GYM: ПОВЕСТЬ О КУЛЬТУРИЗМЕ, НАСТОЯЩЕЙ ЛЮБВИ И ИСТИННЫХ ЦЕННОСТЯХ


GYM: ПОВЕСТЬ О КУЛЬТУРИЗМЕ, НАСТОЯЩЕЙ ЛЮБВИ И ИСТИННЫХ ЦЕННОСТЯХ
УТРО
Просыпаюсь за пять минут до того, как звенит будильник; какое-то время лежу, не двигаясь, бездумно глядя в потолок. Настроение так себе: не то чтобы не выспался, но бывало по утрам и веселее. Чтобы прогнать навалившуюся вялость рывком встаю с кровати, иду в туалет. Глядя на себя в зеркало, кручу головой, слушая как трещат позвонки. Десять минут разминаюсь с гантелями, потом двадцать раз подтягиваюсь на домашнем турнике. Чтобы стена не рухнула под моим весом, пришлось посадить его на двадцатисантиметровые стальные шпильки, зафиксировав на концах гайками. После этого не спеша выпиваю протеиновый коктейль, одновременно просматривая выпуск новостей.
Собираюсь на работу и одновременно включаю медиа-плейер в смартфоне, после чего засовываю свой «Samsung» в задний карман. Слушаю "AC/DC", слушаю "Metallica", слушаю "Rammstein". Напряженно вслушиваюсь в текст песни "Thunderstruck". Устав от этих занятий, читаю в телефоне, шагая к лифту, рецепты высококалорийных, но при этом низкоуглеводных блюд, богатых витаминами и аминокислотами. Потом листаю интерактивные каталоги новых тренажёров PowerLife и Nautilus. Стоя на остановке, ищу в портфеле «Тройку», вытаскиваю наушники из смартфона и захожу в автобус. Сидячие места, как всегда, заняты школотой и пенсионерами.
А кто сказал, что бодибилдером быть легко?

ПИТАНИЕ
Я стараюсь съедать, как минимум, пять натуральных блюд в течение дня, а между ними пью протеиновые коктейли. Важно распределить поступление нутриентов на как можно большее количество порций в день, а не на два или три. Тогда усвоение протеина значительно улучшится. Для лучшего усвоения белка я стараюсь комбинировать по-крайней мере два его вида в каждом блюде, поскольку разные белки имеют разный аминокислотный состав. Например, я ем стейк и яйца, или курицу и стейк, или индейку и лосося. Время от времени я исключаю из своего рациона стейк и цельные яйца, поскольку и то и другое содержит большое количество холестерина, заменяя их белым мясом индейки или курицы. Между основными приемами пищи я пью углеводный заменитель пищи или сывороточный протеин.
Для того чтобы стать большим и сильным, в первую очередь необходимо хорошее питание, поэтому необходимо есть как можно больше белковой пищи. В моем рационе много мяса, курицы, рыбы, индейки, яиц, молока и протеиновых добавок. Я стараюсь потреблять, по меньшей мере, два грамма белка на каждый килограмм массы тела. Еще мне необходимо много комплексных углеводов, которые содержатся в рисе, картофеле, макаронах и чёрном хлебе (а вот белого хлеба не надо). Кроме того, я стараюсь дополнить рацион фруктами и овощами для получения минаралов, витаминов, клетчатки и опять-таки калорий. Хорошим выбором будут брокколи, спаржа, кукуруза, горох, морковь, бобы. Что касается протеиновых коктейлей и питательных батончиков, следует отдавать предпочтение тем, в которых содержится как протеин, так и углеводы. Они строят мышцы лучше, чем низкоуглеводные батончики, ведь для этого требуются все нутриенты, в том числе и жир. Кроме того, необходимо пить как можно больше воды.
Теперь о моём питании до и после тренировки. За час до тренировки я ем обычную белковую пищу с умеренной порцией картофеля или риса. Углеводов там немного, поэтому я тут же пью коктейль с высоким содержанием креатина и глюкозы. Перед тренировкой употребление сахара допустимо, потому что вся его энергия будет тут же использована. О подъеме уровня инсулина в крови я не беспокоюсь, так как одновременно с сахаром в организм поступают как белки, так и сложные углеводы. Сразу же после тренировки я пью коктейль с сывороточным протеином, в который добавляю креатин и глютамин. Через 30-40 минут я ем что-нибудь вроде стейка с рисом или курицы с картофелем. В этот момент я просто чувствую, как мои мышцы становятся полнее и плотнее, и я понимаю, насколько этот прием пищи важен для моего восстановления. Конечно, потребляя столько достаточно плотной пищи с низкой долей клетчатки в течение суток приходится потом потрудиться над унитазом, что на фоне высоких физических нагрузок чревато геморроем. А кто сказал, что бодибилдером быть легко?
КАЗУС СТРАВИНСКОГО
«...редкий у Стравинского случай откровенно эмоциональной музыки. Исключительно выразительна жалобная мелодия фагота с кульминацией на фа - одной из самых тёплых нот инструмента. По сравнению с ней реплики гобоя кажутся резкими и напряжёнными. Финал оставляет двойственное впечатление - мощный по музыке, он в реальном звучании не даёт ощущения силы, да и акустической громкости недостаточно. Великолепна найдена широкая «русская» мелодия валторны на фоне квинтета при переходе мелодии к скрипкам трели в сопровождении обещают начало хорошего нарастания. Надежды эти не сбываются - динамическая вершина достигается слишком быстро. Музыка Аllegro недостаточно эффектна и интересна. Двухголосие меди, после изумительных предшествовавших страниц, кажется бедным. Не спасают положение и многократно повторяемые глиссандо валторн. Заключительное Maestoro оказывается недостаточно значительным, чтобы увенчать партитуру...»
С недоумением закрываю книгу, которая лежала на соседнем сидении в автобусе (за две остановки перед работой он обычно пустой), не иначе как кто-то забыл. Машинально взял в руки и увлёкся: читал, пока не дошёл до спортзала.
- Серёжа, - окликаю ближайшего бойца, который, пыхтя, пытается делать французский жим лёжа. - Ты как относишься к Стравинскому?
- А где он качается? - поворачивает ко мне залитое потом лицо Серёжа. - В «Фитнесс-системе»?
Молча смотрю на него.
- Или... - его лоб бугрится морщинами, - это новый клуб, я что-то не могу вспомнить.
- А ты как? - поворачиваюсь к приятелю, который уныло рассматривает пару гантелей, лежащих у его ног.
- Я предпочитаю итальянцев, - сообщает он, оторвавшись от гантелей.- Особенно Леонковалло.
Услышав незнакомые слова, к нам поворачивается Серёжа.
- Ridi, Pagliaccio, sultuoamoreinfranto, - неожиданно начинает петь приятель. - Rididelduolchet’avvelenailcor.
- Как это переводится? - спрашиваю, начиная подозревать подвох.
- Смейся, паяц, над разбитой любовью, смейся над горем своим!- хохочет он.
Чтобы не сказать лишнего, отворачиваюсь к окну, вижу выходящую из здания Марину.
А кто сказал, что бодибилдером быть легко?

КВИТОК
Сижу в раздевалке, разглядываю распечатку моей зарплаты за март. Зачем-то переворачиваю, смотрю, что написано на обратной стороне. Там – странный текст: видимо, в бухгалтерии распечатывали квитки на черновиках. Заворожено смотрю, пытаясь понять, что к чему.

ТЕКСТ ЗАШИФРОВАН РАЗНЫМ РАЗМЕРОМ ШРИФТА 11,5-0 И
12-1
ПРИНИМАЯ ЦВЕТ 0-ЧЕРНЫЙ 1-КРАСНЫЙ
Про Вовку, черепаху и кошку
000000011100111110
(Рус) У ко
Случилось вот какое дело –
0000001100100000100101
та ес
Черепаха похудела!
1000001110100100
ть
10000110010011
Стала маленькой головка
Увидев заходящего в раздевалку приятеля, машу рукой, подзываю к себе.
- Слушай, ты что-нибудь понимаешь здесь? – спрашиваю, сунув ему в руки квиток.
Мельком глянув, он передает мне бумажку обратно.
- Это история о том, что у кошки маленький член, - говорит он и направляется к выходу из раздевалки, но останавливается, смотрит в телефон, тупит, в смысле - задумывается.
- Точнее, о том, что он у него вообще есть, - доносится до меня издалека.
Смущенный, вновь гляжу на квиток, не в силах уяснить - в чем здесь дело, почему он мне это сказал. Спохватившись, вновь начинаю раздеваться, вспомнив, что за всеми этими делами забыл принять душ. И, между прочим, оставил дома свой шампунь «Head &Sholders», а от других у меня перхоть. А кто сказал, что бодибилдером быть легко?
ЕЛЕНА ГЕННАДЬЕВНА
Сижу, раскинувшись на два сидения, слушаю на смартфоне альбом TearsForFears «Elemental». На «Новослободской» рядом со мной – хотя вагон, в общем-то, пуст - плюхаются две потертого вида тетки, типичные курицы. Слушая завывания Рональда Орзабала, зычный голос которого перекрывает шум поезда, пытаюсь понять по их лицам, о чем они говорят. Не иначе как обсуждают что-то очень важное; пользуясь тем, что в вагоне никого нет они разговаривают в полный голос, обильно жестикулируя. Наконец, любопытство перевешивает выработанное жизнью в Большом Городе инстинктивное нежелание соприкасаться с чужими проблемами. Сдвинув наушники, вслушиваюсь.
- Представляешь, Силкин, который выступал против на каждом совещании, как только Игоря Никифоровича назначили главой департамента залебезил, пришел с поздравлениями, даже цветы притащил. А тот, «пошёл, мол, вон, видеть тебя не могу». Силкин, натурально, в слёзы, как, дескать, я могу исправить свою ошибку. «Справку мне принеси, - орёт ему Игорь Никифорович, - неси справку, что тебя кастрировали, тогда прощу».
- Лют, Игорь Никифорович, ох, лют - как-то совсем по-простому вздыхает ее собеседница.
Обсудив Силкина, перекинулись на неведомую Елену Геннадьевну.
-Я уж и не знала, как избавиться от неё. Всю душу вынула со своими банками – достает в перерыве и греет в микроволновке вонючий суп. Или жрет какой-нибудь салатик, а из него сырым луком по всему офису шибает. Ну, ладно, думаю, подловлю я тебя, будет и на моей улице салат оливье, и тут мне подсказывают, что наш новый бабьё терпеть не может.
- В смысле, голубок, что ли?
- Не, просто не любит. Может, с матерью или сестрой в одной комнате жил, я не знаю. В общем, я давай ему при каждом удобном случае в уши лить – мол, прямо вот не знаю, что с Еленой Геннадьевной происходит – как не приду, сидит и свои прокладки рассматривает. Так мало того, что сидит и смотрит, сидит и смотрит, она ещё и нюхает их, уж не знаю, что и вынюхать хочет.
- И чего?
- Да ничего! Ты слушай давай. В понедельник с самого утра Игорь Никифорович врывается в офис и прямиком к Елене Геннадьевне. Та чуть чаем не подавилась, а он как заорет: «А ну показывай свои прокладки». Она в слезы, а он надрывается – всё, всё, мол, про тебя знаю, показывай давай, что ты там нюхаешь, курва. В общем, нет больше с нами Елены Геннадьевны.
Довольные курицы заливаются смехом; я с отвращением смотрю на них, вытаскиваю телефон, проверяю, нет ли СМС, не звонил ли кто, снова пытаюсь сосредоточиться на музыке.
А кто сказал, что бодибилдером быть легко?
ПРОБЛЕМА СНА
Сон исключительно важен для роста мышц. Многие бодибилдеры спят даже днем, особенно если у них по две тренировки в сутки. Однако, к сожалению, во время сна мышечные волокна расщепляются. Днем, при наличии возможности получать полноценное питание каждые 2-3 часа, организм получает все необходимые ему белки, углеводы и жиры. Ночью же на 6-8 часов он лишается возможности получать питательные вещества. Однако организм и во сне продолжает работать, а для этого ему нужна энергия. Поэтому он извлекает аминокислоты из собственных мышечных волокон. Таким образом, происходит переход организма в катаболическое состояние. Получается замкнутый круг – организму требуется сон, для того, чтобы строить мышцы, но во время сна он же их разрушает.
Существует ряд мер, позволяющих предотвратить или, по-крайней мере, сократить ночную потерю мышц. Прежде всего, за четыре часа до отхода ко сну необходимо хорошо поесть – не коктейль или батончик, а полноценную пищу. Главное, чтобы это был белок – курица, индейка или стейк. Количество углеводов необходимо сократить до минимума, поскольку к концу дня организму уже не требуется много энергии. Далее, ещё один прием пищи спустя два часа. Это должен быть опять же белок, однако порция белковой пищи на этот раз должна быть небольшой. Прямо перед сном, примерно за полчаса, нужно выпить протеиновый коктейль, но не сывороточный, а казеиновый, ведь казеин переваривается медленно, снабжая организм аминокислотами постепенно.
Опытные бодибилдеры встают посреди ночи, чтобы выпить еще один казеиновый коктейль. Так сокращается время голодания организма вполовину, однако прерывание ночного сна нарушает процесс высвобождения гормона роста, уровень которого наиболее высок в первые ночные часы. В любом случае, к утру запасы аминокислот в организме иссякают, поэтому сразу после пробуждения необходимо выпить очередной протеиновый коктейль. В это время суток наибольшую пользу принесет сывороточный протеин – он быстро усваивается и моментально доставляет аминокислоты в мышцы. Конечно, не всем понравится глотать протеиновый коктейль вместо привычного омлета или бутербродов. А кто сказал, что бодибилдером быть легко?
РАЗБУДИ В СЕБЕ СИЛУ ЙОДА
Пьем протеиновый коктейль, наблюдаем за тем, как на здании напротив лица неопознанной национальности монтируют огромный баннер. На нем что-то вроде гигантского киви с волосатыми ушами и неразборчивый из-за того что баннер виден еще не весь слоган, который мы пытаемся прочитать.
- Это вообще кто? – спрашиваю, кивая на киви с ушами.
- Йода, - рассеянно отвечает приятель, глядя на рабочих.
Вижу идущую по улице Марину, в руках - спортивная сумка и айфон.
- А у тебя такого не было? - спрашиваю, оглядываясь на приятеля, жадно пью воду из кулера.
- Такого какого? - уточняет он, морщится, начинает растирать бицепс.
- Ну, чтобы с женатой... - неожиданно смутившись, отвожу глаза.
- В смысле с замужней? Как бы тебе сказать... Черти водили, водили, да и отпустили.
Встречаемся глазами и как по команде поворачиваемся к окну. Рабочие наконец закончили монтировать баннер.
-«Разбуди в себе силу…», - медленно читает он.
- «Йода!» - торопливо добавляю я.
Он одобрительно хмыкает.
Ободренный, я продолжаю:
– Да без проблем! Пару раз пройтись по спине проволочной плеткой, а потом шваркнуть на нее целый флакон йода. И пробуждение силы боли гарантировано!
Хохочем, даю пять, получаю пять.
- Слушай, - отсмеявшись, спрашиваю у приятеля, - а как ты вообще относишься ко всей этой лабуде? Ну там, звездные войны, джедаи, все дела.
- Терпеть не могу этот космический ГУЛАГ. Вся эта братва – Облеван-в-Кино, Мордва, Жаба, Падла-не-Дала – всегда внушала неизъяснимое отвращение. Наверное, не в том возрасте посмотрел.
Снова смотрим в окно, снова видим Марину, которая говорит с кем-то по телефону, пиная носком кроссовки спортивную сумку – по всему видно, нервничает.
В раздевалке, приняв душ и прийдя по непонятной причине в хорошее настроение, приятель с чувством начинает читать стихи:

Меж золоченых бань и обелисков славы
Есть дева белая, а вкруг густые травы.

Не тешит тирс ее, она не бьет в тимпан,
И беломраморный ее не любит Пан,

Одни туманы к ней холодные ласкались,
И раны черные от влажных губ остались.

Но дева красотой по-прежнему горда,
И трав вокруг нее не косят никогда.

Не знаю почему - богини изваянье
Над сердцем сладкое имеет обаянье...

Люблю обиду в ней, ее ужасный нос,
И ноги сжатые, и грубый узел кос.

Особенно, когда холодный дождик сеет,
И нагота ее беспомощно белеет...

О, дайте вечность мне,- и вечность я отдам
За равнодушие к обидам и годам.


Смотрю на него, не в силах уяснить для себя, следует ли что-то сказать в ответ, пока в голову не приходит спасительная мысль.
Откашлявшись, спрашиваю:
- Это… Роберт Рождественский?
Теперь уже он долго смотрит на меня, как будто не верит услышанному, даже выпускает из рук баллончик дезодоранта, потом коротко отвечает:
- Нет.
Киваю головой, хотя ничего и не понял, и озадаченно глядя на себя в зеркало, зачем-то возвращаюсь в зал и быстро делаю серию упражнений на трицепсы.
А кто сказал, что бодибилдером быть легко?
АВТОБУС
Еду с работы, за окном дождь, голова пустая. На «Щёлковской» в автобус запрыгивает толпа каких-то уродов; невообразимая смесь, как будто в одной кастрюле намешали евреев и, скажем, цыган, потом добавили аварцев или чеченов, и напоследок подсыпали ещё каких-нибудь курдов. Галдящей стаей они рассыпались по автобусу; один, метр с кепкой, старая кожаная куртка болтается на тощих плечах, плюхается напротив меня.
- Чё, толстый, давай перемахнёмся? - визжит он, во рту блестит золотой зуб, изо рта несёт чем-то вонючим, как будто чеснок успел протухнуть ещё до того, как его съели, на лбу испарина; по всему видно, что обдолбан по самое немогу.
Молчу.
- Ну чё ты, давай, не бзди, один на один! - продолжает куражиться недоносок.
Молчу.
-Давай, казёл, погнали, шевели помидорами!
Молчу.
- Ну всё, сука...
Рывком сдёргиваю куртку с плеча, освобождая руку, отчего фраерок напротив заметно дёргается.
Закатываю рукав и подношу руку к его лицу.
-Посмотри на эту руку, - чётко проговаривая каждое слово по слогам, медленно говорю я.
Он непроизвольно отшатывается, вжимается в кресло.
- Нет, посмотри, - настаиваю я. - Видишь, какая она красивая и крепкая? Ты понимаешь, что она толще твоей ноги? И ты хочешь, чтобы я испортил такую замечательную руку об такое говно, как ты?
Черномазый оживает, пытаясь воспрять, пытаясь принять вызов, пытаясь быть мужественным.
- Мы с тобой сидим в переднем отсеке автобуса, - продолжаю я чеканить. - Пространство здесь замкнутое, поэтому за счёт дыхалки ты меня не сделаешь. Хоть раз, но я тебя достану, а после этого твоей мордой можно будет пол мыть, потому что она будет такая же плоская как половая тряпка.
Он открывает рот, блестит слюна на золоте зубов, пытается изобразить усмешку, но я вижу - клиент поплыл.
- И на братву свою не рассчитывай, - дожимаю я. - Об мой затылок табуретки можно ломать. Пока я что-то почувствую, я успею тебе рот порвать от одного уха до другого. Или вообще ухо оторву и сожрать заставлю.
Как бы ненароком сжимаю бицепс и перехватываю затравленный взгляд.
- В общем так, - перехожу я на хриплый шёпот. - Сейчас ты встанешь и свалишь из автобуса на хер. И не дай бог, я увижу тебя здесь после следующей остановки. Ты меня понял?
Он кивает, по всему впечатлённый моим напором.
- Давай, пошёл отсюда, - командую с напором.
У выхода звучит задорный кавказский мат, потом всё успокаивается. Я смотрю на свои руки, ловлю себя на том, что бесконечно сжимаю и разжимаю кулаки. А кто сказал, что бодибилдером быть легко?

ПРИЯТЕЛЬ

Приятель мой сегодня отчудил.
- Слушай, - говорит, - тебе не кажется, что у меня голос слишком высокий?
- В смысле? – отдуваясь, делаю серию отжиманий, три сета по двадцать.
Он мнется:
- Ну, не знаю, для мужчины.
С грохотом опускаю штангу, которую только взял в руки, и смотрю на дурака - и не засмеется ведь.
- Ты чего, офанорел? У тебя двое детей!
- Трое, - поправляет он.
- Ну вот, трое. И все на тебя похожи. Какие еще доказательства мужественности тебе нужны? Справку о количестве тестостерона на лоб ведь не приклеишь!
Он вздыхает, морщится, молчит.
-Ладно, давай по-другому. Ты слышал этого чувака из «AC/DC»? Его голосом стекло пилить можно. Ты по сравнению с ним как Шаляпин.
Продолжая вздыхать, приятель смотрит на меня, на мои вздувшиеся от тяжести руки, бессознательно надувает то, что он считает бицепсом.
- Что-то мне это всё напоминает один разговор, состоявшийся у Хемингуэя с Фицджеральдом Скоттом.
- О чём базар, в смысле разговор?- жмурюсь, качаю дельтовидную, подпеваю «Rammstein».
- Как всегда, Эрнесто ненавязчиво дал понять, что его сарделька – в отличие от других – непременно XXL.
- Как этот мудачок, про которого ты рассказывал, - подхватываю разговор. – Как его…Прилепкин? Пелёвкин?
- Пелёвкинд, - передразнивает он меня.
Хохочем, даём другу другу пять, снова хохочем. Мне-то что, у меня баритональный тенор, только что от стероидов стал сипловатым.
-Слушай, ты бы подкачался, чтобы хрень всякая в голову не лезла, - советую, разглядывая его впалую безволосую грудь, переходящую в довольно таки заметное пузико.
Он смёётся, говорит, что ему это вроде как не нужно, не надо ему мясной костюм, он, мол, своё биологическое соревнование выиграл. Ничего не поняв, пожимаю плечами, поворачиваюсь к зеркалу, смотрю на себя.
После тренировки приглашаю его полакомиться куриными крылышками, ну хотя бы в KFC или BurgerKing, попить латте без кофеина. Однако он досадливо трет лоб, отказывается – мол, скоро защита докторской, дел много. Отворачиваюсь к окну, чтобы скрыть неожиданно нахлынувшую досаду. А кто сказал, что бодибилдером быть легко?

«ЖИВОЙ ЖУРНАЛ»
Сегодня нет тренировки, так что, считай, у меня выходной. После работы в каком-то затмении брожу по бесконечным залам очередного торгового центра, выросшего за какие-то пару месяцев у станции метро. С тревогой замечаю, как подозрительно часто звучит песня Duran-Duran, привет из 94 года. В «Перекрестке» на первом этаже покупая упаковку куриных грудок, куриные яйца, хлеб с отрубями, зелень, не удержавшись, бросаю в тележку двухлитровую бутылку «Пепси Лайт».
Дома, по совету приятеля, захожу в «ЖЖ», скольжу мышкой по названиям текстов, которые мне ничего не говорят, написанные как будто на каком-нибудь монгольском языке, только русскими буквами.
«БАБЕТТА ЕДЕТ НА ВОЙНУ»
«СТРАХ И ТРЕПЕТ В УРЮПИНСКЕ»
«ДОСТОВЕРНЫЕ И НЕОПРОВЕРЖИМЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА СУЩЕСТВОВАНИЯ ПАТРИКА БЕЙТМЕНА»
«СОВЕТСКАЯ МЕТАФИЗИКА В ДЕЙСТВИИ (К вопросу об оккультных корнях формулы «Ленин жил, Ленин жив, Ленин будет жить»)
Вспоминаю, как удивился, увидев в планшете у приятеля текст под названием «ЗАТЕРЯВШИЙСЯ МЕЖДУ ДВУХ МИРОВ: В.С. ЧЕРНОМЫРДИН КАК ПРОТОАРИЙСКИЙ ВОЖДЬ ПОЗДНЕГО АНДРОНОВСКОГО ПЕРИОДА».
- Андроповского? – на всякий случай уточнил я.
-Андроновского, андроновского, - посмеялся он.
Наконец, решившись, щелкая по тексту под названием «В ТЕНИ ВЕЛИЧИЯ ЗАХАРА ПРИЛЕПИНА».
«… В полку «фейсбук - летописцев» прибыло. А что, не все же коллективному «неистовому Арсенчику» кропать свои бездарные посты. По-видимому, вдохновившись примером более продвинутых товарищей по левому спектру, многострадальную землю Донбасса посетил с рабочим визитом писатель «Захар» П. Твёрдой рукой, выдающей большого (и выдающегося!) мастера, он запечатлел на условных страницах вышеупомянутого «Фейсбука» вехи судьбоносного путешествия из Великороссии в Новороссию. Знаменитого автора текстов с пышными и корявыми названиями, как то - «ПАТАлогии», «СанькЯ», «ГреХХХ», удостоенного многочисленными премиями и приязнью богемной Москвы, в Донецке приняли и обласкали.
Надо сказать, личные достижения «Захара» П. на Донбассе на фоне коллег не впечатляют. К примеру, Игорь Пыхалов стрелял по укропитекам из противотанкового ружья и ходил в атаку. Блогер «Эль-Мюрид» познакомился с полковником «Стрелковым» и стал его персональной феей. Сам Кургинян позировал с АК на диване и гневно задавал неудобные вопросы. Ни в чём таком «Захар» П. замечен не был, как не был замечен и на поле брани (впрочем, говорят, что он свое отвоевал в Чечне). Однако, времени он тоже зря не терял – провел блиц-опрос ополченцев и с легкостью обнаружил следы кремлёвского заговора. «Товарищи, Москва мешает ополченцам добить врага».
Оставим на совести «Захар» П. утверждение о том, что только козни Москвы помешали им опрокинуть вражину в Днепр. Как представляется, это очередная вариация хорошо известной с детства идеи о том, что хорошему танцору мешают лишь некие парные овоидные объекты. Если б могли, то, вероятно, добили бы, учитывая, что между объявленным г-ном Захарченко наступлением и подписанием «минских соглашений» прошло не так уж и мало времени. Но то, что простительно простым жителям Донбасса, шахтерам etc. совсем не к лицу обладателю многочисленных премий, действительному члену Союза писателей России, журналисту, телеведущему, составителю литературных антологий и просто наипрекраснейшему парню «Захару» П.
В общем-то, всё то, о чём пишет «Захар» П. по-своему замечательно, за исключением, пожалуй, сакраментального вопроса, озвученного небезызвестным Никанором Ивановичем Б. Суть вопроса заключается в следующем – за банкет Пушкин (читай Путин) платить будет? За чей счет и на чьи деньги тянут электрические линии, газопровод, пускают «северный ветер», а потом снабжают его? И выходит так, что как говорят понаехавшие природные русаки родом из Одессы и прилегающих к ней мест, включая Жмеринку – таки да!»
Ничего не поняв, перехожу к следующему.
«МУСОР В ГОЛОВЕ: Писатель Иванов-Уральский»
С возрастающим недоумением читаю.
«…Все эти сизые с перепою географы, когда глобусы уже пропиты, а Родина – ещё нет, мутные любовные треугольники, духовные искания героев, решающих, что лучше – стринги на босу ногу или чулки на непобритую…
Нет, я вовсе не хочу сказать, что г-н Иванов лишен писательского таланта. Напротив, там где беспрестанно дребезжащая машинка в его голове молчит, пейзажи, народные характеры, естественность диалогов – всё это впечатляет. Портит всё весь этот ментальный мусор в голове, налипший в конце 80-х и щедро политый водкой и пошлостью в 90-е…».
Зевнув, перелистываю ленту друзей, ищу что-нибудь попроще. Опять натыкаюсь на текст об этом самом Прилепине, решив при случае поискать в библиотеке его книги.
Данила Пепперштейн
«ХИТРЫЙ ЗАХАР (УБИТЬ В СЕБЕ ФАНТОМАСА»

«ЗП уже учил нас, как любить Родину; ухаживать за женщинами; воспитывать детей; теперь он назидательно нетерпеливо учит нас пониманию Истории…
Как всякий недочитавший и недопонявший человек, он больше всего боится показаться невежей и невеждой в одном лице. И как всякий недообразованный человек, ЗП тревожно ищет в других то, что ощущает в себе – читал не то, смысла не понял; букв много, но ничего не понятно. Неумение ясно излагать то, что ясно же осознается, в себе самом компенсируется длиннющими текстами про обитель зла – так опытная вязальщица, похваляясь своим искусством, вяжет свитера километрового размера, заведомо непригодные к ношению. И всё это для того, чтобы бородатое чучело с того света проскипело «ай да, П-н., ай да сукин сын…».
Снова зеваю, отчаянно тру глаза.
«Основная проблема, как кажется, заключается в том, что в московском богемном мирке «Захар» П. стал своим, медленно, но верно начав превращаться в то, против чего он так искренне и горячо возмущался. Нашлось и оправдание этому, признаемся, закономерному процессу – в многочисленных интервью ЗП возвестил, что главной своей целью он считает просвещение и вразумление московского райка. В местном паноптикуме он удивительно быстро нашел себе место и освоился, этот ушлый рязанский мужичок, который думает про себя, что он новый Есенин, а на самом деле просто еще один Фантомас.
В силу отмеченного предназначен он исключительно для внутримосковского потребления. «Перед употреблением – взболтать!» Это потом пошли цели помасштабнее, например: «А не замахнуться ли нам на Александра нашего Исаевича?» Но об этом в следующий раз».
Просыпаюсь от того, что планшет, выскользнув из рук, падает на пол. Поднимаю его и снова читаю.
«…А тут – не возвысил громовой голос, не завизжал от невозможности промолчать, высокими принципами поступиться. Он вообще порой молчит самым загадочным образом – как например, когда умер Виктор Топоров, которому ЗП весьма и весьма…
Например, В. Пелевин шел к своей славе через годы упорной работы, выдавая книгу за книгой. Некоторые из них, как принято говорить, стали знаковыми, обозначив духовные искания и ориентиры определенной части общества. А что оставил ЗП? Беспомощные «Паталогии»? Косноязычного «Санькю»? Кривляющуюся, не пойми о чём «Чёрную облизьяну»? Ну да, горсть хороших рассказов – всё про себя любимого».
Вытаращив глаза, чтобы не уснуть, перехожу к следующему тексту.
«ВИКТОР ОЛЕГОВИЧ ПЕЛЕВИН КАК ЗЕРКАЛО РУССКОЙ ДЕГРАДАЦИИ»
«Пелевин – человек удивительно скромный. Его «Числа» - это прощание с либеральными иллюзиями и с ельцинской Россией. Чтобы понять поздние тексты П., надо какое-то время пожить в Берлине – увидеть это серое небо с висящим над городом серым пузырем аэростата; смотреть на бирюховые ворота иштар в Pergamon-museum с шагающими сируффами…»
«видимо, решив, что он покончил с современниками, П. задирается к Великим, а того не понимает, что большим Русским Писателем не стать сидя в позе лотоса на берлинском дирижабле (диване) и раскуривая «косяк». Большой талант плодоносит до тех пор, пока он связан тысячами нитей с обществом, его взрастившим. Созерцание ради созерцания не прокатит. Творчество, как не крути, не сводится к вселенскому акту шевеления большого пальца ноги, сдуванию челки с лица и вращению больших пальцев рук. Толстой это понял. Достоевский это понял. Надеемся, и П-н поймет.
«Это ведь и вопрос, кого брать себе в кумиры? Одышливого сноба Набокова, мудаковатого Сэлинджера, мутного Солженицына. При этом П-н – удивительно скромный. Не запачкал себя участием в рекламных кампаниях, не тиражировал свой образ на плакатах с часами, галстуками и и трусами «CalvinKlein».
Сквозь неумолимо подступающий сон замелькали совсем непонятные фразы:
«…процесс постепенного избавления от советского ментального шлака».
«…если раньше произведения были полны аллюзий на кастанедовщину…»
«десятилетие творческих неудач…»
«как самовар покрывается накипью и окалиной…»
«с опаской, словно черепаха, выглядывающая из своего панциря»
Зевнув так, что чуть рот не порвался, отбрасываю планшет и погружаюсь в сон, так и не уразумев, чем все-таки занимаются все эти замечательные парни в «ЖЖ». А кто сказал, что бодибилдером быть легко?

НЕМЕЦКАЯ ФАНТАСТИКА

У входа в зал сталкиваюсь с Михалычем – он здесь что-то вроде завхоза.
- Слушай, ты уже отзанимался?
Мы знакомы уже лет тридцать, еще с тех пор, как я ходил в качалку АЗЛК.
- А в чем проблема?
-Слушай, будь другом. Пришла на собеседование девулька, у нас администратор в декрет ушла, а директора нет. Ты мужчина представительный, посиди на кастинге.
Пожимаю плечами:
- Да без проблем. У меня только пиджака нет.
- Да херня, - нетерпеливо машет он рукой. – Мой оденешь.
В комнатушке Михалыча пытаюсь натащить на себя его пиджак – в плечах трещит, на животе не сходится ни одна пуговица. Смотрю на себя в зеркало, чувствую себя каким-то Сосо или Михо, ну, все в курсе про этих парней со странными фамилиями - то Ебланоидзе, то Ебланошвили, вроде того типа, который штаны задом наперед надевает. Натягиваю на рожу важный вид, как будто сотка в день – не проблема.
Девулька оказывается самой обычной, ничего примечательного – косметика, русые волосы, туфли на каблуке, лифчик на паралоне. Михалыч о что-то негромко говорит, чешет лысину карандашом, задает вопросы. Вижу на его лице недоумение, начинаю прислушиваться к их разговору .
- В Вашем резюме шестнадцать ошибок. Вы в школе-то учились?
Она неуверенно кивает, с сомнением смотрит на меня. Многозначительно смотрю на часы, как будто спешу куда-то.
-То есть ты книг совсем не читаешь?- переходит на «ты» Михалыч и что-то в его голосе заставляет меня насторожиться.
Девушка смущается, отводит глаза, говорит еле слышно.
-У меня муж не любит книги, выбрасывает, если я приношу.
Она нервничает, отчего непроизвольно сдвигает и раздвигает ноги. Юбка короткая, так что с интервалом в несколько секунд моему взору открываются белые трусики. Они такие тонкие, что сквозь ткань отчётливо видны коротко подстриженные волосы на лобки. Смутившись, отвожу глаза. Девушка не выглядит шалавой, просто одета по летней моде.
-Так чем же вы занимаетесь, когда отдыхаете? Кино-то хотя бы смотрите?
Отчего- то девушка еще больше смущается, смотрит в пол и краснеет.
- Понятно, - задумчиво говорит Михалыч и смотрит на меня.- Исключительно немецкую фантастику.
Возникает неловкая пауза. Я кручусь в офисном кресле, прочищаю горло, после чего все начинают смотреть на меня, в животе бурчит.
-Ну хорошо, - наконец произносит Михалыч. – Мы позвоним в течении недели и сообщим о принятом решении.
Девушка неуверенно кивает, смотрит на меня, проводит ладонью по заду, разглаживая юбку, потом уходит.
Михалыч пьет минералку, что-то бормочет себе под нос.
Я кружу вокруг него, не в силах сдержать любопытство.
- Слушай, а что это за немецкая фантастика? Что-то я давно ничего такого не видел.
Он непонимающе смотрит на меня, потом вздыхает:
- Да видел ты, все видели.
- Слушай, я не в курсе, что за тема такая, - отвечаю, смутно ощущая какой-то подвох.
- Рассказывай, давай. Там пацаны еще всё время «dasistfantastisch» говорят.
Смущённый собственной тупостью, смеюсь.
- И где этих зомби выращивают, - с неожиданной злостью говорит Михалыч. – В школе не учится, диплом купила в каком-нибудь университете галактического бизнеса и менеджмента. Вагнера путает с вагиной, зато в момент ответит, чем Victoria`sSecretотличается от Women`sSecret.
Чуть не откусываю себе язык, чтобы не спросить чем же все-таки они отличаются. А кто сказал, что бодибилдером быть легко?
(продолжение следует)






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 48
© 13.07.2018 Vladimir Kvashnin-Samarin
Свидетельство о публикации: izba-2018-2316258

Рубрика произведения: Проза -> Повесть











1