Эрика и Слёзы Ангела. Глава 5


Высоко в небе величаво плыла громадная сигара корабля, похожего на дирижабль. Металлический бок сверкал отражением последних алых лучей заката. Ветер кружил по парку жёлтые и багровые листья, усыпал ими бетонные дорожки и седую от инея траву.

Эрика приблизилась к огромной ступенчатой пирамиде с зеркальными стенами, впитавшими мягкие пастельные оттенки раннего вечера.

Широкий прямоугольник входа сиял яркой белой иллюминацией. Вдоль всего первого этажа тянулась длинная стоянка, вымощенная шестигранными янтарными плитами-лампами. На этих мягко светящихся сотах ожидали пассажиров тёмные глянцевые овалы аэротакси. Взлетавшие и садившиеся аппараты уже включили оранжевые габаритные огни.

Внутри пирамиды в разные стороны расходились пассажи с витринами магазинов, барами и кафе. Пёстрые рекламные голограммы изображали в под потолком торгово-развлекательного центра то бокалы, то кроссовки, то свитеры. Эскалаторы и лифты в прозрачных шахтах доставляли публику в разноцветных одеждах на верхние ярусы. Перекрёстки мерцали фонтанами. Вдоль просторных коридоров стояли кадки с пальмами, тёмно-зелёные пластиковые скамейки, столики и стульчики. Гигантский экран показывал белоснежные яхты в лазурном море, сопровождая трансляцию танцевальной электронной музыкой.

— Юля? — Эрика удивлённо остановилась, разглядев среди посетителей черноволосую, с косичками, темноглазую девушку в малиновой куртке и синих джинсовых брюках. — Давно на Марсе?

— Да вот, — Юля ответила неохотно, даже не посмотрев на собеседницу, — прилетела за покупками.

— Почему же не позвонила? Я бы встретила.

— Это ещё зачем? — Ответ прозвучал холодно и пренебрежительно.

— Не понимаю… — Произнесла Эрика с недоумением.

— Слушай, подруга дней моих школьных! — Юля снизошла до неприветливого, осуждающего взгляда. — Детство прошло. Всем давно понятно, что рядом с тобой опасно.

Музыка смолкла. Трансляция переключилась на панораму водопада. Пенистые воды с шумом разбивались о скалы, сверкая обильными брызгами.

— Люди хотят жить своей жизнью, а не подставляться под гнев сектантов! — продолжила Юля негодующим тоном. Казалось, яркие отблески рекламных голограмм тонули в её карих глазах, словно в двух тёмных бездонных колодцах. — Если рискуют, то ради твоих прав доступа к электронике! Как только сделаешь самое трудное, любезничать перестанут!

— Было приятно увидеться… — Отозвалась Эрика негромким ровным голосом, не выдававшим эмоций.

Мир замер, стихла суета покупателей и отдыхающих. Юля тоже просто стояла и смотрела, будто наступила её очередь недоумевать. Затем всё исчезло, растворилось в смутных утренних сумерках.

В печи догорали поленья, освещая пол и стену оранжевыми сполохами пламени. Метель пыталась залепить окно снегом, но мокрые хлопья таяли и стекали струйками по стеклу. На столе шипел пустым эфиром приёмник. Его шум, напоминавший звук водопада, — единственное, что осталось от развеявшегося сна.

Эрика спала на коврике, завернувшись в покрывало, подложив под голову сложенную вдвое и обмотанную шарфом сумку. Открыла глаза, медленно встала, провела рукой по лицу.

Первым делом — умыться, зачерпнув ладошками из ведра.

Осторожный взгляд за тихонько приоткрытую дверь. Никого. Ни единого следа на тонком слое снега во дворе.

Взрывы, доносившиеся издалека, гремели настолько часто, что периодически сливались в непрерывный грохот, как от горной лавины.

Обратно на кухню. Быстрый завтрак, шоколадный батончик и оставшийся в бутылке напиток. Крутить настройку на станции пришлось несколько долгих секунд, прежде чем среди помех и посвистывания отыскался безразличный женский голос.

— К тушению пожара на складе боеприпасов привлечены силы министерства чрезвычайных ситуаций. Проводятся действия по локализации площади возгорания… Официальные курсы валют…

Эрика выключила радиоприёмник и, оглядев кухню, спрятала его в пустой холодильник.

Пара минут на сборы. Ремешок сумки — на плечо, лук и стрелы — за спину, шарф — на шею, перчатки из кармана куртки — на руки. Выталкивание мотоцикла из коридорчика в разбитую гостиную оказалось нелёгкой задачей, но вполне посильной.

Мотор заурчал и не стал протестовать против неторопливой, осторожной поездки через двор. Но всё же приободрился, когда девушка миновала полуоткрытую калитку и вырулила на шоссе.

Снег налипал на ветви и провода, на крыши и заборы, укрывал поля и пустыри, но на асфальте таял. Мокрая дорога выглядела темнее, чем раньше, и хорошо выделялась среди вьюжной мглы.

Пара миль вдоль частного сектора. Перекрёсток впереди. Гром разрывов стал более отчётливым и резким. Из города с пронзительными сигналами сирен вылетели две красные пожарные машины, внося разнообразие в чёрно-белый пейзаж. Эрика повернула на трассу и направилась следом за ними. Увеличила скорость, догнала и пристроилась сзади.

Пологий спуск вокруг холма, мимо кустарника. Баррикады из мешков с песком на блок-посту, очевидно, были разобраны ради быстрого проезда автомобилей экстренных служб. Путь перекрывал только бронетранспортёр, который немедленно откатился за обочину, пропуская спешивших пожарных. А также девушку, проскочившую заодно с ними.

Эрика сразу же обогнала обе машины и таким образом закрылась ими от солдат. Однако вместе с тем лишилась частичной защиты от встречного ветра, по-прежнему кружившего метелью.

Здесь взрывы звучали ещё громче. Сквозь снежную пелену показалась деревня, охваченная пожарами и окутанная чёрным дымом. За далёкими домами сверкнул оранжевый шар пламени. Из него в разные стороны фейерверком разлетелись ракеты. Ударная волна, казалось, пыталась вызвать землетрясение, производя впечатление уже не камнепада, а обвала огромной скалы.

Пожарные сирены смолкли. Эрика притормозила и оглянулась. Обе машины остановились, вероятно, не рискуя приближаться к горевшим складам. Их объехал бронетранспортёр. Дуло крупнокалиберного пулемёта злобно затарахтело очередью и выпустило в сторону нарушительницы пропускного режима длинную пунктирную линию трассирующих пуль.

Эрика продолжила путь к полыхавшей деревне неторопливо, позволяя врагам понемногу сокращать расстояние, словно заманивая их в ловушку.

Ещё одна пулемётная очередь, тоже мимо, но уже почти над самой головой.

Снаряды и ракеты продолжали рваться, подскакивать, со свистом и завыванием носиться под низкими снежными тучами.

По мере приближения к домам и подворьям на околице, пока более менее целым, защитное поле мерцало всё отчётливее, накрывая девушку и её мотоцикл полупрозрачным золотистым куполом.

Преследователи влетели в поселение сразу за беглянкой, понеслись по узкой улице и тут же угодили в яркий сгусток пламени от свалившейся с неба ракеты.

Бронетранспортёр вильнул, с треском раздавил тёмный деревянный забор, с гулким лязгом задел покосившийся бетонный столб и вернулся на дорогу. Но отказался от намерения продолжать погоню, когда прямо на него рухнула сначала стена взорвавшегося дома, а затем и обломки горевшей крыши. Задымился и дал задний ход, выбираясь из огромного костра.

Эрика, понаблюдав за врагами с перекрёстка, плавно отпустила ручку сцепления и свернула налево, на улицу, обрамлённую пожарами. Через полминуты выехала из остатков деревни к белому от снега полю, изрытому чёрными воронками, и помчалась по мокрому шоссе к уже знакомой роще, к бетонному забору среди деревьев, к высоким ангарам за ним.

Остановилась в трёх дюжинах шагов от железных ворот, выкрашенных потускневшей зелёной краской. Стянула с правой руки перчатку, достала из кармана брюк коммуникатор и нажала на неприметную кнопку, расположенную на торце устройства.

— Приветствую! — Бархатный женский голос заговорил сразу, едва дисплей засветился голубым интерфейсом. — Желаете активировать программы связи?

— Нет, только сканер порталов. — Девушка ответила негромко, но строгим тоном. — Прямо сейчас и без лишних вопросов.

Экран тут же показал карту, расчертив светлый фон зелёными линиями. Кружочек, расположенный в центре, поначалу пульсировал оранжевым, но вскоре замер и стал серым.

— Значит, есть посторонние… — Эрика отреагировала на предупредительный сигнал от Персефоны невесело, но спокойно. Спрятала коммуникатор, заглушила двигатель, встала с сиденья, сняла вторую перчатку. Выломала из кустарника длинный тонкий прут. Вытащила из сумки кусок белого шнура и тёмно-синюю пудреницу.

Оглянулась, когда в поле недалеко от рощи громыхнул взрыв, поднявший в воздух комья чёрной земли. Раскрыла пудреницу и привязала её к концу прута. Получилось наклонённое зеркальце с длинной ручкой.

Подошла к забору и осторожно подняла своё нехитрое приспособление над бетонным краем, сосредоточенно всматриваясь в отражение.

Один киборг в камуфляжной форме и бронежилете неподвижно стоял недалеко от ворот, не обращая внимания ни на ветер, ни на снег. Ещё два топтались у входа в крайний ангар, пытались выломать громадный металлический лист, не пускавший их внутрь.

Тяжёлые удары ногами результата не принесли. Роботы отошли шагов на двадцать и бросили гранату, но она оказалась бесполезной, произвела только резкий хлопок и немного сизого дыма.

Затопали от торцевой стены к боковой. Расстреляли стекло в высоком окошке. Один присел, подпрыгнул, зацепился руками, подтянулся и влез в проём. Напарник повторил его действия и тоже скрылся из виду.

Ещё один взрыв, совсем близко, уже в самой роще. С деревьев полетели вниз сбитые веточки, посыпался налипший снег. Девушку защитило силовое поле, вспыхнув янтарным сиянием. Однако зеркальце разлетелось вдребезги.

Отбросив прут, Эрика осторожно пошла к воротам, на ходу снимая лук с плеча. Щель между створками оказалась достаточно широкой, чтобы сквозь неё можно было тщательно прицелиться и отправить стрелу в голову андроида, стоявшего в паре дюжин шагов.

Короткий свист и хруст пробитого пластика. Бегом к мотоциклу, не дожидаясь, пока рухнет искусственная туша с пробитым затылком. Поспешное прикосновение к серой отметке в центре карты на дисплее коммуникатора. Нетерпеливый и даже немного угрожающий рёв мотора. Вперёд, как только створки ворот раздвинулись едва ли наполовину.

Киборг быстро разгорался. Автомат валялся рядом, в двух шагах от пламени, любезно предоставляя возможность его подобрать.

Из разбитого окна выскочил второй робот. Эрика, сидя на мотоцикле, встретила его одиночным огнём из трофейного оружия. Три пули с глухим стуком угодили в грудь, защищённую бронежилетом. Зато четвёртая даже не подожгла, а взорвала голову.

Напарник тоже выпрыгнул из ангара и успел выпустить пару коротких очередей, но защитное поле справилось с попаданиями. Пришлось потратить ещё несколько патронов, прежде чем удалось пробить киборгу шею. Трескучий сноп оранжевых искр — и вояка завалился на бок.

Автоматный стрекот слева, со стороны остальных ангаров. Оттуда же потянулись стремительные вереницы трассирующих пуль. Четвёртый враг, незамеченный ранее, ровно и чётко шагал на полусогнутых ногах, ссутулившись к прицелу и непрерывно паля на ходу. Сделал короткую паузу для быстрой, проворной перезарядки. Похоже, киборга ничуть не удивляла неуязвимость его цели. Израсходовал весь боекомплект, выхватил длинный нож.

Эрика попыталась попасть ему в голову. Затем переключила предохранитель и выпустила очередь в ноги робота.

Андроид свалился неуклюже, будто споткнулся, но упрямо пополз вперёд. Ещё одна очередь — и лоб искусственного боевика расплескался в снежном воздухе бесформенным огненным пятном.

Из кармана раздался настойчивый писк. Эрика достала чёрную коробочку генератора защитного поля. Красный индикатор помигал и погас.

— Удачный экземпляр, прослужил долго… Надо бы Майклу отдать, пусть изучит.

Металлический лист, закрывавший вход в один из ангаров, негромко заскрежетал и поднялся, позволяя въехать внутрь.

— Мне очень жаль, но с оружием на станцию нельзя! — Девичий голос компьютера, гулко отражаясь от стен, звучал всё так же звонко, оптимистично и доброжелательно.

— Да и не очень-то надо! — Эрика с ироничным безразличием, но не без артистичной грациозности, вытянула руку с автоматом в сторону и разжала пальцы.

— С возвращением! — Компьютер отозвался сразу же, как только стихло короткое эхо от стука упавшей железки. — Персефона Девятнадцать к вашим услугам!

Сегмент тёмного пола опустился, превратился в пандус и сформировал путь вниз, к бронированной двери, которая распахнулась и захлопнулась за мотоциклисткой в идеально рассчитанные моменты.

— Можешь проверить накопитель данных? — Девушка заглушила двигатель посреди главного зала, выдернула ключ из замка зажигания, подошла к пластиковому столику, стоявшему у стены с большими дисплеями, и вставила в лежавший там планшетный компьютер чёрную пластинку, добытую на недействующей станции.

— Содержит карту и…

— Покажи в виде голограммы! — Эрика не стала слушать дальше.

Полупрозрачные, но чёткие и яркие зелёные линии рельефа местности, голубые змейки рек, тонкая оранжевая сеть со звёздочками в точках пересечения, фиолетовые ленточки дорог заполнили почти всё пространство зала.

Эрика постояла пару минут среди этого эфемерного сияния, сосредоточенно изучая синие вертикальные надписи.

— Так… Понятно… Что там ещё есть?

— Служебные журналы, протоколы тестирования оборудования, еженедельные отчёты обслуживающего персонала, сведения о состоянии сети порталов, пять видеозаписей низкого качества… — Голос звенел всё так же дружелюбно. Голограмма растворилась в воздухе.

— Передай все видео в мой коммуникатор! — Эрика направилась к жилому отсеку, расстёгивая куртку. — Карту сотри полностью, резервных копий не делай! Включи чайник на кухне, я вымокла и замёрзла.

— Аппарат для приготовления горячих напитков уже выполнил программный цикл и теперь поддерживает температуру продукта, ожидая вас! — Синтезированная интонация, похоже, попыталась воспроизвести лёгкую иронию, услышанную от гостьи в ответ на предупреждение о запрете оружия. Получилось неплохо, но всё же не настолько непринуждённо, чтобы звучать естественно.

— Из каких близких станций можно выехать на мотоцикле? — Эрика бросила куртку и шарф на диван в спальной, лук и колчан прислонила к стене у входа на кухню.

— Двадцать четвёртая на побережье. Двадцать шестая на стадионе. — Перечислил компьютер после недолгой задержки. — Остальные в радиусе ста миль не принимают. У меня телепортация тоже отключена.

— А с тобой что не так? — Девушка открыла холодильник и принялась пополнять свои припасы, складывая в сумку разноцветные пакеты.

— Взрывы на местном складе повредили высоковольтную линию. — Теперь тон компьютера имитировал сожаление, хотя и без оттенков уныния. — Экономлю энергию. Портал активирую только в экстренном случае.

— Такой статус надолго? — Эрика взяла стакан с чаем и уселась за столик, поставив сумку на другой стульчик.

— Завтра утром прибудет дополнительный автономный генератор и персонал для его установки! — Оптимизм вернулся и зажурчал хрустальным весенним ручьём.

— Ждать не могу, погреюсь и уеду. — Эрика достала коммуникатор и расположила его перед собой под удобным для просмотра углом, прислонив к стопке батончиков.

Прикосновение пальца к дисплею запустило видео. Качество оказалось не таким уж плохим, позволяло более менее отчётливо разглядеть большое помещение, похожее на аудиторию для лекций в учебном заведении, зал с белыми стенами и рядами одинаковых бледно-коричневых столов.

Происходившее записывалось несколькими видеокамерами, которые включались поочерёдно и показывали то молодого светловолосого человека в сером свитере и чёрных брюках, стоявшего у невысокой тёмной кафедры, то широкий вход и поток гостей, в основном, молодёжи в осенней одежде, преимущественно в джинсах и куртках.

Эрика на секунду удивлённо замерла со стаканом в руке, когда одна из камер показала крупным планом лицо того молодого человека. Иван, именно он встречал прибывавших.

Гости рассаживались, негромко переговариваясь. Похоже, готовились принять участие в каком-то собрании. Девчонки снимали шапочки, поправляли причёски и улыбались. У нескольких в руках — букеты из жёлтых кленовых листьев.

Эрика замерла ещё раз, когда появился Майкл. Как обычно, во всём чёрном. Его кожаная куртка блестела полированным углём. Обменялся с Иваном дружеским рукопожатием и парой тихих фраз, остался рядом.

— Друзья, рад вас приветствовать! — Иван обратился к аудитории. — Сегодня мы начинаем делиться знаниями, запрещёнными в течение многих веков.

Все притихли, ожидая продолжения. На лицах — лёгкая взволнованность, предвкушение интересной беседы.

— Для начала Майкл, наш марсианский товарищ, вкратце расскажет об истинном устройстве вселенной. — Иван отошёл от кафедры и присел на краю третьего или четвёртого ряда.

— Вы меня слышите, потому что воздух передаёт звук. — Майкл взмахнул рукой, видимо, подавая знак расположенному неподалёку компьютеру. Над аудиторией появилась голограмма голубого прямоугольника, длинного, занявшего почти четверть зала. Она проиллюстрировала утверждение, пустив вдоль себя сверкавшие волны. — В вакууме была бы тишина. То есть для передачи колебаний требуется какая-нибудь среда.

Прямоугольник уменьшился и превратился в сравнительно небольшой шар, повисший справа от Майкла.

— Электромагнитное излучение, радиоволны и свет, всё это тоже колебания. Вакуум их передаёт. Значит?..

— Является средой! — ответил юноша в джинсовом костюме, круглолицый, лет шестнадцати, с короткой стрижкой.

— Да! Пространство не пустое. И его можно раздвинуть силовым полем. — Кивнул Майкл. — Как воздух раздвигает кипящую воду.

Шар немедленно трансформировался в прозрачный чайник и изобразил внутри себя интенсивное булькание, даже пустил пар из носика.

— Таким образом мы попадаем в гиперпространство. В нём мы за неделю перелетаем от одного края галактики к другому. Или мгновенно перемещаемся на небольшие расстояния.

— Сквозь портал? — Спросила девчонка с русыми косичками, худенькая, в слегка великоватой для неё розовой куртке.

— Именно! А мощные порталы переправляют людей в параллельные миры, само существование которых и есть главная тайна.

— Где они находятся, те параллельные? — Зазвучал басовитый, но молодой голос. Камеры почему-то не стали показывать его владельца.

Майкл снова взмахнул. Чайник исчез, а пузыри раздулись в мыльные. Радужные, переливчатые, громадные, величиной с пляжные мячи. Немножко покружившись над головами, они слиплись друг с другом в единую сплошную гроздь. При этом внутренние трансформировались в многогранники, поскольку мембраны между ними стали плоскими. Внешние частично сохранили куполообразные поверхности.

— Рядом, со всех сторон. Для путешествия в соседние нужно раздвигать пространство так, чтобы получались тоннели.

Центры слипшихся пузырей начали соединяться голубыми мерцающими трубками, создавая наглядную схему транспортной системы.

— Как видим, вселенная похожа на пену, на структуру с сотовыми ячейками. — Майкл сел, передавая слово другу. Иван поднялся, вышел вперёд и продолжил лекцию.

— Нас обманывают, объявляя другие соты всего лишь минувшими или будущими эпохами одного мира, а также называя мощные порталы машинами времени.

— Вот почему темпоральная физика говорит, что нельзя повлиять на настоящее, вмешиваясь в прошлое! — Одна из камер всё же показала крупного широкоплечего брюнета в сером плаще, говорившего возмущённым басом.

— Верно! — Согласился Иван. — Есть только этот момент, и в нём одновременно существуют миры с разными уровнями развития.

— Зачем же нам с детства говорят неправду? — Удивилась девчонка с косичками.

— Кто полагает, что сбежать некуда, тот всю жизнь остаётся в своей соте как в тюрьме и трудится на благо правящей элиты.

Пузыри начали лопаться один за другим, и голографическое изображение вскоре исчезло полностью.

— А кто элита? — Поинтересовался круглолицый юноша.

— Где-то ей поклоняются, принимая технологии за божественное могущество. — Иван заговорил размеренно и невесело. — Где-то считают тайным правительством и спецслужбами. Но на самом деле это секты.

— Секты? — Переспросил ещё один парень, но камеры на него не переключились.

— Кто лучше манипулирует людьми, эффективнее внушает свои идеи, верования и ценности, тот и получает достаточно ресурсов, чтобы смять конкурентов и выбраться наверх.

Иван сделал паузу и глубоко вздохнул.

— Меня тоже обманывали. Я состоял в секте, искренне принимал идеалы. Но понял, что всё устраивается исключительно ради власти. Сначала местной, а потом и над группой миров.

— Ну и ну! — Девчонка покачала головой, тряхнув косичками. — А я-то удивлялась, как наш безжизненный Марс стал цветущим в настолько близком будущем.

— На самом деле это разные планеты! — Добавила её рыжеволосая подружка, большеглазая, в зелёном осеннем пальто, с вязаным шарфиком такого же цвета. — И вариантов может быть много!

— Пожалуй, займусь вычислениями, перепроверю всё как следует, — Майкл встал и присоединился к Ивану, повернувшись к слушателям. — Потом подумаем, как действовать целесообразнее всего.

— Ну а пока будьте предельно осторожны, рассказывайте об услышанном только надёжным людям! — Предупредил Иван. — Помните, что это запретные знания!





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 13.07.2018 Марти Ларин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2316347

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика












1