Радости Бытия - 4. На круги своя



     Закончился рабочий день, и все сотрудники Черноморского филиала научно-исследовательского института геофизических исследований стали активно «разбегаться» по домам.
     Сергей не стал «активно разбегаться» домой, а решил неспешно пройтись по пустынной осенней набережной. «Сразу домой не пойду. Загляну на набережную. Подышу свежим морским воздухом, - решил он и усмехнулся. – Заодно и чаек… посчитаю!»
     Он вышел на набережную и «приготовился было считать чаек», как тут за его спиной послышался приближающийся звук автомобильного мотора. Затем резкий визг тормозов и громкие хлопанья дверей.
     Сергей машинально отскочил к парапету набережной: «Что за чёрт?!», и испуганно оглянулся.
     От напугавшего его резким торможением огромного чёрного лимузина, именуемого в народе – «членовоз», к нему бежали – Да! Именно к нему бежали! – трое мужчин очень серьёзного вида, в чёрных очках, и в чёрных же плащах. Средний был пощуплее крайних и в очках. К груди он прижимал кейс.
     «Какого лешего! – резко запаниковало сознание Сергея. – Хотел чаек посчитать. А это совсем не чайки! Это… чёрные бакланы какие-то на «построение» слетелись! Мама! Что им надо от меня?! Хотят, чтобы я их посчитал? Не похоже. Секьюрити какие-то. Скорее, коллектора по вышибанию долгов. Точно! А этот щуплый в очках – вылитый бухгалтер. А я тут причём? Я кредитов не брал. Жена тоже. Живём на то, что на работе «дают». А как всё-таки бегут ко мне целенаправленно! Целеустремлённо! Ёрш твою медь! Это пугает! Надо «делать ноги»! И побыстрее! Чаек потом посчитаю!»
- Сергей Иванович! Сергей Иванович! Стойте! Не убегайте! – замахал свободной рукой, крепко прижимая к себе другой рукой кейс, щуплый «преследователь» в очках.
- В чём дело?! Я кредитов не брал! Налоги исправно плачу! Я буду жаловаться! – остановился и сразу пошёл в атаку Сергей. – Я законопослушный член… государственный гражданин страны…!
- Сергей Иванович! – подбежал к нему щуплый, поправляя очки и галстук, и сильно дыша. – Уууффф!!! Быстро бегаете! Не догнать! Вы в прекрасной спортивной форме! Но мы вас всё-таки… поймали!
- Чегооо?!!! Я не понял! – внутренне напрягся Сергей, словно ощетинившийся иглами дикобраз.
- Не беспокойтесь! – отдышался щуплый. – Дело в том, что Вы у нас уже давно в… разработке! Как говорил товарищ Штирлиц: «Под колпаком у Мюллера!»
- Чёооо?!!! – продолжал «угрожающе щетиниться иглами» Сергей. – Я ничего не понимаю! Зачем меня «колпачить»?! Я ничего такого плохого не делал! Я государственный интересы не продавал! Я никого не убивал! Не воровал! И ни в каких ДТП не учавствовал! Я не виноват! Нигде не виноват! Хоть убейте! – и перевёл осторожный взгляд на двух других субъектов «в чёрном», тактично и деликатно остановившихся на полпути к нему, и неспешно куривших «в сторонке».
- Помилуй Бог! Зачем нам Вас убивать? И не просите! Мы против! – сквозь запотевшие очки посмотрел на Сергея миролюбивыми пацифистскими глазами щуплый и проследил за его тревожным взглядом. – Это… свои.
- Чё вам надо… из под меня? Какие ещё «свои»?! – продолжал ершиться Сергей. – Я вас всех первый раз вижу!
- Не волнуйтесь, – достал платочек из кармана плаща щуплый и протёр очки. – Теперь будем встречаться чаще! – и, не дав раскрыть рта Сергею, продолжил. – Разрешите представиться. Вениамин Венедиктович Кошечкин. Собственной персоной. Юрист! Экономист!
- Зачем? – быстро «успел открыть рот» Сергей. – Зачем мне с вами знакомиться?
- Я Вам пригожусь, – таинственно изрёк тот.
- Зачем?! – как попугай повторил вопрос Сергей и уставился немигающим взглядом на «таинственного» щуплого.
- Вы, Сергей Иванович, должны подписать бумаги, находящиеся в этом кейсе, - похлопал чёрный кейс на своей «чёрной» груди щуплый. – Это сущая формальность. Ваши паспортные и иные данные уже там… вбиты. Нужна только подпись. Ваша… живая подпись! – напустил густого тумана он, но, поймав немигающий взгляд Сергея, уточнил «ньюансы тумана». – Ах, да! Забыл Вам, Сергей Иванович, сразу сказать. Простите меня. Я тоже очень сильно волнуюсь. Короче. Это бумаги на владение земельным паем на черноморском побережье. Десять гектаров! Вы – владелец! Хозяин! Фирштейн? Только подпишите. Пожалуйста! – и вдруг сделал недвусмысленное понятное движение, которое называется «упасть на колени».
Сергей схватил его за плечи и тем самым удержал от раболепного поступка:
- Что с вами, Вениамин Банифатьевич?
- Вениамин Венедиктович, – поправил его, хотевший было упасть на колени, щуплый. – Вы поймите. Договор несложный. Краткий. Доходчивый. Текста с мелким почерком вообще нет. Абсолютно нет! В нём чёрным по белому написано, что владелец – Вы! Только подписаться! И Вы – Хозяин! Единоличный Владелец! Без всяких оговорок. Безо всяких «но»! Прямолинейно! Владетель! Самодержец! Морской Царь! Владыка! Я Вам сейчас Договор достану.
- Ой! Подождите-подождите! – затормозило сознание Сергея. – Я ничего не соображаю. Дайте подумать.
- Нельзя думать! Подписывать надо! – испуганно посмотрел на него Вениамин Венедиктович и «ударился в плач». – Умоляю! Ради Бога! Сергей Иванович! Подпишите! И владейте!
- Почему я?! – продолжал «тормозить» Сергей.
- Мы ж за Вами уже давно… следим. Давно за Вами… ходим. Только Вы можете стать Хозяином! – продолжал «сгущать туман» щуплый и вдруг, уткнушись лицом Сергею в «жилетку», запричитал. – Благодетель Вы мой! Спаситель! Кормилец! Не губите меня! Пощадите! У меня дети малые… по лавкам сидят! Кушать хотят! Жена больная! Тёща… ещё больнее!
- А я тут причём?! Какое отношение я имею к вашей тёще?! – вошёл в полный тормозной ступор Сергей.
- Меня же из-за Вас, Сергей Иванович,… уконтропупят! Укокошат! А семья по-миру пойдёт. Пощадите!
- Уконропупят?! Укокошат?! – вылезли из орбит глаза Сергея.
- Да! Пустят меня в расход, как не справившегося с заданием!
- Каким заданием?!
- Уговорить Вас стать владельцем земельного участка у моря, - хныкал в «жилетку» Сергею Вениамин Венедиктович. – Грохнут меня! Однозначно! И закопают в лесочке. Закатают в асфальт. Зальют в бетон. И никто не найдёт и не оплакает мои беззвестные белые косточки «во сырой земле-матушке».
- Ну-ну-ну-ну! – обнял Вениамина Венедиктовича за плечи ошарашенный Сергей и стал успокаивать, «как смог». – Мужайтесь! Крепитесь! В конце концов, все мы… там будем!
- Нет!!! Не хочуууу! – взвыл, словно смертельно раненая волчица, Вениамин Венедиктович и ещё сильнее «зарылся в желетку» Сергея. – Пощадите! Подпишите!
- А что хоть это за участок? – наконец-то «пришёл в себя» Сергей.
- Вот! Хороший вопрос! – дёрнулся Вениамин Венедиктович, и его очки засветились надеждой. – Сергей Иванович, знаете распадок у моря между самшитовой и можжевеловой рощей? Здесь недалеко.
- Конечно, знаю, - ответил Сергей. – Мы там летом всегда купаемся. Да и зимой туда частенько на шашлыки с друзьями семьями ездим.
- Вот! – продолжали «светиться» очки Вениамина Венедиктовича. – Место просто изумительное! Волшебное! И оно… Ваше! Вся «поляна»! Все десять гектаров!
- Я понял, - наконец-то стал «понимать» Сергей. – Но хотелось бы конкретики. За что конкретно вас… закатывать в асфальт или в бетон? С этого момента, пожалуйста, поподробнее. Мне интересно. Детально опишите.
- Вот! Хороший вопрос! – стал успокаиваться Вениамин Венедиктович и «оторвался от жилетки» Сергея. – Объясняю! Этот участок – Камень Преткновения! Об этот Камень… споткнулись Серьёзные Интересы двух противоположных Полярных Полюсов – Центра и Периферии! Вот! Я понятно излагаю? – зыркнул он поверх очков на Сергея.
- Более-менее, - уклончиво согласился Сергей. – Продолжайте, маэстро.
- Так, вот! – вещал далее Вениамин Венедиктович. – Этот Камень… очень серьёзный.
- Я представляю, – осторожно улыбнулся Сергей.
- Сергей Иванович! – вдруг перешёл на доверительный шёпот Вениамин Венедиктович. – Да заберите Вы себе эти десять гектаров черноморского побережья! Умоляю! А то война начнётся между Полюсами! Между Центром и Переферией! А я буду крайним! Мне же будет конкретный каюк! Кердык! Амба! Пощадите меня! Подпишите! Если откажетесь, то война сразу разразится! Почти Третья Мировая! Нет! Ещё круче! Первая Криминальная! Вот! И только Вы, Сергей Иванович, можете её… предотвратить! – и снова «решительно зарылся в жилетку» Сергея. – Миротворец Вы наш! Спаситель! На Вас токмо все уповаем! Всем скопом уповаем!
- Ёооопрст!!! – ощутив Важность Момента и осознав свою Значимость как Центральная Фигура, ужаснулся Сергей и похлопал по спине «зарывшегося ему в жилетку» Вениамина Венедиктовича. – Не переживай, Венедиктович! Всё будет путём! Я сам боюсь! Вместе… прорвёмся! Вместе бояться… не так боязно. Тю! А что я сказал?
- Всё правильно Вы сказали! Хорошие слова! Мы с Вами… вместе! Одна… команда! – повеселел Вениамин Венедиктович, но далеко «желетку» Сергея из рук не отпустил. – На сходке… Пардон!.. На бриффинге Заинтересованные Стороны решили отдать этот Камень Преткновения… Третьему Лицу. То есть, Вам, Сергей Иванович! Вот!
- Почему мне? – задал «прямой законный» вопрос Сергей. – Я в бизнес-кругах никак не кручусь! Я простой инженер. Почти… бессребренник.
- Понимаю, но так… карта легла, - уклонился от прямого ответа Вениамин Венедиктович. – Мы Вас, Сергей Иванович, уже достаточно давно… пасём! – но, спохватившись возможной отрицательной «игольчато-дикобразной» реакции Сергея, начал торопливо раскрывать подоплёку этого решения. – Значит так! Вы становитесь хозяином! А Центр и Переферия арендуют у Вас этот участок в «справедливых адекватных полярных» долях! Вот и всё, Сергей Иванович! И все довольны! И, что самое главное – все живы и здоровы! И никакой войны! Тишина и покой! Только еле-еле будет слышен приглушённый «овшорный» шум мощных Финансовых Потоков! Вот! Центр и Периферия Вас отблагодарят! В любой валюте! Фирштейн?! На арендуемых у Вас, Сергей Иванович, «полярных долях» уже довольные и главное – живые и здравствующие оппоненты-«полярники» построят яхтинг-марину, где будут швартоваться крейсерские яхты океанского класса! Возведут пятизвёздочные отели! Со спа-салонами! С ласковыми горничными и игривыми массажистками! С аппетитными сексапильными стриптизёршами и с брутальными хоризматичными стриптизёрами! И с прочими… прибамбасами! Короче, со всей логистической инфраструктурой! Вот! Кстати, Сергей Иванович, Вы в шахматы любите играть?
- Да, - сознался Сергей. – Мы на работе иногда…
- Вот и славненько! – не дослушал его Вениамин Венедиктович. – Арендаторы возведут… Шахматный Дворец, где Вы будете «упрожняться» в любимом деле! Можете проводить там Международные Шахматные Турниры! Да хоть… Межпланетные!
- Я об этом в «Тринадцати стульях» читал, - недоверчиво покосился на Вениамина Венедиктовича Сергей.
- О! Вы, оказывается, уже… в курсе?! Прекрасно! Вы эрудированый человек! – расплылся в счастливой улыбке Вениамин Венедиктович. – Сказку сделаете былью! Первопроходец Вы наш! – потрепал он Сергея за плечо и поправил очки. – Так вот! И всё это… Ваше, Сергей Иванович! Счастливые арендаторы Вам будут за аренду отстёгивать валюту. Понимаете?! Бабло! Реальное бабло! Хоть лопатой гребите! Вот! График приёма… денежных знаков вы, Сергей Иванович, утвердите сами. Как говорится, хозяин – барин! А вопросы с налогами я, с вашего позволения, возьму на себя. Всё будет тип-топ! Всё будет по закону! Я в бухгалтерии знаю толк! Если захотите, то возьмёте на попечительских правах «под крыло» местный детский садик. Всё лучшее – детям! Станете, так сказать, Почётным Меценатом! Это для Души! – и с пафосом продекламировал. – Чтобы небыло мучительно больно за бесцельно прожитые годы! И не так стыдно за свои «наглые» капиталы! Типа, с детворой ведь… делитесь!
- Ммм!!! – заинтрегованно «заскрепел» мозг Сергея. – Я – Хозяин? Самодержец? Меценат?
- Да! Меценат! Ещё и Справедливый Деспот! И, если хотите, Благородный Диктатор! – преданно заглянул ему в глаза Вениамин Венедиктович. – К вам в порт к пирсам будут подходить, и швартоваться яхты коронованных особ! С принцессами, баронессами, маркизами и топ-моделями на борту! С ними Вы, Сергей Иванович, как радушный хозяин будете петь в караоке! Прямо – орать!!! А если не хотите… орать, то они будут нежно, с волнующим придыханием, петь для Вас, Великого! И шампанское прямо «с горла хлестать» будете на брудершафт с нефтяными шейхами! – и горячо потрепал Сергея за плечо. – Да Вас, Сергей Иванович, и за уши будет невозможно оттащить оттуда! Вы же с головой погрузитесь в… работу! Трудоголик Вы наш! Работяга! Инженер! Я в Вас никогда не сомневался! У Вас… проглядывается хозяйственная жилка! В хорошие руки попадёт участок! В надёжные руки! А я Вам буду помогать считать валюту, если не возражаете. Распределим её по банковским бивалютным «карзинам». Я Вам подскажу, что и как. Фирштейн? Сразу через месяц, как только Вы, Сергей Иванович, вступите в права на участок, так сразу сможете купить себе коттедж. А можете и построить. Любой! Да какой захотите! Хоть со сторожевыми башнями и с амбразурами! Я займусь организацией Ваших Августейших Аппартаментов, как только Вы, Сергей Иванович, подпишете бумаги. А через годик, когда Вы «окончательно освоитесь» и «войдёте во вкус», то намекните мне и мы с Вами подберём ещё участочек черноморского побережья для Вас. Или землицу приобретём на Лазурном берегу Средиземного моря. Или ещё на каком-нибудь Малибу. Прикупите там землицы с прибрежной полосой. А ежели всё там уже застроенно, то не беда. Купите участки с дворцами и замками и снесёте всё это к едрени фени. А на освободившейся территории что хотите, то и воротите. Да хоть огород заведите! Кстати, Сергей Иванови, Ваша жена любит в огороде возиться?
- Ещё как! – начал было развивать «огородную» тему Сергей. – На даче она всегда окучивает…
- Я Вас понял! – безапеляционно прервал его Вениамин Венедиктович. – Вот пусть Ваша жена и разведёт огород на… живописных развалинах замков. А Вы картошечку уважаете?
- Да! Ещё как! – расплылся в гастрономической улыбке Сергей. – Моя жена готовит изумительное…
- Я Вас понял! – снова перебил его Вениамин Венедиктович. – Вот и славненько! Картошечку посадите! На Лазурном-то да на бережёчке! Или на каком ещё Малибу! Под пальмами! А я Вам поспособствую. «Отожмём» землицу! «Отожмём» родимую! Не беспокойтесь! Только дайте Честное Слово, что Вы, Сергей Иванович, меня к себе на работу возьмёте. Я скромный. Мне достаточно оклада как у местного районного главы. И всё. Мне достаточно. Я всегда буду при Вас! Только хлопните в ладоши и я тут как тут! Всегда к Вашим услугам, Сергей Иванович! Документики все «выправим», какие надо. Всё по закону. Не иначе. А Вы мне, недостойному, премию выпишете. За труды мои грешные. Детишкам на молочишко.
- Не боись, Венедиктович! Я тебе двойную премию отвалю! – хлопнул по плечу Вениамина Венедиктовича уже начавший «созревать» и «входить в роль Хозяина» Сергей. – Куда же ты без меня, Венедиктович? Пропадёшь, бедолажка! Загрызут тебя… волки! Я тебя не брошу! Будешь всегда… при мне! У меня за пазухой… будешь греться! – и вдруг спохватился и сделал отчаяную попытку «откреститься» от предложенных ему в дар десяти гектаров черноморского побережья. – А, может, вы меня всё-таки с кем-то путаете? С другим Сергеем Ивановичем. Мало ли их тут… бегает вокруг.
- Нет! – отрицательно мотнул головой Вениамин Венедиктович. – Исключено. Мы «вышли» строго на Вас. Никакой ошибки. Всё чётко. Как в аптеке. Ваш мобильник «подсказал» где Вас… ловить, - но, встретив скептический неудовлетворённый взгляд Сергея, полез в кейс и достал фотографии. – Вот! Полюбуйтесь! Узнаёте себя?
- Угу, - почему-то глухо, словно филин, ответил Сергей. – Это я.
- Вот! – демонстрировал дальше фотографии Вениамин Венедиктович. – Полюбуйтесь! Это Вы с женой. Со всем семейством. Смотрите на дату фотографии. Мы вас уже несколько лет… ведём! Это Вы на пляже в обнимку с… двухлитровым «пузырём» пива развалились на морском песочке! «Увлекающийся» Вы человек, Сергей Иванович! Вот ещё! Фас! Профиль! Узнаёте?
- Угу, - снова глухо, филином, отозвался Сергей.
- А вот Вы с некоей молодой привлекательной особой. С букетом цветов! И у вас обоих счастливые, открытые и одухотворёные лица! – с иезуитской самодовольной улыбочкой демонстрировал фотоснимки Вениамин Венедиктович. – Полюбуйтесь!
- Это наша секретарша института Вика! – попытался рассеять возможные «закравшиеся сомнения» Вениамина Венедиктовича Сергей и поправился. – Виктория. Секретарь. Она попросила меня помочь ей выбрать цветы для шефа. У нашего шефа, Валентины Валерьевны… Ой! Что я говорю?! Валентина Валерьевича… Извиняюсь! У Валерия Валентиновича юбилей был.
- Это мне не интересно, - отрезал Вениамин Венедиктович. – Это Вы своей жене расскажите, если ей будет интересно, - и жёстко, в упор, посмотрел Сергею в глаза. – Ну, теперь-то Вы уверены, что никакой ошибки нет? Что мы именно вас «имеем в виду»?
- Угу, - опять «языком филина» отозвался Сергей.
- Тогда подписывайте! Подписывайте же! Умоляю! И вступайте во владение! – как клещ вцепился в «жилетку» Сергея Вениамин Венедиктович. – Я хочу именно Вам … служить! И семья моя будет рада радёшенька! Благотетель Вы мой! Кстати, как только подпишите эти чёртовы бумажки, так сразу этот «членовоз», - и он кивнул в сторону огромного чёрного лимузина, - автоматически становится Вашим! И эти двое, которые со мной, тоже Ваши! Это секъюрити. Охрана. Пока они меня охраняют. Вернее, мой кейс. Как только вы подпишете, то они… автоматически начнут охранять Вас! Кстати, это дипломированные и лицензированные специалисты силовых структур. Знают подрывное дело. Вот! Офицеры! Профессионалы! Почти группа «Альфа»! Точнее, «Альфа Плюс»!
- Так! Всё! Хватит! Перестаньте меня разыгрывать! – вдруг опомнился Сергей. – Не гипнотизируйте меня! Это уже не смешно.
- Чтооо?! – от неожиданности Вениамин Венедиктович чуть не выронил из рук драгоценный кейс. – Позвольте-позвольте! Это совсем не шутки! Я человек серъёзный! Ответственный! За мной стоят очень Крупные Фигуры. И в Договоре Аренды Вы, Сергей Иванович, прочтёте их фамилии.
- Не буду ничего подписывать! – остановил процесс своего «созревания» Сергей и сделал отчаяную попытку «стойко держаться как оловянный солдатик». – Это… Договор с Дьяволом!
- Нет. Не с Дьяволом. Это Договор с Вами, Сергей Иванович. С Вами! – «деликатно» поправил его Вениамин Венедиктович. – О! А, кстати, Вам идёт это погоняло… Пардон!.. этот псевдоним. В дальнейшем Вы будете фигурировать в определённых кругах под именем «Дьявол»! Так что привыкайте к своему образу! К своему имиджу!
- Я – Дьявол?! Ладно. Убедил, Венедиктович. Я согласен! – «окончательно и бесповоротно дозрел» Сергей и «деловито», со значением, вздохнул. – Ладно, давай, Венедиктович, сюда… мои бумажки! Так уж и быть, подпишу! Сердешный ты наш!
- Нет!!! – вдруг испуганно сверкнули очки «сердешного» Вениамина Венедиктовича, и он прижал кейс к своей груди. – Поклянитесь, Сергей Иванович, что возьмёте меня к себе на работу.
- Я же тебе, Венедиктович, уже говорил, что возьму тебя к себе на работу. Будешь у меня за пазухой… греться! Вот же ж Фома Неверующий! – «с прискорбием» покачал головой Сергей. – Да беру я тебя на работу! Беру! Клянусь!!!
- Нет! Нет! Не верю! Не верю! – словно Станиславский затараторил Вениамин Венедиктович. – Я не верю Вашим хитрым дьявольским глазкам, Сергей Иванович! Вот! Подпишите сначала это!
- А что это? – сделал «простые и более честные, почти ангельские», глазки Сергей.
- Это расписка-прошение в том, что Вы обязуетесь взять меня к себе на работу. Я сию бумаженцию заранее заготовил. Обезопасил себя, так сказать. Общественная ситуация, знаете ли, нынче туманная. Наслово никому нельзя верить. Кругом обман и подвох!
- Не доверяешь, стало быть, мне, Венедиктович? – свысока посмотрел на «подателя прошения» Сергей. – Всё правильно. Мне такой осторожный работничек, как ты, Венедиктович, пригодится. Давай сюда своё прошение! – и внимательно прочитал его.
- Примного извиняюсь. Времена такие… зыбкие, неопределённые, - застеснялся и опустил глазки Вениамин Венедиктович.
- Так уж и быть! Подпишу! – взял Сергей торопливо поданую Вениамином Венедиктовичем золотую авторучку с золотым же пером и размашисто – Смело! Властно! – «подмахнул» прошение. – А авторучка солидная! На пол кило тянет, не меньше! – и поинтересовался. – Из золота?
- Так точно-с! Пол кило с гаком! Из чистого золота… выкована! – похвастался довольный Вениамин Венедиктович. – Кстати, это «стило» теперь уже Ваше, Сергей Иванович! А вот и Ваши документики! – и достал из кейса Главные Правовые Документы. – Вот-с документики. Вот-с прилагаемый к ним кадастровый план. Вот-с договора с будущими арендаторами. Спаситель Вы наш! Благодетель! По гроб жизни буду Вам обязан! Служить буду и днём и ночью! Аки верный пёс!.. На страже Ваших финансовых интересов!..
     Сергей ознакомился с предоставленными ему документами, и уже было занёс тяжёлое золотое «стило» над строкой «Владелец», как тут, в эту самую секунду, его… затрясли за плечо. Он резко и недовольно обернулся и… «столкнулся» лицом к лицу с женой!
- Это ты?! – удивлению Сергея не было предела.
- А кого ты хотел видеть? – строго глянула на него жена.
- Потом всё объясню, – отмахнулся от вопроса Сергей. – Мы с Венедиктовичем решаем дела насчёт марины. Очень соблазнительное предложение!
- Что ты несёшь? – удивилась жена и сильнее затрясла его за плечо. – Что ты бормочешь? Кто такая Марина? Что за Банифатьевич? Сутенёр, небось? Сергей, я чего-то не знаю? Что у тебя за дела тайные? Неужели на «скользкую» дорожку ступил? Дурачёк! Подумай о детях! Ты меня пугаешь.
- Какой Банифатьевич? Венедиктович! Так! Подожди! А ты, вообще, что здесь делаешь? Откуда ты тут взялась?! – заморгал ничего не понимающими «потеряными» глазами Сергей. – Я не понял!
- Что?! Это что я-то делаю в нашей спальне?! – взорвалась от возмущения жена. – А кто тут должен был быть, а?! Марина с Венедиктовичем?!
     И тут Сергей… окончательно проснулся!
- Твою мать!!! – взвыл он, словно Киса Воробьянинов перед тринадцатым стулом во Дворце Железнодорожников, осознав, что его грандиозные финансовые «построения» испарились… как сон, как утренний туман, и в сердцах хлопнул ладонями по матрацу кровати. – Твою ж мать!
- Не трогай маму! – грозно сдвинула брови жена.
- Это был сон! Это был сон про… марину! Яхтинг-марину! – захныкал Сергей с видом мальчишки, у которого отобрали любимую игрушку.
- Так! Давай, рассказывай кто такой Венедиктович, кто такая Марина Яхтинг и какие твои тёмные взаимоотношения с ними! – гордо подняла голову Надежда и присела рядом на край кровати. – «Колись»! Я вся внимания!
- Надя, ты так не вовремя... влезла в сюжет! Ты такую сделку сорвала! Сделку Века!!! – запричитал Сергей, схватившись руками за голову.
- Ты мне зубы не заговоривай! «Колись», давай, деятель аморальный! – строго смотрела на него Надежда.
     И Сергей изложил ей суть своей несостоявшейся «ночной» сделки…
- Папа! Мама! Что с вами?! – в спальню к родителям забежали заинтригованные громким «неконтролируемым» хохотом отца и заливистым заразительным смехом матери дети. – Нам тоже расскажите! Мы тоже хотим так смеяться!
- Живо идите одеваться! И в школу! – еле-еле уняв смех, скомандовала Надежда и погладила по голове обессилевшего от «безконтрольного» хохота Сергея. – Не расстраивайся, Серёженька. Птенчик ты мой. В следующий раз, когда надо будет бумаги на владения подписывать, то сразу меня информируй. Вместе их почитаем. И только тогда их подпишешь. Под моим чутким руководством! – и снова прыснула от смеха. – Прямо в кровати… поработаем с документами! Под одеялом! Чтоб детей не будить! А то получится как в прошлый раз... с чемоданом валюты!.. Без меня хотел пересчитать «наличность» в кустах за гаражами! А не вышло! Я тебя там… застукала! Я же тебя предупреждала, чтобы без меня в свои сомнительные «ночные похождения» не пускался. Только со мной! Под мой контроль! Всё в семью! Всё лучшее – детям! Понял, Меценат?
- Понял, – уставшим от хохота голосом отозвался Сергей.
- То-то же! Без меня у тебя ничего не получится с… ночным бизнесом! Как бы ты не старался втихоря «проворачивать» финансовые дела в своих «золотых» снах! Я тебя всегда… настигну под одеялом! Понял меня?
- Понял. Прости, - улыбнулся Сергей и, кряхтя, словно старый дед, полез из постели. – Зачем про кейс с валютой напомнила? Не сыпь мне соль на рану. Она ещё болит. Аж саднит!
- Нет, ну, если ты так настаиваешь, то я могу поинтересоваться «по твоему вопросу» у своей хорошей знакомой, Светланы. Она работает в земельном комитете районной администрации, – предложила Надежда, посмотрев на Сергея своим профессиональным взглядом медсестры, и засмеялась. – Может, там на самом деле твои Документы лежат уже готовые. Ждут тебя. Осталось только подписать! Делов-то! Сходишь и заберёшь! Владыка!
- Издеваешся, да? – укоризненно посмотрел на неё Сергей и скрипучим «голосом» попугая повторил «свою песню». – Не сыпь мне соль на рану.
- Так! Всё! Морской Царь! Дьявол! Собираемся на работу! На работу! – захлопала в ладоши Надежда с видом медицинского работника в лечебно-трудовом профилактории для алкоголиков, подверженных синдрому белой горячки и принудительно освобождающихся от пагубной ассоциальной привычки неумеренного «употребления». – Быстрей! Быстрей! Время пошло!

***
     После работы Сергей решил подойти к тому… сокровенному месту на набережной, где произошла его «историческая встреча» с Вениамином Венедиктовичем. А вдруг, сон вещий! И Вениамин Венедиктович ждёт его, Сергея Ивановича, зябко кутаясь в тонкий длинный чёрный плащ и крепко прижимая к своей груди кейс! Да, нет! Бред какой-то! А вдруг, ждёт?! Чем чёрт не шутит?! «Место встречи изменить нельзя! – криво усмехнулся Сергей. – Ладно. Пойду. Хоть… чаек посчитаю!»
     На выходе из института Сергея догнал Геннадий, его закодычный друг, и, «по совместительству», инженер технического отдела института:
- Серый, ты домой?
- Угу, - кивнул Сергей, почему-то ответив «знакомым языком филина».
- Пошли вместе? Нам по пути! – предложил Геннадий.
- Угу, - опять «издал звук филина» Сергей. – Пошли. По дороге посвящу тебя в вопрос, который мы решали с мужиками в отделе.
- Какой вопрос? – заинтересовался Геннадий.
- А вот что делают инженеры на атомных станциях? – хитро сузил глазки Сергей.
- Ты это серьёзно? – внимательно посмотрел на него Геннадий.
- Нет, конечно! – чистосердечно сознался Сергей. – Но, всё же, что они там делают?
- Как что?! – удивился было Геннадий, но, зная ход мыслей Сергея, попытался «нащупать логическую цепочку-тропинку» возможных мыслей друга. – Так! Подожди! Инженер с латыни – изобретатель!
- Ай, молодца! – аж подпрыгнул на месте Сергей. – Абсолютно вертикально! Уже «тепло»!
- А что изобретателям делать на атомной станции? – «осторожно пошёл по нащупанной логической тропинке Сергея» Геннадий и сам же ответил на свой вопрос. – А и, правда, что им там делать? Нечего им там делать!
- Йессс!!! – снова чуть не подпрыгнул Сергей.
- Да там ничего изобретать нельзя! – уже «смелым широким размашистым шагом двинулся по логической тропинке» Геннадий. – Там надо строго по инструкциям…
- Ай, молодца! Абсолютно вертикально! – весело перебил его Сергей и учительским тоном добавил. – Правильно! Молодец! Садись! Пять!
- Куда садиться? На асфальт? Здесь парты нет! – засмеялся довольный своей эрудицией Геннадий.
- Всё равно, молодец! – похвалил его Сергей и стал «топтаться на своей логической тропинке». – Ты правильно мыслишь! Что они, изобретатели, «труться» у ядерного реактора? У действующего ядерного реактора! Изобретать надо в конструкторском бюро и «обкатывать» изобретения на опытных установках, но никак не на действующих… народохозяйственных! Никак не в турбинном зале эксплуатируемой атомной электростанции! А вдруг, что «не так» пойдёт?
- Ужас! – восхищённо воззрившись на «учителя», «остолбенел», словно графитовый стержень, Геннадий. – Да! А вдруг какой-нибудь экперимент пойдёт «не так»? Бляха муха! Я представляю, что там можно «наизобретать» в целях… эффективного улучшения управления! Гнать их надо из турбинного зала! А то, хрен их знает, что они там наворотят! Чего ещё там нахимичат с помощью своего «пытливого» ума и «умелых» ручек?! И заменить их узкими специалистами-мастерами! Срочно!
- Абсолютно вертикально! Но, не паникуй, Гена! Не переживай! Не надо! – стал «успокаивать» превратившегося в «графитовый стержень» друга Сергей. – Не усложняй… ситуацию. Вот так же «возбудился» и мой отдел, когда я ему этот же вопрос задал. Я еле-еле мужиков успокоил! Чуть рабочее задание не сорвали, обормоты! «Коллективное несознательное»! Но я быстренько взял «регрессирующий было процесс распада» в свои инженерные руки и загасил «реакцию». Я, так сказать, своим волевым решением перевёл «коллективное несознательное» в… сознательное состояние. То есть, объяснил особо «загенерившим, заизлучавшим и зафонившим» сотрудникам, что инженер – это обобщённое понятие, зачастую к сугубо инженерным, то есть, изобретательским функциям не имеющее никакого отношения. Это, так сказать, обобщённый образ специалиста. Его «образное состояние». Не буквальное. Я доходчиво излагаю?
- Ууффф!!! – шумно выдохнул Геннадий. – Конечно! Я понимаю, что ты утрируешь. Причём, очень сильно утрируешь. Прямо как древний «архаичный» динозавр. Ретроград! Но ты меня успокоил! Спасибо тебе, Серёга, за… обобществление. Но лучше так больше не шути. А то я очень впечатлительный. Буду переживать за… атомную отрасль. А оно мне это надо? Тем более, у меня и специальность совсем другая. А я такой ранимый и слабенький.
- Аналогично. Я такой же, -сознался Сергей.
- А куда мы идём? – вдруг спохватился Геннадий, увидав, что за время разговора они «тихонько и плавно» приблизились к набережной. – А чё мы к морю устремились?
- Значит так надо, - как-то неопределённо и загадочно ответил Сергей. – Пошли туда. Вон к тому фонарю на набережной, - и повёл друга к «своему месту». – Воздухом подышим. Чаек… посчитаем.
- Давай, – согласился Геннадий.
- Ген, тут со мной такое дело произошло, - вдруг, став серьёзным, таинственным тоном изрёк Сергей. – Я никому не говорил. Никто не в курсе. Но тебе скажу, как проверенному верному другу. Просто не могу не сказать. Ты очень ответственный. Может, что и подскажешь.
- Конечно! Какие вопросы! Всегда рад помочь! – с готовностью поддержал друга Геннадий. – Что с тобой стряслось?
- Да тут такое дело… Понимаешь… Корче… Блин... Не знаю, как и начать…. Извини. Я в полной прострации. Может, и не надо тебе говорить? – замялся Сергей.
- Не томи. Давай, рассказывай! Я в любом случае тебя поддержу. Клянусь нашей дружбой! – сразу посьёрзнел Геннадий. – Рассказывай, давай, что с тобой такое случилось? Что стряслось?
     И Сергей, выдерживая серьёзную «мину лица», поведал другу о предложении, которое поступило ему на днях от неких «непростых лиц» через их эмиссара Вениамина Венедиктовича Кошечкина, ему, Сергею Ивановичу, на предмет передачи ему, Сергею Ивановичу, десяти гектаров прибрежной зоны между самшитовой и можевеловой рощей в вечное пользование. С правом развития логистической инфраструктуры на данной территории. И с возможностью сдавать её участками в аренду «заинтересованным сторонам». Даже с правом строительства яхтинг-марины! Проект уже есть! И он, Сергей Иванович, его видел и даже… одобрил!..
     Короче, расписал всё в густых сочных красках перед ошалевшим и снова застывшим графитовым стержнем Геннадием. Даже… приврал немножко! Для «связки смысла».
- Ты, Геныч, только никому… строго между нами… сам понимаешь… конкуренты жмут…
- Подожди! У меня это никак не укладывается в голове! Ты это серьёзно?!
- Да куда уж серьёзней!
- В натуре?!
- Да не совсем… в натуре, - «с грустью» вздохнул Сергей.
- Отложили сделку?! – запереживал за друга Геннадий. – Пригрозили?! Наехали?!
- Если бы так! Моя личная силовая структура «Альфа Плюс» надрала бы задницы любым «наездникам»! Жена помешала. Надька. Зараза такая! – «в сердцах» безнадёжно махнул рукой Сергей.
- А как она помешала? Не разрешила «нужные бумаги» подписать?
- Если бы так! Я бы её уговорил! «Уломал» бы!
- А что она сделала такое… непоправимое?
- Правильно ты, Геныч, заметил! Вот именно! Непоправимое!
- Так что конкретно непоправимое?
- Да разбудила меня… не вовремя! Зараза такая! Я даже подписать не успел!
     На секунду Геннадий застыл в своей «фирменной любимой позе графитового стержня», а затем его тело резко «сложилось» от накатившего дикого душащего хохота.
- Ай!!!.. Ой!!!.. Мама!.. Ну, ты меня и развёл!.. Паразит! Как ловко ты меня «сделал»!.. Я поверил!.. Повёлся!.. – стонал он сквозь хохот. – Уууй!!! Ой!!!.. Не могу!.. Щас помру от смеха!.. Серый, у тебя реально случилась… Мания Величия! Аж зашкаливает! Это как ты чемодан с баблом в кустах нашёл и за гаражами решил посчитать! И опять жена помешала!..
- Не сыпь мне соль на рану! – «обиделся» хихикающий Сергей.
- Ой!!! Ой!!! Ууффф!!! – еле отошёл от хохота Геннадий. – Да, уж! Всё хорошее и приятное сбывается только во сне! А когда просыпаешься, то всё возвращается… на круги своя! Отсюда вывод какой? Надо кружиться на своих Кругах Жизни!
- О! Хорошо сказал! – с уважением посмотрел на него Сергей. – Взрослеешь прямо на глазах! Похвально!
- А вот если бы ты успел подписать бумаги, которые тебе сунул Виссарион Банифатьевич, ты бы сейчас… закрутился совсем на Других Орбитах! – устремил «долгий» взгляд в небо Геннадий.
- Не Виссарион Банифатьич, а Вениамин Венедиктович, - тактично поправил друга Сергей и «сурово» предупредил. – Если будешь так обзывать моего личного «экономического юриста», я тебе уши оборву!
- Я понял! Я понял Вас, Морской Царь! То есть, Сергей Иванович! Извиняюсь!
- Покаюсь тебе, Геныч. Я тебе немножко… приврал, - «сознался» другу Сергей и сделал попытку реабилитироваться. – Но это для связки смысла. Для более глубокого проникновения… в суть проблеммы.
- Чтоооо?!!! Немножко приврал?! Эта твоя Абсолютная Брехня ещё и наполнена Глубоким Смыслом?! – задохнулся от «возмущения» Геннадий и, захныкав, обиженно уткнулся лицом в… «жилетку» Сергея. – Обманщик! Жестокий обманщик! Нехорошо друзей обманывать! Я потрясён! До глубины Души!
- Понимаю. Ну, извини. Извини. Я не хотел. Так получилось! – похлопал его по спине, как «в своё время» хныкающего Вениамина Венедиктовича, Сергей. – Прости. Больше не буду.
     Наконец Геннадий пришёл в себя от «потрясения». И они повернулись к морю и… принялись считать чаек.
- А вдруг это, всё-таки, вещий сон? – озвучил Геннадий «тайную надежду» Сергея.
- Нет, - орицательно покачал головой Сергей. – У каждого из нас есть свои «особые личные круги», как правильно ты, Геныч, заметил.
     И в этот миг сзади послышался тормозной скрежет, резкие хлопанья дверей и громкий топот ног!.. Друзья аж присели от испуга и, посмотрев друг другу в глаза, прочитали там: «Вот оно! Провидение! Сбылось! Сон вещий! Договор привезли!..»… Затем медленно повернули головы к источнику шума. При этом краями своих глаз они «зацепили»… автомобильное колесо, катящееся и подпрыгивающее на неровностях вдоль набережной.
     Перед их глазами открылась наполненная трагикомическим драмматизмом динамичная картина… У старого «жигуля-копейки», когда он подрулил к набережной, отскочило переднее правое колесо и «весело» в припрыжку поскакало само по себе! Из «жигуля» выскочили трое мужичков… в длинных тёмных демисезонных плащах, и, махая руками и громко матерясь, бросились вдогонку за «весёлым» колесом. При этом длинные полы их плащей «развивались», словно… крылья бакланов!
- Ёкарный бабай! – присвистнул Сергей. – Как мужикам не повезло.
- Это не им не повезло! Это тебе не повезло! – «с жалостью» посмотрел на друга Геннадий.
- Почему не повезло? Не скажи! Начало-то сна… сбылось! – заметил Сергей.
- А и в самом деле! Ёшкин кот! Точно! – «воспрял духом» Геннадий. – Они же «на стрелку» с тобой приехали! Но их колесо… отвлекло! А «твои бумаги» лежат… в салоне «жигуля»! Пошли, заберём их?
     И они дружно расхохотались.
     Чайки хотели было возмутиться, почему эти двое, с виду такие интеллигентные мужчины, перестали их считать: «Мы не поняли! Нас будут продолжать считать?! Или как?! А ещё интеллигенты!», но, увлечённые зрелищем погони мужиков за колесом, заняли «верхние зрительские места». И, кружась там, принялись громко комментировать сие интригующее и увлекательное «спортивное мероприятие».

Мелета Андрей






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 18
© 07.07.2018 Андрей Мелета
Свидетельство о публикации: izba-2018-2312170

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ











1