СКАЗКА о том, как ОРЁЛ с КУРИЦЕЙ ДРУЖИЛ


ВЛАДИМИР ЛЕВИТИН.
СКАЗКА о ТОМ, как ОРЁЛ с КУРИЦЕЙ ДРУЖИЛ.

Курица.
Жила-была одна Курица. Курица, как курица. Гребла под себя, клевала, кудахтала и яйца несла. Не придерёшься. Только была она какая-то странная. Могла стоять посреди улицы, без внимания к летящему прямо на неё грузовику. Шофёры – ведь хозяйских отцов дети – они, конечно же тормозили и вовсю ругали курицу «незлыми тихими словами». Она недоумевала: «Что, нельзя склевать червяка, если на него никто не претендует?» И была она какая-то, если так можно выразиться, заторможенной. Насыпят корма, пока подойдёт, самое лучшее другие уже склевали. Когда устраивались на ночлег, тянула резину, пока все верхние насесты те, кто побойчее да порасторопней все не позанимали. Вот и сидела всю ночь на нижних насестах. А куры – они ведь дуры: дропают прямо на тебя. Фу! Неприятно! Почему так, не знаем. Но, как нам думается, на формирование характера нашей героини вполне могло повлиять маленькое происшествие в инкубаторе. Как вы, может быть, знаете (а если нет, то сейчас узнаете), яйца в инкубаторе высиживаются теплом мощных ламп. При том, всегда яйца лучше недогреть, чем перегреть. Поэтому, автоматика (да какая автоматика, обыкновенная термопара) лампы эти, время от времени выключает. И вот в инкубаторе, где появилась на свет наша Курица, как-то, эта «автоматика» не сработала, заела, значит. Оператором была юная особа восемнадцати от роду лет, а вы знаете, что у таких на уме. Вот она и заметила не сразу. Но заметила, вручную выключила лампы и позвала электрика. Всё обошлось, цыплята вылупились, вроде как, живы и здоровы. Только вот яйцо с нашей будущей Курицей находилось к лампе ближе всех… Всех купили, а Хозяевам некогда было наблюдать за куриными характерами: в селе работ и забот по горло. Вес прибавляла, яйца несла – что ещё. А она пребывала в состоянии какой-то, даже ей самой непонятной, постоянной задумчивости, хотя мыслями её куриная голова богата не была. Подходил Петух, чертил крылом землю, и она привычно расставляла крылья, сама при том, ничего не испытывая. Подходили куры и спрашивали: «Ко, ко, ко, ко, ко?». Отвечала им механически, не вникая в суть своих ответов. Такая вот наша была наша Курица.
Было воскресенье, полдень. Хозяева с утра уехали в город на рынок продавать «излишки продукции своих приусадебных участков». Солнышко пригревало. Корова ушла себе паститсь, Свинья в хлеву, а остальное население усадьбы собралось во дворе. Пёс прятался от солнца в тени дерева, Кошка – под окном, а куры шастали повсюду в поисках чего-нибудь съедобного. И вот в этот момент во двор опустился Орёл.


Орёл
Как, зачем, почему, сам не знаю и вам не скажу. Приземлился он на лежащую посреди двора колоду, огляделся, соскочил с неё, и, дальнозорко щурясь, проковылял к корытцу для общего пользования и напился из него. Кур как ветром сдуло. Пёс сдуру да перепугу заскочил на нижнюю ветку дерева, под которым лежал, да так и остался там, перебирая лапами, чтоб не упасть. Остались только двое. Кошка, ибо видела: орёл не может передвигаться по земле так же быстро, как она сама. И наша Курица, по состоянию своему, опасностей просто никак не воспринимавшая. А по сему, она спокойно подошла к Орлу. «Здравствуйте, скажите, а с какого Вы двора?» Орла позабавили глупость и невежество Курицы, и ему импонировала её храбрость. «Я-то, из этого». И он показал клювом в небо. «Что-то я Вас раньше тут не видела». «А сейчас видишь?» «Сейчас вижу». «Ну, тогда счастливо тебе оставаться». Орёл подпрыгнул, расправил крылья и круто взмыл вверх и исчез в небе. Только его и видели. Увидев, что опасность миновала, из своих убежищ стали возвращаться куры. «Тебе что, жить надоело! Это же Орёл! Он убивает и ест всех подряд, и кур тоже!» «Что за чушь! Что не видите, я стою перед вами, жива и здорова». И поговори с ней. Куриное население двора, во времена оные, состояло из ветеранов курициного поколения и новичков-подростков. Один из них был белый петушок-легорн. Он считал, что все не чисто белые куры, к числу которых относилась и наша героиня, низшей расой. Но это не помешало ему, впрочем, попытаться вскочить на неё. Но из этого у него ничего не вышло, и Курица здорово отлупила его, отбив охоту к любым каким бы то ни было дальнейшим поползновениям. При виде Орла, он позорно сбежал, застряв в дыре в заборе, откуда Хозяевам пришлось его вытащить, когда они вернулись из города. Но больше всего озадачил их Пёс. Как он очутился на дереве? Бедный собак, простым собачьим языком, пытался им это объяснить, но они этого простого и понятного языка не знали, и так ничего из этого не поняли. А Орёл прилетел ещё раз.


Кошка
Произошло это так. Летел он как-то мимо села, где проживала наша героиня, и увидел у себя под крыльями особу куриного рода, зашедшую слишком далеко от родного двора. Орёл знал закон: всё, что восемьсот метрах от жилья считается диким. Раз – и курица уже бьётся у него в лапах. Вообще-то говоря, её следовало бы отнести в гнездо, но он только что отнёс туда целого зайца. Птенцов, ведь, лучше недокормить, чем перекормить. Да и надоело ему, что Орлица, при виде его, каждый раз ворчит: «Вот таскаю целый день этим ненасытным, даже и времени нет перья в порядок привести, а тебе все как-то легко и просто. Вроде бы как, и дети не твои!» Это была неправда! Орёл своих детей любил не меньше, чем она. Просто, не любил лишней суеты. Короче, он решил съесть курицу сам. Сказано-сделано. Он уселся на одинокое дерево поблизости, оторвал голову, крылья и лапы и ощипал. Но есть курицу на этом дереве было несруки: кто-то из людей мог увидеть. А он этих сельчан знал. Через десять лет прилетит – будут показывать пальцем приговаривая: «Вот он тот Орёл, что у бабки Сергиенчихи курицу украл». А оно ему надо? И тут он вспомнил про двор, где однажды пил воду и встретил там, может глупую, но странную и забавную Курицу. Он видел со своей высоты, как Хозяева с утра пораньше тащили мешки на автобусную остановку. Значит, их дома не будет. И никто его там увидеть не сможет. Чудесно! А во дворе жизнь шла по-заведенному. Куры шастали, Пёс ходил по двору, а Кошка лежала в тени и мечтала. Через четыре двора крольчиха окрольчилась. Ой, какие это маленькие пушистые комочки! Сцапать бы одного, загрызть, унести в кусты и, там с аппетитом позавтракать в своё удовольствие. А ещё кот Тимофей приходил, неприличное ей предложение делал. Пока не время. А придёт время, ты друг, сначала устрой войну, а если ты в ней победишь, тогда и посмотрим. А так не дам. И вот тут, прямо с небес опустился Орёл с чем-то в лапах. Паника, конечно, опять была, но уже не такая сильная, как прошлый раз. Пёс на дерева лезть не стал, а укрылся в будке. Пусть только полезет! Он за себя постоять сумеет. Куры укрылись в тени своего сарая. Кошка осталась лежать, где была. Курица подошла: «О, это опять Вы! А мне сказали, Вы злой и едите куриц». «Ну, тебе сообщили не совсем верную и правильную информацию. Тебе-то бояться меня нечего».


Пёс.
Орёл принялся отрывать клювом крупные куски и заглатывать их. «Ой, что это Вы такое едите?» «На, попробуй». Он отщипнул и бросил ей кусочек. «Ой, как вкусно!» Кошка, которая хорошо знала, что Орёл ест, наблюдая эту картину, не выдержала. Она подошла к Орлу, глядя ему в глаза, потребовала «Мяу!». Ну, на и тебе. Орёл был добрый. Получив свой кусок, с ним удалилась, ибо кошки не любят ничего делать у всех на глазах. Орёл доел свою добычу всю до крошки, и улетел себе. Так получилось, но Орёл прилетал ещё несколько раз, и каждый раз, разговаривал с Курицей, или она с ним, кто знает. Пребывал он здесь всегда недолго: в такого рода местах, ему, Орлу, находиться опасно, ибо эти люди способны на всё. И вот сидит Петух на заборе, и думу думает. По всему сельскому обществу от воробьёв до коров поползли слухи о том, что к одной из его жён, наведывается посторонний. И, при том, это чистая правда. Как нет, когда он сам видал. И что ему, Петуху, теперь делать? Вызвать Орла на поединок? Но это будет нечестно: Орёл ведь не знает правил петушиного боя, а драться со слабым противником просто неэтично. Но и оставлять это дела так нельзя. Ругать курицу? Но не она летает к Орлу, а он к ней. Стало быть, значит, Курица не виновата. Думал Петух, думал, да ничего не придумал. Решил, пусть, пока будет, как есть, а там, посмотрим, куда кривая выведет. А не выведет – ну тогда опять и подумаем. Между тем, наступила ранняя золотая осень. Деревья ещё в зелени, днём, прямо-таки райская, теплая, но не жаркая погода. Орлята вылетели и усердно учились летать, пикировать, хватать рвать и заглатывать. Конечно же, их надо было подкармливать, но они не были уже такими ненасытными, как тогда, когда росли. У Орла и Орлицы образовалось какое-то время и «для себя». Кой-какую добычу можно было «законно» съесть самому. В это время открылся сезон на водоплавающую дичь. Сельчане, в том числе и Хозяин со двора, где проживала Курица, взяв свои «железяки-деревяки-ременяки», пояса с патронами и торбы, в которых «что-то было», отправились на речку стрелять уток. Пальба стояла страшная, но для нашей Курицы, она ничего не означала. А остальные, тоже не первый раз такое слышали, и особого ко всему этому делу внимания не проявляли. Орёл, как раз, пролетал над речкой. По берегу шли двое, явно неместные. За спинами у них поблёскивала воронённая сталь. Один был невысокий, но зато худой. Другой – высокий, но зато полный. И этот вот, при виде Орла, скинул с плеч свою штуку. Блеснул огонь и раздался грохот. Но первый (а таким, в те времена, был тот, кто вам и рассказывает сказку сию) отбил стволы в сторону. «Это же Орёл, хищник!» «Вот поэтому его и нельзя стрелять! Забыл, чему тебя на курсах учили?» А наши охотнички, между тем, не знаю, настреляли ли – не настреляли, но знаю, уселись на крутом бережку и торбы свои развязали. И пошёл у них разговор, какой только охотники могут понять и оценить. Домой пошли, ступая, может излишне, но очень твёрдой походкой.
Орёл вскоре ещё раз заглянул во двор. Курица встретила его новостью: «Вы знаете, у нас Свинья вырвалась. Не взлети я на ветку – и с Вами не разговаривала бы». «А в меня стреляли». Если опасность, угрожающая Курице было реальной, то Орёл свою, малость, преувеличил. Во-первых, ружьё отбили в сторону, а во-вторых, даже если бы в него попали, дробь-четвёрка, да ещё, на такой высоте, не смогла бы пробить даже его перьев. Поболтали, и Орёл полетел себе дальше. Один раз, сытно пообедав куропаткой, Орёл сидел на том самом дереве, и думал про бедную Курицу. Вот она нигде никогда не была, кроме своего двора, никогда в воздух ни разу не подымалась. Как так можно жить? Нет, он должен ей помочь, хоть как-нибудь, но испытать чувство полёта. Видя Хозяев, бредущих к остановке, он взмыл вверх, и скоро был во дворе. А наша Курица как раз обдумывала важный вопрос: как бы получить место на самом верхнем, то есть, по счёту, первом насесте. Она перебирала все варианты, кроме одного: поторопиться. Занятие умственной работой наполняло Курицу чувством важности и значимости своей особы среди населения двора. И тут, появился Орёл. «Слушай, а ты не хотела бы взлететь над своей этой скучной жизнью. Я не приглашаю тебя лететь. Это тебе не под силу. Но полетать чуть-чуть ты смогла бы. А?» Под влиянием охватившего её порыва, вызванного её интеллектуальной, в данный момент, деятельностью, Курица решила попробовать. Она подпрыгнула, поджала под себя голые до колен ноги, и действительно взлетела. Приземлившись на крыше голубятни, на самом коньке, она тяжело дышала. Накопившийся жирок и непривычка к полётам сказались в полной мере. Орёл присел рядом, ожидая, пока она отдышится. «Ну что, полетели дальше?» Но Курица была не в состоянии ни лететь дальше, ни, даже, слететь вниз. Но сказать это Орлу мешала ей, нивесть откуда, появившаяся гордость. «Я знаю, Вы хотите заманить меня отсюда, и там, что-нибудь со мной сделать». У Орла самого перехватило дыхание от такого заявления. Хотелось крикнуть: «Дура! Если бы я хотел с тобой «что-нибудь сделать», то мог бы сделать, давным-давно. Спикировал – и наших нету». Но он промолчал. До него вдруг дошло то, что он знал и раньше: Курица глупа, и глупа безнадёжно. Стоит ли на неё терять время? И он круто взмыл в небо. Орел летел и радовался, что крылья его легко и свободно держат его в воздухе. И что он может мастерски владеть полётом, как ему только самому хочется.
А что же наша героиня? А она долго не могла слететь с голубятни. Наконец, спрыгнув на шест, потом на крышу сарая, она кое-как спустилась во двор. Жизнь потекла по своему руслу, как обычно. И даже место, пусть не на первом, но втором насесте она всеж-таки получила. И совсем не потому, что поменяла свои привычки. Конечно, нет. А просто, Хозяева пособирали петушков, в том числе и нашего легорна, и продали их в городе живым весом. Петух-то нужен всего один, а старый их пока что устраивал. Но сама Курица этим своим достижением весьма гордилась. Орёл больше не прилетал. И лишь только Кошка иногда говорила Курице: «Вот твой Орёл летит» «Он такой же мой, как и твой». Вот и вся сказка, если только её можно назвать сказкой, о том, как Орёл с Курицей дружил, если только это можно назвать дружбой.
Может мы обидели кого-то зря.
Календарь закроет этот лист.
К новым приключениям спешим, друзья.
Эй, прибавь-ка ходу, машинист.

Работа была написана первоначально в 1983 году, но рукопись оказалась утерянной.
Я восстановил её по памяти сейчас, в июле 2018.







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 24
© 10.07.2018 Владимир Левитин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2313783

Рубрика произведения: Разное -> Декламация












1