Может быть так, что я тебя раньше видела?


Может быть так, что я тебя раньше видела?
Вадим поднял лицо, отвёл чёрные, волнистые пряди.
Бывало, что его узнавали посторонние люди, именно этот момент ловят на рекламные фотографии — в запале, в драйве гитарного соло, волосы падают в лицо гитариста.
Лёгким, рабочим спазмом вздрогнуло горло.
Кристина с усилием прищурилась.
На темных аллеях Ты разве не русский?
Вадим ухмыльнулся коротко: - Ты прелесть, малыш.
Айсмолов взял бутылку, плеснул по половинке бокала себе и девушке.
Чокнулся об её край своим, звонким эхом.
Она взяла бокал, не глядя, всматривалась в его лицо.
Нервно покачала в руке бокал, чуть не выплёскивая, глядя на переливы вина: - Ну...
А как я смогу его узнать?
Саквояж со светлым будущим: Роман Будешь дёргаться лишний раз.
Он сам к тебе подойдёт.
Мать будет стараться вас развести.
Она будет очень против.
Бог помогает в любви, только верь.
Верь в свою любовь.
Айсмолов обернулся к ней от двери: - Твоя любовь принесёт тебе — радость.
Ты говорил про маму...
Бывало, что и про твой день рождения она забывала, отца ты видела только на фотографиях, они разошлись, когда ты ещё маленькая была.
Ты хочешь материнской любви, а она — женщина, хочет мужиков.
Твоя любовь к ней — безнадёжна.
Это больно, малыш, но если ты не сумеешь этого понять и отпустить её, - Айсмолов вздохнул тихо: - То сама превратишься в неё, и тогда твоя дочь испытает такую же боль.
Грюнвальд. Разгром Тевтонского ордена Кристина стояла перед ним, ссутулившись, низко опустив голову.
У меня будет дочь?
Мы же не увидимся больше...
Нету сил бежать — значит, ползи.
Не уступай и м.
Помолчал: - Я знаю: о н и бросаются на человека перед переменами в жизни, темнеет перед рассветом.
Чтобы человек не дождался.
Я не вмешался бы из-за чепухи.
Мне всыплют за это.
Девушка взяла его за руку двумя руками, как ребёнок хватается за взрослого, и ощутила, что тепло полилось в тело сквозь кожу, как солнечное.
Кристина подняла глаза и нашла его взгляд: - А он...
Вот он — из второго вида.
Казалось, можно взлететь сейчас, словно во сне.
Он повернулся, открыл дверь, шагнул через порог.
Кристина послушала шаги в ночном подъезде.
Вот так — познакомилась с самой собой.
Айсмолов шёл быстрым шагом, полы кожаного плаща разлетались, как большие, чёрные крылья.
И каждому казалась такой прочной своя собственная жизнь.
И вот — нет их никого.
И хоть бы кто, хотя бы что-нибудь понял, блин!..
Споткнулся об железный штырь, удержал равновесие.
И хорошо мне идти так.
Вадим направился к шоссе ловить попутную машину.
Вадим ничего не возразил.
Александр Кора дышал так, словно, только что бегом поднялся на пятый этаж.
Взмокли волосы, влажным пятном прилипла к груди рубашка.
В домах уже выключили отопление, и носится обманчиво-тёплый ветер весны.
Кора знал, где они, и в двери студии звукозаписи вошёл решительно, не постучав.
Кто за тобой гнался, Саня?
Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными Я тоже автор, - сказал таким тоном, словно подразумевая под этим поздравления и похвалы.
В ответ на это требование Глеб обиженно приподнял брови.
Проходя мимо, он тепло провёл рукой по санькиному плечу, но Кора не счёл нужным это замечать.
Дверь студии мягко захлопнулась.
Вы меня для этого отстранили от записи?
Раз в жизни, можно?
И были другие альбомы.
Всё мы делали вместе, так сказать, сообща, и темы, и тексты и аранжировки.
А этот, мы хотим сделать вдвоём.
А Саня и так, еле справляется с одышкой.
Айсмолов кивнул, ожидая продолжения и логического завершения мысли.
Кора повернулся к нему: - Но — текста?
Текст вы пишите вдвоём, а играть на площадке концерт — мы ведь будем все?
И те, кто не принимал участия в написании песен — тоже?
Кора мотнул головой отрицательно: - Нет, ты ответь мне!
Он не опустил лица и не отвёл глаза.
Кора сел на диванчик.
Вадим подошёл и сел на другом конце, напротив.
Это, как пролог в пьесе.
Ведь можно же было как-то...
Зачем — в лоб?!
Мы тогда веселились с тобой, помнишь?
Сколько лет назад это было?
И ничего, всё нормально?
Когда он приделывал глаголам женские окончания, ничего?
И даже в съёмках клипа принимал участие?
Где текст Глеба взят без изменений, и двусмысленность очень прозрачна?
Тогда тебя это не ломало?
То не конференция была, а травля.
Санька, ты знал, с кем имеешь дело, с кем играешь, с кем общаешься.
А что ж теперь коленки затряслись?
И, по-моему, его ещё никто не пел.
Объясни мне — для чего это нужно?
А назвать прямо — нельзя.
Вадим поднялся, подошёл к своей сумке, достал пластик валидола, протянул Коре: - На.
Мало ли, кому пригодится.
Вот и запасаюсь впрок.
Саша Кора взял таблетку под язык.
Программы начального общего образования. Система Л.В. Занкова. Часть 2. ФГОС Ты же сам, только что сказал, что тебе будет неловко играть с нами на сцене.
Из-за того, что мы посмели прямо назвать слово, хотя жонглировать его смыслами и намёками ты позволял.
Кора помолчал, глядя в пол.
Вадим перемогал желание закурить.
Только эта песня тебя смущает?
Или у тебя шок от первой песни, и ты сразу примчался?
Саша передвинул во рту таблетку, чтобы удобнее говорить: - Нет, но...
Какая песня тебя беспокоит?
О чём ты тогда?..
Тогда — тебе не было неловко?
А ведь тогда мы большим рисковали — статья была уголовная, реально.
И мне бы могли влепить, конкретно.
Если бы люди умели слышать.
Что же теперь ты...
Да при чём тут я?!
Так, ты понимаешь творчество?
Кора подвигался на диванчике, словно ему стало тесно.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 20
© 04.07.2018 Дмитрий Семенов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2309946

Рубрика произведения: Проза -> Другое












1