Радости Бытия - 5. Опять двадцать пять!



     Роскошный концертный зал Гранд-Опера заполнялся публикой. Чопорные джентльмены все были непременно в строгих чёрных смокингах и фраках. Сопровождаемые ими гордые леди дефелировали в модных вечерних платьях и блистали умопомрачительной дороговизны бриллиантами.
     Свет огромной центральной хрустальной люстры играл гранями и перебирал караты выставленных напоказ как фамильных, так и вновь приобретённых финансово-биржевым путём бриллиантов. Но как-то он хаотично играл. Не «по правилам», что ли. Казалось, свет люстры просто запутался в бесчисленных гранях бриллиантового Зазеркалья, и как припадочный шарахался в его неисчеслимых каратах. И везде натыкался на самого себя: «Уй!!! Ёо!!! Это опять я!!!» И вёл себя в «сложившихся условиях» словно Миронов из «Бриллиантовой руки», панически мечущийся в закоулках восточного города.
     «Королевская Ложа рядом! Как я и заказывал! – самодовольно ухмыльнулся Сергей. – Королевская Фамилия за… стеночкой! При случае загляну к ним через перила! Может, принцессу какую угляжу! Голую! Сейчас же все знаменитости… разоблачаются! Да весь Интернет уже … без трусов светится! Подмигну принцессочке! Намекну, мол, я… тута! Рядышком! Перелазь через перила, если что, ко мне в ложу! Я жду!» – и, одёрнув фрак и поправив галстук-бабочку, неспешно развернул красочное «меню» предстоящего концерта.
     В «меню» излагалась программа великосветского мероприятия. И первым номером числилось выступление духового оркестра шотландских мальчиков. «Интересно-интересно, - заинтригованно мурлыкал себе под нос Сергей. – Шотландские пастушеские баллады!»
     И тут раздались бурные аплодисменты.
     Стройными рядами на сцену вышел многочисленный коллектив подростков и занял оркестровые ступеньки. Почему-то оркестранты были не в шотландских клетчатых юбочках-килтах и в гольфиках, а в красных костюмчиках и колпачках гномиков – помошников Санта Клауса. В руках у них были у кого дудочка, у кого – свирель, у кого – волынка.
- Ээй!!! Алло!!! Я не понял! А почему они не в юбках?! – вскочив и перегнувшись через перила, возмущённо заорал Сергей в сторону сцены. – Я протестую! Это подмена понятий! Я требую национальной идентификации! Я требую неукоснительного соблюдения костюмного протокола! Это неправильный дрес код! Ёшкин ваш кот! Сапожники! Пастухи! Режиссёра на мыло!
     Все удивлённо обернулись на него.
- Да какая, на хрен, тебе разница?! – услышал он в свой адрес выкрик по-русски откуда-то из первых «наиболее бриллиантовых» рядов зала.
     «А и точно! А действительно! Чего я возмутился? Чего забузил? Ещё, чего доброго, «обитатели» Королевской Ложи перепугаются. И… эвакуируются. Либо, что вероятнее всего, «науськают» на меня свою королевскую стражу – швейцарских гвардейцев. Придётся с ними… фехтоваться. Надо просто успокоиться и «принять» концерт как он есть. Закажу-ка я лучше для начала – для рывка! – себе в ложу пивка и вяленой воблы. Посмакую!» - решил Сергей и, успокоившись, откинулся на спинку кресла, прикрыл глаза и приготовился наслаждаться шотландскими мелодиями.
     Центральная люстра переключилась на мягкий интимный свет, располагающий к созерцательному впитыванию Высокой Культуры и оставляющий слушателей наедине с Загадочной Прекрасной Музой. Взметнулась вверх волшебная дирижёрская палочка, и грянул первый, не менее волшебный, аккорд. Потом следующий. Потом ещё раз «следующий». Потом ещё… В чём дело? «Пластинка заела», что ли?! Мелодия показалась Сергею до жути знакомой. Даже надоевшей. И какой-то противной. Он с возмущением широко распахнул глаза и только собрался заорать: «Фанерщики! Фуфлыжники! Диджея на мыло!», как тут же упёрся сердитым критическим «искусствоведческим» взглядом в… звенящий будильник.
     «Как он невовремя зазвонил! Я только приготовился насладиться игрой духовых инструментов шотландских мальчиков! И собрался было пофлиртовать с принцессой!.. А тут такой облом!.. Ёлки-палки!.. Как несправедливо устроен Мир!..»
- Твою мать!!! – не на шутку разозлился Сергей и в сердцах хлопнул будильник по «темечку». – Заткнись, зараза такая!
- Что ты имеешь против моей мамы? – в спальню заглянула и сердито посмотрела на него жена.
- Да сон приснился. А будильник не дал его досмотреть! – обиженно надул губы, словно мальчишка, у которого отобрали рогатку, Сергей.
- Опять двадцать пять! – «горестно» всплеснула руками жена. – Час от часу не легче! Ты меня уже достал своими снами!
- Эх! – вздохнул Сергей. – А мог, ведь, с «сонной» принцессой познакомиться. Этот паразит помешал! – и замахнулся на «заткнувшийся» будильник.
- Так! Я не поняла! – жена присела рядом на краешек кровати. – Тебе должна сниться только я!
- Наденька, да, просто, моя ложа оказалась рядом с Королевской Ложей!..
- Ложи, говоришь, были рядом? Ты хотел сказать – кровати?! – скорректировала его ответ Надежда. – А принцесса-то хоть была одета? Или в… неглиже?
- Не успел узнать. Не успел заглянуть в Королевскую Ложу. Будильник помешал! – чистосердечно признался Сергей.
- А, ну, давай, рассказывай свой сон! - скомандовала Надежда.
     И Сергей рассказал жене свой сон.
- А почему именно шотландских мальчиков? – поинтересовалась она.
- Сам удивляюсь, - пожал плечами Сергей и снова замахнулся на будильник. – Паразит! Всё испортил! Не дал разобраться в… интриге!
- А почему на концерт в Гранд-Опера меня с собой не взял? Я же тебя предупреждала, чтобы без меня никуда не… отлучался во снах. Хотел «беспрепятственно» пялиться на голых принцесс?! Морда твоя бесстыжая!
- А откуда ты взяла, что они голые? – «удивлённо» заморгал глазками Сергей.
- Так ты сам этого… хотел! Ты же мне сам об этом рассказал!
- Дааа?! Неужели?! – продолжал моргать «невинными» глазками Сергей.
- Так! Перестань поясничать! – строго одёрнула его Надежда. – Ну, ты, Серёженька, и клоун! Театрал! Как тебя поставили заместителем начальника монтажного отдела института? Ума не приложу. Ты же «разлагаешь» отдел изнутри. «Расшатываешь» коллектив. Или вы там все такие подобрались… зубоскалы пустопорожние? Шайка-лейка! – и погрозила ему пальцем. – Чтобы больше без моего разрешения «по ночам не шлялся»!
- Я понял. Я хотел взять тебя с собой на концерт, но… забыл, – попытался оправдаться Сергей.
- Забыл меня взять на концерт?! – удивлённо подняла брови Надежда.
- Я неправильно выразился, – хлопнул рукой по одеялу Сергей. – Блин!
- Не блин, а оладышек! – поправила мужа Надежда. – Эх, Серёженька. Вставай, Солнышко. На работу пора. Горе ты моё луковое! – погладила его по голове и напомнила. – Заметь, не я тебе помешала «поучаствовать» во сне! Я не виновата! Кстати, предупредил бы. Так я бы тебе хоть смокинг отгладила! И будильник бы выключила, чтобы ты сон досмотрел до… логического конца! А то всё от меня в… прятки играешь «по ночам»!
- Я всё понял! Прости! Больше не буду прятаться. В следующий раз тебя непременно возьму с собой! – засмеялся Сергей и полез из постели.

***
- Салют всем! – поприветствовал Сергей сотрудников монтажного отдела. – На работу шёл и только сейчас утром до меня «дошёл» смысл одного лозунга. А он уже давно на всех автобусных остановках «красуется».
- «Наш город – город без наркотиков»! – озвучил лозунг, проявив свою гражданскую наблюдательность, один из сотрудников.
- Абсолютно вертикально! – утвердительно кивнул головой Сергей.
- А что тут «не так»? – заинтересованно посмотрел на него коллектив.
- Сами вникните в суть лозунга, - окинул всех хитрым взглядом Сергей. – Наш город без наркотиков! Совсем без наркотиков! То есть, город абсолютно чист от них! И нигде их в городе не достать! И не просите! Вывод какой? По вашим глазам вижу, что правильно думаете! То есть, приезжайте к нам со своей «дурью»! Приглашаем! Ласково просимо!
- Какой же ты, Серый, критичный! Какой ты ядовитый змей! Язвительный! – зашумел коллектив. – Но справедливый! Никому «спуску» не даёшь! Кусаешь всех подряд!

***
     Во второй половине дня Сергей заглянул в планово-экономический отдел:
- Здрасте!
- Здравствуйте, Сергей Иванович! – поприветствовал его женский коллектив отдела. – Вы прямо как Супермен!
- Не понял! – остановился в дверях Сергей.
- Вы в синих джинцах и в красном свитере. Расцветка как у Супермена! – прояснила «ситуацию» полная краснощёкая сотрудница. – Вам эти цвета очень идут! К лицу!
- Нет, Оленька! Не хочу походить на Супермена! – встрепенулся Сергей. – Буду же выглядеть как дурак!
- Почему как дурак? – удивилась Ольга. – Как Супермен!
- Сергей, ты отказываешься от такого комплимента? Это же почётно! – вторила ей начальница отдела.
- Светлана Владимировна, да вы посмотрите, как Супермен одевается! – с испугом посмотрел на начальницу отдела Сергей. – Он же «алгоритм» одевания попутал, пока Мир спасал! Вредное это занятие – Мир спасать. И, по всем «признакам», небезопасное для личного здоровья.
- А это что за «суперменские признаки» такие? – заинтрегованно заволновался женский коллектив. – Нам интересно!
- Да вы внимательно приглядитесь к Супермену! – «обратил внимание» женщин на Супермена Сергей. – Он же красные труселя поверх синих трико натянул! И носится в таком виде как угорелый, весь из себя довольный! И вы хотите, что бы и я поверх штанов трусы натянул и в таком виде «высвечивал» по институту?!
- Да! Хотим! Хотим! – хором заголосили сотрудницы. – А какой вы, Сергей Иванович, внимательный! Заметили «неправильный алгоритм»!
- К мнению коллектива стоит прислушаться, Сергей Иванович! – веско заметила Ольга. – Обязательно оденьтесь как Супермен! Будете… братом Супермена!
- Так! Серёжа, а по какому, собственно, вопросу ты к нам зашёл? – «отрезвила» ситуацию начальница отдела и сделала «осторожное» предположение. – Небось, премию пришёл попросить?
- Нет! – «не подумавши», отрицательно мотнул головой Сергей.
- Нет?! – зацепилась за его «ошибку» Ольга. – Правильно! Зачем Сергею Ивановичу премия? Можно, Светлана Владимировна, я вычеркну его из списка? Он сам так захотел!
- Вычёркивай! – равнодушно махнула рукой та.
- Что?! Ольга! Нет! Нет! Я хочу! Я хочу премию! – «осознав содеяное», засуетился Сергей. – Я это неосознано ляпнул! – и предпринял отчаяную попытку «исправления содеяного». – Я был загипнотизирован! Я был загипнотизирован вашей красотой, дорогие женщины!
- О! Спасибо за комплимент! Мы польщены! Убедил! – заулыбались сотрудницы. – Половину премии мы тебе, так уж и быть, выпишем!
- Я хочу всю премию! Хочу всю премию! – захныкал Сергей.
- Хотеть не вредно! – хором ответили сотрудницы.
- Серёжа, так зачем ты к нам зашёл? – снова настойчиво повторила свой вопрос Светлана Владимировна.
- Я уже и сам забыл! – на секунду задумался Сергей. – А! О! Да! Вспомнил! – и принял очень серьёзный вид. – Мы в нашем отделе с мужиками никак не придём к общему знаменателю как всё же правильно говорить: «ширше» или «ширее»? Как правильно выражаться в культурном обществе? «Ширше»? Или «ширее»?
- Ужас! – «безнадёжно» покачала головой Светлана Владимировна. – Опять двадцать пять! Ты эту «проблемму», помнится мне, уже «поднимал на-гора». И ваш отдел до сих пор «парится» этой «проблеммой»? Так и не пришли к… консенсусу? Тихий ужас! Серьёзно вы, мужики, мозг… наморщили! Мозгоклюи! Редкостные мозгоклюи! Ваш отдел давно «славится» своими «прорывными» идеями. Вам реально делать нечего. Надо вас разогнать. Дармоеды! Отдел непуганых попугаев-пересмешников! Для начала надо отлучить ваш отдел от финансирования. Щас позвоню в бухгалтерию Марье Ивановне. Она с удовольствием оторвёт вас от…
- От финансовой сиськи? – «испуганно» заморгал глазками Сергей.
- От неё, родимой! От неё! – согласно кивнула головой Светлана Владимировна.
- Не надо! Только не это! – взмолился Сергей.
- Ладно. Прощаем тебя. Всё тебе прощаем! – миролюбиво и «всепрощенчески» махнула рукой Светлана Владимировна.
- Да! Прощаем! – поддержала её Ольга. – И говорите просто: «Шире»! Вот и всё! И не парьтесь больше!
- С вас, Сергей Иванович, коробка конфет за Ольгин совет! – быстро «сориентировалась» одна из сотрудниц.
- Будет исполнено! – сложил на груди ладони, словно исполнительный и дисциплинированный визирь, Сергей.
- Эх, Сергей! Ведёте себя в своём отделе, прямо, как короли какие-то! – упрекнула его Светлана Владимировна. – Знаете, что без вас морские научные рейсы невозможны. И возомнили из себя невесть чего. Венценосные вы наши! Одержимые Манией Величия! Свил ты, Серёжа, своё личное королевство под «сенью» института. И самодовольно паришься отвлечёнными идеями!
- Простите! Каюсь! – скромно потупил взор Сергей и вдруг бодро встрепенулся. – О! А, кстати, знаете, откуда возникло слово «король»?
- Час от часу не легче! – всплеснула руками Светлана Владимировна. – Ну, давай, рассказывай, умник! Только вкратце!
- Понял! Вкратце! – улыбнулся Сергей. – Так вот. Жил-был франский вождь, крутой мужик, Карл. И стал он… собирать Земли бывшей Западной Римской Империи. И собрал-таки, курилка! «Приручил» саксов и прочих лангобардов. И стал Великим! Карлом Великим! А когда почил в бозе, то его Священная Римская Империя развалилась. Рассыпалась в прах! Раскололась на куски! И все подвластные ему вожди, кому достались «священные римские куски», стали именовать себя в честь него – Карлами. Стали «позиционировать» себя Карлами. Типа, они такие же Великие! А почему бы и нет? Мол, они тоже не лыком шиты! Тоже Великие! Кому достался большой «кусок», то те стали Карлами. А тех, кому достались маленькие «кусочки», тех Большие Карлы пренебрежительно обзывали Карликами. Короче, как петухи «переклевались» между собой – кто из них самый Настоящий Истинный Преемник Карла! Из-за «неправильного» произношения разными народами Европы имя «Карл» логично и органично трансформировалось в «Король». КАрл – КАрол – КОроль – КорОль. Так что, «карликовое королевство» - это всё равно, что «масло масляное»! Маленькая уютная маслёнка! И каждый новоиспечённый Карл, словно сыр,… окучивает свою индивидуальную маслёнку. И, по мере разгорания аппетита, частенько норовит залезть в чужую. Такая вот метаморфоза произошла с именем «Карл».
- Серьёзно?! – удивился коллектив планового отдела.
- Да куда уж серьёзней! – ухмыльнулся Сергей. – Но это терпимо. Такое бывает. Удивительно то, что саксы даже такое простое и такое святое имя как «Мария», которому уже не одна тысяча лет, и то умудряются безбожно коверкать! Засунут себе язык в горло, и тянут: «Ммэээээррии!» Как козлы какие-то мекающие! Мееее! Как будто только вчера разговаривать научились! Точно, саксы от обезьян произошли. Прав Дарвин! Прав! Сознался! Чувствовал свою «генетическую связь» с джунглями!
- Я знаю, что Карл был из рода Каролингов, - проявила свою эрудицию одна из сотрудниц. – Значит, короли и до Карла были?
- Нет! – живо отреагировал Сергей. – Это верно с той лишь поправочкой, что это Карл был родоначальником названной Фамилии. Небелунги... Ой! Пардон!.. Каролинги начали свой «отчёт» от «нашего» Карла. Так же, как от Чингисхана пошли Чингизиды, от Тимура – Тимуриды.
- Убедил! – согласились все присутствующие.
- А слово «Царь» откуда взялось? – поинтересовалась Ольга.
- Царь – это сокращённо от «Цезарь». Россия же – Третий Рим, – разъяснил Сергей.
- Выходит, «Царь» тоже искажённое имя? – сделали логичный и органичный вывод сотрудницы. – Получается, что вы, Сергей Иванович, на «бедных» саксов несправедливо наехали!
- А может, «Цезарь» от «Царя»? – ловко вывернулся Сергей и следующим предложением внёс «сумятицу и раздрай» в умах слушательниц. – А давайте направим наш неподкупный критический взгляд на… отечественную лингвистику? – и, картинно отведя руку в сторону воображаемого «объекта», вопросил к внимательным слушательницам. – А вот почему Лев Толстой – ТолстОй? Вообще-то правильно говорить: «ТОлстый». Лев ТОлстый. Толстый Лев!
- Серьёзно?! – ужаснулся коллектив планового отдела и в его рядах гарантированно произошли посеянные Сергеем «сумятица и раздрай в умах». – Это правда?! Лев не… ТолстОй?! Он… ТОлстый?! – А мы об этом никогда и не задумывались! – Может, Сергей Иванович не прав?! – Нет, он прав! Всё правильно! – А может, это неправильно?! Он прикалывается над нами! – А, вообще-то, всё логично! Наш Лев-то… ТОлстый! Толстый лев! Жирный кот! Мы же не говорим: «ЖирнОй кот!» Правильно – жИрный кот! Кот жирный. А лев толстый. – Это некорректные сравнения! Лев… не лев! «Наш» Лев не «тот» лев! Не кот! Он писатель! – А какая разница?! ТОлстый, он и в Африке – ТОлстый!
- Вот! – «воткнул» указательный палец в потолок Сергей. – Правильно рассуждаете! – и настоятельно порекомендовал. – И своим детям-школьникам обязательно объясните, что Толстой – на самом деле не Толстой! Он не ТолстОй! Не ЖирнОй! Он – ТОлстый! Вот! Нельзя коверкать родной язык! Родную речь нужно знать! И беречь! И я скажу больше…
- И тут Остапа понесло! Сергей! Хватит! Прекрати! – прервала его Светлана Владимировна. – Перестань мудрить! Что ты сделал с моим коллективом? Ты же нас совсем сбил с рабочего ритма! Сбил с «колеи»! Демагог!
- Сергей Иванович смотрит на Мир широко открытыми глазами! – горячо заступилась за Сергея оптимистичная часть сотрудниц.
- Нет! Он алчно зыркает по сторонам сквозь хищный прищур своих хитрых глазок! – оппонировала им другая, сомневающаяся, половина сотрудниц. – Сергей Иванович ещё тот Хитрый Лис! Провокатор! Манипулятор!
- Хитрый Лис, а ты, кстати, с саксами не полемизировал насчёт их «неправильного» произношения? – вернулась к саксонской теме Светлана Владимировна.
- Хотел! Да не успел с ними… разобраться! – «тяжко» вздохнул Сергей. – Будильник помешал!
- Так-так-так! С этого момента, пожалуйста, поподробней! – моментально сплотился в единое целое коллектив планового отдела. – Мы все внимания!
     И Сергей рассказал им свой «культурный» сон.
- Интересный сон! И спасибо тебе за исторический доклад, Сергей. Всё! Иди работать! – улыбаясь, скомандовала Светлана Владимировна. – А то заболтал ты нас тут совсем. Мозги нам закомпосировал окончательно. Говорун ты наш сладкоголосый… из ЛандОна! Нам работать надо.
- Скорее всего, наш Великий Хитрый Лис из ПОрижа! – предположила Ольга.
- Понял! Исчезаю! – снова сложил на груди ладони, словно верный визирь, Сергей и попятился к выходу.
     И тут в дверях появилась секретарь института Вика.
- Сергей Иванович! Вы тута?! Я ваш голос услышала! – засверкали её огромные выразительные глаза. – Пойдёмте в бухгалтерию! Нам с вами надо срочно расписаться!
- Что?! – застыл на месте Сергей. – Как?! Прямо сейчас?!
- Да! Срочно! – капризно топнула ножкой Вика.
     Под «сводами» планового отдела повисла абсолютная «эталонная» тишина. И все посмотрели на Сергея, застывшего в нелепой «пятящейся» позе со сложеными на груди ладонями и с круглыми «остановившимися» глазами.
- А почему вы все замолчали? Чего застыли? Что с вами? – непонимающе захлопала длинными подведёнными ресницами Вика. – Что я такое сказала? Нам с Сергеем Ивановичем надо расписаться в бухгалтерии на получение премии!
     И тут «своды» планового отдела потряс звонкий женский хохот.
- Вика! Посмотри на Сергея Ивановича! Что ты с ним «сделала»?! Он же в полном ступоре! Прямо, остекленел весь! – хохотали сотрудницы отдела. – Ты же ему предложила… расписаться! А зачем в… бухгалтерии?! Чтобы было тайно?! Для соблюдения инкогнито?! Как интересно! Вика, ты не бойся! Мы о вашем с Сергеем Ивановичем «адюльтере» никому не расскажем!
- Вы издеваетесь! – вспыхнули щёки Вики. – Нам за премию надо расписаться!
- Ууффф!!! – пришёл в себя и «ожил» Сергей. – Премия – это… тоже хорошо!
- Что значит «тоже»?! - продолжала краснеть Вика.
- Не обольщайся, Вика! – стали «успокаивать» её сотрудницы. – Ты не успела! Сергей Иванович уже женат!
- Да ну вас всех! – ещё сильнее покраснела Вика и выскочила за дверь.
- Сергей Иванович, быстрей бегите за Викой! В темпе вальса Мендельсона! Ширше шаг! Ширей улыбку! – засмеялись и «стали толкать вслед за судьбой» его сотрудницы. – Вам же премия светит! Нас благодарите!
- Спасибо вам, дорогие мои! – «пришёл в движение в такт вальса Мендельсона» Сергей и скрылся вслед за Викой.

***
- Серёга! – догнал Сергея на выходе проходной института его друг Геннадий, инженер технического отдела. – Что такой хмурый?
- Премию получил, - как-то неопределённо буркнул в ответ тот.
- Так радоваться же надо! – удивился Геннадий.
- Какой же ты, Геныч, наивный, - продолжал «бурчать» Сергей.
- А какой ты загадочный! – в ответ усмехнулся Геннадий, зная, что Сергей так просто не «бурчит». – Что произошло? Давай, рассказывай, что с тобой случилось.
- Пойдём. По дороге расскажу, - согласился Сергей.
     И друзья вышли из института на улицу.
- Давай, рассказывай! – поторопил друга Геннадий. – Колись!
- Какой же ты, Геныч, нудный! – деланно заартачился Сергей, но «раскололся». – Ладно. Слушай. О Времени я думаю.
- О Времени?
- Да! О нём! О нём, родимом! Поясняю! Мы целыми днями на работе «мучимся». Да что там – днями?! Неделями! Месяцами! Годами! А за это время можно столько полезных дел сделать дома. А мы безжалостно «убиваем» Время на работе. Время гробим! Понимаешь?! Время! Ужас! А Работодатель свободно и своевольно распоряжается нашим Временем. А, ведь, что может быть дороже Времени? Его же ни за какие деньги не купишь. Даже здоровье, худо-бедно, но можно «сбалансировать» и «откорректировать» за деньги. А вот Время и за золото не купишь. Никак не купишь. Абсолютно! Оно, просто, не продаётся. По определению. Оно неподкупно! В этом вся проблема. И премия здесь никак не утешает. Просто, моё Время мне же… «поменяли» на деньги. И всё! Непропорциональный обмен. Это всё равно, что у папуасов забрать нефть, а им взамен подарить стекляные бусы. Вот так! И премию, блин, хочется – и Время жалко. Патовая ситуация.
- Ты это серьёзно? – долгим внимательным взглядом посмотрел на него Геннадий.
- Шучу, конечно! – хитренько захихикал Сергей.
- Эка, тебя, Серый, и «развезло». Шутник-с вы, однако, батенька! – с уважением посмотрел на него Геннадий. – Я с тобой полностью согласен. Полностью поддерживаю!
- Одно радует! – оптимистично добавил Сергей. – Нас «спасает» то, что мы любим свою работу.
- Я тебя понял! – раскусил оптимизм Сергея Геннадий. – Когда работа и увлечение совпадают, то и Время тратить не жалко. Не зря его растрачиваешь. Работать приятно. Работа, прямо, спорится! Так сказать, и приятно – и с пользой!
- Молодец! Абсолютно вертикально! – похвалил его Сергей и сделал философское заключение. – Вот такое наше Житие-Бытие.
     И друзья, «по-житейски» и «углублённо» обсуждая важнейшую и животрепещущую проблемму эффективного использования Времени, бодрым шагом направились дальше.

***
     Солнце внимательно и с улыбкой слушало философские рассуждения друзей о неподкупности Времени. И, посмотрев на часы, тоже заторопилось домой. Оно сегодня не зря «угробило» своё Время. Плодотворно поработало! Конечно, не так «выкладываясь на все сто» как летом в курортный сезон. Не так «горя» на работе, прямо скажем. Но для зимы достаточно активно поработало. «Тепло» поработало!
     И с чувством выполненного долга, увлекая за собой свои послушные планеты, словно заботливая утка своих пушистых весёлых утят, Солнце направилось за горизонт в свой Солнечный Дом, расположенный в одном из звёздных переулков на краю Млечного Пути.

Мелета Андрей






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 17
© 07.07.2018 Андрей Мелета
Свидетельство о публикации: izba-2018-2312173

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ












1