Глава II — Банкет



Начало: http://www.chitalnya.ru/work/2274858/

ХIII.

В театре пусто, смолкло всё,
И только возглас где раздаcтся —
Как одинокие шаги
На выход к входу устремятся.

И лишь в фойе, глядя во вслед,
Их провожая — "вышли ль гости?"—
Чуть падал приглушённый свет…
Театр пуст, как на погосте.

Затих и обезлюдел храм,
Жрецов манили выходные,
Все разъезжались по домам
С запасом строк — стихи простые

Твердя под присказку, в словах,
Как на зубок, твердили броско,—
Вот так безликая толпа
Рождает гениев подмостков.

Одна она как часовой
Свою ждёт смену караула…
Вокруг восторженный покой!
А сердце рвётся в шторм и бурю.

В нём чувство тлеющей тоски,
Страданье, кротость, умиленье
И всякой разной толкотни
От ожидания впечатленья.

XIV.

Шумит и празднует банкет,
Тост за поэзию, за гостя —
Избит затостанный сюжет,
Все знают что там "до", что —"после".

Гостей собрали — узкий круг,
Что за успех мероприятия
Всяк совершал свой скорбный труд
На фоне общего шатанья.

В бокалы просится вино,
Ассортимент закуски разный,—
Я о фужерах уж давно
Не вспоминал, но то — неважно.

Всё постараюсь передать,
Рецептов блюд не обещаю,
И стол,— как б это вам сказать…
Из описанья опускаю.

Присел, взяв тост, конферансье
Между кассиршей с билетёршей;
Как будто на одной волне
Все пялят взгляд на стихотворца.

И каждый раз был услужить,
Сказать приятное пииту,
И тут же стопку осушить
В открытый рот, как под сюиту.

XV.

И наш поэт, его талант,
Был принимаем с полуслова;
И он, конечно, всем был рад,
Когда священ он как корова.

Он ничего не упускал,
Был даже рад своей особе —
Особо виршами скреплял
Чужие мысли в каждом слове.

Родить тщеславие внутри
Ни то что важная задача,
Задача — сердцем впереди
Его носить, сгребая сдачу.

И этот весь "потешный полк"
Подлезть в лобзаньях причащался
К великой нимфе, что Руссо
В своих скитаниях чурался.

И что ж за месса без попа?..
Незнамо как и он втесался.
Да говорил: весь смысл бытия
Священным кругом замыкался.

Он разгадал его секрет:
"Греши да кайся"— свят тот грешник,
Кто отрешит всё от себя
"Купюрно зло" за хлеб опресник.

XVI.

Поэта смыл поразил
В круговороте этой мысли,
Однако ж, тем же он грешил,
Но только с Музой в "поэтизме".

Давно желал он разгадать
Её секреты и основы,
Определить, предугадать
Где грань истока, сущность Слова;

Найти то правило, закон,
Что необузданную силу
Возьмёт в тиски — как в эталон
Прямой все выправить кривые.

Но пыл… прогоркнув, онемел,
Сбивая ритм на полуслове,
И закругляясь — one moment!
Вновь возвращал на круг к основе.

И чем же выправить столпы?..
От языка — идёт искусство,
Как раздувают горн мехи,
Но не в мехах проблема — в чувствах.

Они и дышат, и горят —
Пойди поймай, попробуй, ветер!
Но разум в новый строит ряд…
Теорий множество на свете.

XVII.

Но кто бы что ни говорил,
У всех закрадывалась мысли:
Да мало что и сотворил —
Что станет после скорбной тризны…

Учеников приобрести,
Чтобы почаще вспоминали,—
Нет в мире большей похвалы!
Об этом греки ещё знали.

Как тот, придирчивый Мелет,
Что в дар желал стяжать признанье,
Под обвинительный памфлет
Бросал Сократу в нареканье:

"Мол, дескать, он разносит ложь,
Богов не чтя, не уважая,
Он развращает молодёжь,
А та — слепа, ему внимает".

Но за пятo′й всех броских фраз
Скрывалось чувство раздраженья:
Пиита творческий экстаз
Рождал в Сократе умиленье.

И, снисходя до клеветы,
Не понимая лжи коварства,
Мелет менял свои мечты
На пустомельное жеманство.

XVIII.

Как странно мысль нас ведёт,
Как будто кто нас выбирает:
Кого-то вверх несёт на взлёт,
Кого-то в пропасть опускает;

Кто наперёд в ней видит всё,
Кто сделав шаг — и как в тумане
На ощупь ищет естество,
Играя в жмурки в балагане.

В себе Мелет осознавал,
Что был Сократ в том невиновен,
Но так и не предполагал,
Что сам останется безмолвен.

Снискать желая похвалу
Неоценённому таланту,
Он сам принял свою судьбу,
Как говорят, по прейскуранту.

О, ученичество! Оно
Скрепляет связь времён в скрижалях
В которых впишут — от кого
Свой образ мира переняли.

И может был Мелет неплох,
Не оценён в своём искусстве,
Но нет его учеников,
Кто говорил о нём бы с чувством.

XIX.

Да, это слово — ученик,—
Внушает чувство уважения
К тому, кто в ум его проник,
Вложил в него свои стремленья.

Оно, конечно, жить и так
Возможно — славой себя тешить,
И, похвалу снискав в устах,
Ревниво к прочим, словно леший,

Кружить всех около себя,
Водить по замкнутому кругу
И услаждаясь втихаря:
К тебе идут, а не ко другу.

Но долог ли наш век в строю
Неуспокоенный могилой…
Круги водить перестают,
И скажут ли — в нём что-то было?..

Другое дело, коль себя
Оставишь ты в другом начале,—
То чья поднимется рука
Тебя чернить на пьедестале?

Ну право же!.. банкетный стол
Был так далёк от этих мыслей.
А коль в поэтах был бы толк,
То не нуждались (б) в ихней тризне.

XX.

Погас отлаженный восторг,
Не так уж треплет в рёбрах сердце,
Встаёт вопрос как приговор,—
Кто за тобой прикроет дверцу?

И в тот, волнующий момент,
Когда землёй стучат об крышку,
Что выбьют там на постамент,
И впечатлит ли дух мальчишку?

В стихах есть магия строки,
Но со страниц, как в опахало,
Её скольжением руки
Под звук лишь сердца поднимало.

Напрасно думают, строка
Сама себя представит миру,
Под треск священного огня
Сама свою подстроит лиру —

Весь обольстительный мотив
Не всем открыт,— и к сожалению,
Душа в тебе не возгорит,
Коль нет и капли уваженья.

И, словно мысли сбив рукой,
Он обратился к нашей даме:
Хоть город ваш и небольшой,
А есть в нём те,
кто пишет… сами?





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 21
© 07.07.2018 Алексей Кесарь (Цыганков)
Свидетельство о публикации: izba-2018-2311983

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1