Ночной гость...


Ночной гость...


В августе 2000 года по делам своей фирмы были с мужем в столице нашей Родины - Москве. Одолевали бесконечные проверки налогового ведомства, а начисленные суммы штрафных санкций были настолько велики, что вызывали просто нервный смех. Составляли они трехлетний оборот фирмы. Была твёрдо уверена, что это рейдерский наезд с целью выжить нас с рынка строительства жилых домов. 

Поехали мы на своей любимой машине марки "Тойота". Приехали, остановились у родных, пошли в налоговое ведомство, оставили там письменное несогласие с актом проверки. Ответить должны были через десять дней. Не захотелось стеснять родных своим присутствием, вот и решили мы поехать по местам нашей молодости, где муж работал после института в строительной организации. Машина есть, до города Зубцова от Москвы всего-то двести километров, а там и до озера Селигер рукой подать, которое мы, живя рядом, так и не посетили. Прошло тридцать годков, может кто из знакомых ещё живет там в здравии. Родные не удерживали. Накупили всякой снеди длительного хранения, на случай встречи со знакомыми, и рванули.

По рижскому шоссе, да с ветерком, до Зубцова домчались за два с половиной часа. Трасса поражала своей пустотой. Редкая машина встречалась в пределах населённых пунктов. Природа, мама родная, дух захватывает! Красотища неописуемая! Погода солнечная, ни ветерка, и жара не давит. Зубцов встретил пустыми улицами, редкими прохожими. И хоть время было раннее, пьяные мужики бродили по улицам в поисках опохмелки. Увидев нашу машину, с блеском начищенную, кидались под колёса с просьбой добавить копеек. Назвав фамилию наших знакомых, мы быстро узнали их новый адрес, отдав на бутылку беленькой. Не забыли мы и наш дом посмотреть, построенный на высоком берегу реки, двухэтажный, восьмиквартирный. Когда-то новенький, из силикатного кирпича, смотрел он своими окнами на прекрасную речку Вазузу, а теперь стоял обветшалым стариком. Берёзки две, посаженные нами под окнами с сыновьями, выросли выше дома. Только красавица Вазуза осталась прежней. Катила она свои воды навстречу великой Волге-матушки, как прежде. Вазузское водохранилище, построенное после нашего отъезда, наполнялось весенним паводком и хватало водицы нашей любимице от ручейков, её питающих. Подъехали и к берегу Волги, через которую был построен мост, заменив собой паром.

Наши знакомые получили новую квартиру, но дом смотрелся не лучше нашего. Всё разбито, перила раскурочены. Дверь нам открыла знакомая. Узнала сразу, пригласила в квартиру. Войдя, почувствовала, что переступила временной порог в прошлое. Та же мебель. Сервант со сломанной ножкой, вместо которой, как и тридцать лет назад, стоял берёзовый чурбанчик. Полы давно не мыты и не метены, на кухне горы грязной посуды, вместо постели лежат горы тряпья. Хозяйка куда-то спешила. Знакомый уехал на несколько дней на рыбалку. С улицы прибежала внучка, которая каждое лето приезжала из города Горького. Мы вызвались подвезти их. Во дворе вокруг машины стояли дети и взрослые. Все хотели узнать откуда прибыли эти богатеи. Знакомая не захотела разговаривать с соседями и мы поехали. Попросив остановиться рядом с районом частных домиков, знакомая стала извиняться, что не приглашает переночевать, нечем будет даже попотчевать. Тут и мы опомнились. Открыли багажник и стали им вручать наши гостинцы. Девочка радостно верещала, быстро укладывая наши гостинцы в корзину, что прихватила её бабушка. Для знакомого мы передали бутылку фирменной "перцовки", которую думали выпить вместе. Знакомая поведала, что спился её Илюша окончательно и наш подарок спрячет от него куда подальше. Мы простились, девочка долго махала нам вслед.

Время приближалось к полудню и мы, вырулив на шоссе, продолжили свой путь. Пустынная трасса немного напрягала своей тишиной. Проскочили ещё с полсотни километров, как вдруг, неожиданно, на дорогу выскочил мальчуган. Едва успели затормозить. Лес вокруг, ни домика, ни деревеньки. Стоит взъерошенный, нос в конопушках, годков десять, не более, в руках банка двухлитровая с ягодой:

- Тётенька, дяденька, купите землянички, на хлеб деньги надо! Я не дорого прошу, только десяточку. Еле успел из лесу, вас далеко было слышно.

Купили мы ту земляничку, уплатили мальчугану в три раза больше, угостили сладким. Он подхватил свою опустевшую банку и побежал заново собирать. Засвистел соловьём радостно. Решили перекусить, с утра во рту маковой росинки не было. Разложили на капоте снедь припасенную. Солнце, воздух духмяный и тишина. Благодать! Давненько такой красоты не видели. Земляничка таким ароматом отдаёт!

Видим, на приличной скорости, несётся жигулёнок разбитый. В одном направлении с нами спешат. Остановились. В машине четверо парней-качков. Один в окно к нам с вопросом, правильно ли они едут в сторону Селигера и сколько ещё километров ехать. Мы подсказали, парни покатили дальше. Стало нам не по себе. Дорога пустая, наша "япошка" новенькая, парни с лицами бандюганов. Сгребли всё в багажник, не до еды стало, и рванули. Быстро нагнали тех парней, промелькнули их удивлённые лица из жигулёнка и понеслись мы на бешеной скорости на отрыв. Парни добавили газу, но куда им с нашей "Тойотой" тягаться.

Селигер - одно из красивейших мест России. Это не подлежит сомнению.
Но пока мы сами не увидели зеркальную водную гладь, освещенную лучами заходящего солнца, обрамлённую лесом и не вдохнули воздух, напоенный ароматом трав - для нас это были просто фантастические рассказы наших знакомых, побывавших в этом благодатном месте. На первый взгляд оно показалось нам небольшим и, признаться, очень удивил пароходик, на который дружно спешила толпа туристов, отправлявшаяся на вечернюю прогулку.

Нам же предстояло позаботиться о ночлеге. Здание местного дома отдыха представляло собой жалкое зрелище. Прежде чем оформить заказ, мы решили посмотреть номер, сдаваемый как апартаменты и пришли в ужас. У стойки администратора, куда возвратились ошарашенные от увиденного, стояла дама лет пятидесяти с очень красивым лицом, всем обликом напоминающая известную актрису и администратор, представив нам её, сказала :

- Екатерина сдаёт свою квартиру, сходите, посмотрите, а уж потом и решайте где вам будет лучше. У неё и вода постоянная, горячая и холодная, не то что здесь. Да вы сами видели все наши удобства, а воды горячей неделю нет. Кочегар запил и не можем найти ему замену.

До дома Екатерины было рукой подать, она пошла пешком, а мы ехали следом на машине. Квартира нам очень понравилась. Однокомнатное уютное гнездышко. На наш вопрос где сама хозяйка будет жить, Екатерина ответила, что рядом в доме живёт дочка, там она и живёт всё лето, сдавая свою квартиру. И ещё, она предложила нам капитальный гараж брата, чтобы спрятать машину там от греха подальше, потому как если и не угонят, то попортят запросто, такие уж здесь были нравы. Цена нас устроила и мы согласились.

Показав всё необходимое, хозяюшка удалилась, сказав, что нас никто не побеспокоит, поскольку живёт она одна, а плату за проживание ей лучше отдать в последний день, так целее будет.

Выгрузив из багажника наши припасы и заперев машину в добротный гараж, стоящий недалеко от дома, поспешили к озеру. На причале стоял пароходик, совершающий прогулку по ночному озеру. Как здорово мы отдохнули в тот вечер!

Открывающиеся просторы водной глади завораживали. Вечер был тихим. На чистом от облаков небе мерцали звёзды и светила луна. Тихо играла музыка. Трехчасовая прогулка по ночному Селигеру прошла быстро. Мы сошли на берег и взявшись за руки, побрели к дому. Кто-то спал и окна были темны, где-то гремела музыка и слышался разговор на повышенных тонах. Глубинка жила своей жизнью.

Дни отдыха пролетали незаметно. Каждый день мы присоединялись к группам туристов, опытные экскурсоводы водили нас по интересным местам. Было море впечатлений. Но подходил день отъезда и накануне, встретив Екатерину, предупредили, что ждем её к девяти часам утра принять ключи и получить оплату за проживание. За все дни никто ни разу не нарушил наше уединение.

Поужинав, легли спать, выключив свет. От усталости оба едва держались на ногах. Сон пришёл мгновенно. Среди ночи меня разбудил свет, струящийся из кухни. Я решила, что муж проголодался и решил перекусить. Накинув халатик, вышла из комнаты и остановилась в растерянности. За столом сидел незнакомый мужчина. Был он одет в красивый костюм и белоснежную рубашку. Лицо его было бледным, с налётом усталости. Мне захотелось броситься в комнату и разбудить мужа, но ночной гость остановил словами:

- Не беспокойте мужа, голубушка, я скоро уйду, пусть спокойно спит, вы устали сегодня. Я муж Екатерины и мне уже скоро пора. Вот зашёл напоследок, на своей кухне посидеть.

В доме напротив гремела гармошка, слышались пляски и песни. Ночной гость, оглянувшись к окну и вглядываясь в происходящее там, за окном, тихо произнёс:

- Доченька наша веселится. Собрались на поминки, а устроили свадебку. Вот такая она у нас. Не любит печалиться. Пить крепко стала и мужей менять каждый месяц. Некрасивая, а мужики с сызмальства липнут, будто мёдом намазана. Как уж мы с Катенькой не поучали, ничего у нас не вышло. Трудно Катеньке будет с ней справляться, устанет она. О чём хочу вас попросить, голубушка. Там, в комнате, в шкафу, стоит томик стихов Пушкина, я в него давно спрятал приличную сумму денег, но не успел сказать Катеньке. Вот когда она придёт утром за ключами и оплатой, подскажите ей.

- Так что же Вы сами ей не хотите подсказать? Вы что, в разводе с ней? - спросила я с удивлением.

- В разводе? В какой-то мере вы правы, голубушка,- с улыбкой произнёс ночной гость, - мне уже пора и завтра утром свою Катеньку, к сожалению, не увижу, буду в пути. Вы уж не забудьте подсказать, пожалуйста. И что ещё хотел вам сказать, голубушка. Вы в Москву через Торжок поезжайте. Так спокойнее будет, чем Рижским шоссе. Не забудьте! Через Торжок на ленинградскую трассу. Ваши неприятности в Москве разрешатся благополучно и никто уж вас после беспокоить не будет. Светает, мне пора.

Ночной гость устало поднялся со стула и направился к входной двери. Я стояла, кутаясь от озноба в халатик. Ступал он тихо, словно не касался пола, а скользил по нему. У дверей остановился и попросил :

- Простите, я забыл свой платок на столе, не могли бы вы подать мне его.

Поспешив выполнить просьбу гостя, я направилась на кухню, но ничего не увидев, вернулась к входной двери. Ночной гость ушёл, хотя я не слышала звука закрывающейся двери. Погасив свет, вернулась в комнату и уснула крепким сном.

Утром проснулась от голоса мужа, который безуспешно пытался меня разбудить:

- Вставай, полуночница! Бродишь по квартире, беседы с кем-то ведёшь, а теперь дрыхнешь. Спать мешали с ночным гостем. Я уж хотел встать и выставить незваного, но уснул, как подкосило. На его словах, что не надо будить, и вырубило. Скоро хозяйка придёт ключи забирать. Быстро в душ, а я пошёл завтрак готовить, засоня!

Екатерина пришла в строго назначенное время. Муж забрав вещи, пошёл за машиной в гараж. Вручив ключи и деньги за проживание, я вспомнила о наказе ночного гостя и сказала:

- Да, Екатерина, вчера ваш муж приходил поздно ночью, побеседовал со мной и попросил передать вам, что в томике Пушкина он положил приличную сумму денег, но забыл вам сказать. Вы что, с ним в разводе?

Екатерина побледнела, пошатываясь, подошла к книжному шкафу, дотянулась рукой до верхней полки и сняла томик Пушкина. На пол посыпались деньги, действительно приличная сумма. Она посмотрела на меня остановившимися глазами и произнесла:

- Как муж приходил? Вчера было ровно сорок дней, как его не стало, не мог он приходить, голубушка, не могли вы с ним беседовать.

Не помню, как я дошла до машины и попрощалась ли с Екатериной. В машине сидела притихшая. Когда подъехали к развилке дорог, я попросила мужа выбрать направление на Торжок, он молча согласился. Потом, много позже, мы узнали, что на рижской трассе было совершенно бандитское нападение, с целью завладения машиной, и были убиты три человека, в том числе один ребёнок. В нападении приняли участие четыре молодых парня, промышлявшие разбоем. Вопрос с проверкой закончился благополучно. Из Москвы мы привезли письма, после которых нас более не беспокоили.

Красив Селигер синевой своих вод, лесами зелёными, окружающими его, островными деревеньками. Таким он запоминается многим. В моей памяти остался разговор с моим ночным гостем. Не всё мы ведаем и знаем о тех, кто ушёл из жизни нашей. Видать и впрямь сороковой день назначен не зря. С мужем никогда не говорили о той ночи. Мне становилось не по себе, а он понимал, что услышанная им беседа не могла быть, но была.

На фото наш старый дом в городе Зубцове.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 17
© 12.07.2018 Надежда Опескина
Свидетельство о публикации: izba-2018-2315595

Метки: Грани необычного,
Рубрика произведения: Проза -> Мистика



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1