Светлые чувства



     Зимняя лунная ночь. Высоко в Небе перемигиваются звёзды. Тихо вокруг. Город спит. Только изредка лениво глухо забрешут собаки, да украдкой прошуршит шинами по снегу «запоздалый» автомобиль.
     Недавно назначенный на должность участкового младший лейтенант Василий Сидоров обошёл вверенный ему участок на предмет ознакомления с ним в ночное время и, пряча нос в меховой воротник бушлата и надвинув шапку-ушанку с кокардой на самые глаза, возвращался «на базу».
     «Ночной патруль! – самодовольно ухмыльнулся он и, ещё сильнее зарыв нос в воротник, про себя продекламировал стишок из своего детства, который когда-то выучил с друзьями во дворе. – А ночь лунявая-лунявая. А в небе зорок понатыркано. А я сидю совсем одна у растопёртого окна!»
     Вдруг его «профессиональные сторожевые» глаза заметили две тени, крадущиеся вдоль забора.
     «Так-так! Интересно! – быстро вернулся из лирического в боевое состояние его мозг, и Василий, осторожно ступая, чтобы под ногами не скрипел снег, пошёл следом за тенями. – Час ночи на носу. Куда это они направились? И так целенаправленно и целеустремлённо двигаются. Это всё подозрительно!»
     Подкравшись сзади к таинственным нахохлившимся фигурам, он узрел за спиной одной из них мешок, а на плече другой… бензопилу!
     «Опаньки! Меня терзают смутные сомнения! Похоже, «наклёвывается дело»! – засомневался, словно управдом Бунша из кинофильма «Иван Васильевич меняет профессию», и насторожился Василий, и начал… разматывать предварительную логическую цепочку. – Значит так. Направляются к реке. Но это явно не рыбаки. Зачем им бензопила? Для «изготовления» лунки бура достаточно. А им «дыра» побольше требуется! А в мешке что? Что-то топить собрались! Или… кого-то?! Концы в воду! Классическая схема! – и аж вспотевшей от напряжения рукой «налапал» пистолетную кобуру. – Стоп! Погоди-погоди! Не будем дёргаться! Выхвачу ПМ «на месте»! Возьму их с поличным! «Тёпленькими»! У проруби!..»…
     Тени бесшумно спустились по тропинке с крутого берега на скованную льдом реку. Участковый несколько минут подождал у спуска и осторожно глянул с обрыва. Из-под обрыва раздался «подозрительный» звук работающей бензопилы.
     «Блин! Как быстро начали… пилить! Пошла вода в хату! – констатировал сей «ужасный» факт участковый. – Пора… нагрянуть!»
     Он осторожно съехал на «пятой точке» по крутой тропинке на лёд реки и чуть ли не на четвереньках, чтобы не поскользнуться «не вовремя», шустро подполз к месту подозрительных работ, сокрытых от людского взора огромной глыбой льда, и вырвал из кобуры ПМ:
- Всем стоять! Руки в гору! Полиция!
- Тю! Ёо!!! – хрипло, в один голос, чертыхнулись подозрительные таинственные «фигурные» тени. И из рук одной из них на лёд выпал… топор!

***
     …От такого неожиданного «наскока» стража правопорядка даже Месяц, ярко освещающий «фронт работ», как-то тихонько попритух и, казалось, навострился тактично затеряться в толпе звёзд. Так сказать, технично слиться! От греха подальше! Типа, он тут не причём. Он мимо… проходил.

***
- А вы что тут, мужики, делаете? – наставив на «тени» ствол ПМ, удивлённо уставился на ледяную глыбу участковый.
- Да это Михеич делает. А я ему помогаю, - пришла в себя одна из «теней».
- Так точно! Степаныч мне помогает, - охотно поддакнула вторая «тень», удобней перехватила бензопилу и вкрадчиво спросила. – А ты кто такой весь из себя красивый боевой будешь, мил человек?
- Новый местный участковый младший лейтенант Василий Сидоров! – дал чёткий ответ полицейский, продолжая держать на мушке подозрительные личности. – Так что вы, мужики, тут делаете?
- Дык! – начал повествование Михеич и растерянно развёл руками.
- Дык! – подхватил его повествование Степаныч, поднимая со льда топор. – Понимаешь, младшой! Тут такая… заковыка. Щас объясню. Значит, так! – и указал топором на глыбу льда. – Мы эту «кучу» ещё заранее приготовили. И сейчас хотим к утру изваять из неё… Ледяной Дворец! Типа, Хрустальный Дворец! Вот!
- Да! Вот такие пироги с котятами! – вторил другу Михеич.
- Я не понял! – оторопел Василий. – А зачем его к утру… ваять? Почему не днём? – и сам же догадался. – А! Это чтобы рыбаки и прочие зеваки вам не мешали?
- Правильно! – осклабились «ваятели».
- Похвально! Понимаю! – успокоился Василий и опустил ствол ПМ. – Вижу. Хорошо получается. Красивый Дворец… прорисовывается, – и внимательно пригляделся к ледяной скульптуре. – А лунный свет в нём как интересно преломляется. Играет! Переливается! Красота!
- Да! Месяц молодцом! Хорошо нам помогает! Своими лучами подсказывает где пилить! – уважительно уставились на большой серебристый Месяц мужики. – Так, может, товарищ начальник, мы продолжим… ваять?
- А в мешке что? – снова «профессионально напрягся» Василий.
- Дык! – застенчиво развёл руками Михеич.
- Дык там тулупчик запасной. На случай усиления мороза. И «ледяной дворцовый» инструмент! – потянулся к мешку Степаныч и «выудил» из него большой увесистый напильник. – Вот! Напильник! С крупной насечкой! Драчёвый!
- Вижу! – хохотнул Василий. – А зачем, вообще-то, вы решили «построить» Хрустальный Дворец? Для каких целей? – и сам же предположил. – Для эстетических?
- Совершенно верно! – хитро сощурился Степаныч и указал топором на своего товарища. – Этот прохиндей Михеич жинке своей хочет необычный подарок преподнести. Вроде сюрприза! Сказочный Хрустальный Дворец! За её к нему… долготерпение! Всё-таки, она его уже тридцать лет… терпит! Вот! Жемчужная Свадьба! Понимаешь?!
- Понимаю! – уважительно покачал головой Василий.
- А у меня на носу Серебряная Свадьба! – похвастался Степаныч. – Вот мы с Михеичем и… ваяем для наших жён!
- А у вас, товарищ начальник, супруга в наличии имеется? – аккуратно полюбопытствовал у участкового Михеич.
- Нет ещё, - сознался Василий, засовывая ПМ в кобуру. – Но у меня девушка есть.
- Хорошо! – внимательно уставились на него «в четыре глаза» мужики. – Это очень хорошо! – и сделали ему неожиданное предложение. – Слушай, лейтенант, третьим будешь?
- Не «увлекаюсь»! Тем более на службе! – сразу безоговорочно «ушёл в отказ» Василий.
- Да, нет! Ты не понял! – захохотали мужики. – Предлагаем включиться в работу! Так сказать, совместно изваяем Дворец! Ты, Василий, его своей девушке подаришь! – и тактично поправились. – Ну это конечно ежели ты, лейтенант, «в штаб рапортовать» не спешишь.
- Не спешу! – отрицательно покачал головой Василий. – Я с удовольствием вам помогу!
- Отлично! Молодец! – удовлетворённо крякнул Степаныч. – Дворец большой получится! Всем жёнам и девушкам… места хватит! Бери драчёвый напильник! – и торжественно вручил напильник, словно это был Волшебный Меч-Кладенец, Василию. – Бери, Василий! Владей!
- И не думай о людях ничего худого! – веско подчеркнул Михеич. – Даже ежели они, эти самые люди, идут в поздний час с бензопилой… наперевес! Мало ли чего! Может, им срочно приспичило чего полезного… отрезать!
- Михеич, ты что тут такое страшное бормочешь? – оборвал «успокоительную миролюбивую лекцию» друга Степаныч. – Аж меня в дрожь вогнал!
- Дык я же имею в виду в хорошем смысле этого слова! – оправдался Михеич. – Из светлых, так сказать, и добрых побуждений!
- С бензопилой… наперевес?! Ночью! По городу! С хорошими добрыми намерениями?! Я понял! Учту! – затрясся от смеха Василий.
И они дружно и весело, с задоринками и прибаутками, принялись за работу.
- Надо же! – удивлялся Василий, активно и ловко орудуя драчёвым напильником. – Столько лет вы, Михеич и Степаныч, прожили со своими жёнами, а Тёплые Романтические Чувства Любви не угасли! Не остыли! Наоборот! Как пацаны молодые! Романтики!
- Правильно говоришь! – радовались спорой работой «романтичные пацаны». – Решили молодость вспомнить! «Девчонок» своих удивить захотели! Задумали Дворец… отгрохать! Взбодриться, так сказать!
- Отличный способ взбодриться! Уважаю! – старательно «отсекал лишнее» напильником Василий. – Романтическая Трудовая Терапия! Да и для здоровья такая Романтика полезна!
- Учись, сынок, пока мы рядом! – по-отечески ухмылялись мужики. – А ты, Васька, молодец! Руки не из «пятой точки» растут! Здорово у тебя получается! Красоту чувствуешь! Прямо как настоящий зодчий! Похвально! Красивый Дворец… вырисовывается! Ух!!! Аж Дух захватывает!

***
     А Месяц тоже был удовлетворён… ходом работ. Он довольно потирал руки в предвкушении того, что уже совсем скоро он со своёй строительной бригадой, состоящей из него самого, двух мужиков и одного стража правопорядка, пока не наступило утро, сдадут Дворец «в эксплуатацию». И он подарит этот шикарный Хрустальный Дворец своей горячо любимой Луне! И их Серебряные Лучи, проникнув в Волшебные Таинственные Чертоги и весело переливаясь всеми Цветами Радуги, причудливо сплетутся в Сказочные Узоры под завораживающую Космическую Мелодию Любви…
     …А Космическая Мелодия растекалась над всем окружающим Миром сильным чистым баритоном Муслима Магомаева…

Ты моя мелодия,
Я твой преданный Орфей…
Дни, что нами пройдены,
Помнят свет нежности твоей.

Всё, как дым, растаяло,
Голос твой теряется вдали…
Что тебя заставило
Забыть мелодию любви?
…..

***
- Михеич! Степаныч! Я вам завидую! – восхитился своими новыми знакомыми Василий. – Вы так сильно своих жён любите! Сохранили свою Любовь к ним!
- Не завидуй! А бери пример! – поправили его довольные мужики. – Пойми! Жена – это Святое! Хранительница Очага! Хранительница Семьи! А Семья – это что? Правильно! Семья – это Основа Государства! Базис! Базовая Ячейка Общества! Любовь к Женщине, Любовь к Семье, Любовь к Родине – это Святые Светлые Чувства! Это Первая Главная Ступень Божьего Устройства Мироздания! Вот! А развалить Семью, предать Жену – всё равно что Родину продать. Усёк, молодой?
- Усёк! – согласно кивал головой Василий. – Мужики, а здорово нам Месяц помогает. Я прямо по его лучу «иду»! Он мне своим лучом подсказывает где что шлифовать.
- Всё правильно. Месяц – член нашей бригады. Он тоже работает. Старается как может! Вносит свою лепту! Подсказывает верные решения! – подбадривали молодого человека мужики, продолжая отсекать всё «лишнее» от глыбы льда, оформившейся в уже вполне готовый к «сдаче в эксплуатацию» Сказочный Хрустальный Дворец. – Месяц молодцом! Свой кореш! Тоже мужик! С понятием! Космический Мужик! Своей ненаглядной Луне тоже Дворец подарит! Похвастается!
- Так Месяц и Луна – это же одно и то же! – ужаснулся астрономической «дремучести» мужиков Василий.
- Само собой! Единое Образование! – не моргнули и глазом те. – Вот и мы о том же. Иначе и быть не может. Семья – это Единый Организм. Семья – Хранительница Народных Традиций. Крепкая Семья – Крепкое Нерушимое Государство! Семья – одна из Ипостасей Промысла Божьего. А Европа впала в Страшный Грех мужеложства и лесбиянства! Тьфу! Еретики! Богоотступники! Так и нас в этот «прогрессивный демократический толерантный» Блуд «приглашают»! Даёшь полное раскрепощение Нравов! Безумству Секса поём мы песни! Не зря же у нас «пасутся» разные забугорные лукавые сектанты-миссионеры со своими «уставами». Обещают всем свободную европейскую… шведскую семью! Короче, на Святое замахнулись! На Семью замахнулись! Бесы Оранжевые! Сатанисты! Ведь без Семьи, без Семейных Ценностей, любое Государство рассыплется в пух и прах! Без единого выстрела! Это аксиома. И Бесы знают об этом! Усёк, Василий?
- Усёк! – понимающе мотнул головой Василий и вдруг застыл на месте. – Михеич! Степаныч! Слышите?! Мне кажется, что я слышу какую-то мелодию. Нет, не из города. Она льётся откуда-то сверху. Из Космоса что ли! Она как будто разливается по Небу! Прямо чувствую её! Или мне это кажется?!
- Нет! Не кажется! Тебе не послышалось! – успокоили его мужики. – Мы тоже её слышим. Чуем.
…..
Ты моё сомнение,
Тайна долгого пути…
Сквозь дожди осенние
Слышу я горькое «прости».

Зорь прощальных зарево.
Голос твой теряется вдали…
Что тебя заставило
Забыть мелодию любви?
…..
     Божественная Симфония Вселенной, Космическая Мелодия Любви текла над городом, над рекой, над всем Миром.
…..
Ты моя мелодия,
Я твой преданный Орфей…
Дни, что нами пройдены,
Помнят свет нежности твоей.

Стань моей Вселенною,
Смолкнувшие струны оживи.
Сердцу вдохновенному
Верни мелодию любви!
…..

Мелета Андрей






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 22
© 12.07.2018 Андрей Мелета
Свидетельство о публикации: izba-2018-2315430

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ











1