Изгой Часть 2 Главы 24 - 29



Глава двадцать четвёртая


В один прекрасный день обыватели Коррьентеса были потрясены одним необычным событием. Газета" El Siglo" вышла в свет с большой разгромной статьей журналиста Орландо Летерьера. В своей статье Летерьер с мельчайшими подробностями раскрыл секрет одной знаменитой личности, а именно, Анхеля - Сатаны. Мало того, Орландо с предельной жестокостью и цинизмом разгромил в пух и прах своего отца, почтенного дона Карлоса Летерьера.
Во всех светских салонах Коррьентеса только и судачили об этой ужасной новости. Дамы охали, ахали, падали в обморок при одной только мысли о том, что на свадьбе Летерьера младшего сидели за одним столом с бандитом и висельником. Все в один голос обвиняли дона Карлоса в нечистоплотности: как посмел он ввести в заблуждение общество?
После смерти Айде Орландо совсем обезумел. Он мстил теперь не только двоюродному брату, но и отцу, который, как он думал, на старости лет совсем лишился разума.
Но кому молодой Летерьер сделал подлость? Анхелю, который и без того привык к мукам и страданиям или своему отцу, который прочитав статью собственного сына, тут же лишился чувств и, вот уже который день не встает с постели?
- Зачем Вы это сделали, Орландо? - поинтересовался у журналиста главный редактор, человек реакционных взглядов, но примерный сын.- Это жестоко! Ваш отец не вынесет такого удара. Своей статьей Вы скомпрометировали его в глазах света, задев к тому же его репутацию порядочного дворянина...
- Мне теперь все равно, - равнодушно ответил журналист, глядя на редактора отрешенным взглядом.- А моему отцу будет наука – в следующий раз, когда на него накатится очередная волна ностальгии, он не станет пригревать у себя на груди гремучую змею.


Глава двадцать пятая


Через несколько дней после гибели Йоланды тюремный надзиратель принес Анхелю передачу: два маленьких пирожка, завернутых в белоснежную салфетку.
- Опять приходила та самая монашка. Вот просила передать. Что-то зачастила она сюда. Наверное, влюбилась в тебя, парень! - недвусмысленно подмигнул надзиратель.- Уж не согрешил ли ты с ней? Девушка она уж больно красивая!
Контрабандист промолчал, прекрасно понимая, чем вызван сегодняшний визит Маргариты. Он принял из рук надзирателя гостинец и угрюмо посмотрел на него.
- Открою тебе один секрет, - тихо сказал тот.- Завтра на рассвете тебя расстреляют...
- Что ж, отдохну на том с-свете, - сыронизировал узник. - Мы все на земле лишь гости... и ты и я...
- Ну-ну...
Лишь только охранник вышел, Анхель раскрошил оба пирожка. В одном из них он обнаружил записку.
" Сегодня безлунная ночь. Будь готов, - писал Эрнесто. - Жду тебя внизу. Веревку заброшу сразу же после твоего сигнала".
Как ужасно, что наручники не сняты! Придется тратить время и на них. Сколько в решетке прутьев? Два...четыре...и каждый нужно перепилить в двух местах: итого восемь. Можно справиться за вечер, если не терять ни минуты. От Анхеля требовалось перепилить сначала наручники, затем оконную решетку и по веревке спуститься вниз. Как он будет это делать, узник не предполагал: правая рука не работала.
" Хорошо, что сегодня безлунная ночь, - подумал узник.- Спускаться из окна в светлую ночь чистое безрассудство - могут заметить часовые".
Анжель зажал между коленей напильник и принялся перепиливать наручники. Он был уверен: Мендоса сегодня не придет, так же, как не приходил и два предыдущих дня. Вероятно из-за смерти Сандоваля.
Как жарко! Наверное, будет гроза. Воздух такой тяжелый, душный. Анхель вытянул раненую руку. Как она горит! Как в ней пульсирует кровь! И все старые раны начинают ныть с невероятной настойчивостью.
Заключенному понадобилось полчаса, чтобы перепилить наручники.Затем усилием воли он заставил себя подняться, пошатываясь, подошел к окну, забрался на табурет и принялся пилить решетку, без конца прислушиваясь и оглядываясь на дверь. Если его застанут за этим занятием, весь план может рухнуть!
На крепостных часах пробило десять.
" Если я буду работать в таком темпе, - подумал Анхель, - то не закончу работу до утра".
Восемь прутьев - и все они такие толстые, крепкие! Сколько еще осталось? Вероятно немного, ведь он уже пилит долго, бесконечно долго...Ах как болит рука! До самой кости!
Надо немного отдохнуть. Если он слезет с табуретки, то больше уже не заберется на нее никогда. Поэтому он отдыхал стоя на табуретке.
- Я должен п-перепилить эту п-проклятую решетку! - уверенно сказал узник сам себе.- Иначе завтра буду отдыхать на к-крепостном к-кладбище.
И он пилил и пилил. И каждый раз, когда напильник впивался в железо, ему казалось, что пилят его мозг.
Половина двенадцатого. Он все пилил. Рука распухла, одеревенела и с трудом держала инструмент.
Наконец, под окнами раздался знакомый свист. Значит, Эрнесто уже на месте.
Анхель негромко постучал напильником по решетке и помахал юноше рукой. Надежда была небольшая, что Эрнесто увидит его. Но все же...
" Интересно, - подумал узник. - Как он закинет веревку на такую высоту?"
Эрнесто тем временем забрался на высокое дерево, что росло прямо напротив окна камеры Анхеля, вставил в арбалет абордажный крюк с привязанной к нему веревкой и выстрелил. Глаз у парня был зорким, как у орла. Абордажный крюк с первого раза зацепился за прут решетки, который узник уже почти перепилил.
Анхель укрепил крюк на окне и всей силой надавил на подпиленные прутья. Они поддались. На его губах выступила кровь, перед глазами стоял красный туман, пот лил ручьями со лба.
Молодой человек смахнул со лба пот и подтянулся. Ему стоило неимоверных усилий вылезть в окно.
"Только бы не упасть,- думал Анхель. - Только бы спуститься вниз. Там Эрнесто, он поможет. Боже праведный, придется спускаться на одной руке при помощи ног. Что ж, мне не привыкать. Я все же моряк".
И крепко ухватившись левой рукой за веревку, он обвил ее ногами и быстро спустился вниз, как делал некогда в цирке. А там его сразу же подхватили руки Эрнесто. Юноша приказал коню опуститься на колени, положил раненого поперек седла, сам вскочил позади него и натянул поводья.
Конь галопом поскакал к океану. От быстрой скачки Анхель опомнился и простонал:
- В " Casa Porсelana", друг... п-пожалуйста.., - и больше он уже ничего не помнил.


Глава двадцать шестая


Целый день перед предполагаемым побегом Анхеля Маргарита простояла у раскрытого окна отцовского дома, которое выходило на океанское побережье. Возвращались баркасы. Миновав вехи, они начинали лавировать. Паруса спускались с мачт на две трети, парус фок-мачты надувался, как шар, и судно, приближаясь, скользило под плеск воды, пока не доходило до середины гавани, где внезапно падал якорь. Потом пришвартовывались к самой набережной. Матросы выбрасывали через борт трепетавших рыб. Их уже ожидала вереница тележек, и женщины бросались вперед, чтобы взять корзины и обнять мужей.
" Нет, он не придет домой, - думала девушка.- Если побег удастся, Эрнесто отвезет Анхеля на тартану, и я его уже больше никогда не увижу".
И все же она не выдержала и вечером поехала в " Casa Porсelana". Какое-то странное, непонятное чувство подсказывало ей, что она должна быть именно там. Минуты казались ей часами, сердце бешено колотилось. Маргарита прислушивалась к каждому звуку, к каждому шороху, без конца выглядывая в окно. Но на улице стояла мертвая тишина. Ночь была настолько темна, что в двух шагах ничего не было видно.
Часы пробили полночь. Вдруг в патио* заржал конь. Маргарита набросила на голову мантилью и выбежала во двор.

* Patio (исп.) - внутренний дворик.

Эрнесто в тот момент уже снимал с лошади бесчувственного Анхеля. Девушка повелительным жестом остановила юношу.
- Постойте, сеньор, - сказала она. - Оставлять сейчас Анхеля Луиса в " Casa Porсelana" небезопасно. Давайте-ка лучше отвезем его к моему отцу. Уж там-то мужа наверняка искать не будут.
И они отвезли беглеца в поместье адвоката Альенде.


Глава двадцать седьмая


" Нужно быть очень несчастливым человеком, чтобы столько спать», - думала Маргарита, сидя у изголовья раненого супруга вот уже вторые сутки.
Возле дверей спальни расположился Эрнесто с пистолетом в руке был готов в любой момент пустить его в ход. Вызванный доктор, старинный друг дона Хавьера и вполне достойный человек, внимательно осмотрев Анхеля, сокрушенно покачал головой.
- Удивляюсь, - сказал он, поправляя пенсне, - что он еще жив. У этого парня, на редкость, выносливый организм. Другой бы на его месте не справился с такой невыносимой болью. Ну, ничего, сеньорита, будем надеяться, что теперь этот молодой сеньор, благодаря вашим заботам, будет жить долго. Я почистил рану, иссек мертвую ткань. Рана глубока, но к счастью, кость не задета.Сейчас самое главное для больного покой и усиленное питание, так как произошла большая потеря крови. Лекарство я оставил на столе. Будете давать ему три раза в день строго по часам. Если начнется жар, растирайте больного спиртом. Можете так же дать ему и внутрь, это не повредит. Повязку на плече не трогайте, я наложил ее на двое суток. Будет ухудшение самочувствия, срочно пошлите за мной.Да, и давайте ему как можно больше пить. А самое главное для него сейчас, - добавил доктор с доброй улыбкой, - ваши нежные, заботливые руки. Они, как мне кажется, вылечат любого, даже самого тяжелого больного.
Теперь Маргарита, затаив дыхание, ждала, когда Анхель придет в себя. Очнулся он лишь на третьи сутки.
- Я был уверен, - сказал он слабо улыбнувшись,- что за все с-свои тяжкие грехи попаду п-прямо в ад, что в рай для м-меня дорога заказана. К с-счастью,ошибся. Ура! Я в раю! А передо м-мной сидит м-маленький белокрылый ангел.
Он хотел поднять руку, чтобы поймать ладонь девушки и поднести ее к своим пылающим устам, но не смог.
- П-припадаю к вашим рукам на с-словах, с-святая Маргарита, так как с-сделать этого пока н-е могу.
- Лежите спокойно, сеньор, - нахмурилась девушка. - Теперь я буду командовать. Считайте, что я корсар, и вы у меня в плену.
- С-сдаюсь! - засмеялся Анхель.- Впервые в жизни м-меня взяли на абордаж!
Маргарита позвонила в колокольчик, и на пороге спальни появился слуга Симон с чашкой дымящегося бульона на подносе.
- А теперь открывайте рот, сударь, - приказала девушка,- я буду вас кормить.
- Если вы с-считаете, что я должен глотать эту гадость, что ж, п-повинуюсь.- Анхель состроил такую комичную гримасу, что Маргарита невольно улыбнулась.
- А чего бы Вы хотели, уважаемый ?
- С-стакан рома.
- Вы неисправимый пьяница, Анхель Луис! Ну, хорошо, я принесу вам коньяка, но только не стакан.
Она налила в хрустальный фужер коньяка и поднесла его к губам больного.
- Фу, к-какая гадость! - поморщился тот.- По-моему, вы упорно хотите м-меня с-сегодня отравить.
- Вы страшный привередник и кривляка, сеньор! - обиделась Маргарита.- Вам не угодишь. В этом доме, будет вам известно, ром не держат.
- Я п-пошутил, Марго! - сказал молодой человек, ласково улыбнувшись.- Н-не обижайтесь. Из Ваших рук и агуардиенте п-покажется н-напитком богов. Н-не обращайте внимания на м-мою болтовню. М-мне с-столько времени п-пришлось м-молчать в к-крепости, что беседа с Вами-бальзам на м-мою н-несчастную душу.
Маргарита прекрасно понимала, что неожиданное красноречие Анхеля Луиса это ни что иное, как своего рода защитная реакция в преддверии скорого расставания. Девушка была уверена: что бы она ни делала, как бы себя ни вела, Анхель не останется. Это было написано у него на лице.
" А почему, собственно говоря, я так о нем хлопочу? - успокаивала сама себя Маргарита.- Какое мне дело до него? Мы совершенно чужие люди, и еще совсем недавно я ненавидела Анхеля Луиса. Пусть едет на все четыре стороны. Я больше не стану удерживать его. Женщины из рода Альенде всегда отличались гордым нравом и чувством собственного достоинства!"
Через неделю Анхель немного окреп и стал собираться.
- У Вас еще не пропало желание покинуть страну, сеньор?- довольно холодно и равнодушно спросила девушка.
- Н-нет,- ответил контрабандист.- Оно вспыхнуло во м-мне с новой силой. Ведь если м-меня с-схватят с-снова, живым уже н-не выпустят никогда! Вы заразили м-меня с-своим оптимизмом и любовью к жизни, Марго, и я н-не хочу умирать. В Португалии я займусь м-мирным т-трудом, к-клянусь! Вам н-не п-ридется за м-меня к-краснеть. А вам м-мой дружеский совет: п-подайте п-прошение Папе Римскому, он освободит вас от брачных уз.
Маргарита готова была разрыдаться от обиды и горечи, но гордость заставила ее улыбнуться и довести разговор до конца.
- Желаю Вам счастья, сеньор, - спокойно сказала она. - Мир тесен. Возможно, мы еще увидимся с Вами...Когда - нибудь...Возвращаю Вам перстень. Прощайте!
Она протянула рубиновый перстень Анхелю и ушла к отцу в кабинет. Дон Хавьер вышел проводить несостоявшегося зятя, радуясь в душе, что тот наконец-то уезжает.
Ни о Карлосе Летерьере, ни об Орландо, ни об Айде за эту неделю не было сказано ни единого слова.

Глава двадцать восьмая



Прошел почти месяц с того момента, как Анхель сошел на берег. И вот он снова в открытом море, на своей тартане, в кругу друзей. Под ногами скрипят доски палубы, ветер рвет паруса, над головой - шатер безоблачного неба, а на душе легко и спокойно. Спокойно ли? Анхель покидает родную страну. Его ничего здесь не удерживает. Так ли это?
Молодой человек до боли стиснул зубы. Если бы его ничего не удерживало в Коррьентесе, сердце бы не стучало так отчаянно, кровь не пульсировала бы в висках. Там, дома, погруженная в свои невеселые думы, осталась милая девочка, которая по воле судьбы стала его женой. Он бросил ее, бросил жестоко, не подумав о том, как нелегко сейчас Маргарите, несмотря на видимое спокойствие, которым она прикрылась, словно боевым щитом.
Два часа хода отделяло " Pequena Pillastre" от Коррьентеса, а бывший капитан тартаны все стоял у кормы и вглядывался в океанскую бездну. Сердцем он находился рядом с Маргаритой.
Раздумья Анхеля нарушил Эрнесто Гутьеррес, который неслышно подошел к старому другу, боясь нарушить его глубокую задумчивость.
- Капитан, давление резко падает.- Юноша тронул Анхеля за плечо.- С барометром творится что-то неладное.
И верно, ветер стал стихать. Через полчаса наступил полный штиль.
Чувство тяжести и странное беспокойство овладели экипажем. Чайки с душераздирающими криками неслись к берегу.
-Н-не н-нравится м-мне все это, - заметил Анхель. - Видно, с-скоро н-начнется шторм. П-поворчивай в Коррьентес, м-малыш.
Эрнесто недоуменно взглянул на друга.
-Зачем?
- Н-не с-спрашивай, п-поворачивай, и все! Так н-надо!
" Маргарита! - вихрем пронеслось в мозгу контрабандиста. - В случае урагана, ей грозит опасность. Поместье адвоката расположено на самом берегу. Первая же гигантская волна смоет его с лица земли".
- Н-направление зюйд-зюйд-вест! - скомандовал он. Эрнесто развернул тартану. Судно снова держало курс на Коррьентес.
Через час ветер усилился. На горизонте показалась свинцовая туча. Она росла, увеличивалась в размерах, пока не заволокла полнеба. Вторая половина окрасилась в кроваво-красный цвет. Кое-где полыхали зарницы - первые признаки приближающейся грозы. Черную тучу прорезали зигзаги молнии. Огромные валы подбрасывали тартану, словно ореховую скорлупку. Гигантская масса воды обрушивалась на палубу, готовая в любой момент смыть в океан немногочисленный экипаж
старого суденышка.
Убрали и укрепили паруса. Анхель приказал спустить на воду шлюпку.
- Это просто самоубийство! - крикнул Эрнесто, и крик его потонул в бешеном реве ветра.- В таком случае я с тобой!
- К-капитан н-не имеет п-права покидать судно н-ни при каких обстоятельствах, - возразил Анхель, - тем более когда ему грозит гибель.
Если м-мне суждено погибнуть, я погибну один.Отведи тартану п-подальше от берега. В открытом океане шторм н-не так с-страшен. Возле берега
" Pequena Pillastre" разлетится вдребезги, а она н-нам еще п-пригодится.
Анхель едва успел сесть в шлюпку,как ее оторвало от борта и накрыло огромной волной. Контрабандист набрал в легкие побольше воздуха, но удержался на плаву. Ухватившись за весла, он стал усиленно грести к берегу. Ему стоило огромных усилий бороться с разбушевавшейся стихией. Шлюпку бросало из стороны в сторону. Человек, сидящий в ней казался ничтожной песчинкой, бросившей вызов природе. Вдалеке тонкой полоской маячил берег, но до него было еще слишком далеко. Но вот гигантская волна захлестнула шлюпку, и Анхеля вышвырнуло из нее, как детскую игрушку. Он все же сумел всплыть на поверхность, вскарабкался на перевернутую вверх дном шлюпку и, положившись на бога и провидение, замер на ней, пытаясь унять охватившее его отчаяние.
Через несколько минут его выбросило на берег. Контрабандист опомнился, вскочил, и, не дожидаясь очередной накатывающейся волны, пустился бежать в противоположную от океана сторону. На него, круша все на своем пути, с шипением и ревом набегала волна высотой с пятиэтажный дом. Укрыться от нее был негде. Анхель, измученный борьбой со стихией, побежал изо всех сил. Ему удалось добежать до одиноко стоящего дерева. Это было дерево кебрачо, с крепкой, как железо древесиной. Молодой человек подтянулся и изо всех сил уцепился руками и ногами за нижний сук, толстый и надежный. Это-то его и спасло. Дерево осталось невредимым, Анхель сумел удержаться. Лишь только волна откатила назад, он снова побежал.
Когда опасность миновала, Анхель огляделся по сторонам. Место, где он находился, показалось ему до боли знакомым. К великому счастью, океан выбросил его в Санта-Крус де ла Сьерра, неподалеку от таверны «Viente Alegre». До Коррьентеса оставалось десять миль.
" Пока я доберусь до поместья адвоката, всех домочадцев смоет в открытый океан", - с тоской подумал Анхель и ногой вышиб дверь таверны.
- Исаак, к-коня! - громко крикнул он. - С-самого резвого! И давай-ка п-поворачивайся, да п-поживее. Через час от т-твоей т-таверны н-не останется камня на камне.
Вскочив в седло, контрабандист пустил коня в галоп. Вихрь рвал конскую гриву, поднимая с земли тучу пыли и песка, слепил глаза. Рядом ломались ветки, трещали деревья, но Анхель ничего вокруг себя не замечал. Он гнал коня к дому, где, как он думал, находилась его маленькая жена и ее отец.
Через сорок минут контрабандист добрался до Коррьентеса. В городе царила паника. Люди покидали дома и стекались к продовольственным складам, где в глубоких подвалах хранились бочки с вином. Налетевший внезапно ураган застал жителей Коррьентеса врасплох. Многие строения были уже разрушены небывалой силы ветром, который срывал с домов крыши, выбивал из окон стекла, выворачивал из земли столетние деревья.
Не заезжая в "Casa Porсelana, Анхель на полном скаку повернул коня к побережью. Поместье адвоката представляло собой жалкое зрелище. Большая часть дома превратилась в груду камней. Соскочив с седла, молодой человек кинулся в патио. За его спиной раздалось жалобное ржание. Анхель обернулся. Конь, весь в мыле, повалился на бок и храпел, беспомощно дергая ногами и кося черным, почти человеческим глазом. Контрабандист вернулся, вытащил из-за пояса пистолет и пристрелил обреченное на гибель животное.
Дом оказался пуст. Анхель бросился в небольшой одноэтажный флигель, что находился рядом с конюшней. Там, тесно прижавшись друг к другу, сидели дон Хавьер и Маргарита. Обезумевший от страха слуга Симон, метался по дому и отчаянно молился Святой Деве.
- Вам что, жить н-надоело? - рявкнул контрабандист, расшвыривая по пути кучи ненужного хлама. - Н-немедленно п-поднимайтесь и что есть мочи бегите к "Navе del Olvido". Этот дом, как к-крепость, с-стены его способны вынести любую бурю.
- Вернулся! Вернулся! - радостно воскликнула девушка, бросаясь навстречу супругу.
- Н-не время п-предаваться с-сентиментам, сеньора! - резко одернул ее Анхель. - Если н-не хотите с-стать к-кормом для рыб, н-немедленно м-марш отсюда!
- Я, кажется, сломал ногу, - жалобно простонал адвокат.
- С-симон, выведи из к-конюшни Карбона! - повелительным тоном приказал Анхель.- Остальных к-коней выпусти на волю. С-сажай с-сеньора Хавьера на к-коня, и - в "Navе del Olvido". Вы, с-сеньора, тоже берите к-коня и п-поезжайте следом за отцом. В п-поместье моего дяди вы будете в п-полной безопасности.
- Нет! Я остаюсь с тобой! - вцепилась Маргарита в рукав Анхеля. Она даже и не заметила, как перешла на "ты". - Почему ты приехал сюда, а не в поместье дяди?
- Глупенькая! - Анхель бросил на жену укоризненный взгляд.- Н-неужели ты так и н-не п-поняла, что я п-приехал сюда из-за т-тебя?
Маргарита ликовала. Она вновь потянулась к мужу, но он легонько отстранил ее от себя.
- П-постой. У м-меня есть еще кое-какие дела. Ну, хорошо, - смягчился он.- Оставайся. П-поможешь м-мне.
Анхель выбежал из флигеля. Вдвоем с Маргаритой они вывели из конюшни трех коней. Контрабандист подсадил дона Хавьера на Карбона, и совсем обессилевший от боли адвокат склонился к конской гриве. Симон с трудом забрался в седло позади хозяина.
- П-поторапливайтесь! - крикнул Анхель. - С-скажите Орландо, чтобы с-спрятал дядю. Еще п-попросите его, чтобы он освободил вход в п-подвал. Будет м-много народу.
-Хорошо! - махнул рукой слуга.
- Теперь бежим! - Анхель схватил Маргариту за руку, и они побежали в сторону океана.
Когда молодые люди, миновав пирс, добежали до рыбацкого поселка, их взорам представилось жалкое зрелище: домики, выстроенные из тонких досок, сложились, словно карты, а над развалинами, заглушая дикий вой ветра, стенали жены рыбаков. Детишки сгрудились в кучу возле матерей и плакали. Женщины, забыв про детей, стояли плотной стеной, подставляя лица соленым брызгам и шквальному ветру. Их взоры были устремлены в сторону океана.
- Бери детей,- Анхель обернулся к Маргарите, - и веди их к поместью Летерьера. - Эти безмозглые ослицы (он имел в виду жен рыбаков),по всей видимости, совсем ополоумели.
Полепил холодный дождь. Его крупные капли смешивались с солеными брызгами волн и нещадно хлестали по стоявшим на берегу людям.
Маргарита подошла к ребятишкам, что-то ласково сказала им и поманила их за собой. Перепуганные до смерти дети послушно потянулись за девушкой, словно ягнята за пастухом.
Анхель выхватил из-за пояса пистолет.
- Н-назад! - крикнул он обезумевшим рыбачкам. - Н-назад, или я буду с-стрелять!
- Там наши мужья. - Женщины протягивали в сторону океана руки.- Что же будет с ними?..
- Вы им во всяком с-случае н-ничем н-не п-поможете, - сказал молодой человек. - Лучше подумайте о с-своих детях. П-пойдемте со м-мной. Я отведу вас в безопасное место, где вас будут ждать ваши м-малыши.
Но женщины и не думали сдаваться. Их безумные взоры и упорная настойчивость свидетельствовали о том, что они решили умереть вместе со своими ушедшими в океан мужьями. Еще секунда, и они могли кинуться в ревущую пучину.
Анхель поднял руку и сделал предупреждающий выстрел.
- Если хоть одна из вас вздумает шагнуть в с-сторону океана, - зло крикнул он,- я п-продырявлю ей башку. С-советую п-прислушаться к моим с-советам. Н-немедленно идите за м-мной, или я за себя н-не ручаюсь!
Пистолетный выстрел и злой окрик незнакомца подействовали отрезвляюще. Рыбачки опомнились и, всхлипывая и причитая, нехотя поплелись следом за своим спасителем.
По дороге Анхель подобрал крошечного кудлатого щенка, который жалобно скулил на пороге полуразвалившегося дома. Контрабандист сунул его за пазуху и быстрей зашагал к " Navе del Olvido".
Журналист уже принимал в своем поместье пострадавших от урагана людей. Большой глубокий подвал дома вместил в себя не одну сотню женщин и детей. Дон Карлос лежал на полу, укутанный теплым клетчатым пледом из овечьей шерсти. Рядом с ним, вытянув раненую ногу, постанывал адвокат Альенде. Маргарита, словно сестра милосердия, суетилась, раздавая детям теплую сухую одежду. С одежды и волос девушки стекала тоненькими струйками вода.
Анхель подошел к жене и накинул на нее принесенное Орландо пестрое шерстяное пончо. При этом он заметил, что девушка мелко дрожит.
- Ты вся п-промокла, м-милая, - ласково обнял ее молодой человек.- Тебе н-необходимо п-переодеться.
Но Маргарита только нетерпеливо передернула плечами.
- Не сейчас,- улыбнулась она.- Дети плачут. Нужно согреть их и успокоить.
И она ушла к маленьким потерпевшим, чтобы приласкать их и уверить в том, что мамы их обязательно найдутся.
При виде живого и невредимого двоюродного брата, лицо Орландо Летерьер перекосилось от злобы.
- Ты снова оказался на моем пути, братец, - процедил он сквозь зубы.- Значит, тюрьма не пошла тебе на пользу. Ну, ладно...
В минуту гнева человек не следит за своими словами, и они несутся во весь опор, как дикие кони. Громко кричит ярость, а разум тем временем помалкивает.
Анхель с тоской и сожалением взглянул на двоюродного брата и промолчал.
Адвокат же горячо пожал ему руку и слабо улыбнулся.
- Если бы не ты, Анхель Луис, - сказал он с глубокой признательностью, - не знаю, чем бы все закончилось. Мы так перепугались и растерялись...
- Н-ничего, дон Хавьер, - успокоил его молодой человек, сооружая из черенка лопаты импровизированную шину.- Завтра, даст бог, все успокоится, и м-мы вызовем к Вам доктора. А п-пока п-постарайтесь н-не двигать ногой.
Буря разыгралась не на шутку. Ветер дико завывал и закручивал ливень столбом,казалось, что тучи спустились на землю. Ураган вырывал с корнем деревья и с силой швырял их на землю.
Наверху бушевал ураган, а здесь, в подвале, было спокойно и даже уютно. Разрушить толстые каменные стены разгулявшейся стихии оказалось не под силу.
Дон Карлос радостно вскрикнул, заметив племянника, и по его давно небритой щеке скатилась горькая слеза.
- Ты жив,мой мальчик? - тяжко вздохнул он. - А я, грешным делом, уж и не чаял тебя увидеть живым. Почему ты не уехал за границу? Тебя ведь могут снова схватить.
- Я н-не с-смог уехать, дядя, - откровенно признался контрабандист.- Существует н-некая сила, которая удерживает м-меня в Коррьентесе.
- Ну, и слава богу! - лукаво улыбнулся дон Хавьер.- Я рад за тебя. Наконец-то я смогу спокойно умереть.
- О чем вы, дядя? - удивился контрабандист.- Жизнь т-только н-начинается...



Глава двадцать девятая



Наутро ветер стих, дождь кончился. В огромных лужах отражалось розовеющее небо. Пахло влажной землей, навозом, свежестью утра.
Люди потихоньку покидали подвал и выходили на улицу. Анхель всю ночь не отходил от Маргариты. Она горела, как огонь. Под утро у девушки начался бред.
Лишь только ураган стих, контрабандист на руках вынес жену из подвала и отнес ее в спальню Орландо. Там он снял с Маргариты мокрую одежду, уложил девушку в постель и растер ее тело спиртом. Она тихо стонала и стучала зубами от озноба. Анхель разделся и лег рядом с ней. Он обнял Маргариту и постарался своим горячим телом согреть ее. Молодой человек гладил влажные волосы жены и нежно целовал ее пылающие уста, но та не реагировала на ласки мужа.
Отряд полиции застал Анхеля в постели. Его заставили подняться и одеться.
- Анхель - Сатана, вы арестованы, - объявил офицер с капитанскими погонами.- Сопротивление бесполезно. Потрудитесь протянуть руки.
Молодой человек покорно протянул руки и горько улыбнулся. На него надели наручники.
- Я весь в Вашем распоряжении,к-капитан, - весьма любезно сказал Анхель, оглядываясь на бесчувственную Маргариту. - С вашего п-позволения я т-только п-прикрою жену п-пледом?
- Прикрывайте,- милостиво кивнул капитан.
Анхель заботливо укутал Маргариту пушистым пледом и поцеловал ее в губы.
- Благодарю Вас,- вежливо поклонился он.-Т-теперь идемте...
Он пошел впереди вооруженных полицейских, и на лестнице столкнулся с Эрнесто Гутьерресом.
- Анхель! - бросился к нему юноша.
- Назад! - рявкнул капитан.- Не подходить к арестованному!
- Т-тартана цела? - спросил контрабандист, выглядывая из-за спин солдат.
- В целости и сохранности.
- Н-ну и хорошо. С-слава богу! П-попрошу т-тебя об одном одолжении, м-малыш. Позаботься, п-пожалуйста о м-моей жене. - Анхель твердо взглянул в глаза Эрнесто.- Ей с-сейчас н-необходима т-твоя п-помощь.
- Есть, капитан! - козырнул юноша.
- Давай, давай, пошевеливайся! - грубо прикрикнул на Анхеля один из охранников и больно поддел карабином.
- П-прощай, Эрнесто! Будь здоров!
- Прощай, Анхель! - махнул рукой юноша.
Контрабандиста увели. Эрнесто вошел в спальню, где лежала бесчувственная Маргарита и замер на стуле у изголовья больной девушки.


*****

Анхель трясся в телеге, скованный цепями, и не мог пошевелиться. Его окружали карабинеры на лошадях. Преступника увозили в столицу, где его ожидал суд.
Возле церкви Святого Леонардо конвой остановился, и охранники набожно перекрестились. Заключенный в тот момент даже не повернул головы.
Анхель думал о Маргарите. А еще...Он страшно скучал по океану.





Рейтинг работы: 9
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 30
© 11.07.2018 Долорес
Свидетельство о публикации: izba-2018-2314876

Рубрика произведения: Проза -> Приключения


Натали       12.07.2018   11:51:08
Отзыв:   положительный
Ну, вот..., не успели два любящих сердца воссоединиться, как опять
испытания и Анхеля арестовали..., где же справедливость?!?...
Спасибо, Галочка, читаю твою удивительную историю, забросив все дела...


Юрий Алексеенко       12.07.2018   06:32:39
Отзыв:   положительный
Спасибо, прочитал. ИНтересно. Будет время ещё раз загляну. С уважением.
Долорес       12.07.2018   22:04:42

Если ты, Юра, прочитал только одну главу, то очень жаль. Но всё равно спасибо тебе большое за поддержку и интерес.
С наилучшими пожеланиями!
До










1