История КПСС Глава 6


На окраине города, близ реки Кумка, где-то меж старых построек и островков березняка высилось это сравнительно новое здание. Трёхэтажное, из светлого кирпича, с белыми рамами, да большим садом. Именно здесь и прогуливался сейчас Данила, медленно, вразвалочку, заложив руки за спину, разгребая ногами пожелтевшую листву.
Наконец, молодой человек остановился у деревянной лавки, сел на неё, закинул ногу на ногу и стал глазеть по сторонам.
Вон, там, по ту сторону реки, тихо доживала свой век старая церквушка, а там, совсем далеко, словно стражники, возвышались над городом башенные краны, а там… Не успел рассмотреть парень, потому как обзор ему перегородили.
– Вы кто?– спросила юношу неожиданно возникшая перед ним незнакомка, совсем ещё молоденькая, но уже глубоко беременная.
– Я, Вера Андреевна, от вашего отца – скороговоркой затараторил стажёр. – Принёс вам эти лекарства – вынул помощник из кармана газетный свёрток и протянул его дочери Спиридона.
Та взяла передачу.
– Спасибо – произнесла она, а где же папа?
– Андрей Васильевич сейчас на работе, у него совещание…
– Понятно – расстроилась Вера. – Впрочем, как всегда…
– Нет, совещания у товарища капитана не всегда – решил заступиться за своего начальника Данила. – В основном розыскная работа…
– Ну и кого же он теперь ищет? – вдруг улыбнулась Верочка и посмотрела парню прямо в глаза.
Копия своей матери, только тёмненькая, с двумя забавными косичками, она отчего-то заставила юношу покраснеть.
– Андрей Васильевич ищет преступника – ответил стажёр и смутился.
– Дааа? – заиграла ямочками Вера и, придерживая свой живот, села на лавку – Расскажите, пожалуйста об этом. А то мне в палате ужасно скучно, а так хоть какое-то развлечение…
Молодой человек нахмурил брови.
– Вообще-то нам не положено…
– Чего не положено? – удивилась девушка.
– Ну, о ходе расследования распространяться.
– А вы никому и не распространяйтесь. Только мне. А уж я останусь нема – прикрыла Верочка свой маленький рот ладошкой.
Данила тяжело вздохнул и приземлился рядом. Как же он мог отказать этакому чуду…
– А вам когда рожать? – вдруг невпопад спросил он.
– Скоро…
– Страшно, наверное?
– Есть немного…
– А где же папаша ребёнка?
– А папаша нас бросил – улыбнулась девушка. – В столице сейчас живёт…
– И вы теперь одна?
– Почему же одна? У нас семья…– погладила беременная свой живот. – Папа, мама…
Верочка замолчала, глубоко вдохнула прохладу.
– А осень, нынче хороша…
Потом посмотрела на стажёра.
– Так что там про розыскную работу? – спросила она и вся обратилась во внимание...

***
Отчего Спиридон ухватился за эту версию, он и сам не знал. Только профессиональное чутьё подсказывало инспектору, что движется он в нужном направлении.
Всё началось с убийства Таи, затем педагог, затем Наташа, ну и вчера Копылова Маша. И будут ли жертвы ещё, Андрей теперь уже не знал. Но должен был, во что бы то ни стало, остановить это. Ровно за два дня.
Именно такой срок отвело ему начальство для завершения дел, и тут уж капитан поделать ничего не мог.
Спиридон вздохнул и постучался.
– Войдите! – услышал он хриплый женский голос, открыл дверь и тот час столкнулся у порога с хозяйкой дома, рыжеволосой молодой особой, худой, угловатой, босой в полосатом халате.
Она держала в руках детский горшок.
– Вам кого? – спросила заспанная мать.
– Мне Зою Михайловну Дёмину – ответил Андрей – Это вы?
– Ну, я – неприветливо процедила молодка.
– Разрешите представиться, инспектор уголовного розыска, капитан Спиридонов.
Хозяйка округлила глаза.
– Ну, и чего вам надо? Если мужа, так мы уж давно не живём. У этого козла своя дорога…
Гость улыбнулся.
– Нет, не мужа. Позвольте пройти?
Зоя Михайловна пожала плечами.
– Ну, что ж проходите, коли пришли…
И милиционер, быстро разувшись, тот час оказался внутри соседней комнаты. Эти хоромы, прямо скажем, были не велики, а скарб и того хуже – узкая кровать, шифоньер, поцарапанный стол, пара старых стульев, какие-то тазы, да всюду развешанные на верёвках детские ползунки. Правообладатель последних мирно сопел в подушках. Мать присела рядом с ним.
– Садитесь – предложила она гостю. – Так о чём вы хотели спросить?
Спиридон приземлился на стул.
– О Тае Ерёминой…
– О Тае? – удивилась Зойка – А чего о ней говорить? По-моему и так всё ясно. Её Серёжка убил…
– Вы уверены?
– Конечно? Он же сам себя жизни лишил, а значит, признался – старая знакомая задумалась. – А какой парень был! И ведь испортился, потому что не с той связался…
– Вы имеете в виду вашего комсорга?
– Ну, естественно, а кого же ещё? Честно говоря, Тайка была редкостная зануда…
Андрей улыбнулся.
– Скажите, а как сейчас поживают ваши друзья?
Молодая женщина вздохнула.
– В отличие от меня не плохо. Сонька в больнице медсестра, Вовка слесарь на заводе. Сашка учится на врача, ну а Юрка играет…
– В карты?
– Ну, что вы – засмеялась собеседница. – На гитаре. Он же музыкант. В ресторане «Звезда», тут неподалёку. Кстати, они сегодня там собираются…
– Кто они?
– Ну, ребята…
– Да? И по какому же поводу?
– В честь дня рождения Володьки Круглова. Напьются, наверное, снова… Будут старое вспоминать… – завидуя, добавила рассказчица.
– А как же вы?
– А что я? Я своё отгуляла – посмотрела одинокая мать на спящее дитя – Кончилась моя молодость и не вернётся…
Зойка вздохнула и начала будить малыша. Тот закуксился, запищал и, как только открыл глаза, мамаша сразу же сунула ему соску. А Спиридон достал блокнот.
– И вот ещё что – вдруг произнёс он сурово. – Мне нужны адреса ваших знакомых: Калюжной, Забродина, Березина, Круглова….
Зойка перестала моргать.
– Так вы что думаете, кто-то из них Таю убил?
Андрей удивлённо поднял брови.
– Простите, но я этого не говорил… – мужчина подумал немного. – Да вы не переживайте, ничего такого. Простая формальность в работе…
Инспектор снова опустил глаза в блокнот.
– Так, где я могу найти Калюжную Софью?

***
Время близилось к обеду и городские улицы, бульвары и проспекты постепенно стал заполнять рабочий люд. Кто-то спешил в пельменные и кафе, кто-то бежал в ближайшие магазины, кто-то просто прогуливался с газетой под мышкой…
Афанасий прошёл под прямоугольной аркой с надписью «Парк Победы» и остановился у асфальтированной дорожки, по обе стороны которой высились деревянные лавочки.
– Начинаем музыкальную передачу в рабочий полдень! – радостно объявила девушка из громкоговорителя, закреплённого на столбе, и тот час по парку полилась популярная мелодия.
Лейтенант, посматривая по сторонам, двинулся вперёд. Вот навстречу ему медленно прошествовала пожилая пара. А вот, стуча каблучками, обогнала Афанасия юная красотка. А там, за столиком в беседке расположились старики-шахматисты, серьёзно обдумывающие каждый ход.
Тут, внимание милиционера в штатском привлекли двое. Мужчины сидели на лавочке, и распивали спиртное. Афоня, не раздумывая, отправился к ним и уже через мгновение стоял рядом. Но личность Колочкина выпивох не заинтересовала. Они, не обращая на него никакого внимания, продолжали жевать, нецензурно выражаться и спорить. Наконец, один из незнакомцев, небритый, лохматый и худой закончил говорить и посмотрел на долговязого гостя.
– Налить? – без церемоний спросил он.
– Можно – вдруг улыбнулся Афоня.
И мужик тут же опрокинул в свободный стакан бутылку водки. Прозрачная жидкость забулькала и наполнила гранёный до половины. Афанасий взял его в руки.
– За вас – произнёс он и выпил пойло до дна.
Затем сморщился, как заправский алкаш, занюхал водку рукавом собственного плаща, а после поставил стакан обратно. Незнакомец уважительно покачал головой и вдруг протянул новоявленному собутыльнику руку.
– Муха – деловито представился он.
– Кто? – удивился Афоня, пожимая чужую ладонь.
– Мухин я, Аркадий Петрович. Художник-импрессионист.
Афанасий поднял брови.
– Импрессионисты - это которые треугольники рисуют?
– Сам ты треугольник – обиделся на несведущего собеседник. – Не разбираешься, так молчи…
Лейтенант смутился.
– Ну, прости – тот час извинился он и добавил. – А я Афоня…
– Афоня? – вдруг повеселел живописец. – Ну и имечко у тебя, как у дворового кота – он улыбнулся. – Портрет твой написать что ли? – собутыльник подумал немного – Правда, не рисовал я с натуры давно, с тех пор, как бабу здесь весной убили. – Лёх, скажи – посмотрел художник на своего нетрезвого дружка.
Тот кивнул плешивой головой и налил всем водки ещё.
Мужчины снова выпили, и Афанасий, окончательно захмелев, спросил:
– А кого портрет то был?
– Да так, парня одного – хрустнул огурцом Аркаша. – Он тогда тут полдня ошивался. Ну, я его и запечатлел…
– А почему именно его?
– Да странным он мне показался, нервничал, всё по сторонам озирался…
– А посмотреть рисунок этот можно?
– А тебе зачем?
– Да так, интересно просто…
– Интересно? – удивился художник – Ну, тогда смотри – полез Аркадий под лавку и достал оттуда сложенный мальберт и большую папку.
Последнюю он раскрыл и из вороха разных рисунков и набросков, извлёк один.
– Вот – протянул Мухин новому другу то, что тот просил.
Афанасий взглянул на портрет. Всё размыто, мутно, нелепо. Колочкин моргнул, пытаясь смахнуть с глаз пелену, но она никуда не ушла.
– А где же лицо? – удивлённо уставился Афоня на автора.
– Как где? Вот же оно... – ткнул пальцем Аркадий в какое-то пятно.
Лейтенант почесал лоб под шляпой.
– Поняяятно – разочарованно произнёс он. – И это всё?
– А тебе чего ещё надо? – вдруг прищурился художник, а после, словно прозрев, спросил – Слышь, Афоня, а ты случаем не из милиции, а то был тут один. Каждого опросил. Всё убийцей интересовался, будто мы его знаем… – Мухин, сдвинув к переносице брови, уставился на нового знакомца.
– Я Колочкин Афанасий Петрович, инспектор УГРО – наконец, признался лейтенант.
– Ну, так сразу бы и сказал – стали собирать свои пожитки мужики.
– Да подождите вы – попытался остановить их Афоня. – Я ведь вас о помощи хотел просить…
Но Аркадий с другом остались непреклонны. Они, покачиваясь, пошли по дороге. Но метров через двадцать художник неожиданно развернулся и заявил:
– Душегуба того найдёшь, зови! У меня память фотографическая. И если им окажется тот парень, я его опознаю. А пока прости… – махнул Аркаша рукой и был таков…

***

Это питейное заведение под громким названием «Звезда» совершенно не соответствовало своему статусу. Всё тут было довольно просто, по-домашнему уютно и по-советски скромно. Квадратные столы на тонких ножках, обтянутые дерматином кресла, на полу паркетная доска, а на стенах витиеватая лепнина без особого сюжета. Немного красного, белого и голубого…
– Так, какую, говорите, вам водочку принести? – перекрикивая шум в зале, спросила гостей ресторана подошедшая к ним официантка в тёмном клетчатом платье и белом переднике – У нас «Столичная» и «Русская» имеется – обворожительно улыбнулась она.
Нетрезвые друзья уставились на игривую особу.
– Ну, конечно «Столичную», неси! – ответил за всех Юрка Березин и подмигнул своей давней знакомой.
Молодая женщина понимающе кивнула головой и тот час удалилась, но ненадолго. Через минуту она уже с подносом в руках высилась над посетителями снова.
– Вот – поставила блондинка на стол между закусок стеклянный графин. – Не водочка, слеза! – добавила она и вновь исчезла.
Товарищи засмеялись, а именинник Володька, проводив обольстительницу взглядом, вальяжно развалился в кресле и сказал:
– А ты, я посмотрю, не плохо тут устроился – глянул он лукаво на рыжего дружка. – Музычка, выпивка, официантки. Не жизнь, мечта!
Круглов взял графин с водкой и стал наполнять пахучей жидкостью пустые рюмки.
– Ну, что, за меня? – наконец, поднял он свою стопку со стола.
И молодые люди последовали его примеру.
– За тебя, Вов – поправив модную причёску, улыбнулась «новорожденному» брюнетка Соня.
– За тебя – как всегда с трудом оторвался от еды Санёк.
– За тебя – чёкнулся с приятелем Юрок, и товарищи не без удовольствия выпили.
На сцене музыканты заиграли ритмичную мелодию, и гости ресторана отправились танцевать. Замелькали на танцполе свитера, галстуки, сорочки, короткие юбки, шиньоны…
Юрий прислушался к басам.
– Опять фальшивят – сурово глянул он на членов своего коллектива, стройных парней в приталенных костюмчиках с гитарами в руках. – Ну, ничего не могут без меня – заворчал художественный руководитель, однако тут же обо всём позабыв, зацепил вилкой филе селёдки и отправил её себе в рот. – Так сколько, говоришь, тебе ещё учиться осталось? – неожиданно, обратился он к единственному студенту за столом.
Сашка Забродин промокнул салфеткой рот.
– Три года… А что?
– Да, так интересно просто – Березин откинулся назад. – Я ведь тоже, после школы, в Вуз планировал, но, как видишь, не срослось – молодой человек вздохнул тяжело. – Всё работа, работа. А теперь уже поздно… – гитарист умолк.
Но тут его подхватила Софья.
– А Тая на юридический поступать хотела, и Серёга тоже… – грустно сказала она и посмотрела на товарищей.
Мужчины, окружавшие её, изменились в лице.
– Ты бы не поминала, Сонечка, этого стервеца – вдруг попросил подругу Володька. – Не ровён час приснится ночью, не уснёшь...
Но Соня успокаиваться не собиралась.
– И ты тоже думаешь, что это Серёжка её? – не ласково взглянула спорщица на Круглова.
– А кто ж ещё?
– Ну, мало ли кто… Подонков на земле много. И почему мы вообще решили, что были в том лесу одни?
– В такой-то глуши? – подколол подругу Вовка и продолжил – Софья, ну не смеши. Давай-ка мы лучше с тобою выпьем…
Но молодая женщина на этот раз именинника не поддержала.
– А я тоже считаю, что Сергей ни в чём не виноват – вставил тут до селе молчавший Санёк. – Я думаю, это не он Таю убил…
– Тогда кто? – сверкнул глазами на товарища Юрка – Может быть ты?
Забродин от неожиданности выронил вилку и тут же закрыл свой рот.
– То-то и оно – подытожил Березин и от друга отвернулся.
За столом на какое-то время воцарилось молчание, пока вновь не заговорила Софья.
–А к нам вчера в больницу женщину избитую привезли. Её грибники в лесу случайно нашли. Наши-то врачи уже думали, несчастную в морг отправлять, всё равно она уже признаков жизни не подавала, а «мёртвая» возьми, да и закричала...
– А что с нею случилось? – не удержался от расспросов Круглов.
– Изнасиловали её и душили – Софья покачала головой – И как бедняжка только выжила, не знаю…
Тут Юрка, словно вернувшись из забытья, то ли в шутку, то ли в серьёз произнёс:
– Видать, всевышний помог – усмехнулся молодой юморист, потом подумал немного. – Так, где ты говоришь, Сонь, работаешь…

***

Казённый дом, который недавно нагадала ему на картах любимая бабушка, наверное, и должен был так выглядеть. Белые стены, длинные коридоры, скрипучие двери, старинные окна… Всё здесь пахло стерильностью и чистотой, а ещё лекарствами, коих в реанимационном отделении Городской больницы №2 числилось много…
Данила почесал свой нос, однако сделать это оказалось не просто, поскольку с головы до ног был перемотан стажёр бинтами. Он позевнул от души, поёрзал на кровати и посмотрел по сторонам.
Залитая лунным светом комната, вокруг серо-голубой кафель, у стола стеклянный шкаф, капельницы. В углу, чуть поодаль, невысокая ширма.
Помощник пристально посмотрел на неё.
– Андрей Васильевич, вы там?
– Здесь, Данилка, здесь – ответил парню из укрытия Спиридон.
– Мне, кажется, я задремал – пожаловался бедолага. – А сколько сейчас времени?
– Уже пять…
– И вы всё ещё думаете, что он придёт?
– Не думаю, а уверен – инспектор угрозыска поднялся с места, вышел из-за ширмы и, приблизившись к стажёру, заботливо укрыл его одеялом. – Потерпи, дорогой, ещё немного осталось…
Молодой человек тяжело вздохнул. Роль наживки юношу мало привлекала, но делать было нечего. Таков был его служебный долг…
Стрельцов снова заёрзал.
– Андрей Васильевич, а как вам удалось уговорить Калюжную сказать друзьям неправду?
– О том, что Копылова жива?
– Ну, да…
Капитан милиции пожал плечами.
– Не знаю. Просто Софья понятливой оказалась... Да и не справедливо это, когда за преступление другого невиновный пострадал.
– Это-то дааа – закивал головою парень и продолжил. – И всё же кто он?
– Душитель?
– Ага…
Спиридон улыбнулся.
– Его имя ты скоро узнаешь. А пока послушай историю одну – инспектор подумал немного, подошёл к окну и посмотрел в тёмную даль. – Жил на свете очаровательный мальчик. Родился он в Ленинграде. Отец малыша работал инженером на заводе, мать в детском саду. В общем, всё у них было хорошо: любовь, неплохой достаток. Пока однажды не случилась беда… Глава семейства трагически погиб на предприятии, а безутешная вдова с горя запила… Однако страдала молодая женщина недолго, вскоре у неё появился новый ухажёр, серьёзный и важный чинуша, правда он оказался женат... Впрочем, данное обстоятельство партийного ловеласа ничуть не смущало. Разводиться со своей законной супругой мужчина не помышлял, благополучно существуя на два дома. Так продолжалось долгие годы, пока в один прекрасный день, о похождениях предателя мужа, не узнала его жена. Она устроила благоверному скандал и, пригрозив ему членством в партии, заставила от любовницы избавиться. И вот, с лёгкой руки бывшего покровителя, отправлен был наш юный герой вместе с матерью за Урал, по ложному обвинению последней в проституции, которая, впрочем, много после, статью свою с лихвой оправдала…
– Вот это дааа! – поднявшись на локтях, аж присвистнул стажёр. – А разве такое бывает?
– Бывает, Данилка, ещё не то… И теперь, я надеюсь, ты понимаешь, почему убийца наш на партию чихал, да женщин так крепко ненавидел…
Капитан вздохнул тяжело, опустил голову и вдруг услышал шаги.
– Кажется, идёт – произнёс инспектор и поспешил за ширму.
Притих на кровати и Данил.
А вскоре дверь в палату распахнулась, и на пороге возник – прилежный ученик, студент во втором поколении, гурман и недотёпа в одном лице Сашка Забродин.
– А вот и я – тихо сказал он и достал из кармана своего объёмного плаща плетёный шнурок…





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 34
© 03.07.2018 Чуфистова Светлана
Свидетельство о публикации: izba-2018-2309626

Рубрика произведения: Проза -> Детектив












1