Ожерелье Киприды Глава 5 Дочь морехода


Ожерелье Киприды Глава 5 Дочь морехода
Глава 5

Дочь морехода


Родопис нежно улыбнулась,
Присев на краешек постели.
- Спи, дорогая... Вечер умный,
Но утро все же мудренее.
Быть может завтра твое сердце
Тебе подскажет возвратиться.
Еще, наверное, не поздно...
Ведь стоит бегству лишь открыться,

И все - конец. На брачном рынке
Уже ты порченый товар.
Отец убьет тебя, Миррина,
Коль с возвращеньем опоздать.
Но я спросить тебя забыла...
Кто твой жених, коль не секрет?.. -
Уже взялась Родопис было
Окно задернуть, как ответ

Ее заставил на минуту
Застыть как статуя... - Павсаний?..
О, боги... Верно, это шутка?..
- Тебе знаком он? - В ту усадьбу
Нас привезли когда-то с братом...
Семь лет прошло с тех пор, и три
Минуло с дня, который свят нам, -
Мы в нем свободу обрели.

Хоть час уж поздний для рассказов,
Не знаю, есть ли у меня
К молчанью право, коль от правды
Сейчас, быть может, жизнь твоя
Зависит вся... Коль сделать выбор
Торопит ночь... И до утра
Уж мало времени осталось...
Скажи, ты хочешь ли, сестра,

О женихе и, может, муже
Узнать все то, что только я
Тебе открыть могу? - Я слушать
Тебя готова до утра!..
Слетел весь сон с главы уставшей,
И мысли ясностью полны.
И я молю тебя - останься...
Поговори со мной... А сны...

Ужели сердится на смертных
Их сам капризный, легкий рой?
Они вернутся на рассвете.
Мне эти ночи не спалось,
И разговор с тобой отраден.
Я высплюсь позже... А сейчас
Я вся внимание... И страшно
Мне не услышать твой рассказ...

- Так слушай... Прошлого картины
Тебе сейчас открою я...
В рыбацком домике в Афинах
Когда-то жила мать моя...
И хоть корнями я в Элладе,
И неразрывна эта связь,
Для воли судеб нет преграды.
Я в Финикии родилась.

Отец был тирским мореходом,
И с младшим братом наравне
Владел эскадрою торговой.
Шесть кораблей имелось в ней.
Купцы всегда свои товары
Стремились им препоручить.
Во всех портах гремела слава
О мастерстве и счастье их.

Всегда надежно доставлялись
Любые грузы до земли.
Как будто свыше охранялись
Их золотые корабли.
Но мой отец не ладил с братом...
Точнее, брат не ладил с ним.
Причины этого разлада
Известны, верно, им одним.

Но знаю точно - не любили
В семействе этом мать мою:
За то, что эллинкою была,
За то, что скрыть любовь свою
Отец мой даже не пытался,
И чтил ее, как в том краю
Никто с женой не обращался.
Там лишь приказы отдают.

Мы рано маму потеряли...
Ее пытаясь заменить,
Отец всегда был нежен с нами.
Мы стали в море выходить.
Он брал нас в плаванья с собою,
Чтоб не скучали мы... Эвмен,
Как и отец, влюбился в море...
Мы были счастливы... Меж тем

Уж сочтены были судьбою
Тех дней сверкающих монетки.
Несчастье грянуло грозою...
Кто редко бьет, тот целит метко...
Судьба и впрямь не промахнулась...
Один удар - и ничего...
Кольцо удачи разомкнулось.
Осталась память от него...

Как след на пальце загорелом...
Полоска белая... Увы...
Ты можешь сильным быть и смелым,
И все ж лишиться головы...
И дом родительский, и детство
Остались в памяти как сон...
Но нет цены тому наследству...
Мы плыли, помнится, в Сидон...

Когда напали вдруг пираты...
Тот ужас в памяти моей
Живет доныне... В страшной схватке
Погиб отец... Меня Эвмен,
Хоть был совсем еще мальчишкой,
Готов с ножом был защищать...
Но оказалось это лишним -
На честь девицы посягать

Никто не думал... Чьей оградой
Была в тот час их доброта?..
В живых лишь мы остались с братом.
Всех остальных через борта
Бросали в море... Без разбору...
Убитых, раненых... подряд...
Порой в полуночную пору
Я слышу крики их... Звучат

Они в ушах моих как будто
Вчера лишь было это все...
Нас с братом заперли в каюте,
И мы обнявшись горячо,
Отца оплакали как должно...
Могилой стали для него
Навеки ласковые волны...
Но что ждало детей его?

Мы с братом пленниками стали,
Но охраняя крепко нас,
Учтиво с нами все общались,
Как будто был у них приказ
Нам не чинить обид напрасных...
Три дня мы плыли... Наконец
В порту богатом бросил якорь
Корабль пиратский, и купец

На борт поднялся... Был он толстый
И очень важный... Капитан
С тем торгашом о чем-то спорил...
И наконец тот отсчитал
Монету звонкую... Как видно,
Боялись оба прогадать.
Как скот в то утро нас купили,
Чтоб с барышом перепродать.

Купец окликнул свою стражу,
И с корабля нас повели
На шумный торг, где гордость наша
Ценилась ниже их пыли.
Нас догола раздели с братом,
Потом подняли на помост.
И жгли толпы нас жадной взгляды
Огнем мучительным до слез...

Но это только поднимало
Нам цену в мерзких их сердцах...
И было это лишь начало...
К роману "Рабство" на торгах
Увидеть можно лишь вступленье...
Цена, однако, все росла...
Толпа впадала в исступленье...
Казалось, воздух добела

Был раскален от этих криков...
И вдруг все стихло... Тишина,
Что так внезапно воцарилась,
Стояла плотно как стена...
Торги мгновенно прекратила
Та баснословная цена,
Что вдруг назвал, больной и хилый,
Седой старик, купивший нас.

Примечания

Эллада — так сами древние греки называли свою страну.

Финикия — древнее государство, находившееся на восточном побережье Средиземного моря.

Тир и Сидон — финикийские города-государства, одни из крупнейших торговых центров древнего мира. Сначала главную роль играл Сидон, позднее она перешла к Тиру. 

Глава 6 выйдет через неделю и к ней будет дано интересное видео о древнем Тире. Всем приятного чтения и просмотра!





Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 95
© 12.07.2018 Ксана Леонидас
Свидетельство о публикации: izba-2018-2315423

Рубрика произведения: Проза -> Исторический роман


Eva Ro       31.07.2018   22:23:38
Отзыв:   положительный
Дорогая Ксана, продолжаю удивительное путешествие по страничкам твоего романа!)))

Ох, какую печальную историю поведала Гетера Меррине!
Сироты, и проданы в рабство...
Она отлично знает Павсания, и судя по словам о свободе, он их насильно удерживал у себя в доме???(((

Очень интересно и переживательно!!!!
Иду дальше!!!)))
Ксана Леонидас       01.08.2018   16:03:18

Милая Ева, спасибо за внимание и отклик на главу! Да, по тому, что расскажет Родопис дальше, станет ясно, что добровольно терпеть общество Павсания согласились бы немногие. Рабы - уж точно! А Родопис и ее брат стали рабами. Спасибо, солнышко!










1