УРОД


УРОД
УРОД
Все персонажи и обстоятельства вымышлены, любое совпадение случайно.

«Надо же, какой урод! Бедненький, как он живет с таким
лицом…» - думала Татьяна Степановна, от нечего делать, украдкой
разглядывая парня, в ярком спортивном костюме, который сидел напротив.
Голова у него была бритой, яйцевидной формы, как у
инопланетянина, уши торчали лопухами и просвечивали розовым,
от падающего из окна света. Нос был длинным, кривоватым,
отвисал перезрелой сливой. Но, вместе с этим, большие, навыкате,
карие глаза блестели яркими белками, словно снег на солнце, а на
пухлых, чувственных губах блуждала наивная улыбка.
«Чему-то еще улыбается сам по себе…урод... - мелькнула у нее
в голове,-неприязненная мысль -может, у меня прическа
растрепалась?».
Татьяна Степановна была одета в элегантное платье бежевого цвета
в тоненькую белую полоску, которое подчеркивало фигуру и
опускалось чуть ниже колен.
Она неторопливо поднялась из своего кресла, медленно подошла
к большому зеркалу, которое висело на стене приемной.
«Хм, вроде бы, всё нормально – чуть поправила длинными тонкими
пальчиками, со свежим маникюром и золотыми кольцами на них,
сверкнувшими яркими изумрудами, - свои завитки на волосах
– хороша… чертовка!»
Ей было слегка за сорок, но выглядела она гораздо моложе,
как многие одинокие женщины, которые ухаживают за собой
и тщательно следят за своей внешностью.
Гордая царственная осанка, надменный взгляд холодных голубых
глаз с искусным макияжем, слегка приподнята изогнутая бровь
и легкая ухмылка на ярко накрашенных губах – хороша!
Вернулась, села в кресло и снова заметила интерес в глазах парня,
который тут же опустил голову, загадочно улыбаясь.
Но тут подошла его очередь и, торопливо вскочив, он почти
вбежал в кабинет, где оформляли документы всем вновь
прибывшим в санаторий на отдых и лечение.

Санаторий был небольшой, состоял из нескольких старинных
зданий в три этажа, затерянных в сосновом бору, на берегу
живописного озера.
Когда Татьяна Степановна вышла из кабинета, зажав в кулачке
ключ от своего номера, парень сидел на том же месте.
Увидев ее, вскочил: «Можно, помогу донести вам вещи?
Какой у вас номер?».
«Вот наглец, еще и ухаживать вздумал!» - подумала она с досадой,
но, всё же, кивнула головой, снисходительно улыбнувшись.
Улыбка получилась кривой, но он радостно подхватил ее
увесистый чемодан и свою дорожную сумку, она же пошла следом,
налегке, по длинному коридору, помахивая дамской сумочкой.
«А вот, напротив, и мой номер, приходите в гости – как бы,
мимоходом сказал парень, поставив чемодан у ее двери - кстати,
меня Юрой зовут».
«Надо же, и номера почти рядом оказались... дурдом!»
- опять неприязненно подумала она и надменно произнесла:
«Благодарю... Юра!»
Вставила ключ в замок двери.
«Позвольте, занесу чемодан» - парень вдруг оказался вплотную
к ней и, повернувшись, она неожиданно уткнулась лицом в его
накачанное плечо. Парень застыл, она подняла голову и окунулась
в его бездонный карий взгляд…
На долю секунды потеряв реальность, она вдохнула терпкий
аромат мужской силы, но, тряхнув кудряшками, пришла в себя
и повернула ключ в замке.
Открыв дверь, посторонилась, пропустила парня вперед.
Он поставил чемодан и торопливо вышел:
«Извините… проходите… Жду в гости…»

Она ничего не ответила и закрыла за ним дверь. Осмотрелась.
Номер был стандартным, без изысков, но всё необходимое
имелось. Среди довольно скромного имущества выделялась
мощная двуспальная кровать с зеркалом в изголовье.
"Надо же, позаботились, чтоб не было одиноко!"- с ехидцей
подумала она и стала неторопливо разбирать вещи.
Остаток дня для Татьяны Степановны пролетел незаметно,
в хлопотах обустройства.

На ужине, в столовой познакомилась с парнем и девушкой –
соседями по столику,разговорились. Из разговора стало ясно, –
Толя и Оля -молодая семья, отдыхают здесь уже вторую неделю.
Им все безумно нравится: природа замечательная и погода стоит
прекрасная – золотое бабье лето!
Только вот неделю назад случилось ЧП: внезапно умерла молодая
женщина, как раз из того номера, в который заселилась Татьяна
Степановна.
- Нет! Никакого криминала! Со здоровьем что-то... Несчастный
случай...
Тему разговора быстро сменили, молодожены стали наперебой
рассказывать, какой шикарный здесь новый бассейн и Татьяна
Степановна не придала значения услышанной печальной новости.

Вернувшись в свой номер, после ужина и прогулки по озеру,
Татьяна Степановна вдруг вспомнила тот разговор за столиком
в столовой.
«Ну вот еще, буду я голову забивать себе всякими глупостями…» -
сказала она вслух и включила телевизор.
Пощелкав пультом по всем программам, ничего интересного
не нашла, решила почитать книгу, которую прихватила из дома.

За окном опускались нежно - фиолетовые сумерки.
Яркая луна огромных размеров выходила из-за горы и казалась
нереальной. Татьяна Степановна задернула шторы, закрыла дверь
на ключ, расстелила постель, сняла с себя всю одежду, аккуратно
развешав ее на плечики; приняла душ, обернулась пушистым
махровым полотенцем.
Прошлась по комнате, затем накинула на загорелое тело красивую
полупрозрачную ночную рубашку. Покрутилась перед зеркалом,
легла в кровать и открыла книгу.
Это был женский роман с пикантными подробностями постельных
сцен, немного почитала и вдруг вспомнила чувственные губы того
парня и его накачанные плечи… И этот мужской запах!
Захлопнула книгу и предалась раздумьям…

Она – самодостаточная, вполне обеспеченная женщина, недурна
собой, с хорошей фигурой, образована, работает помощником
руководителя издательства, всегда на виду, нравится мужчинам,
но… страшно одинока! Почему???
Кто даст ей ответ? Кто научит ее жить так, чтобы стать счастливой,
обрести настоящее семейное счастье, любящего мужа?

Молодые годы промелькнули незаметно в учебе, интересной
работе, отнимавшей все свободное время, в окружении
воздыхателей и поклонников, а она все искала и не находила того,
единственного …
Яркой звездочкой вспыхнула и погасла молодость ее, ушла
безвозвратно… Где-то прочла недавно: «Все ждала принца
на белом коне, но, прискакал почтальон и – принес пенсию…»
Ну, допустим, до пенсии еще далеко…Но, кто знает, может,
карма у неё такая – жить в одиночестве?
Хотя, разве можно считать себя совсем одинокой, если живы мама
и папа, есть старшая сестра и младший брат, племянники? Ну, если
уж нет своих детей, можно любить племянников, как своих…
Заботиться о них, как о родных детях…
А ведь ребенок мог бы и родиться… Мальчик…
Сколько бы ему исполнилось сейчас? Двадцать пять!
Как этому парню, возможно…

…Ей не было еще семнадцати, когда она без памяти влюбилась
в женатого мужчину. Это был белокурый красавец с бархатным
голосом, который пел под гитару песни своего сочинения
на всех концертах, проходивших у них в поселковом клубе.
Она заканчивала школу и была активной участницей
художественной самодеятельности: пела в хоре, танцевала.
И часто видела на сводных репетициях этого высокого красавца,
длинноволосого, зеленоглазого.
Он тоже обратил внимание на юную блондинку с копной кудрявых
волос, которые ложились крупными завитками и красиво
обрамляли ее светлое лицо с распахнутыми голубыми глазами,
темными пушистыми ресницами и точеным носиком.
Она была похожа на фарфоровую куколку, хрупкую, с красивой
осанкой и нездешними грациозными манерами.
Когда она улыбалась, розовые пухлые губки обнажали ровные
яркие жемчужинки белоснежных зубов, а на щеках появлялись
милые ямочки. Ну как не влюбиться в такую красотку?
Мальчишки, ее ровесники пытались за ней ухаживать, наперебой
предлагали дружбу, но она презрительно смотрела с высоты своего
небольшого роста - сверху вниз, - на всех ухажеров и они, теряя
всякую надежду на взаимность, отставали.
Красавец – блондин, хоть и был женат, похоже, тоже потерял
голову от этой фарфоровой куколки! Находил любой предлог,
чтобы оказаться рядом с нею.
Она же пыталась всячески избегать с ним встреч, так как знала,
что он не свободен и скоро станет отцом.
Но, в один прекрасный майский вечер, когда все выходили из клуба
после концерта, он догнал ее на улице, настойчиво взялпод
локоток и попросил разрешения проводить до дому.
Её сердце учащенно забилось, и она молча кивнула головой.
Вечер был тихим, таинственным, благоухал медовым дурманом
цветущих черемух. На небе высыпали яркие звезды, в ее душе пела
весна и кружила кудрявую голову фарфоровой куколки.
Домой она пришла под утро. Похоже, родители не заметили ее
отсутствия.
Их тайные встречи продолжались чуть больше месяца.
Пока она не поняла, что беременна. Когда же возлюбленный ее
узнал об этом, исчез, как будто его и не было…
Она осталась одна со своей тайной, стыдом и болью…

Через пару месяцев скрывать свое состояние не было ни сил, ни
возможности. Татьяне пришлось открыться матери.
Её мама – властная, жесткая, красивая женщина пятидесяти лет,
обняв дочь, вдруг заплакала, горюя о поломанной судьбе своей
очаровательной куколки. Не такое будущее представляла она для
нее. Отцу и родным ничего не сказали и стали думать, как
поступить, как жить дальше…
На следующий день пошли к знакомой мамы – врачу гинекологу.
Аборт делать было уже поздно, оставался последний вариант
избавиться от ребенка – искусственные роды, которые делают на
сроке шести месяцев по медицинским и социальным показаниям.
Татьяна закончила школу и поступила в литературный институт,
в ноябре знакомая мамы положила ее в больницу, где и провели
операцию. Ребенок родился живым, это был мальчик, но, вскоре
умер, так как был нежизнеспособным.
Врачи сказали, что и у нее со здоровьем проблемы и, скорее всего,
детей у нее больше не будет…
- Господи, зачем я убила ребенка? Мне никогда не замолить этот
грех… - по лицу Татьяны Степановны потекли крупные слезы.
…Замуж она так и не вышла, были мужчины, но всё казалось не то
и не так…
Детей у нее нет и уже не будет…
Всё же, как хочется счастья, простого, тихого, женского…
Любить и быть любимой – такая избитая фраза, но так хочется!..

Тихие слёзы и печальные размышления Татьяны Степановны,
прервались каким-то непонятным звуком. Как будто что-то упало в
ванной.
Что бы это могло быть?
Она встала с кровати, пошла в ванную, ничего странного не
увидела. Что за ерунда? Наверное, показалось…
Снова уютно устроилась на постели и открыла книгу.
Но, сосредоточиться на чтении уже не могла. И опять повторился
непонятный стук.
Вспомнила вечерний разговор про умершую женщину…
- Ой, здесь ведь женщина умерла! Совсем недавно!
Что это – бродит ее дух?!?
Она вскочила, подбежала к двери, в замочной скважине должен
был быть ключ, - но его там не было!
Ей стало страшно! Жутко!
Ключ…Куда он мог подеваться?
Чтобы успокоится Татьяна Степановна сделала быстрый выдох,
медленный вдох, легла на кровать и закуталась в одеяло.
Лампу на тумбочке выключать не стала и попыталась уснуть...
Казалось, прошло много времени, но сна не было…
- Нет, уснуть я не смогу, это точно! А, что, если… Нет! Ни за что!
Но, какой тут сон, если так страшно… Страшно!!!
Вскочила снова. Судорожно стала перебирать вещи.
- Ключ, куда же он запропастился? Ну, я же точно помню, что он
был в двери!
Стала перетряхивать сумку, из нее выпала авторучка и закатилась
под кровать. Татьяна Степановна наклонилась, чтобы поднять
упавшую авторучку и вдруг, там, под кроватью, увидела
пропавший ключ!
- Что за чертовщина!
Она схватила ключ, торопливо подошла к двери, открыла…
Накинула на себя халат и выскочила вон из комнаты!

Остановилась в раздумье, затем, нерешительно подошла к двери
номера, на который указал ей тот парень и робко постучала…
Юра, как будто ждал ее, дверь тут же распахнулась.
- Извините, можно я войду, мне страшно…
- Проходите, я даже мечтать не мог… ой, извините…
А, почему страшно? - тихо спросил парень.
- Там, в моем номере, говорят, женщина умерла недавно…
Теперь мне чудится…Звуки какие-то…
- Можете ночевать здесь, у меня одна кровать свободна,
соседа еще не подселили.
- Спасибо. Как-то неловко все получается…
- Да, что вы! Не стесняйтесь! Сегодня переночуете, а завтра
попросите другой номер. Места еще есть, думаю вам не откажут.
- Спасибо… вот уж не думала, не гадала…- протянула парню
миниатюрную ладошку для знакомства – Татьяна Степановна.
Он взял ее руку в свои ладони, а потом неожиданно, галантно
поцеловал – Очень приятно, Юрий…
- Ну вот и познакомились…Можно я лягу спать? Завтра рано
вставать.
- Конечно, конечно! Ложитесь, раздевайтесь, я могу выйти.
- Нет, не нужно выходить, отвернитесь – сказала Татьяна
Степановна, скинула халат и нырнула под одеяло.
– Можно выключать свет… Спокойной ночи!
- Спокойной ночи!
С полчаса она честно пыталась уснуть… Ворочалась с боку на бок,
но сон никак не шел. Всё вспоминались те странные звуки,
пропажа ключа… Ей вновь стало страшно, зябко.
Мелкой дрожью сотрясалось ее тело…
- Юра, вы не спите? Мне холодно! – Татьяна Степановна села
на кровати.
- Нет, не сплю...
Она быстро встала и вдруг подошла к его постели. Так же быстро
забралась к нему под одеяло – Согрейте меня! Я замерзла!
От неожиданности он окаменел.
- Ну, обнимите же меня, согрейте!
Он обнял ее закостенелыми руками и боялся пошевелиться.
Её же, била дрожь, но уже не от холода, а от страстного желания,
которое жгло изнутри, поднималось все выше и казалось спалит
всю без остатка, через короткое время…
Руки ее судорожно гладили его тело, а губы искали поцелуя.
Он прильнул к ее губам своим влажным ртом…
Татьяна Степановна глубоко вздохнула и опустила руку вниз, на то
место, где ожидала почувствовать его ответное желание…
Но под своей горячей ладошкой ощутила съежившийся комочек
мужской плоти.
- Ну же, согрей меня!!!
Он тихонько отстранил ее от себя и сел на кровати.
- Извините, со мной это впервые…
Татьяна Степановна лежала в постели, сгорая от страсти и стыда:
«Вот дура, прыгнула в кровать к незнакомому парню!»
Спустя минуту вскочила с постели.
Он схватил ее за руку и притянул к себе. Нежно перецеловал
каждый пальчик… Снял с нее ночную рубашку…
Она не сопротивлялась. Юра поднял ее на руки, чуть подержал
и бережно опустил на постель.
Опустился на колени рядом с кроватью и покрыл поцелуями все
ее тело, начиная с кончиков пальцев ног…
Татьяна Степановна млела от поцелуев, еще больше разгорался
в ней огонь безумного желания. Юра встал с колен, осторожно
прилег на кровать с краю, бережно обнял пылающий страстью стан
незнакомой ему женщины, и вдруг всей тяжестью тела навалился
на нее, и… всё случилось…
Лишь под утро они смогли уснуть в объятиях друг друга…

Утром, пряча от него глаза, Татьяна Степановна торопливо оделась
и выдохнув: «Пока», быстро ушла в свой номер.
Юра проводил ее задумчивым затуманенным взглядом…
Днем они встретились в бассейне. Татьяна Степановна не подавала
виду, что они знакомы, но, Юра, подплыв к ней, радостно сказал:
«Привет, получилось поменять номер?».
- Да! – ответила она, улыбнувшись - После обеда буду переезжать.
- Можно помочь?
- Конечно…
Юра радостно плескался в воде, молодым резвым дельфином,
нарезал круги возле Татьяны Степановны, она же медленно,
неторопливо, с достоинством и гордым видом плавала от бортика
к бортику, снисходительно ему улыбаясь, не обращая внимания
на других людей.
В воде она чувствовала себя счастливой: бассейн действительно
был шикарный, в огромные окна светило яркое солнце,
играла музыка, прохладная вода приятно обволакивала ее тело,
снимая ночную истому.

И вот Юра вновь несет чемодан Татьяны Степановны, теперь уже
на второй этаж.
Как только они оказались в номере, Татьяна Степановна закрыла
дверь на ключ, и тут же оказалась в объятиях Юры.
Торопливо освободили друг друга от одежды… Из номера вышли
только к ужину.

Неделя в санатории пролетела для них в сладострастных утехах
и днем, и ночью. Татьяна Степановна как будто не замечала
уродливого лица парня, ее не смущало, что годится ему в матери.
Все, что видела она – это его бездонные глаза и чувственные губы.
Они почти не говорили друг с другом, только наслаждались
ощущениями от прикосновений, сладости губ, бесконечной
нежности. Она отдавалась ему со всей страстью, как когда-то
в молодости своему возлюбленному.
Но, на людях старалась делать вид, что они не знакомы.
Даже на прогулки к озеру ходила одна.
Юра молча принял условия этой игры и теперь уже в бассейне
не кружил возле нее резвым дельфином.

В пятницу в санатории были танцы. В назначенное время в зале
собралась разномастная публика, в основном, пенсионеры,
молодежи было мало. Все, кто не танцевал медленные танцы,
сидели в мягких креслах и разглядывали танцующих.
Обращали внимание на странную пару: миниатюрную
хорошенькую женщину и молодого парня – высокого, спортивного
телосложения, с уродливым лицом.
Эта парочка не пропускала ни одного медленного танца; парень
не сводил восторженных глаз со своей партнерши, бережно
придерживая ее за талию своими большими руками.
Дамочка, наоборот, на парня не смотрела вовсе, безразличным
взглядом окидывая танцующих рядом и сидящих вокруг.
Вдруг, случайно, взгляд Татьяны Степановны наткнулся на синие
глаза, которые, казалось, излучают неземной яркий свет.
- Боже мой, кто это? - подумала она, вновь столкнувшись с этим
взглядом. Недалеко от нее в паре с неприметной брюнеткой
танцевал невысокий мужчина, лет пятидесяти, с благородной
сединой на висках и синими-синими глазами, невыносимую
яркость которых, тушил иногда легким прищуром.
Сердце Татьяны Степановны ёкнуло от какого-то неясного
предчувствия, и она стала старательно избегать этого синего
взгляда.
После танцев Татьяна Степановна с Юрой поднялись в ее номер
и не расставались до утра.
Утром, в столовой Татьяна Степановна вновь увидела этого
синеглазого мужчину, видимо он совсем недавно прибыл
в санаторий, ведь раньше она его не замечала.
Впрочем, в пылу своей страсти она не замечала никого, ей было
достаточно молодого здорового тела Юры и его жгучего
обожающего взгляда.
Когда Татьяна Степановна с Юрой оставались наедине, он говорил
ей комплименты, называл королевой и богиней, она отвечала ему
снисходительной улыбкой.

Расставаясь в субботу утром, Юра, опустив глаза, тихим голосом
сообщил ей, что на выходные приезжает в санаторий его невеста,
поэтому он не сможет прийти к ней до понедельника.
Татьяна Степановна вспыхнула, но, сдержав себя, ответила:
-Хорошо! Только я впервые слышу о том, что у тебя есть невеста…
- Извините – вновь тихо сказал Юра и поспешил удалиться.
Татьяна Степановна, в сердцах бросила об пол расческу, которая
была у нее в руке. – Вот… урод!!!
Но, думать о нем, а тем более, переживать, она не стала.
Вспомнился вчерашний седовласый мужчина.
«Кажется, я его где-то встречала раньше. Очень давно… но, где?
Не припомню… Интересный мужчина, кто же он?»

Встретившись в столовой, Татьяна Степановна, на взгляд
незнакомцаответила дружелюбной улыбкой.
Его синие глаза радостно засияли в ответ, и мужчина подошел:
-Здравствуйте, Татьяна!
- Доброе утро! Мы, разве, знакомы?
- Вы, возможно, не помните меня… Мы встречались с вами
на конференции в Крыму, правда, лет восемь уже прошло,
но я вас сразу узнал!
- Надо же, а я не узнала вас…Извините…
- Не страшно! Столько лет прошло, вы не чуть не изменились!
- мужчина галантно поцеловал ей руку – Аркадий Андреев, бард…
- Ах, да! Как же я могла забыть! Я брала у вас автограф!
– смутилась Татьяна Степановна, очаровательно улыбнувшись.
- Я могу вас пригласить на прогулку к озеру после ужина?
- О, да, конечно! - не раздумывая, согласилась она.

Наступил вечер. Неторопливо шагая рядом по живописному берегу
озера, восхищаясь фиолетово-багряным закатом, они мило
беседовали.
Аркадий был очень учтив, предложил даме локоток. Так под руку
они и прогуливались, вдыхая терпкий аромат осеннего воздуха,
опавших прелых листьев и еще чего-то волнующего, что вливало
в душу радостное ощущение бытия...
Вдруг, невдалеке, Татьяна Степановна заметила знакомый силуэт.
Да, это был Юра, но не один. Он стоял у скамейки, на которой
сидела юная, совершенно очаровательная девушка, лицо её было
копией Татьяны Степановны. Единственное отличие - светлые,
чуть рыжеватые, волосы спускались пышным водопадом ниже плеч
"Что за наваждение? - неожиданно вспыхнув, подумала Татьяна
Степановна, -разве такое может быть?"
Девушке на вид было не более двадцати лет, она свежа и прекрасна,
как утренняя роза. Когда же она поднялась со скамьи, стал заметен
её округлившийся животик.
Тем не менее, она была стройной, высокой, длинные ноги, как
говорят, "от коренных зубов", были обтянуты модными джинсами,
которые шьют специально для беременных.
Татьяна Степановна поспешила отвернуться и увлекла своего
спутника в другую сторону:
- Пойдемте Аркадий, поближе к воде, там такой чудесный вид!
Действительно, гладь озера, отражающая краски заката, была
достойна кисти художника. В воде резвилась стайка уток, нарушая
вечернюю тишину резким хлопаньем крыльев.
Вдоль берега, раскидистые деревья поражали многоцветьем красок
наступившей осени: багряные, золотые, пурпурные, зеленые,
лимонные и бледно-розовые листья были пронизаны косыми
лучами заходящего солнца, которое медленно опускалось, казалось,
в самую воду озера. Опавшие листья пестрым ковром покрыли
зеленую траву -и всё это создавало неимоверно прекрасную
картину наступившей сказочной осени.

Аркадий, не заметив перемены ее настроения, увлеченно
рассказывал о своем творчестве.
Она же, кивая головой, думала о своем.
"Значит, этот урод увидел, что я похожа на его девицу... Так вот,
почему, обратил на меня внимание! ... Конечно, а почему же еще?
Я-то, вообразила себя, неотразимой красавицей...Вот, старая, дура!
А, он, -какой подлец, всё же! Девочка беременная, смотрит на него
влюбленными глазами, и верит, бедненькая, что он только с нею.
Стоп, что это я так разволновалась? Не влюбилась же!Однако, всё
равно неприятно, противно... Да ну его, урод несчастный…
Наоборот, наверное, счастливый, такая красавица в него влюблена.
Да что я всполошилась? Ладно, подумаю об этом позже…"
Аркадий её о чем-то спросил, она, не поняв, переспросила.
- Татьяна, мне бы хотелось узнать вас получше.
- Что, значит, получше? Это как?
- Можно проводить свободное время вместе, гулять...
Я хочу пригласить вас посидеть, попить кофе, если не возражаете...
- Нет, возражать я не стану! Конечно, идем!

В уютном кафе людей было немного, играла негромкая лирическая
музыка, свет был приглушен, и, казалось, сама обстановка
располагала к откровенному разговору.
Аркадий заказал шампанского и фруктов. Кофе и мороженое.
Татьяна Степановна сидела за столиком напротив Аркадия,
и внимательно разглядывала его лицо.
Это было приятное, располагающее к себе, лицо мужчины,
пожившего на свете много лет, познавшего жизнь во многом её
разнообразии. Красивые синие глаза, под широкими бровями,
блестели молодым задором. Добродушная улыбка блуждала
на тонких губах; благородная седина на густых волосах и нос
с горбинкой придавали облику аристократичный вид.
- Вы не замужем, Татьяна?
- Нет - печально ответила она. Но, грусть в голосе была не потому,
что сей факт её тяготил. Напротив, она всегда гордилась этим.
Печаль была от недавней нечаянной встречи с Юрой...
"Сколько можно вспоминать об этом?"- раздраженно подумала
она, нервно передернув плечиком
-Я тоже свободен... Вот уже три года...
-Что случилось? Разошлись? - спросила Татьяна Степановна
с интересом - Вы не создаете впечатление одинокого мужчины.
- Мы прожили с женой 26 лет, серебряную свадьбу сыграли, двоих
сыновей вырастили... А, три года назад она умерла от рака...
-Простите...соболезную...
Аркадий, как будто не расслышав, продолжал:" Я долго винил
себя, что не всегда был внимательным, изменял...иногда...
А, жизнь проходит...Время не лечит, как говорят, но боль стихает,
притупляется... Вот уже на других смотрю "- с грустью,
улыбнувшись, сказал Аркадий, нежно взяв руку Татьяны в свою.
Татьяна Степановна, смутилась и не знала, что сказать.
- Я - мужчина, не смогу быть долго один...Выходите за меня замуж!
Она вспыхнула, закрыла глаза рукой и молча отрицательно качнула
головой.
-Почему? Я ...я вам не нравлюсь?
-Нет-нет! Не в этом дело!
-А в чем?
-Ну нельзя же так сразу, в первый день...Надо хотя-бы узнать друг
друга...
-Мне кажется, я вас знаю всю жизнь! Вы такая...
-Какая?
-Удивительная...Красивая...Нежная... Я думаю, вы станете хорошей
женой. Я уже давно научился разбираться в людях.
-А я вот, наоборот...Всегда ошибаюсь...
-Мне кажется, мы поладим. И будем хорошей парой...
-Я ... подумаю...Только не торопите меня...
-Конечно! Я даю вам на раздумье целую неделю - с улыбкой
произнес Аркадий и торжественно чокнулся бокалом с Татьяной
Степановной, которая выглядела ослепительно, но была несколько
растерянна и смущена.
"Вот это поворот! - думала она, искоса поглядывая на Аркадия
- и что теперь мне делать?"
Вдруг залпом осушила свой бокал и неожиданно звонко
рассмеялась. Немногочисленные посетители кафе обернулись в их
сторону.
- Неужели так бывает? Может, вы сошли с ума? -игриво спросила
Татьяна Степановна.
-Поверьте, бывает и не такое... Я вполне адекватен и серьёзен,
как никогда...
Глаза Аркадия влажно блеснули, и он смущенно опустил голову.
-Хорошо, я отвечу вам...скоро...
-Прекрасно! Значит завтра идем в кино! - Аркадий радостно
вскинулся и вновь наполнил бокалы золотистым шампанским.
-Запросто!
Аркадий пригласил ее на медленный танец.
Татьяна Степановна манерно встала и неторопливо опустила руки
на плечи кавалера, глядя прямо в его синие глаза.
Ничуть не смутившись, Аркадий взял ее правую ладонь в свою и
уверенно повел в танце, в ритм звучавшей мелодии.
Она была легка и податлива, сидящие за столиками залюбовались
грациозными движениями этой пары.
-О, да вы любитель работать на публику! - не без иронии бросила
Татьяна Степановна.
- Стараюсь произвести впечатление.
...Музыку сделали громче, но, никто, кроме них, больше
не танцевал.
Татьяна Степановна пребывала вся во власти музыки и ее партнер
умело пользовался этим. Когда танец закончился, все сидящие
за столиками дружно зааплодировали.
-Ну всё, концерт окончен! -вдруг с раздражением сказала Татьяна
Степановна - пора расходиться...
-Так скоро?
- С меня хватит, на сегодня...
- Позвольте вас проводить...

Они остановились у двери ее номера.
-Я не смогу заснуть сегодня, Татьяна...
-От чего же?
-Стану мечтать о нашем будущем.
-Ну вот еще! У меня есть время подумать.
-Что ж, приятных снов! Значит, до завтра?
- Да, вечером после ужина, зайдете за мной. Спокойной ночи!
Он, было, потянулся к ней, но, перехватив ее ледяной взгляд,
со вздохом опустил руки, круто развернулся и быстро зашагал
по коридору.
Она посмотрела ему вслед долгим взглядом и неторопливо
открыла дверь ключом. Так же медленно закрыла и как во сне
стала раздеваться.
-Что вообще это было? И что мне со всем этим делать теперь?
Ладно, утро вечера мудренее. А сейчас спать... Спать!

Спалось сладко, но под утро ей приснился странный сон.
Будто плывут они с Юрой на корабле по синему- синему морю.
Стоят на палубе, держась за руки, смотрят вдаль на ласковые
волны… Вдруг налетел ураган, корабль утонул, они оказались
в воде. Течением унесло Юру, и она осталась одна.
Море успокоилось. Она плещется в теплой прозрачной воде,
видит стайку красивых цветных рыбок, которые окружили её
со всех сторон. Рыбки небольшие, милые, казалось, улыбаются ей.
Она стала с ними играть. Вдруг одна рыбка с большими круглыми
и выпуклыми глазами прыгнула ей прямо в руки.
Она держит ее в ладонях и удивляется: "Надо же! Где-то я уже
видела эти глаза!" И тут она проснулась...
Сон был яркий, цветной и запомнился ей во всех деталях.
-Всё это странно и смешно - думала она, сидя в постели. -
-У Юры беременная подружка, а рыбу во сне поймала я....
"Всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно" – пропела
тихим голосом и, вскочив с кровати, пошла умываться.

В столовой на завтраке встретилась глазами с Аркадием, молча ему
кивнула, улыбнувшись.
Он тоже кивнул, но не подошел.
"Обиделся, наверное, или не хочет показаться назойливым."
Перед ужином, в номере, приводя себя в порядок после процедур
Татьяна Степановна услышала робкий стук в дверь.
Подошла, открыла и первое, что увидела- огромный букет
бардовых роз, а над ним - виноватые глаза Юры.
- Прости меня, прости, я должен был тебе сразу всё рассказать...
- он упал на колени и обхватил ее руками.
Розы рассыпались у ее ног.
Татьяна Степановна поспешно закрыла дверь на ключ.
-Встань немедленно! Что за театр?
-Я запутался, я не знаю, что мне делать, я люблю вас обеих...
Прости... прости меня, пожалуйста…
-Во-первых -встань! Во-вторых -подбери цветы.
В-третьих -на ужин опоздаем, надо идти...
- Какой ужин, королева моя, я так соскучился!
И не дав возразить, закрыл ей рот поцелуем, потом подхватил
на руки, бережно отнес и положил ее на кровать.
Она попыталась встать, но он, нежно целуя, стал расстёгивать
на ней кофточку. Ей осталось только подчиниться и расслабиться.
Сопротивляться не было ни сил, ни желания.
Когда, насытившись друг другом, они откинулись на мягкие
подушки, в дверь постучали...
Татьяна Степановна резко села на постели, а Юра, приставил палец
к губам: "Тсс-с!"
Она покорно прилегла ему на грудь. Юра трепетно и нежно обнял
ее и поцеловал. Стук в дверь повторился.
Затем послышались удаляющиеся шаги.
Татьяна Степановна сделала круглые глаза, затем тихонько
рассмеялась.
- Это, наверное, мой жених! Я обещала пойти с ним в кино...
- Какой жених? Откуда?!
Ей пришлось всё рассказать Юре, а после и он объяснил свою
ситуацию.

Оказалось, что с Ларочкой - так зовут его невесту- они знакомы со
школы и любовь у них случилась еще когда она училась
в седьмом, а он -в десятом классе.
"Красавица и чудовище" – приклеилась к ним дразнилка, но они
не обращали внимания ни на подростков, ни, даже, на учителей,
которые пытались вразумить влюбленных.
После школы он пошел в армию, она его ждала. Отслужив
положенный срок, остался работать у военных по контракту.
Ларочка, закончив школу поступила в институт, получила
профессию юриста и сейчас работает секретарем в суде.
Собирались сыграть пышную и красивую свадьбу, но, у Юры,
вдруг, случились проблемы со здоровьем, пришлось делать
операцию. Вот теперь восстанавливается в санатории.
Решили обойтись без свадьбы, распишутся через месяц, пока
ребенок не родился. Заявление подали до его отъезда на лечение.

-Вот, теперь ты все знаешь, - со вздохом сказал Юра, - а, я не знаю,
что делать... Я повстречал тебя, и потерял голову... Совсем
потерялся...
- Да, уж! История... Сюжет для дешевого романа... -с нервным
смешком сказала Татьяна Степановна. -Хотя, о чем переживать,-
я же намного старше тебя... Пообщались, разбежались и забыли!
Должно быть так! Приедешь домой и все забудешь в объятиях
юной красавицы. Ну, я.... Я тоже выйду замуж! За этого вдовца!
Завтра же ему дам согласие.
- А как же я?! Не смогу так жить, по -старому... Не смогу без тебя!
И забыть не смогу, никогда !!!
- К чему такие страсти, мой юный друг? Пройдет время и всё
забудем. Время, - говорят не даром, - лучший лекарь...
-А завтра, я смогу с тобой побыть? Завтра? - Он умоляюще смотрел
на неё своими огромными глазами и в них она увидела застывшие
слёзы.
- Нет! Завтра я иду в кино… С этим… дяденькой.
Она встала с постели, накинула халатик и подошла к двери.
Рассыпанные по полу прихожей розы источали нежный аромат.
"Миллион, миллион, миллион алых роз..."- мурлыкала потихонечку
Татьяна Степановна, собирая неторопливо увядающие цветы.
- Юра, набери в ванну холодной воды, розы нужно реанимировать.
Она бережно опустила в воду охапку темно -бардовых красавиц и
вновь подошла к двери. Открыла ключом, выглянула в коридор.
В ручке двери ее номера торчал скромный букетик хризантем...
Татьяна Степановна вернулась в комнату, торжественно держа этот
букетик, потрясла им в воздухе и почти крикнула:
"Вот, с ним я завтра иду в кино! С ним! А ты... Убирайся прочь!
К своей… невесте!"
Юра быстро оделся и вышел, понурив голову, не говоря ни слова...
Она же, закрыла за ним дверь, в сердцах швырнула несчастный
букетик, и, упав на кровать, громко и безутешно разрыдалась...

"Как давно я так не плакала…Думала, что уже разучилась...
Боже, с чего это вдруг? Жалко себя... Или его..., или... Бред
какой-то...Что же будет теперь? Что мне делать?
Я же его совсем не люблю...Просто мне было с ним хорошо...
И -всё?.. Всё же, какой он… урод!!! А, я, наверное, влюбилась, дура несчастная..."

Назавтра вечером Аркадий, встретив Татьяну Степановну, увидел
ее бледное лицо и растерянный взгляд, не стал задавать никаких
вопросов. Молча подставил ей локоток, она взяла его под руку...
Пошли на прогулку к озеру. Потом - в кино…

В субботу Аркадий пригласил Татьяну Степановну в город.
Они прокатились на теплоходе по реке, вечером ужинали
в дорогом ресторане и остались на ночь в гостинице, где Аркадий
предусмотрительно заказал шикарный номер.
Он подарил ей незабываемую романтическую ночь, с ароматными
свечами, которые мерцали множеством таинственных бликов,
холодным шампанским, белыми лепестками роз на голубых
шелковых простынях, легким эротическим массажем, - о таком она
толькомечтала, когда читала женские романы.

За всю неделю Юра несколько раз мельком встречался, опустив
глаза, старался быстрее исчезнуть из виду.
Она же, всякий раз хотела его остановить, поговорить...
Но, что- то мешало... Так до отъезда из санатория и не встретились больше.

После той ночи в гостинице Татьяна Степановна дала согласие
на брак с Аркадием.
О дальнейшей совместной их жизни всё было решено...
Ей пришлось оставить работу и переехать в другой город
к будущему мужу.
Перед отъездом Татьяна Степановна решила навестить свою
давнюю и единственную школьную подругу.
Ирина Анатольевна – хоть и не красавица - была женщиной
успешной во всех отношениях. Муж при высокой должности
в администрации города, двое детей, большая квартира, дача, ее
собственный автомобиль, любимая "непыльная" работа в той же
администрации.
Только с ней, милой подругой, могла делиться своими секретами и
душевными переживаниями Татьяна Степановна. Бывало, она
иногда советовалась с ней перед тем, как принять какое- то важное
решение или сделать правильный выбор. Советы, надо сказать,
Ирина Анатольевна всегда давала дельные. Она знала очень много,
где, что получше купить, и по какой цене, разбиралась в семейных
вопросах, и в дачных, равно как и в государственных.

Ирина Анатольевна встретила подругу хлебосольно накрытым
столом, достала бутылочку красного сухого вина и приготовилась
выслушать интригующую историю.
Налегая на соленые огурчики и грибочки, Татьяна Степановна
рассказывала, какой талантливый и галантный её будущий муж,
но, о том, что было с Юрой упомянула вскользь, без особых
подробностей.
- Какие вкусные у тебя соления! А грибочки? М-мм, сказочные
просто! Сама готовила?
-Сама, конечно, кто ж еще? ... Танька, ты беременная, что ли?
Татьяна поперхнулась.
- С чего это ты взяла, Ира? Знаешь ведь мою историю...
-Знаю. Но так огурцы едят или с бодуна, или беременные!
-Нет, я точно не с бодуна! - хохотнула Татьяна Степановна,
аппетитно хрустнув очередным огурчиком, - Зато, я во сне рыбу
поймала!
- Эй, подруга, так тебе к врачу надо, срочно! Вот родишь нам
красивенькую девочку! То -то обрадуется муженек!
Не даром говорят: "Старый конь борозды не испортит"! -смеется
Ирина Анатольевна, подливая винца в бокалы.
-"Но, и глубоко не вспашет" - со вздохом продолжила поговорку
Татьяна. -Всё! Значит, пить мне больше нельзя! Вот так поворот!
Не думала, даже не мечтала о таком счастье...
Ира, неужели у меня будет ребенок? - всхлипнула Татьяна, обнимая
подругу.
-Конечно, будет! О чем переживать? Ты скоро выйдешь замуж…
всё будет хорошо, и не в таком возрасте рожают! Успокойся,
Танечка! Сходи завтра к врачу и обрадуй будущего папашу!
А твои родители как счастливы будут! Жалко, только, что
переезжаешь. Но, это же не так далеко...

День свадьбы был назначен на конец ноября.
Бракосочетание Татьяны Степановны и Аркадия прошло в узком
семейном кругу. Отметили скромно в небольшом ресторанчике
без пафоса и громкой музыки.
На следующий день они улетели в свадебное путешествие
на Канарские острова, где на лазурном берегу острова Тенерифе
провели свой медовый месяц.
Приехали счастливые и загорелые, занялись обустройством
семейного гнездышка в новой квартире, которую купил Аркадий.

В начале лета Татьяне Степановне пришла пора рожать.
Ей было страшно, ведь возраст далеко не юный. Тем более –
в первый раз…
Роды были не из легких. Но, всё прошло благополучно. На второй
день ей принесли ребенка.
«Какой хорошенький мальчик, глазастенький!»
- акушерка, улыбаясь, подала Татьяне маленький сверточек.
Она робко, с душевным трепетом, взяла его на руки и тут
же лицо полыхнуло жаром: малыш смотрел на нее огромными
глазами давно забытого ею урода...





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 44
© 08.07.2018 Василиса Стрелецкая
Свидетельство о публикации: izba-2018-2312863

Метки: Санаторий, любовная связь, встреча с будущим мужем, рождение ребенка,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ











1