Путешествия по разнообразным мирам. В поисках ответа


Путешествия по разнообразным мирам. В поисках ответа
Все нижеописанные события и герои являются вымыслом или/и сказкой.
СказКа – ложь, да в ней намек, добрым молодцам и красным девицам уРок.


Цена равновесия

Исследователю потребовалась неделя, чтобы проанализировать всё то, о чем он говорил с Ариадной. В общем-то, многое он уже знал сам, кроме конечно мастерства балансировать. Да, этого ему, безусловно, не доставало от чего он явного страдал. Внутренняя борьба со своей темной стороной – Демоном, жаждущим Свободы и ради этого готовым пойти на что угодно, дорогого стоила. Внешне он сохранял каменное спокойствие, но внутри него порой бушевали огненные штормы. Он еле сдерживал яростный, неистовый порыв пойти и раз и навсегда покончить со своим проклятьем – Азарией. А потом навести визит вежливости своей лицемерной Семье и бросить выЗов Кабату и, в конце концов, дать Ему понять, что бывает с теми, кто встает на его Пути.

И совершенно не важно, что Кабат был Иным, он прекрасно знал, что даже так называемых «богов» при желании можно отправить в божественный аут. Возможно лет десять назад, он даже задумываться не стал бы над вопросами кармы и уж тем более следовать правилам чести, он просто пошел бы и сделал это. Но здесь и сейчас он был верен кодексу благоразумия, который безапелляционно утверждал, что это не стоит того, ибо оттянет его энергию и драгоценное время, которое неумолимо приближало его к моменту смерти.

И что-то в смерти было таким соблазнительным и притягательным, что возможно и стоило рискнуть, как в его последней любимой присказке: «выключить свет, бросить гранату и молиться за упокой души...». Но, не смотря ни на что, он больше доверял своему благоразумию, которое продолжало настаивать, что нужно двигаться намеченным путем и не отвлекаться на тех, кто заигрался в «богов».

Исследователь в свое время с интересом наблюдал за тем, кто себя при жизни провозгласил «богом», но когда за ним пришла смерть, он просто стал заложником своих божественных амбиций и тех миллионов последователей, которые отказывались верить в смерть своего «бога» и жаждали его воскрешения. В результате чего, их великий гуру пополнил ряды, тех кто так и не вознесся в верхние миры астрала, не говоря уже о планах/уровнях Души, правда это было давно и возможно тому бедолаге удалось вырваться.

Он проводил параллели между положением самопровозглашенного «бога» и ситуацией с Духовной Семьей. Аналогия была видна невооруженным взглядом, Духовная Гордыня - вот название этой божественной болезни, по сравнению с которой отдыхает и «звездная» болезнь и даже вездесущая Власть. Исследователь этим не страдал, потому что видимо переболел этим в прошлых воплощениях, ему было глубоко параллельно что думают о нем другие: считают они его избранным, способным изменить мир или/и ничтожеством, не достойным даже звания человека.

Одно он знал точно - он часть Единства Множества или/и Множества Единого и этим все сказано... Так что на один из вопросов, который мучил его чуть ли не с рождения, а именно – «кто он?», он давно получил ответ. И ответ тот был похож на бесконечное падение в бездну без-ум-и-я, от которого не было спасения, как от нестерпимого жара Абсолютного Откровения.

На второй вопрос - «зачем он здесь?», он и раньше частично знал ответ, а другую часть он услышал из уст Ариадны: «научиться мастерству равно-вес-и-я или/и баланса». Но пока он наблюдал в себе все те же человеческие реакции, которые как родовое проклятье преследовали его всю жизнь, но смириться с этим он не мог и изо всех сил боролся со своей земной судьбой.

Аромат смерти

Ностальгия меланхолии плавно растекалась по его сознанию, заполняя его собой, в очередной раз он был заворожен темной стороной любви – смертью. Сколько раз он был на грани ухода, сколько раз его могли убить? Сколько раз он умирал и заново рождался? А скольких он сам убил? Эта бесконечная борьба вначале с людьми, потом с демонами астральных миров, а следом за ними затяжная, окопная война с эгрегорами и их кукловодами. И вот сейчас, когда он должен был выйти на Золотую Тропу, ему преградили Путь Те, кого он считал Семьей...

Он устало улыбнулся, тяжесть прожитых лет ему казались вечностью, а реальность пестрила резкими переходами черно-белых тонов. Где-то из глубин памяти всплыла строка из песни: «Сон и смерть так похожи - брат и сестра». «Может пора проснуться?»: откровенно спросил он у себя.

«А помнишь... Когда-то, в прошлой жизни ты был наивным юношей, не познавшим женской ласки и нестерпимой боли поражения, ты свято верил в то, что сможешь совершить переход... Ты верил в это, ты этим жил и затаив дыхание пытался уловить этот момент в безмолвии тишины...», - ответил ему незваный гость и не дожидаясь реакции продолжил.

«А потом, уже в другой жизни, впервые вкусил, как кровь - Силу побежденного врага, чтобы забрать еще сотни других жизней ... Ты неистово сражался за свою Свободу, но разочаровавшись в победе, возненавидел себя и искал смерти, как единственного спасения... Но когда Она пришла на твой зов и ты почувствовав Её холодное дыхание, отторгнул Её и сбежал к Той, Кто тебя воскресила, подарила надежду и научила первым навыкам забытого Мастерства... Сколько с тех пор минуло?»

«А, это ты... Да какая разница, эта была другая Игра и я был тогда другой... Я верил, что смогу вырваться... А теперь я верю в отсутствие веры и в то, что единственное, что здесь всем гарантированно, так это смерть... В прочем тебе ли этого не знать?»

«Ты это я, мы множество отражений друг друга в бесконечности эпох-времен, в безначальности миро-зданий... Я просто пришел напомнить тебе, что свой путь ты выбрал, когда отверг Смерть и незачем возвращаться к Ней обратно... Разве не ты ходил бесчисленное количество раз в свое прошлое и наставлял себя другого, как обойти будущие подводные камни?»

«Да... Ходил и видимо много чего изменил, теперь ломаю голову, пытаясь отследить и понять результат своих стараний... Меня рептилии обложили вместе с Семьей, кто мог бы предположить, что Они на такое решаться, вот тебе и последствия...»

«Они индикатор того, что ты очень близок к цели своего Пути, не обращай на них особого внимания... Если сильно налегают, наноси удары по их наиболее уязвимым местам и продолжай движение... Ты же слышишь ЕГО зов? Ты не можешь Его игнорировать, следуй за Ним... Удерживай намерение и не останавливайся... Поговори с Ариадной, Она как Утренняя Звезда укажет тебе Путь даже в полной темноте и помни - возможно абсолютно ВСЁ... Я-Мы, как и всегда, рядом с тобой...»

Тёмный Владыка

Он ушел так же внезапно, как и появился. Исследователь остался наедине со своими мыслями о том, что он всё ближе к точке не возВрата или/и отТорЖения. Он вспомнил, как буквально несколько недель назад он ходил в прошлое и наставлял самого себя, что нужно порвать все связи с так называемой Семьей, объясняя это тем, что, в конечном счете, Она станут серьезным препятствием на Пути.

А с Ариадной, Детрой, Администраторами Матрицы и Другими, наоборот, надо постоянно усиливать каналы и постараться слиться с обновленным эгрегором Иных.

Дискретность сознания - земное бремя, которое он должен в скором будущем сбросить. Непрерывность осознания - вот к чему он упорно стремился и даже готов, как заклинание, произнести: «Ради этого я готов пойти на всё!».

Но он знал цену такого намерения и поэтому предпочитал обходить стороной геройские замашки, ведь ему был известен печальный конец таких духовных драм. Исследователь шел ему одному только ведомой тропинкой, обходя многолюдные магистрали людского быта и тайные эзотерические тропы матричных лабиринтов, он шел своим Путем, не давая эгрегорам к нему особо присосаться. Исключением из правил были только несколько эгрегоров, среди которых был Древний Ведический и еще несколько других, имена или/и статус которых был известен только закрытой группе посвященных.

Остальные же эгрегоры были ему безразличны и он входил с ними в контакт только в силу необходимости выживания, настырных же и тех, кто лез напролом он жестко подавлял, а иногда и просто ликвидировал, а тем монстрам, что были подобны океанам намекал, что миг их рождения может и не наступить. Конечно он не мог, как Каста Иных развести эгрегорную систему, но постоять за себя он вполне был в состоянии.

И теперь его дорога вела к Темному Владыке, который отвечал за кланы земных рептилий и их рода полукровок. Сколько раз, когда обострялись отношения с темными, он шел к Нему и предлагал успокоить своих назойливых детей, в противном случае он вынужден был их нейтрализовать собственными способами. Обычно это всегда срабатывало, жестокая дисциплина темных была совершенна, ибо обычная цена за нарушение - это смерть.

Исследователь вышел на канал Иерарха и, поприветствовав Демона, объяснил ему суть проблемы. Тот выслушав его сказал, что всё, что в Его силах Он сделает, но гарантировать конечный результат Он, к сожалению, не в состоянии. Слишком много заинтересованных сил задействованы в этой Игре, в том числе и вездесущие серые, штатным агентом которых и является Азария. Она работала и на тех и на этих, хотя по рождению являлась темной.

«В знак нашего с тобой сотрудничества, постараюсь оттянуть интересы своих подопечных на решения других задач, но открыто препятствовать твоей Семье я не могу, ты знаешь правила Игры. Но если ты окончательно сможешь порвать свои тонкие взаимосвязи с Семьей, ты решишь свою нынешнюю дилемму...»

Исследователь, поблагодарив Владыку за помощь в столь деликатном деле, отправился к Ариадне, ему предстояло узнать еще некоторые подробности наступающей игры.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
© 05.07.2018 Александр Суровый
Свидетельство о публикации: izba-2018-2310590

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези












1