Моя Армения


Моя Армения!
Какая стать!
 Соединенная и символом и речью.
Как я могу сказать, что не люблю тебя?

В промокшем Питере , погрязшем в просторечье
С  своего ума,

Упавшем в грязь великодержавного величия и чести.

Которому не льстят слова с намеками
и очень глупой лестью.

Тот город, где
Таскался по углам
с книжонкой глупый Мандельштам,
Ахматова с улыбкой бесподобной.
Вдруг нарезая острый твой свой овал в промозглой мороси,

Как будто не о чем не зная,
Так просто осмотрела все вокруг,

Но вспомнила Париж
в объятиях простого италяьшки-
 Модильяни.

И Петербург, как черный передел
Многолосия народов и торговцев
Попал в каналы своих страшных дел,

Но сделал вид,
Что был он бесподобный.
Что делать?
Это Петербург!
Ему не указать
Бездумной глупости-

Лишь правила движенья.

Моя Армения, я признаю тебя,
такой, как есть.

Такой, как чудный твой народ,
трудящийся на виноградах томно.
Что я скажу про озеро Севан или гору
С названьем « Арарата»?

Я промолчу.
Кто может оценить,
Хоть даже я , имея символ брата!

Я посмотрю на темную Неву,
И сообщу продумав и размерив,
Вам всем,
Не удушая мысль.
как будто-плача-
Никому не веря.

Моя Армения, я должен тут сказать,
Что сердце тут мое - отнюдь не вата.

Что наших бедах я совсем не виноват. 
Я думаю об этом.
Только плачу.

Моя Армения-я так люблю тебя,

За пылкий нрав и глупую достойность.
Армения, ты сладкий арахис?
Ты соль иль перец?
Или лавровый лист
Иль виноградников
Спокойная пристойность?

Армения- ты русская душа
Мы-брат с сестрой.
И эта степень важна,

Мы ссоримся, но можем все менять,

Но нам: другая степень бесполезна
Когда смердят глаголом наши имена,
уста постывшие.
 И этот глупый лепет.

Нас рубят, ссорят.
Это так!
Но ведь и русский дух
Никак не остановишь
 От красоты творенья бытия.
Ни бог, ни черт!
Никак нас не рассоришь!

Но разве мы полушечку борща

С тобою не делили
 Оловянной
ложкой?

Изведывая сложности и скуку,
Но разве тот,

Тот глупый армянин,
не умирал в окопах под Опочкой?
Я объясняю,

Это-перед Псковом,
Когда враги пришли в мои края.

Он где-то там лежал с российским пареньком,
С губой до рта и деревенской рожей.
Вкушая смысл событий бытия
А
арменин держал
трофейную лопатку,
чтоб было бы проще и надежней.

И носом чувствовал черным и большим,
красивым,
Будто римская икона.
Он был в окопе рядом с ним.
Нет, - не один!

С ужасной рожей ваньки с огорода.

Но вдруг на них пошел фашитский танк,
Распределенный умным,

В меру пьяным,
Любившим весь армейский лоск,
Фельдмаршалом таким-
Гударианом.

Но вот и то произошло-
Тут Ванька встал и черный твой союзник
И оба два-
И греческий овал
И морда из колхоза встали
И опрокинули весь крупповский
и подлый идеал.

Железный принцип!
Посмеясь над нам!

И умерли, как две сестры.

Или хотите-брата.

Гранату бросили-
И умерли вдвоем-
бессмыслено и безнадежно.
Под танк легли

На небо посмотрели,
Жарясь в аде,
Но пролетели ангелы вокруг,
и посмотрели глаза чуть-чуть
В глубины вод Севана,
Мокрость Петрогада.

Простили вдруг
Друг друга.

Мгновенье сердца-
Так между тем порвать
В простые клочья
Ту германскую достойность,

Который только что и вдруг постиг.
.
Мы-злимся говорить и спорить.
Но нас никто не разлучит навеки?

Моя Армения,

Твой синий до безумства цвет
Меня не отвлечет от сути.

И я приду увидев этот свет,
Быть может, я и был
Безумный и смешной, 
Но не
Твой сожититель.

И я  люблю тебя , мой друг, сестра,

Но, в общем, дурачок и сквернословник.

Но это просто-я с тобой-одной.
Я- муж.

И вовсе не любовник,
Зашедший так,

Чтоб выпить чуть винца
И насладиться тут красою
Бесподобной.

Я помню, как усатый гад,
любил лишь твой коньяк
и жителей,
И их несовершенство.

Он посылал людей в кошмарный ад,
Но думал о проходах во вселенной.

Но
был же и тот маршал Багрямян,
который так дробил фашистов,
Да и так  бомбил,
Чтобы  и член не встал,
Чтоб не забыли озеро " Севан",
Ахматову в прорыве безутешном,

Когда орава, соблазнясь на бал,
Забыла обо всем,

Их волновал лишь жаркий путь наживы.

Они забыли, в маленьком селенье
 В Армении моей,
Кодует бабушка с котлом
Которая сказала

- В доме непорядки!

Армения, как я люблю тебя!

Мой светлый идеал, и, дай вам бог,
Услышать голос мой в моих стихотвореньях.

Таких неважных!

Все - неважно!

Услышать о…таком простом
и смертном
- просто лишь сказать,

Что бабушка  и черный твой наряд,
С заботами
 Или кинзою переросшей
В грядках , в огороде. 

Она сказала,
Я ведь твой скелет-

Нет ни зубов, ни ужаса, ни страха

Но вдруг
Попала в мед варенья,

Я-не пчела, чтобы зарыдать
Возьмемся за руки, 
-Не страшная  беда!
Возьми ружье,
Уставшее от дела,
И покажи им,
Кто же тут не прав,
Иди  туда,
В Санкт-Петербург и Ленинград
И возвращайся с знаменем Победы! 

Вот посмотри в окно,
Цветет орех,
Плывет река
И в ней живут
Форели золотые.
И ослик мокрой мордочкой своей
Уже травою насладится хочет.

И бабушка,
уставши от огня,
передавала
мне пирог…

Простую корочку,
чтоб не дурел от скуки.

Осыпан зеленью-простой и молодой..

И ,в общем, главное, чтобы
Услышать голос мой в событиях
Трагичных!

Я знаю-кладбище одно
и мы там все
вдруг очутимся
вместе!

Но был серьезный разгвор-
С бабулей.
Руки были в тесте.

Ты принесешь ко мне лепешку.
Что со мной?

Разве не видел я гробов иль лживых лестей?

И дашь поцеловать
твою упавшую и сморщенную руку.

Но бабушка сказала
- Ты не прав!
Не обращай внимания на мой вид!

Все просто-
Там горшки стоят

И муж вдруг оказался пьяным,

Но надо козочку доить,

Детишек успокоить,

Чтобы сильно не казались рьяны.

Я за Россию все отдам.

И в этом есть - вся умная наука.

И я-умер дважы!

Как,
Армения права.

Мой маленький народ.
Нелюбящий чужих прикосновений!

Как брат-сестрой.
Знакомы-незнакомы.
Ну что же тут сказать?

Тут не хватает музыки и речи.

Определенья эти бесполезны.

Но - не игла, пронзившая холста,
Не понимая
сущности вселенной.

-Ну что пробомотать?

Жду я тот пирог,
засыпанный травой
и вашим назначенньем!

Армения, как я люблю тебя!
Мне не хватает твоего блаженства!

Армения,
прости за мой язык, не давший ожиданья.

Но бабушка, принесшая пирог,
Мне указала, где же совершенство.

Она сказала,

Тыкнула в пирог,
Послушаю

“ Ешь и жди”.
Молчу. Смотрю.

А вот потом поговорим о мирозданьи.

Армения, не дай мне изменить,
Моим стихам, написанных так глупо.
Но подчас хочу

В окоп, где русский, арменин
Гранату сунули под гусеницу Круппа.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
© 13.07.2018 Андрей Ланкинен
Свидетельство о публикации: izba-2018-2315946

Рубрика произведения: Поэзия -> Верлибр












1