, то каждый из нас является образом этого Огня, в сжатом или свитом виде просвещающего сосуд плоти, как луч света, как святой свет, упакованный в оболочку личности.
Православныи известно, что личностное сознание есть сознание соборное, а не сбродное, оно есть осознание личностью единства всего творения и своей личной включенности в это единство. Крепится же такое единство любовью к Кресту. Крест – символическое обозначение основания вселенной и один из главных символов арийской культуры, но это также и четыре ветра, устремленные из центра к четырем концам света, которые являются координатами пространства, и копьевидные лучи ангелов, и первоначальный миг генезиса -зарождения мира видимого и невидимого, а с точки зрения православно богословской, это символ свободы в Боге. Отсюда же происходит и слово окрестность. Кстати и огласитель Руси Апостол Андрей был распят в Патарах на Х–образном кресте. Разве же случайно, что маршрутом своего вероучительского апостольского путешествия Андрей Первозванный обозначил и основную ось исторической активности будущих русско-славянских христианских народов? По мнению политолога Т.В. Грачевой, часть этой оси и ныне является линией противостояния двух народов: боголюбов и богоборцев, т.е. православных и каинитов. Это и понятно, Бог, Светило вселенной, крестообразно, т.е. жертвенно, несет, изливает Благую Весть от Блага, поскольку Сам Бог есть Свет Нетварный и сотворяет да-бытие тоже светословом «да будет свет».
Георгий Михайлов пишет, что в сочетании с твердым гласным «А», звук «Р» передает начальную точку ПРА Истины, исходящей из Правремен в РАИ РАС, означавших в санскрите «место светлое», т.е. «рай». В древнеславянском языке корнеслово РАД означает« луч света» и дает ветвенные слова: радость, радение как «светлое деяние», разум как свет мудрости. При этом, разум у готов – «разда» а у латин – «рацио». Горазд Горацио – личные имена арийских народов, хранящие эти корнесловы. У славян Ра дало ветвенные слова РАСЛЬ РАСТЕНИЕ РАДИЦА, где «радица» переводится как корень, который у латин radix. Говоря о ЧЕТЫРЕХКОНЕЧНОСТИ РАДОСТИ ВО ХРИСТЕ мы из материалов по исследованию мифологии и верований русоариев узнаем, что число «четыре» для них было священным числом: четыре стороны света, четыре ветра и т.д. Четырех – и восьмиконечный кресты, ромб, ромб с внутренним четырехсторонним крестом, свастика-солнцеворот, орнаментальная «плетенка», раскручивающаяся спираль, переходящая в спираль скручивающуюся, волнообразная линия, и снова кресты, в основе четырехконечные, иногда с раздваивающимися концами (прототип «мальтийских») – вот основные священные символы, пронесенные русоариями из седой древности до наших времен. Крест хорош, хотя бы потому, что Хорс – это общеарийское и общеславянское именования солнца. Вот почему и у скандинавов KORS это Крест. Хоругвь – это знамя, где изображен Крест с надписью « сим победишь». Хорошее состояние души – солнечное, вот почему хор – это пение ликующих. По мнению Маковского, русское слово хороший является в результате корнесложения кер и рег, где первый слог может иметь семантические колебания в пределах значений: гореть, очищать огнем, расти, питать, а с перегласовкой на о кор дает корова, с перегласовкой на кре, имеем славянское кресить, т.е. высекать огнем, а слово «второй» означает рог. Так что хороший – это буквально вздымающий(ся) рог. Хоросом называется паникадило в храме как «собрание» свечей. Хоромы и храм, хоть и по разному, но выражают значение солнечного места. Хора, хоровод – танец ликующих. Хорезм – это солнечная земля: хорзем. В этом сирьско-арийском языке согласный звук «Р» сияет светло и радостно, потому что АР у ведических ариев означал сугубый солнечный свет и красоту. У древних евреев РУАХ передавало значения: Духа Божия, души, дыхания человека, ветра, иначе говоря, ДУХ-РУАХ – это тот же самый дух который «носился над бездной» «сирьский»дух русских сказок об иаванах-царевичах ( или о «царских скифах»), дух, который хорошо чуяли служители «страны мертвых» Чернобога, и который через века и века передается нам в корневых семах: РА-РО-РУ-РЕ РОГ в Сварог, Рогвольд, Рогдай, Рогович. Интересно, что до нашего времени сохранился осколок того сирьского языка Адама, им является знаменитый византийский распев Терирем.
ОГОНЬАГНИ
Корнеслово АГНИ, на санскрите означающий «огонь», корреспондируется со словом АГНЕЦ. В английском языке сохранилось существительное oven, (произносится как авн), которое переводится как сущ. «печь». АВН - АГН – ОВН – овен. АВНЫ при перегласовке легко становятся ВАНАМИ или просто «иванами».
Большинство слов, обозначающих огонь в арийских языках являют собой лого-генетические вариации er и el в значении гнуть, выгибать. Общеарийское слово рег (reg)обозначающее огонь соотносится с латин. rogus.
Огонь мог рассматриваться и как божественный напиток. Др.англ. drigkan- пить идет от корня reg(жечь). От корня кел(гореть) идет «небесная» семантема у греков коэлум (небо). Греч. пир (огонь) соотносится с ирл. спейр(небо). Ирландск. эрк(небо) а корень арер в значении гореть у осетин дает арв(небо). Огонь отклоняется в сторону семантем со значением праздник, пир, застолье, ритуальная игра. Общеар. сем – тепло, теплый дает древ. англ. symbel (пир).
Очень важно сближение огня со смысловым полем «говорительных» значений: рот, говорить. Per(гореть) дает у немцев шпрехен. Ver(гореть) дает англ. word (слово). Англ. burn (гореть) соотносится с лит. burna (рот).
: КРЕСТ ПРАВОСЛАВНЫЙ - ОБРАЗ ОБРЕТЕНИЯ БЛАЖЕНСТВА ЧЕРЕЗ СТРАДАНИЕ И ЖЕРТВУ 113
Исторически Крест являлся величайшим сакральным символом русоариев. Само слово Крест заключает в себе совокупность корневых основ «крс» и «ст». «К-рс», это и сопричастность «к» к «рс-», то есть – «крас-ивый, хорош-ий, крас-ный-русый-свой, рус-ский, светлый, чистый». «Ст-» – это и «устойчивость, стабильность, твердость, незыблемость, опора, твердыня, устой». «Крс» + «ст» = «крест» = «светлый, хороший, красивый, свой, устойчивый-твердый» или, более образно, «устой, твердыня-оплот светлого, своего, хорошего, русского, чистого». «Красное солнышко» всегда доброе, хорошее, красивое, своё. Крест – это знак Хорса (крс-»), солнца. Крест – оберег ото всего злого, чужого, темного, нехорошего, несвоего, нечистого, нетвердого, зыбкого и всего «нерусского» по отношению к роду русов-арийцев.
Самое главное пророчество Господа – Его пророчество о последних временах и о втором Его пришествии, которое заранее показывает
историю человечества как время, исполненное зла, лжи, ненависти, войн и мятежей, отпадений от Бога, мучением христиан и которое завершится, в конечном итоге, смятением всей вселенной т.е. помрачением солнца, луны и спадением звезд с неба.
Такое Христово видение действительности в корне отличается от утверждений современных лжепророков, глаголющих о прогрессе, об усовершенствовании человечества на пути к земному раю. По истинному же видению Христову, история развивается путем трагичным и жизнь Господа Христа на земле – это прообраз христианской истории, истории Его Церкви до конца времен.
Также как и Он, Его Церковь будет напоследок поругана, оплевана, изранена и предана, будет страдать в одиночестве, а иуды из числа принадлежащих к Церкви будут предавать и продавать ее безбожникам. Как поступали со Словом Воплощенным, так поступали и будут поступать с языками Божьими, с русско-славянской речью и, без сомнения, с носителем языка русских святых русским народом.
Через века борьба Истины и ведения проходит как противостояние ИСТА и ВЕСТА, Востока и Запада, как Креста и сети, как Да (данности) и нет (нети) (в том числе и в смысле интер-нети).
Да – союз утверждающий свет. Да значит - так дано и так истинно. Будучи в изъявительном наклонении, этот союз выражает усиленное пожелание: да будет! да свершится! Корнеслово ДА дает слова дань и даяние. В романских языках dar dana donner означает давать.
Древнерусский Дий Дый – дух света. Дьяус на санскрите означает «божественный». Дьяус Питар, Божественный отец древних ариев, это древнегреческий Диос Зевс, у итальянцев он Dio, у испанцев Dios, у французов Dieu.
Истина не только сама стабильна, но и своим существом противостоит размытости, изменчивости, фрагментации. Истинная личность надежна и не может не стремиться к тому, о чем молился Спаситель: « …да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино…» (Ин.17,21). В противоположность этому, сознание западного биоиндивида фрагменти-ровано, ибо основано на стремлении к обособлению, к противопоставлению (по-фарисейски) себя всем и всему. В случае же смирения личности, само стремление к добродетели утрачивает свою эгоистическую (фарисейскую) окраску, и становится средством самопознания человека, когда он на собственном опыте познает невозможность только своими личными усилиями искоренить грех, побороть страсти.
Смирение – это осознание душою необходимости для нее Спасителя. Человек несмиренный это тот, кто не знает нужды в Спасителе, такой человек объявляет тяготение ко Христу и вообще ко всему духовному – косностью, мистикой, отсталостью и мракобесием. Это тот тип западного человека, который даже спасение воспринимает как древние язычники по принципу «ты- мне, я – тебе», как плату за добрые дела, в том числе и за покаяние. Такому «богатому» можно и не трудиться ну а «бедному» придется попотеть, чтобы выкупить свою душу. А протестанта уже «выкупили» и ему не нужно духовное преображение, ибо за него уже Сам Господь преобразился и за него заплатил. Не так у православных. Исаак Сирин пишет: « Добродетель есть матерь печали; от печали рождается смирение; смирению дается благодать. И воздаяние потом бывает уже не добродетели, и не труду ради нее, но рождающемуся от них смирению. Если же оно утрачено, то первые будут напрасны».





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 18
© 14.07.2018 Александр Евгеньевич Ставцев ставцев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2316459

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэтические манифесты



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1