Секретный лес - 8. Букет вкуса или Любовь нечаянно нагрянет!



     Однажды весной молодой кот Тимка, неожиданно для себя, влюбился! И в кого?! В самую младшенькую, самую красивую, самую любимую дочку старого кота Турзыя-Мурзыя – Грозного Правителя всего Квартала! Ну, надо же было такому случиться?! Влюбился всерьёз и основательно!
     Тимка был стильный парень! Он гордо носил гламурный антиблошиный ошейник. Увлекался игрой на гитаре. Сутки напролёт пропадал на крыше и сочинял «хитовые» любовные баллады. Короче, был «продвинутым чуваком»!
     «Ооо! Моя Муся! Любовь моя! Мяу! Я сгораю от любви к тебе! Мур-мур! Ты капризно и безжалостно расцарапала моё отзывчивое ранимое сердце! И нещадно порвала мою тонкую трепетную душу! – бренчал на гитаре под окном своей возлюбленной Тимка и одухотворённо орал любовные вирши собственного сочинения. – Моё сердце горит! Глаза блестят! Мяу! И даже если ночное чёрное небо затянуто чёрными, непроницаемыми для звёзд, тучами, всё равно ты увидишь два ярких жёлтых огонька! Они пробивают эти плотные чёрные тучи, прожигают толстые стены отцовского дворца, «достают» тебя в девичьей светлице и вонзаются в твоё ледяное сердечко! Это мои горящие немигающие глаза!!! Это лазерные лучи моей Любви пытаются растопить алмазный лёд твоего сердца! Мяу! Мур-мур! И я слышу чудное шипение, с которым тает под моим жарким испепеляющим лазерным взглядом в ответном порыве лёдяной бриллиантовый панцирь твоего нежного ласкового Сердца! Мы смотрим друг на друга и шипим! Шшш! Шшш! Ооо! Шипи-шипи, моя Любовь! Моя Муся! Мур-мур! Любовь моя!!!»
     Муся с интересом посматривала на Тимку из окошка из-за кисейной занавески и томно вздыхала. Врождённая скромность и пуританское отцовское воспитание не позволяли ей открыто выразить молодому «человеку» свои ответные чувства.
     Турзый-Мурзый вскоре прознал об этом. Стал преследовать Тимку. Начались гонения. Тимка был вынужден прятаться от Турзыя-Мурзыя за трубой на крыше.
     Шарику, закадычному другу Турзыя-Мурзыя, стало жалко Тимку.
- Понимаешь, у Тимки с Мусей любовь! Нешуточная! – заступался за Тимку Шарик.
- Я ничего не намерен понимать! – кипятился Турзый-Мурзый. – Тимоха себя ещё никак не проявил! Вместо того чтобы мышей ловить, этот паразит песенки свои дурацкие мурлычет! Министрель голоштанный! Ничего у него за душой нет! Одна гитара за спиной! Бездельник! Пацифист! Битломан! Ещё раз увижу, как он на доченьку мою пялится своими бесстыжими зенками – задеру! Разорву на английский флаг! Порву как Тузик грелку!!!
- Остынь, старый! Остынь! – успокаивал его Шарик. – Мы же тоже когда-то были молодыми! Были детьми! – дружески обнял он Турзыя-Мурзыя. – Я помню, как хозяйские детишки Наташка и Мишка принесли тебя маленького откуда-то в замызганном платочке. Ты был такой жалкий. Весь блохастый. Худой. Заморыш! Еле-еле душа в теле! Пищишь! Мамку зовёшь! Сиську просишь! Детишки чудом тебя выходили. Молочком тёпленьким из пипетки тебя кормили. На ноги поставили! А сколько трудов нам это стоило! Сколько бессонных ночей мы провели у твоей колыбельки. Я вокруг крутился! Переживал! Хлопотал! Не знал, чем ещё помочь?! «Шарик, не скули! Фу! Не лезь мордой в коробку! Не облизывай котёнка! Фу! Уйди! – махали дети на собаку руками. – Не мешай! Пусть Мурзик спит!» А помнишь, осенью, когда ты окреп и вступил в отроческую пору, как ты любил гоняться за падающими листьями в осеннем саду! Прямо с разбега через крыльцо в сад сигал! А потом наступила зима. Выпал снег. А ты-то снега никогда не видел. Выскакиваешь, помню, ты с утра пораньше на крылечко и «целишься» в сад сигануть. И вдруг! Что такое?! Кругом белым-бело! Что за чудо?! Ты как вкопанный резко застыл прямо на кончиках коготков на самом краю последней ступеньки крыльца! Прямо как «шипованный» круизер тормознул! Что за дела?! Спинку угрожающе выгнул! Хвост трубой! Стойку бойцовскую принял! Ну, прямо вылитый маленький Брюс Ли или Чак Норис в детском саду! Долго снег лапкой трогал. Знакомился! Я помню – ты долго всех «доставал» своими вопросами: «А это что? А это почему? А вот это что? А почему?» А когда ты юношей стал, вот ты горячим был! Джигит! Сорвиголова!
- Я тогда ещё у Абрека крылышко копчёное куриное украл. – Вспомнил молодость Турзый-Мурзый.
- Вах! Помнишь! – оживился Шарик. – Это все помнят! Всё село неделю «гудело»! Вот это был случай! Как ты у Абрека, кавказской овчарки, из-под самого страшного носа куриное крылышко выхватил! Герой! Орёл! Абрека же все боятся. Он шибко злой. Необузданный! Такой страшный, что сам себя боится! От своего отображения в лужах в обморок падает! Вай! Сам скулит и просит, чтобы его на цепь сажали! Вот такой он злобный! Он же всё грызёт! Все прямо напополам перегрызает! Шайтан! Всё грызёт! Вах! Водились бы у нас тут в горной речке крокодилы – и их бы напополам грыз! Они бы его тоже боялись. А ты не побоялся! Ай, да Мурзик! Ай, молодца! Джигит! Башибузук! Абрек после того случая от стыда всю неделю из будки не высовывался! Как ты его лихо «сделал»! А я до сих пор его за целый квартал обхожу. Боюсь!
- Да, уж! Были времена! – жёсткие ледяные глазки Турзыя-Мурзыя потеплели.
- Да! Молодость! Комсомольская юность! Был ты Мурзик! А сейчас ты здоровый матёрый мордастый котище! Турзый-Мурзый! Олигарх! Всю Верховную Власть в Квартале волевым решением в своих цепких когтистых лапах сконцентрировал! Вся местная «живность» под тобой «ходит»! Все в Квартале чутко реагируют на малейшие движения кончика твоего хвоста! И подобострастно следят за «курсом» твоего настроения! Владыка! Даже Абрек тебя Главным признал!
- Да, уж! Это точно! – согласно кивнул Турзый-Мурзый. – А сейчас молодёжь не та. Изнеженная. Капризная. Нет того задора! Им всё в яркой золотистой обёртке подавай на блюдечке с голубой каёмочкой. О резиновых и силиконовых мышах грезят. В безбрачии норовят жить. В блуде! У них, видите ли, гражданский брак! Да назови, как хочешь! Всё равно блуд! Тьфу!
- Что правда – то правда. Но Тимка не такой! – вступился за молодое поколение Шарик. – У него намерения серьёзные. У него планы далеко идущие. Парень он симпатичный. Из себя весь видный! Не дурак! Смышлёный! Всё на лету схватывает. Самая шустрая бабочка мимо него не пропорхнёт! Опять же, Мусе он по сердцу. Благослови молодых, Великий Хан! Свадьбу сыграем по всем канонам! Внуки у тебя «пойдут»! Тимка остепенится. А там и Ярлык Верховной Власти ему торжественно передашь. Мы молодого царевича всем обществом поддержим! Со спокойной душой на пенсию пойдёшь! Будем мы с тобой на рыбалку ходить на утренней зорьке. Я знаю – ты рыбку любишь! Рыбные блюда уважаешь! Когда ты маленьким был, так всё мечтал поймать Золотую Рыбку. Три желания хотел загадать.
- Помню-помню! – растроганно вздохнул старый кот. – А теперь я уже и сам все её триста тридцать три желания могу исполнить! Под любым соусом!
- Допусти Тимку к своей царской «руке». Дай надежду парню! – стоял на своём Шарик. – Отдай за него Мусю!
- Ладно! – решительно хлопнул лапами себя по коленкам Турзый-Мурзый. – Пускай Тимоха сватов засылает!
- О! Добре! Святые слова! – бодро встрепенулся Шарик. – Побегу! Обрадую его! А то он, бедолажка, небось, озяб там весь, на крыше за трубой.

***
     Шарик решительно взялся скрупулёзно исполнять хлопотные «должностные обязанности» свата. Подключил к этому волнительному действу и своего лесного кунака Волка. Вдвоём сподручней! И веселей!
     Волк с готовностью поддержал это предложение:
- О! Брателла! Кунак! Какие проблемы?! Конечно! Я Турзыя-Мурзыя знаю! Уважаю! Я согласен быть шафером! А, кстати, в дворцовом буфете сёмга будет? А колбасные обрезки?
- Там всё будет! Даже крабовые палочки будут! – положительно мотнул мордой Шарик. – Банкет обещает быть шикарным! Незабываемым! Всё будет тип-топ! На высшем уровне!
     Под руководством «стилистов» – Зайца и Лисы наши «шаферы» приобрели подобающий торжественному моменту лоск. С помощью стирального порошка добились ослепительной «голливудской» улыбки.

***
     И вот, в назначенный час наши сваты заявились в ханский дворец к Турзыю-Мурзыю! После необходимых обязательных церемоний, получив одобрение родичей невесты, они торжественно проследовали в девичью светлицу.
     Увидев перед собой две «псиные» оскаленные морды, реакция молодой кошки была стремительна и молниеносна! Она с пронзительным визгом бросилась на занавески. Оборвав гардины, она перескочила на пуховые подушки. И под прикрытием пухового «тумана» с диким шипением кинулась на «сватов»!
     «Сваты» в панике ретировались вон! Они кубарем скатились со ступенек крыльца. «Попутно» перебили все глиняные горшки с цветами, которые хозяйка заботливо выставила на крыльцо, чтобы те понежились под ласковыми лучами весеннего Солнышка. И, петляя по саду, перемахнули через плетень и скрылись в спасительном густом лесу.

***
     Лиса с Зайцем с нетерпением ждали возвращения «сватов». Прямо изнывали от томительного ожидания!
И вот, вдруг, недалеко послышался треск кустарника. И на «секретную» лесную полянку «вломились» наши долгожданные герои!
- Ну, как?! – хором воскликнули Лиса и Заяц. – Вы что такие возбуждённые?! Что с вами?!
- Уфф! – махнул лапой Волк. – Дайте отдышаться! Рассказать – не поверите!
- Не томите, мальчики! Рассказывайте! – капризно надула губки Лиса.
- Короче! – начал повествование Волк, зная, что Лиса не отстанет с расспросами. – Мы только переступили порог опочивальни, а Муська как кинется на нас! Фурия! Мы даже «сгруппироваться» не успели! Сообразить ничего не смогли! Муська чуть морды нам не «попортила»! Мигера! Все занавески кисейные разорвала! Шторы муаровые оборвала! Гардины сорвались и напополам лопнули! Бах! Хрясь! Подушки пуховые порвала в клочья! В хлам! Разодрала их как обезьяна газету! Сколько экспрессии! Огонь-баба! С гонором! Настоящая ханская дочка! Уважаю выбор Тимохи! Мужчина! Мы с Шариком таким адреналином зарядились! Ухх!!! Мне понравилось быть сватом! Правда, в буфет впопыхах забыли «заглянуть»! Жаль!
- Ничего не понимаю! – в недоумении пожал плечами Шарик и своим видом «напомнил» товарища Саахова из «Кавказской пленницы». – Ничего же не сделали! Только вошли! При полном, так сказать, параде! Ажур-тужур! Вели себя очень интеллигентно. Культур-мультур! Очень представительно выглядели. Не халам-балам! Даже зубы себе стиральным порошком с отбеливателем и кондиционером отдраили до блеска! Вах! Всё было чин-чином!
- Просто Мусю очень сильно поразила ваша «голливудская» улыбка! – засмеялся Заяц. – Ничего страшного! Успокойся, Шарик! Всё пучком!
- Каким пучком, да?! Эх! Короче! Мне теперь из этого леса только два пути: либо я веду Мусю с Тимкой в ЗАГС – либо Муся ведёт меня за ушко к хозяевам! – продолжал «подражать» товарищу Саахову Шарик и виновато опустил уши.
- Ой! Не надо! – участливо обнял Шарика Волк.
- Сам не хочу! – обиженно шмыгнул носом тот.

***
     Опасения Шарика оказались напрасны. Всё сложилось как нельзя лучше! Заяц, как всегда, был прав! Хозяйка, естественно, «пожурила» веником Шарика за разбитые цветочные горшки и за «последствия» испуга кошки. А, так, всё обошлось! Дальнейших «репрессий» Шарик на своей шкуре не «почувствовал». Зато весело погулял на шумной свадьбе Тимки и Муськи!
     Турзый-Мурзый в знак уважения передал с Шариком в лес для Волка большой бумажный мешок сухого кошачьего корма.
- О! Ништяк! – громко хрустел кормом довольный Волк. – Угадывается мясо! Баранина! – и умильно закатил глазки «к небу». – Этот вкус, знакомый до слёз!
- Прелесть! – жмурилась от удовольствия Лиса. – Я «уловила» изысканный вкус курятинки! Изумительные гастрономические ощущения. Полный насыщенный букет вкуса! Какие «тонкие ноты»! Все вкусовые полутона «слышаться»! Это что-то с чем-то! За гранью мечты! Шикарный букет! Мальчишки, чувствуете изюминку?!
- Изюминку?! – удивился Волк. – Я все подозрительные «предметы» выплёвываю. А вкусовой букет ощущается! Полный суповой набор! Так сказать, в одном флаконе!
     Заяц же аккуратно выбирал гранулы зелёного цвета и осторожно пробовал их на зуб:
- Чувствуются растительные пальмовые и кокосовые жиры с маслами. И ещё присутствует некий сладковатый медикаментозный привкус. Это витамины! А мяса здесь нет! Сплошная генно-модифицированная соя! Сублимированный концентрат! Купаж! Купажированные гранулированные корма. Импортные. Продукт Евросоюза. ВТО!
- Мяса нет?! А «букет вкуса» баранины и курятины откуда «улавливается»?! – удивлённо высунул морду из «кормового» мешка Волк.
- Да кто же парное мясо и овощи с грядки будет «тратить» на нас, «братьев меньших»?! – усмехнулся Заяц. – Это вкусовые добавки, идентичные натуральным, «работают»! – и веско, со знанием дела, добавил. – Ещё чувствуется наличие «вездесущего» глутамата натрия!
- Уникум! Доцент! Химик! – уважительно посмотрел на него Волк и решительно сунул морду в «кормовой» мешок. – Ау! Витаминчики! Угадайте, кто к вам пришёл?! Это я, Серый Волк, к вам пришёл! Ррр!!! Сейчас я вас съем! Ррр!!!
- Сплошная химия, говорите?! – сделала хитренькие глазки Лиса. – Ой! Тогда не увлекайтесь кошачьим кормом, мальчики! А то ещё у вас рога вырастут!
- Зинка мне верна! – по-своему понял это предупреждение и заступился за моральную устойчивость своей супруги Волк.
- Алиса права! – согласился с Лисой Заяц. – Возможен генетический сбой. Рога «полезут»! Надо уменьшить дозу потребления искусственных витаминизированных кормов. И, вообще, надо постепенно довести эту дозу до приемлемого минимума потребления. А то, точно, козы «достанут» нас с Серым, рогатых, своими любовными предложениями сексуального характера.
- Не дрейфь, Косой! Будем от них рогами отмахиваться! В крайнем случае, бросимся в разные стороны! В рассыпную! Кстати, надо будет у Шарика узнать, какие ещё праздники намечаются в селе. – Стал разрабатывать «планы на будущее» сытый довольный Волк. – Нам любые праздники «подойдут»! Свадьбы! Юбилеи! Партийные съезды! Похороны тоже «сойдут»! И всякие там прочие календарные «мероприятия» пригодятся!

***
     А Тимка с Мусей проводили медовый месяц на крыше! Тимка ночи напролёт в полный голос орал песни о Любви, посвящённые милой Мусе! С хрипотцой, подражая классикам шансона, он декламировал свои гениальнейшие вирши! А Муся, с замиранием сердца, томно жмурилась и нежно мурлыкала в ответ.
     Тимкины песни рвались в Небо, отражались от Звёзд и насыщенным раскатистым эхом рассыпались по ближайшим Космическим Окрестностям!!!...
     Казалось, вся Природа с трепетом замерла и благоговейно внимала этим чарующим гармоничным звуковым комбинациям с переливчатыми вариациями, рвущимся с крыши в Небо в лунную ночь – Ночь Любви и начала Большого Пути счастливой Семейной Жизни Тимки и Муси!
     А песня «Сердце» Утёсова органично являла собой к гениальным «хитам» Тимки насыщенный звуковой фон и великолепное музыкальное дополнение:

Как много девушек хороших,
Как много ласковых имён!
Но лишь одно из них тревожит,
Унося покой и сон, когда влюблён.

Любовь нечаянно нагрянет,
Когда её совсем не ждёшь.
И каждый вечер сразу станет
Удивительно хорош, и ты поешь!

Сердце, тебе не хочется покоя!
Сердце, как хорошо на свете жить!
Сердце, как хорошо, что ты такое!
Спасибо, сердце, что ты умеешь так любить!
….…

Андрей Мелета





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 28
© 04.07.2018 Андрей Мелета
Свидетельство о публикации: izba-2018-2310154

Рубрика произведения: Проза -> Сказка











1