Когда над степью гуляли ветры. Часть I. Острог. Глава 5


Когда над степью гуляли ветры. Часть I. Острог. Глава 5
V
Московская земля встретила отца Феодосия холодным, пронизывающим ветром, напоминая о приближающейся зиме. Недоброе её дыхание студило и тело и душу. Не думал архиепископ, что когда-нибудь прибудет в первопрестольную под конвоем, что войдёт в царские палаты в сопровождении четырёх стрельцов и предстанет пленником перед восседающем на троне самозванцем. Но суд божий страшнее, чем суд человеческий. Там душам заблудшим Истина совестью на ухо шепчет, мучениями душевными грозит, хлеще огня адского которые.И нет спасения от меча её огненного, что в самое сердце разит без промаха.
Грозно глядел на архиепископа Астраханского и Терского Феодосия самозванец Лжедмитрий. Надменность скользила во всём его облике, надменность и превосходство. Едва распахнулись перед Феодосием двери царских палат, тяжким грузом ощутил он на себе этот бесчестный взгляд. Каждый шаг его на пути к царскому трону отзывался в сердце священника тяжёлым глухим ударом – чем ближе, тем сильнее. И вот он, последний шаг. Феодосию приказали остановиться. Теперь их тела отделяли друг от друга всего десять коротких шагов, а души их – вселенская пропасть.
- Астраханские все смуты от тебя! – Не обращаясь к Владыке по имени, надменно произнёс Лжедмитрий, - И людям ты говоришь, и сам называешь меня не прямым царём: да кто де я?
Феодосий казался невозмутимым. Он поднял на самозванца взор и пристально глядя ему в глаза ответил:
- Ведаю, что ты называешься царем. Прямое же твоё имя бог весть, ибо прирождённый царевич Дмитрий Иоаннович убиен в Угличе, и мощи его тамо!..
Сказал, как отрезал, и, не взирая, на приставленных к нему людей, ни разу не обернувшись, вышел прочь из царских палат. Коротки были слова старца, но в сей миг не только Феодосий заметил в глазах Лжедмитрия молниеносные искры то ли гнева, то ли смятения, то ли простой человеческой слабости - человеческого смущения. На мгновение в царских палатах воцарилась
звенящая тишина, и казалось, лишь шаги архиепископа заглушали бешено колотящееся сердце лжецаря.
Опомнившись, стража попыталась преградить пленнику путь, но короткий, непререкаемый жест лжеправителя остановил стрельцов.
После долгой гнетущей паузы пространство царских палат разрезал глухой, обессиленный голос сидящего на троне:
- Проводите архиепископа на патриарший двор.
Не ведал тогда Феодосий, какой поворот в его судьбе сыграют его же слова, брошенные Гришке Отрепьеву в лицо. Не ведал Владыка, что проведёт на патриаршем дворе долгие месяцы, обласкан будет лжецарём и увидит погибель его в горниле народного восстания. Не ведал, что сам он ненадолго переживёт Лжедмитрия, а по дороге домой, в Астрахань завершит свой земной путь где-то под Царицыным. Знал архиепископ одно, что никогда, ни при каких обстоятельствах не отречётся он от своих слов: «Не место самозванцам на царском престоле!»

На торговой площади расположилась раззадоренная щедрым морозцем столичная ярмарка. Не впервой было Акиму вести торг с московскими купцами. Знал, кому и почём товар сбыть, чтобы не продешевить. Астраханская стерлядка да осетринка завсегда в спросе были. Да и дело налажено у Акима. А в этот раз всё и вовсе гладко пошло – почти полным весом сбыл он товар без мытарств ипроволочек. А, как говорится, сделал дело – гуляй смело. Вот и решил Аким Никифоров по торговым рядам вольным человеком побродить, посмотреть лишний раз, чем в столице торгуют, что почём отдают. Да не ведал, что каждый его вольный шаг под неусыпным бдением людей Хворостинина был.
А ярмарка жила разудалой торговой жизнью. Отовсюду доносилось то конское ржание, то азартные возгласы наблюдателей за петушиными боями, то скоморошьи песни. Тут водили хороводы, там торговали тягучим янтарным мёдом. Что русскому человеку первый морозец! Румяны щёки торговцев, словно продаваемое ими малиновое да вишенное варенье. Но Акиму любопытно, чем в рыбных рядах торгуют. Прохаживается меж базарных полков, приглядывается, приценивается.
Внимание астраханского купца привлёк всадник на резвом скакуне каурой масти. Возвышаясь над толпой, всадник лихо рассекал плетью воздух, прокладывая себе дорогу сквозь людское скопище.Не сходя с лошади, верховой выбирал снедь. Он подъехал к рыбному ряду. На морозе горы щук, судаков и сазанов замёрзли и выглядели, словно деревянные колотушки. Рассыпаясь в любезностях перед знатным покупателем, торговцы наперебой предлагали ему товар.
Аким наблюдал, как тот, показывая плетью на ту или иную рыбину, недовольно качал головой. Восседавшего на породистом скакуне боярина не прельщали ни огромные сазаны, ни судаки. Когда боярин оказался с Акимом почти вровень, купец не утерпел:
- Что, боярин, ищешь? – Спросил он негромко. – Может, какой другой рыбки хочется?
- Кто таков?! – надменно бросил всадник.
- Купец астраханский, рыбу на продажу привёз. Торг почти уже завершил, но для хорошего человека найдётся у меня с десяток стерлядей да пара осетров волжских.
- Дерзок ты, купец, как я погляжу, - снедовольничал боярин, но подумав, сменил гнев на милость, -а от осетрины, слышь, не откажусь.
- Тогда милости прошу на пристань.
- Людей пришлю, - коротко бросил наездник и, огладив коня плетью, направился было прочь.
- Постой, боярин, а как я узнаю, что люди от тебя? – успел схватить коня под уздцы Аким.
- Скажут, от Фёдора Шереметева! -с высоты седла бросил боярин.
Не таился Аким Никифоров от народа, не чурался дел своих торговых, но не ведал, что люди астраханского воеводы тенью по пятам за ним ходили, что каждый шаг, каждое слово его на заметку Ивану Хворостинину несли. А тот нешуточно побаивался астраханского купца.





Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 37
© 12.07.2018 Марина Лазарева
Свидетельство о публикации: izba-2018-2315472

Рубрика произведения: Проза -> Повесть


Грачья Саркисян       13.07.2018   21:29:57
Отзыв:   положительный
Вы так профессионально передаёте дух того времени, Марина, что всё предстаёт перед глазами, когда читаю повесть. С уважением к Вам...
Марина Лазарева       14.07.2018   22:36:53

Спасибо, Грачья, за отзыв, за теплые слова. Из этой повести мог бы получиться неплохой роман. Но в то время о романах я не думала. А сейчас думаю, что напрасно. Но теперь уж, как сложилось. С уважением, Марина.
Грачья Саркисян       15.07.2018   21:03:59

Но в малой форме гораздо труднее раскрыть все свои большие замыслы, Марина, и в этом и заключается мастерство писателя.
Марина Лазарева       16.07.2018   14:47:00

Возможно, Грачья, вы и правы. Спасибо за высокую оценку. С уважением, Марина.


Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1