Любимый ворон



     Она сидела у открытого окна и, внимательно глядя на экран монитора, споро «играла» пальчиками на клавиатуре. Таблица отчёта уверенно и решительно заполнялась нужным цифровым содержимым. За окном порхали птахи и пели весёлые весенние песенки о приближении курортного сезона!
     Она посмотрела в окно. Её взгляд поймал белку, деловито снующую по сосне, и стал наблюдать за ней… Белка «отвинтила» от ветки пицундской сосны крупную шишку и поскакала с ней на самую вершину дерева. Оттуда всё вокруг хорошо видно... И в прохожих можно кидать шишки без последствий для себя! Ну, кто за ней туда полезет с мстительными целями?! Только штаны порвёшь и «янтарной» смолой измажешься!.. А чем выше сосна, тем больше скорость полёта шишки. Отсюда и эффект «встречи» шишки с темечком прохожего более ощутим! Аксиома! Короче, белка всё предусмотрела и вычислила! Но белка была на сосне не одна. За ней внимательно следила сойка. А это известная подражательница и пересмешница. Короче, она тоже открутила от ветки «подходящую» увесистую шишку и заняла удобную «стратегическую позицию» для засады рядом с белкой!..
     Она улыбнулась, глядя на «хозяйственную деятельность» Сестёр Меньших, и вернулась к «своим барашкам». «Барашки» же дисциплинированно сгуртовались в табличных ячейках-загончиках и ждали дальнейших действий «хозяйских пальчиков». «Хозяйка» как-то неловко повернулась на «вертячем» офисном кресле и ударилась коленом об угол рабочего стола: «Ай! Ой! Твою мать!!! Как больно-то!..»
     В этот момент в кабинет вошёл он и увидел её, с жалобным выражением лица усердно трущую ладонью ушибленное колено:
- Салют! Ты что ругаешься? Что за кислый вид?
- Приветик! Да об угол стола коленкой зацепилась. Больно!
- Не «вписалась»? Бывает. Это ничего. Пройдёт. – Вместо того чтобы посочувствовать вдруг хитро ухмыльнулся он. – А я уж было подумал, что ты чернила на себя вылила!
- Что?! Ага! Щас! – одарила его недовольным взором она. – Подумал он! Не дождёшься!
- Не горячись. Вот сама подумай, - принял он «философскую» позу. – Представь! Вся в чернилах! Платье! Чулки! Клавиатура! Лицо в синих «канапушках»! Маникюр, опять же, синий!..
- Перестань! – прервала его «философствования» она. – Паразит! Лучше пожалей меня!
- Чулки-то целы? – по-хозяйски «пожалел» её он.
- Целы! – сверкнула она на него грозным взглядом. – Жалей меня, а не чулки! Их можно поменять. А я у тебя одна такая. Неповторимая!
- И, смею заметить, единственная! – «посмел заметить» он. – Прости. Я же пошутил! – и, подойдя, поцеловал её в щёчку. – Прости! А, вообще, странно. Почему чулки не порвались?
- Так! Ты опять за своё?! – напряглась она. – Перестань паясничать! Хорошо, что чернила уже не используются.
- Зато в ходу корректирующая «замазка»! – быстро нашёлся он. – Всегда можно успеть облиться!
- Паразит! И не мечтай! – пресекла его «мечтания» она. – Щас накаркаешь! Ворон ты мой сизокрылый! Так! А ты вообще чего тут ехидничаешь?! Иди, давай, работать!
- Всё-всё! Понял! Исчезаю! Испаряюсь! – сложил он ладони на груди как верный визирь. – Ухожу-ухожу! После работы зайду за тобой. Пойдём в ресторан?
- Чай – кофе – потанцуем? – улыбнулась она.
- Да! – утвердительно кивнул он. – Береги коленку. Подготовь её к танцу! Ладушки?
- Ладушки, – проводила она его своим, всегда волнующим его, взглядом.

***
     Был тёплый вечер. Они сидели за столиком на открытой веранде ресторана. Играла «живая» музыка. Шелест набегающей на берег морской волны складывался с музыкой, и вместе создавали то неповторимое романтическое музыкальное сопровождение, ради которого многие поэтически настроенные натуры и стремятся к южным морям.
- С каждым днём всё теплее и теплее, - констатировал сей непреложный факт он.
- Ага! – согласилась она. – Скоро наступит курортный сезон.
- Отдыхающие налетят! Шум! Гам! Тарарам! Толчея! Суета! Очереди! Цены не просто «рыночные», а «курортные»! Арбузные корки! Банановая кожура! – пространно описал он «в общих чертах» грядущие перспективы на лето, и участливо заглянул ей в глаза. – Ты летом под ноги внимательней смотри. А то на арбузной корке поскользнёшься! И будешь на «бриллиантовой ноге» скакать!
- Чёрт побери! Не каркай! – возмутилась она, невольно подражая Семёну Семёнычу. – Перестань! Достал ты меня своим жутким юмором! И, вообще, откуда ты взял корки? Наш город чистый и ухоженный!
- Это я образно! Шутка юмора! Ты не поняла мой намёк?! Да я тебя готов всё лето на руках носить! – оправдался он.
- Только лето? – царственным взором посмотрела она на него.
- Зачем так долго носить? – удивлённо развёл он руками. – Гипс же к осени снимут! А обнаруженные под ним бриллианты будут тебе подарком на нашей с тобой свадьбе! – и попытался обнять её.
- Куда руки тянем?! – чуть отстранилась и строго посмотрела она на спутника. – Намёки у тебя ужасные! Бррр!!! – но, подумав, добавила. – Хотя, на бриллианты я согласная!
- Согласна поскользнуться на арбузной корке ради «бриллиантового» гипса?! – удивлённо вскинул он брови.
- Баламут! – махнула она на него рукой.
- Согласна на… Бриллиантовую Свадьбу?! – озвучил он «альтернативный вариант».
- Пипец! В кого я влюбилась? – безнадёжно покачала Она головой. – Тихий ужас!
- Я не понял! Так в кого ты влюбилась? – «потребовал» он объяснений.
- В тебя! – всем телом повернулась она к нему и, глядя ему в глаза, приблизила своё лицо к его лицу.
- О! Слова не взбалмошной ветреной девчонки, но слова зрелой молодой женщины! За это надо выпить! – обнял и поцеловал её он и разлил вино по бокалам. – Надо выпить! Дорогая, не отказывайся! Ты должна дойти до кондиции! И я должен носить тебя на руках! Я же тебя люблю!
- До кондиции? Ты прямо как Миронов из «Бриллиантовой руки»! Вижу, как ты меня любишь! Только каркаешь! Ворон! Щас накаркаешь какую-нибудь бяку! – взяла Она наполненный бокал. – Я тебя уже боюсь!
- Не бойся меня! Я хороший! Ты же меня знаешь! Мур-мур! – сделал смазливые «кошачьи» глазки он и поднял бокал. – За тебя, дорогая! Давай чокнемся!
- Котяра! – вздохнула она и протянула к нему свой бокал.
- Пошли, потанцуем? – затем предложил он и «церемонно» встал перед ней. – Мадмазель, прошу Вас на тур вальса!
     После «тура вальса» они вернулись за столик и «акцентировали» своё внимание на нехитрых яствах в виде шашлыка с зеленью и вине. Она аккуратно подцепила вилкой аппетитный кусок шашлыка, обмакнула его в томатный соус и поднесла ко рту.… Кусок оказался жестковат. С прожилками. И словно резиновый растянулся между вилкой и её сахарными зубками…. И тут кусок «соскочил» с вилки!.. И «выстрелил» ей в лицо концентрированным густым томатным соусом!
- Ай!!! – взвизгнула и подскочила на месте она. – Твою мать!!! Пипец!
     Всё её лицо, а так же шея и плечи были в мелких красных ярких «канапушках».
- Что с тобой? Тебя словно всю обсыпало ветрянкой! – попытался пошутить он и протянул ей салфетку.
- Дурак! – огрызнулась она, обижено надув губки и выдернув из его рук салфетку. – Не смешно!
- Да не нервничай ты так! Ничего страшного! Ну, с кем не бывает?!
- С тобой не бывает! – парировала его «риторический» вопрос она. – Ты всегда во всех ситуациях «сухим» оказываешься!
- Согласен! – одобрил он её «похвальное резюме» о нём и «органично вошёл» в роль Миронова. – Лёлька, на твоём месте должен был быть я!
- Что с тобой? – внимательно посмотрела на него она, вытирая со щёк томатный соус. – Я не Лёлька!
- Да?! Не Лёлька? – сделал он растерянный дурашливый вид. – Гм! А всё равно-то как хорошо мне с тобой!
- Не идиотничай. Не смешно. Уймись, да! – одёрнула его она.
- Хорошо, что не чернила в тебя «выстрелили»! Или корректирующая «замазка»! Тебе повезло! – не унимался он.
- Так! Ты! Паразит такой! Накаркал! Накаркал же! Всё-таки накаркал! – от «беспросветной безнадёжности» захныкала она, снимая салфетками с лица «томатный макияж».
- Так это же лучше чем поскользнуться на арбузной корке! – попытался «как мог» утешить её он, но тут же спохватился. – Я же шучу! Серьёзно, шучу! Без шуток!
- Развеселился! Ухажёр! – засмеялась она. – Ты щас сам-то понял что сказал?!
- Нет! – простодушно признался он. – Но ты рассмеялась. Настроение у тебя улучшилось. А это главное. И это для меня очень важно. Я же тебя люблю!
- Когда ты станешь моим законным мужем, то я совью из тебя великолепный уругвайский морской канат! – предупредила его она.
- Парагвайский канат! – тактично поправил её он.
- Спасибо за подсказку! Молодец!
- Мы с тобой будем неразлучны как Сцилла и Харибта! Как Содом и Гоморра! Обещаю! Слово мужчины! – высокопарно изрёк он.
- Скорее, мы будем неразлучны как домашние тапочки, – спустила его на Землю она.
- Ну, что ж! Тоже неплохо! Хороший вариант! Уютный! Комфортный! – охотно согласился он.
- А твои карканья сбылись, ворон! – взъерошила она ему чуб. – Так! Я отлучусь в дамскую комнату. Приведу себя в порядок.
     Он привлёк её к себе:
- Прости. Ты же меня знаешь.
- Конечно, знаю. Ты мой любимый ворон, – прошептала она ему на ухо…

***
     Играла «живая» музыка. На танцевальном пятачке в такт мелодии кружились несколько пар. Спокойное вечернее море «тактично не вмешивалось» в происходящее на веранде ресторана, и только, тихо перебирая прибрежную гальку, наблюдало за «нашими» Мужчиной и Женщиной. Оно любовалось этой сложившейся, обещающей стать крепкой семьёй, симпатичной парой. Море явственно чувствовало это. Ведь его, как неотъемлемую составную часть Матери Природы, не обманешь. Мать нашу Природу не проведёшь! Она всё знает наперёд!

Мелета Андрей






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
© 07.07.2018 Андрей Мелета
Свидетельство о публикации: izba-2018-2312185

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ












1