Мимолётные видения. Компромиссный консенсус



     Как-то солнечным тёплым погожим деньком, какие частенько случаются у нас зимой на черноморском побережье, мы с товарищем пошли ко мне на гараж. Мне надо было повесить на стенку вешалку для одежды. Естественно, с последующим «чествованием этого трудового события» за бутылочкой горячительного. На гараже без этого никак! Просто теряется смысл «пропадания» весь день на гараже.
     Перед тем как подниматься вверх по улице в гору, у подножия которой уютно устроился гаражный кооператив, мы решили заглянуть в хозяйственный магазин на предмет приобретения расходных материалов в виде шурупов и саморезов.
     Над нами в небе кружили чайки и острым пытливым глазом мониторили культурно обустроенные муниципальные мусорные баки и частные дворы на предмет обнаружения съедобных остатков рыбно-мясной продукции и прочих фруктово-овощных очисток. С мусорных же баков и частных подворий за чайками внимательно наблюдали коты, ревностно охраняющие свою «кормовую базу» от всяких… залётных гастролёров.
     Одним словом, настроение у нас было приподнятое. Можно сказать, боевое! Нацеленное на трудовые свершения. И погожая погодка, озвучиваемая оптимистичными криками чаек, весьма этому способствовала.
     Короче, мы с товарищем спокойно, никого не задевая, двигались по улице в сторону хозмага. И тут из-за угла соседней улицы нам навстречу вырулил здоровенный детина в бежевом плаще, комплекция которого в народе классифицируется как «шкаф». Увидав меня, «шкаф» расплылся в приветливой улыбке и развёл руками:
- Ёк макарёк! Какая встреча! Салют, амиго!
- Вах! Аналогично! – «эхом» отозвался я и в точности повторил его движения.
- Здоровэньки булы, Андрюха! – подойдя вплотную, сунул он мне чуть ли не в живот свою широкую ладонь.
- Ясу, Сеня! – сдобрил я его малороссийскую здравицу греко-понтийским приветствием и пожал протянутую широкую ладонь.
- Семён, - следом приветственно «нацелил» он ладонь в живот моего товарища.
- Алексей, - «поручкался» с ним тот.
- Лёха Иванов, - зачем-то уточнил я… и сразу пожалел об этом.
     Приветливое выражение лица «шкафа» в плаще сразу стало неприветливым.
- Иванов? – переспросил он и уставился недоброжелательным немигающим взглядом на Алексея. – А Генка Иванов, случаем, не твой ли брательник?
- Мой, - чистосердечно признался Алексей. – Мой старший брат.
- Опа! Попался! – как-то подозрительно хищно осклабился «шкаф».
- В чём дело, Сеня? – насторожился я, не поняв такой «хищной» радости Семёна.
- Генчик мне «чирик» должен, - раскрыл секрет своего поведения Семён. – Я его уже давно не вижу. А тут его брательник навстречу подвернулся! – и сразу резко «наехал» на Алексея. – «Чирик», давай, гони!
- Брат за брата не отвечает! – вступился за Алексея я.
- Пусть Лёшик отдаст «чирик» и тогда отвечать за брательника не надо будет, - как-то буднично и понятно парировал Семён.
- Это не «тот» Иванов! И Гена… не тот! Это однофамильцы! – хитро «зашёл с другой стороны» в сложившейся ситуации я.
- Андрюшик, не юли, - снисходительно ухмыльнулся Семён. – Лёшик на Генчика очень похож.
- А причём тут… Юля? – удачно, как мне показалось, схохмил я.
- Зубы, давай, не заговаривай. – Одёрнул меня Семён и снова, словно удав, уставился на Алексея. – Ты! Чувак! За брательника ответишь! «Чирик», говорю, верни!
- Сеня, сам ты «чирик»! Чего к человеку привязался? Это уже не смешно! – заволновался и засуетился я.
- А я и не шучу! – огрызнулся Семён.
- Отстань от человека, да! – смело встал между ним и Алексеем я.
- Андрейка, – из подлобья посмотрел на меня Семён, - дай мне разобраться с человеком. Ты не прыгай вокруг нас. Не крутись между нами. Не мельтеши. Побудь в сторонке! – и «сделал ручкой», словно капризная барыня, выпроваживающая холопа за ворота усадьбы. – Пойди, погуляй!
- Так! Все успокоились! – поднял вверх руки и растопырил пальцы я, и… тоже уставился на Алексея. – Лёха, у тебя «лишний чирик» есть?
- Есть, - насупился Алексей и обижено отрезал, - но ему не дам.
- Что я слышу?! Я возмущён! Моему возмущению нет предела! – аж задохнулся от такой «наглости» младшего брата Геннадия Семён.
- Так! Понятно! – сделал я «умное и озабоченое» лицо и снова «зашёл с другой стороны». – Мужики, не дуйтесь. Лёша, я к твоему «чирику» добавлю свой. И мы угостим Сеню! И приятно – и с пользой! Лады? Соглашайся, да! Придём, так сказать, к компромиссному консенсусу! Обмусолим все недоразумения за бокальчиком… благородного бургундского винца!
- О! Золотые слова, брателло! Я согласен! – не дожидаясь решения Алексея, охотно клюнул на мою идею Семён. – Я и свой «чирик» внесу в… общую копилку, раз пошла такая пьянка!
- Лады, - скромно улыбнулся Алексей.
- Тогда давайте пойдём искать компромиссный консенсус в «Плакучую иву»? – сразу взял инициативу в свои руки Семён.
- «Плакучую иву»? – удивился Алексей. – А где это?
- Это Сеня так «в противовес» обзывает «Весёлый баобаб»! – рассеял удивление Алексея я.
- Да! – мотнул головой Семён. – Только сначала заскочим на базар. К Жорику.
- Жорик тебе тоже «чирик» должен? – съехидничал я.
- Наоборот! – хохотнул в ответ Семён.
     И мы дружно выдвинулись в сторону городского базара.
     Утряся дела с Жориком в мясном павильоне, Семён «потащил» нас к выходу из базара.
     Продираясь сквозь толпу между торговыми рядами, мы задержались у табачного ларька. Перед прилавком стоял хмурый небритый мужик и внимательно изучал ассортимент табачной продукции. В след за нами к ларьку подошёл интеллигентного вида гражданин в очках и в шляпе.
- Извините, - внимательно посмотрел он на хмурого небритого мужика и шмыгнул носом, - мы с вами где-то встречались. Где-то я вас видел.
- Чё?! Да в гробу я тебя видел! – недружелюбно покосившись на гражданина в шляпе, сразу определил «место встречи» тот.
     Услыхав такое откровенное «признание», мы грохнули от хохота. Наша дружная громкая реакция обратила на нас внимание всех, находящихся поблизости. И, подстёгиваемые весёлым настроением, мы вышли из ворот базара на улицу.
- Уфф!!! Ёк макарёк! – еле справился с хохотом Семён и громко высморкался в платок. – Они в гробу встречались! Жесть! Вот так встреча! Незабываемая! Романтичная!
- Это… виртуальные аватары! – «догадался» Алексей.
- Да, уж! Романтики! – хмыкнул я.
- Так, дружбаны, - спрятал Семён в карман плаща скомканый платок и скомандовал, - двигаем в ресторацию! Жизнь – Движение! Или наоборот? Да, ладно. Какая разница? Под лежачий камень вода не течёт!
- Зато лежачий камень… нужным мхом обрастает! – веско заметил я, руководствуясь своими личными наблюдениями и жизненным опытом.
- О! Ёк макарёк! Тоже верно! – охотно согласился Семён. – Андрюха, тебе респект! Это обязательно надо «отметить»! – и решительно «повёл строем» нас к нужной питейной точке.
     Из недр «Весёлого баобаба» навстречу нам сквозь гостеприимно распахнутую дверь зазвучала песня:

В шумном зале ресторана
Средь веселья и обмана
Пристань загулявшего поэта.
…..
- О! – оживился Семён. – Моя любимая песня! «Лебедь на пруду»! Красивая! Плакучая!
- Подожди! – не понял я. – Ты ошибаешся. Этот «красивый плач» не про лебедя на пруду. Это про женщину – мечту поэта.
- Да?! Ну, надо же! – растеряно округлил глаза Семён и по-хозяйски переступил порог питейного заведения.
     В заведении стоял крепкий густой «дух», настоеный на смеси запаха едкого дешёвого табака и приторных алкогольных испарений. Создавалось впечатление, что за всю долгую трудовую добросовестную эксплуатацию помещения «дух» насквозь въелся во все щели и пропитал все его поры.
- Привет, мальчиши! – кокетливо улыбнулась нам из-за барной стойки хозяйка заведения
- Здравствуй, Раиса! – навалился всем телом на стойку Семён. – Что у тебя в меню новенького, свеженького?
- «Малина на коньяке»! Свежак! Эксклюзив! Гастрономическая новинка! – не без гордости похвасталась Раиса.
- О! «Калина на маньяке»! – сразу «перелицевал» на свой лад название алкогольного продукта Семён и довольно крякнул. – Прекрасно! Продегустируем! Раечка, будь ласка, организуй нам по «сто»! Для начала!
- Рай, а чё у тебя клиентов мало? – зачем-то поинтересовался я, покрутив головой по сторонам.
- Клиенты в публичном доме, а у меня посетители! – гордо выпрямила она спинку.
- Пардон. – Смутился я. – Нам ещё орешков дай, пожалуйста.
     Облюбовав столик в уголке, мы активно приступили к «нахождению» компромиссного консенсуса.
- Молодые любезные, – отвлёк нас от увлекательного занятия «оттачивания» и «удаления шероховатостей» на пути к искомому консенсусу хриплый прокуренный мужской голос. – Премного извиняюсь. Нам «чирика» не хватает. Не поможете?
- А? Что? – как-то тупо уставился на обратившегося мужика Семён и замотал головой. – Брр!!! Ёк макарёк! Мужик, где я тебя только что никак давеча видел?
     Узнав в хмуром небритом мужике «базарного аватара» и посмотрев на растеряное выражение лица Семёна, мы с Алексеем дружно рассмеялись.
- Сеня, помни о… Вечном! – «предупредил» его я.
- Да что же это такое? Что за денёк-то такой? Все меня сегодня… видят и узнают! – сильно удивился мужик.
- Всё пучком, папаша! Всё нормалёк! – пришёл в себя Семён и сунул ему в руку испрашиваемый «чирик».
     «Узнаваемый» мужик с благодарностью принял подарок и отошёл к столику, за которым его поджидал второй знакомый нам «аватар» в очках и в шляпе.
     Естественно, так как ситуация повернулась очень кардинально и «вышла из-под нашего контроля», то ни о каком походе сегодня в гараж уже не было и речи. И заход в хозмаг за расходными материалами потерял всякий практический смысл. А теоретическая составляющая смысла приобрела главенствующее положение, и за столиком питейного заведения перешла в разряд серьёзного мужского разговора «за жизнь». А если уж быть честным, то мы просто «забили» на вешалку в гараже и принялись… отдыхать и расслабляться под сенью цветущего и в межсезонье «Весёлого баобаба»... Завтра наверстаем. Не в первый раз!..
- Не откладывай на завтра то, что можно сделать послезавтра! – опять «зайдя с другой стороны» к нарисовавшейся проблеме, менторским тоном вещал я под одобрительные «междометия» слушателей и аккомпанемент песни.
…..
Пол не чуя под собою,
Между небом и землёю
Как во сне с тобой танцую.
Аромат духов так манит,
Опьяняет и дурманит.
Ах, как сладко в нём тону я.
…..
     Алексей пригласил Раису на танец. Она, словно Сказочная Античная Царица, с гордо поднятой головой царственно плавно вышла из-за стойки бара и положила руки ему на плечи. И они закружились в медленном танце.
…..
Так близки наши тела.
И безумные слова
Без стыда тебе шепчу я.
Ах, какая женщина, какая женщина.
Мне б такую.
…..
     Чайки, тоже придя к компромиссному консенсусу с котами по вопросу «кормовой базы», радостно выписали в небе над морем турбулентными воздушными завихрениями большую букву «Е» и поставили над ней две чёткие жизнеутверждающие точки… Ё!!!
…..
Сколько ж нужно мне вина,
Чтоб из памяти прогнать
И забыть мечту свою шальную.
Ах, какая женщина, какая женщина.
Мне б такую.
…..

Мелета Андрей






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 20
© 08.07.2018 Андрей Мелета
Свидетельство о публикации: izba-2018-2312748

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ











1