Выход


М.Т. и Л.К. посвящаю.

(быль)


1


Далеко я сейчас – на мосту, между прошлым, которое было,
и тем будущим, что за версту – показалось и тут же уплыло.

Поезд шёл медленно, словно нехотя; давно уже было видно море, то и дело мелькавшее меж облысевших сопок и вполовину выгоревшей тайги…Проводник, не замечая катившейся по щеке слезы, всматривался в свинцовую гладь волн на горизонте, в борта стоящих в акватории кораблей.
Он ли жил здесь, в этих гранитных берегах, – в какие-то другие годы, – бегал в прибрежных скалах среди багульника и брусники, купался в холодных бухточках и чистых речках, учился и влюблялся, был, и не тому ли, другому, казалось – нет бескрайности лучше и так – навсегда?

Там, в большом и уютном доме матери, где всё прониклось ожиданием его, путешествующего, а на самом деле – невозвращенца, был сад – пальмы и монстеры в кадках, в котором летали велеречивые попугайчики и крались молчаливые кошки… В залитой солнцем комнате детства и юности – с высокой железной кроватью и плакатными портретами кинозвёзд на выбеленных стенах, жил его маленький зелёный медвежонок. Он был плюшевым, старым, имел потёртости и мог немногое – ждать и разговаривать. Мама брала его на руки, подносила к окну и он, иллюзорно надеющийся, тихо плакался ей в рукав, поглядывая в сторону близкой станции…

Дом на холме, на другом – могилка отца, погибшего молодым; с третьего он катался на санках – сначала сам, маленьким, потом – со своими детьми…На четвёртом холме жили все его женщины, не запомнившие его или незнакомые с ним, но заполнившие душу горькой былью и неуёмностью фантазий. Пятый холм был взлётной площадкой для межпланетных экспедиций, служившей только для запуска, но не для возвращения. На шестом теснились его зазубренные университеты и отточенные опыты….
Седьмой… а седьмой холм, насыпанный до небес, был здесь, в этом раскачивающемся вагоне и виделся эмпирической горстью земли – выбранной с каждого другого холма.


2

Отчего со мною происходит то, чего не может не случиться?
мой бегун, с дистанции что сходит, сердцем называется
и мнится то, чего не может не случиться…

Иногда…казалось ему, что он не в служебном транспорте, не в кладовых среди багажа и посылок, но в странных, нереальных пространствах, где, соблазняя и ссорясь с ним, двигались всезнающие тени прошлого и блики беспамятного будущего. Они влетали к нему через тамбурные засовы и пролезали сквозь решётки… и для того, чтобы не сойти с ума, выходил проводник вон – на волю, к людям, где подбирал на станциях попутчиков: иногда – собеседников, чаще – женщин. Тем и спасался.


Иногда…очищением, чрез серебряные струны хлестала христианская вода – она стекала с предгорий Сихотэ-Алиня к нему, в гитару; в этом клееном фигурном ящике он прятался от надоедливых санитаров и неподкупных следователей – пел свободу, творил правду, жил натуральным хозяйством, сеял и плотничал, был единожды и крепко женат, не изменял принципам, не предавал и не подличал, имел совесть, дружил с головой, верил и веровал – словом, был тем, кем никогда не был…


За бортом стыла недвижимая, щедро залитая ультрафиолетом, обычная жизнь: одинаковая во всех славянских широтах – с буфетами и кассами, чемоданами и ворами, со стойким запахом мочи от мазутных шпал, с отчаянными и пьяными слезами прощаний и встреч.
Сейчас…он придёт в себя – от яви ли, от сна ли, подойдёт к выходу и убедится, что заперт изнутри. Воздух, ворвавшийся во взломанную кем-то дверь, так и не освободит человека, но пристроит душу во Вселенной.
Когда он сделал шаг к действительному миру, то почувствовал, как его, уже невесомого, приподняло над путями и понесло ввысь.

2001-2018






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 20
© 08.07.2018 Энтар
Свидетельство о публикации: izba-2018-2312821

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра












1