Отвергаю государство...-5


Отвергаю государство...-5
ОТВЕРГАЮ ГОСУДАРСТВО,
КОТОРОЕ ОТВЕРГАЕТ МЕНЯ

Анализ наших бед

8.

ИЗ МАКАРИЯ ОПТИНСКОГО

Вы удостоились вкусить дары благодатных
ощущений. Сие вам показано, что есть
благодать Божия и дабы вы могли различать
ложь от истины и блага мирские и блага духовные.
Но она вам показана и скрылась, ибо не можете
понести ее, не искусившись во брани со страстьми
и не стяжавши смирения.
27.05.18 г.,
День Святой Троицы

ИЗ АМВРОСИЯ ОПТИНСКОГО

Если настоящая жизнь наша есть не что иное, как подвиг, а подвиг не бывает без борьбы, а в борьбе человек без помощи Божией бывает немощен и несилен, то и должны мы, вместо того чтобы унывать, к Победителю тёмных сил взывать: «Побори борющие мя».
27.05.18 г.,
День Святой Троицы

... И вот окончание первой главы нашего труда.

* * *

Святейший Патриарх Кирилл произнёс слова, вызвавшие немалый резонанс. Речь шла о нашем отношении к развалу Советского Союза. «Мы вспоминаем двадцатилетие крушения Советского Союза. Я же в связи с этим предпочитаю говорить о крушении исторической России». (Патриарх говорит о крушении — в 1917 году — России дореволюционной. — Б.Е.)
В первые годы большевизма, с его патологической ненавистью к императорской России, гибельным стремлением к развалу страны и проигрышу в войне (ради предполагаемой победы революции как в России, так и во всём мире. — Б.Е.), начался стремительный процесс утраты исторических территорий государства. Была потеряна Польша, которая захватила себе Западную Украину и Западную Белоруссию. Потеряны Финляндия, Эстляндия, Курляндия и Лифляндия, Привислинские губернии. Армянский город Карса с окружающей его территорией был отдан Турции. По всей России начались центробежные процессы и борьба за суверенитет. (Всё верно. Россия вступила в эпоху распада, разжатия, разобобществления. Избежать этого развала можно было только при сильной вере Христовой, которая могла стать цементирующей силой. Но сила эта в те годы, уже достаточно угасшая, была подвержена уничтожению. — Б.Е.)
Когда до власти в 20-ые годы стало доходить, что «мировая революция» задерживается и скоро строить «светлое будущее» будет не с кем, последовали жёсткие меры. Залив страну кровью, парализовав её страхом террора, всевластием силовых структур и репрессиями, большевикам удалось остановить дальнейший распад территории Российской империи. Провозглашённое при Ленине право наций на самоопределение было надёжно нейтрализовано монополией на идеологию, жёсткой вертикалью партийно-государственного аппарата, тотальным контролем в общественной жизни и всесилием репрессивных органов.

(Автор приводит цитату из Сталина в подкрепление своего исследования: «Кроме права народов на самоопределение, есть ещё право рабочего класса на укрепление своей власти, и поэтому последнему праву подчинено право на самоопределение». Стало быть, самоопределение превратилось, подобно всем большевистским обещаниям, в очередной обман и мистификацию. Насилие над народами в конце концов вылилось развалом Красной империи в 90-ые годы, с началом нового периода распада, которому суждено продлиться до 2026 года).
Прошлло семьдесят лет, и как только в 90-ые годы XX века деспотическая хватка ослабла, угроза репрессий и массовый террор позабылись, а идеологический диктат иссяк — СССР развалился. Каждый гражданин и патриот страны должен воспринимать произошедшее как катастрофу. Хотя, ещё раз повторим, произошедшее было лишь завершением той катастрофы, что случилась в 1917 году.
(Крушение кровавого «Красного колеса» — образ Солженицына — нужно воспринимать как катастрофу? Да это была Божья милость, избавившая россиян от большевистского, коммунистического гнёта. И советская родина никогда не была и не могла стать родиной для большинства наших сограждан. Предельно точно сказал по этому поводу Евгений Евтушенко: «И только будущая / родина родная родина моя!» А за за полвека до этого лучший русский философ Иван Ильин недвусмысленно заявил о том, что родиной для нас Россия может стать только тогда, когда избавится от страшного прошлого, когда в ней будет восстановлена справедливость, то есть свергнутая большевиками вера Христова. Так какая же катастрофа для нас в том, что горе наше начало разваливаться, ещё пока не ушло совсем, но рассыпаться начало. Не катастрофой надо это воспринимать, а призывом ко всем нам, к народу нашему возродить почти уже забытый духовный мир отцов и дедов! Чем мы скорее за это главное дело возьмёмся, тем скорее жизнь наша изменится к лучшему).
Причина случившегося с нашей страной как в начале XX века, так и в его конце одна и та же: государство утратило духовную основу народного единства. В случае с СССР — это тот иллюзорный духовный фундамент коммунистической идеи. (Это верный вывод. — Б.Е.) По всем иным показателям экономики и жизни обстановка что в царской России, что в СССР была прекрасная. (А вот здесь у епикопа какое-то странное детское недопонимание, которое противоречит его же собственному исследованию. — Б.Е.)
(В чём это недопонимание? Если бы в царской и советской России все другие показатели, кроме веры Христовой, были относительно одинаковыми, прекрасными, как утверждает автор, то эти одинаковость и прекрасность были бы шулерской мистификацией. Если при Николае Втором и Столыпине страна за пять лет вошла в лидирующую пятёрку по экономическим показателям, то Красной империи понадобились многие десятилетия, чтобы выбиться в мировые лидеры по добыче нефти, производству стали и т.п. Причём, как утверждают специалисты, первенство это стало возможным, благодаря многочисленным припискам и прочим чиновничьим хитростям. При этом «царский путь» подъёма экономики был связан с честным и реальным стимулированием народа, а «советский» — с постоянными обманами, рабовладельческим диктатом и жестокими репрессиями (трудовые армии, колхозы, гулаги, стахановские движение, соцсоревнование, коллективные проработки недобросовестных и прочее). То есть даже при предполагаемом равенстве каких-то показателей нет основания для их уравнивания, одинакового оценивания.
Но ведь и показателей-то равнозначных нет. Как известно, вся сумма экономических достижений в стране в итоге должана сказаться на жизненном уровне населения, на его неустанном повышении. В царской России этот показатель, действительно, повышался, хотя жизнь россиян той поры назвать прекрасной значит крепко лакировать действительность. Почитайте классиков — Толстого, Чехова, Бунина, Достоевского, Короленко. Где она, прекрасность, в дореволюционном бытии?

А назвать жизнь советского народа прекрасной, даже с точки зрения экономической, значит совершенно не знать этой жизни. Не думаю, что епископ Митрофан из таких незнаек. Ведь сам же он отмечает в аналитическом труде своём и деспотическое насилие над интеллигентами, рабочими и крестьянами, и несчастия голодных лет, и постоянные нехватки даже самых элементарных продуктов питания и предметов первой необходимости. А годы перед крахом СССР — голодные и безденежные? Их тоже надо осчастливить эпитетом «прекрасные»?
Произнести эту несуразицу, как мне кажется, заставила мысль, которую автор, уважаемый нами без всякого преувеличения, высказывает в завершающих абзацах брошюры. Мысль — о необходимости единства в нашем ныне страшно разобщённом народе. Но как объединить кроваво-насильственное и высоконравственно-Христовое! Вещи несоединимые. И первое, что приходит на ум, это якобы общее для двух систем — и там, и здесь немало было хорошего, прекрасного, и вот оно-то и должно нас всех объединить, снова породнить, сделать дружной славянской нацией. Но это далеко не так. И речь об этом ниже).

...вспомним слова Его Святейшества: «Дай Бог, чтобы навсегда народ наш был гарантированно защищён от таких соблазнов, искушений (безбожных, революционных. — Б.Е.), через которые мы с вами прошли, потеряв историческую Россию. Хочется надеяться, что все наши воспоминания о событиях недавнего прошлого — в том числе в форме произведений искусства — будут содействовать прежде всего примирению, а не служить источником новых раздоров и гражданских распрей, не становиться поводом для оскорбления чьих-то чувств и ценностей. Мы все — верующие и атеисты, художники и нехудожники, консерваторы и либералы — призваны к тому, чтобы жить в одной стране, в одном обществе и заботиться о его целостности. Каждую Литургию мы молимся о единстве. Так же мы призваны молиться и о гражданском единстве, о единении народа, памятуя (помня. — Б.Е.) о страшных искушениях, о раздорах и противостояниях, потрясших Россию в XX веке».
Нет никаких сомнений, что Церковь выполнит свой долг молитвенницы и заступницы за нашу многострадальную Родину и за её великий народ. Но есть главный вопрос: опираясь на какие нравственные основания, традиции и жизненные цели мы сможем достичь столь необходимого нам гражданского единства, столь чаемого единения народа?
Слово теперь за всеми нами — на каком духовном фундаменте мы будем вновь созидать нашу великую страну, Державу Российскую?
(Очень плохо, просто отвратительно, что после стольких губительных лет безбожья и безнравственности наша вконец изболевшаяся нация — «всею кровью, хребтом» — не поняла, не осознала, не выстрадала, что никакого «вопроса» в выборе пути не осталось, что он был и остался в одном-единственном — в возвращении блудного сына в отчий дом, к тысячелетней вере православной, извечной Правде, Истине человеческой, от сотворения Адама и Евы — через ошибки и падения — до будущей Родины, где «в белом венчике из роз / — впереди — Исус Христос».
К великому сожалению, мы всё ещё пытаемся найти пусть спасения не в Христе, а в мифической толерантности, в соединении добра и зла в несоединимое единое целое и — прав Евтушенко! — пытаемся идти в будущее «задом / с нечеловеческим лицом». Так нормальные люди не ходят, так славяне, больше всего на свете любившие и любящие Свободу, Правду и Справедливость, не жили и жить не собираются.
Но какая власть на Руси была справедливой? И явила ли она когда-нибудь свой святой лик? Да. Безусловно. Такие времена были, и тогда именно, когда укоренялось в жизни христианство, когда люди устраивали свой быт по заповедям Христовым. При равноапостольной княгине Ольге, принявшей крещение одной из первых на земле нашей. При Владимире-Солнышке, переменившем после перехода в христианство образ бытия не только свой, но и всей Киевской Руси. При Димитрии Донском и его духовном наставнике Сергии Радонежском. Да — изучайте историю! — при всех царях, не царящих, а служащих Богу, отечеству и народу. Так что, по сути, перед нами не стоит вопроса — что делать. Вопрос в другом — как делать. Однако и на него ответ давно уже дан, в те самые дни, когда Россия отдалась в безумный плен революционному сатанизму.
Вот золотые слова Ивана Ильина:

«Восстановить Россию, заживить раны революции и войны и укрепить величие и великодержавие нашей родины — можно только исходя из духа справедливости и служа ему. А для этого необходимо прежде всего необманно уверить весь русский народ (какие точные слова! — Б.Е.), что новый, послереволюционный порядок — искренно хочет и практически ищет справедливости; и далее необходимо воспитывать и укреплять в самом народе — волю к справедливости, здоровое христианское правосознание и чувство всенародного, сверхклассового и сверхсословного братства (которое даётся только верой в Христа и Его Истину. — Б.Е.)»
«Как только народ почует дух справедливости — он поверит новой национальной власти и раскроет ей своё сердце. (Пока было у нас обратное. Народ поверил несправедливости и безнравственной анархии, насаждаемыми постсоветскими властями. Но, видимо, и это нужно было, чтобы осознанно отказаться от лжи и бесчестия. — Б.Е.) А к этому раскрывающемуся народному сердцу новая власть должна обращаться с авторитетным обещанием отыскивать справедливость для всех и с требованием того же самого от народа».
«Новая власть должна провозгласить и осуществить — конец принудительной «уравниловки» и «обезлички»; конец революционного бесправия, беззакония, взяточничества; конец «срезания верхушек», «беднячества», упрощения, снижения, террора против лучших и преуспевающих. Она должна восстановить справедливый ранг и качество; возродить истинный авторитет; и наконец, начать воспитание народа к живой, творческой справедливости»).

Трудно, невероятно трудно это сделать — слишком далеко ушли мы от Христа, слишком глубоко погрузились в болото греховной безнравственности. Но это единственный путь нашего спасения. Русские святые знают, что мы на него встанем. Дай Бог, чтобы произошло это не через век, не через два, а как можно скорее.

17.06.18 г.,
Святителя Митрофана,
патриарха Константинопольского

По традиции заглянул в «Оптинский цветник», что-то посоведуют духовники. Преподобный Анатолий Старший: «Старайся попроще есть и жить! Сладость, как нравственная, так и пищная, не укрепляет, а расслабляет».

(Продолжение следует)





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
© 09.07.2018 Борис Ефремов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2313394

Рубрика произведения: Поэзия -> Прозаические миниатюры












1