Женщина, изменившая судьбу великого футуриста


Женщина, изменившая судьбу великого футуриста
4 июля 2018 года
Советская актриса театра и кино Вероника Витольдовна Полонская родилась 6 июня 1908 года в Москве. Родители, Витольд Полонский и Ольга Гладкова, играли в Малом театре и были популярными актёрами дореволюционного кино. До смерти отца Нора (так её звали среди близких в честь героини пьесы Г. Ибсена "Кукольный дом") успела впервые сняться с ним в немом фильме под названием «Когда цветёт сирень». Тогда ей было всего лишь семь лет и происходящее на съемках её сильно увлекло. С тех пор девочка решила посвятить себя актёрскому искусству.
Её жизненный путь очень необычен и трогателен. Именно поэтому она заинтересовала меня и побудила к принятию крайних мер. Сегодня я, несмотря на высокий риск неудачи, впервые испытаю карманную машину времени в виде серебряных часов на цепочке и возьму интервью у молодой Вероники Полонской.

26 июля 1940 года
Я стою около входа в большое бело-зелёное здание. Оглянувшись на дорогу, расположенную позади себя, заметила старинные машины и вздохнула с облегчением, ведь мне всё-таки удалось преодолеть границы времени. Уже с радостью я перевела взгляд на освещённую яркими лучами солнца надпись над главным входом и пришла в полный восторг. Это был Московский драматический театр имени М. Н. Ермоловой, где в эти дни после театра-студии Юрия Завадского, Ростовского театра драмы и МХАТа служила В. В. Полонская.
После часа ожидания у дверей театра я услышала приближающиеся к выходу звуки шагов. Рядом со мной встали две дамы в тёмных платьях и мужчина в коричневатом костюме с галстуком. Среди них я узнала Веронику Полонскую, красивую и изящную женщину, она поразила меня своей скромностью. Когда мы остались наедине, я, не сдержавшись, начала разговор.

-Здравствуйте, я сотрудник московского журнала «Огонёк», Кристина Сергеевна. Хотела бы с вами познакомиться, записать нашу беседу для публикации. Вы не против?
-Да, будет приятно побеседовать с вами, я ни от чего не отказываюсь. Пройдёмте ко мне в квартиру, так станет намного удобнее. Я как раз сегодня свободна до самого вечера.
Тёмно-синие глаза Вероники блеснули на свету, а губы разошлись в приятной улыбке. Мы направились к трехэтажному дому, окружённому маленькими садиками и деревьями с пышными шевелюрами из листьев, которые перешёптывались на ветру. Когда солнце пробралось к своей наивысшей точке, мы уже сидели в гостиной актрисы и пили чай с леденцами «монпансье».

-Что вы думаете о театре и кино?
-Ох... заранее извините, что я могу пропустить большие и даже важные моменты из своего прошлого, так как после катастрофы четырнадцатого апреля у меня образовались провалы в памяти. Прошло десять лет с того момента. Мною никто не интересовался, хотя я была свидетельницей последних дней, последних часов Маяковского.
-Я вас понимаю, не переживайте.
-Хорошо. В чудесный мир актёрского мастерства меня привёл отец, крепко держа за руку и надеясь на то, что я продолжу их с матерью труд и стану знаменитой актрисой. С того дня надежда навсегда поселилась в моём сердце, и я верила, что смогу достичь высот. Никогда не задумывалась о выборе профессии, меня притягивал театр и кинематограф, но после смерти отца меня практически перестали приглашать на съёмки.

-Какие фильмы из тех, в которых вы снимались, больше всего повлияли на вас?
-Это очень интересный вопрос. Драматическая картина "Когда цветёт сирень", снятая по роману Д. Брууна "Пан", стала моей первой. Тогда мне было около семи лет и я играла роль Аллы. После неё я осознала, что хочу посвятить свою жизнь подобному труду.
Изменил мой путь фильм под названием "Стеклянный глаз", снятый в 1928 году, среди режиссеров которого была Лиля Юрьевна Брик. Режиссер была очень талантливой, причём в разных областях: писала, прекрасно лепила, играла в кино... Её уже бывший муж, Осип Максимович, снимался со мной. Так я познакомилась с семьёй Брик, а потом, на бегах 13 мая в 1929 году, и с Владимиром Маяковским. Вечером той же даты мы как-то очень понравились друг другу, и мне было очень весело. С тех пор мы стали много времени проводить вместе, несмотря на то, что я была замужем за артистом Художественного театра Яншиным, а Маяковский был неразрывно связан с Лилей Брик.
Нора опустила глаза ,видимо , пыталась спрятать свои переживания.

-Вероника Витольдовна, как думаете, какой была бы ваша жизнь, если бы Маяковский не погиб десять лет назад?
-Думаю, после революций, перевернувших всё с ног на голову, моя жизнь в обществе оставалась бы такой же трудной. Нам всем приходилось и до сих пор приходится выживать и стараться держаться на нейтральном уровне, чтобы сносно переносить проблемы.
В этом виновата больше всего я сама. Я никогда не отличалась сильной волей. А тут страх, растерянность перед неожиданной катастрофой лишили меня собственной ориентации. Я уже ничего не понимала в происходившем. Если бы Владимир не застрелился, мы бы встретились четырнадцатого числа после моей репетиции в театре, прогулялись вечером по городу и с бурей эмоций начали обсуждать дела, поддерживать друг друга. Я бы согласилась жить с ним в квартире на одной площадке с семьёй Брик и бросить театр, когда перестала быть востребованной актрисой. Он бы стал ещё более известным и любимым многими людьми, и я, хоть иногда в плохом настроении из-за мелких ссор с ним, была бы счастлива таким исходом событий. Мне кажется, что этот случай был бы лучшим из всех возможных. Если бы я знала о том, сколько мучений, страшных снов и событий произойдёт после моего ухода, я бы отказалась выходить из квартиры без него и непременно сделала что-нибудь, что помогло бы успокоить Володю, даже при условии, что это очень и очень сложно. Всё-таки я любила Маяковского, а он любил меня. И от этого я никогда не откажусь.
Я допила чай, взглянула на неё, и, мне показалось странным, что она всё ещё улыбалась после таких воспоминаний. На стене над столом из тёмного дерева я заметила снимки великого поэта Владимира Маяковского.

-Благодарю за такое откровение, это действительно трогает до глубины души. Как у вас обстоят дела в последнее время?
-Было бы нелепо, если бы я хотела сказать: «Маяковский застрелился, чтобы разрушить мой семейный быт». Но в комплексе причин, которые привели его к гибели, было и недоразумение между нами, которое он принял за разрыв. Всё же, спустя три года после его смерти, мой бывший муж Михаил (Яншин) узнал о тех отношениях и мы сошлись на мысли о разводе. Потом я была замужем за Валерием Азерским. В 1936 году родила от него своего единственного сына Владимира. Ему уже исполнилось четыре годка. Наши с Валерой отношения закончились тем, что его репрессировали. Сейчас я замужем за актёром Дмитрием Фивейским. Он усыновил моего ребёнка и смог растопить моё сердце. Он вправду очень добрый человек, понимает
меня и помогает, когда случаются проблемы. Я рада, что мы вместе, но всё ещё в глубине души люблю одного Маяковского, в честь которого назвала сына.
-Большое спасибо за ваш вклад в историю театра и кинематографа, спасибо за то, что вы смогли уделить мне время и добродушно принять как гостя. Здоровья вам и долгой жизни. До встречи в будущем.
Мы мило попрощались и я вышла в прохладный подъезд. Солнце уже приближалось к горизонту и через маленькое окошко тёмно-янтарными лучами вырисовывало узоры на лестнице. Недолго думая, я вспомнила о часах, торопливо достала серебряную машину времени, нажала на заводную головку и… ничего не произошло.

7 августа 1940 года
Я смирилась и продолжила жить в прошлом. Для меня оно уже стало настоящим. Не знаю, к сожалению это или к счастью, но я уверенна, что мне нельзя раскрывать тайну карманных часов, так как никто из советских людей меня не поймёт. Планирую поддерживать отношения с В.Полонской, начать сотрудничать с местным журналом, опубликовать интервью и тайно отправить эти записи в место хранения документов, чтобы это дошло до вас. «До встречи в будущем», товарищи.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 16
© 04.07.2018 Кристина Холод
Свидетельство о публикации: izba-2018-2310184

Метки: актриса, театр, поэт, предвоенное,
Рубрика произведения: Разное -> Интервью












1