История КПСС Глава 3


Электричка, погудев немного, окончательно исчезла за поворотом, оставив молодых людей стоять на полустанке.
– Ну, что потопали! – наконец, скомандовал товарищам Бобров и принялся пересекать пути.
Ребята двинулись за своим неформальным лидером следом. Гружёные огромными рюкзаками, в штормовках, брюках, сапогах, а кто и в кедах, они были похожи сейчас на группу опытных геологов, тщательно изучающих здешние места.
А местность здесь и в самом деле поражала!
Пологие горы, холмы, ущелья, смешанные леса, заросли кустарника, глубокие озёра, многочисленные ручьи, быстроводные реки… И всё это теперь принадлежало им. Юным покорителям непознанного мира.
– Мы, как только до сторожки доберёмся, там отдохнём – наконец, разбил тишину Сергей. – А ночевать у Белого камня будем. Лады?
– Лады! – согласились с парнем товарищи.
– И это, прошу не отставать… А то мало ли чего…
– Чего, например?! – как всегда хихикнув, поинтересовалась Зойка.
– А то медведь тебя съест – ответил любопытной Бобров.
И друзья, только что сосредоточенно следующие друг за другом, расхохотались.
Первым передвигался Серёга, за ним Соня, за Соней Юрка с Вовкой, за молодыми людьми Тая и Зойка. Замыкал колонну неповоротливый Санёк.
Узкая каменистая тропа уходила всё дальше в лес, постепенно поднималась в гору, там по ущелью снова опускалась вниз в небольшую ложбину с зарослью молодого папоротника.
– А хорошо всё-таки здесь! – вдруг сказала счастливая Тая – Тишина. Не души. Красота! А-ууууу!!! – неожиданно выкрикнула она.
– А-у! А-у!!! – ответило ей громкое эхо.
И девушка от души рассмеялась.
– Попробую поймать волну – понимающе улыбнулся подруге Юрка и принялся крутить переключатель небольшого радиоприёмника, который прихватил с собой из дома.
Прибор зашипел, защёлкал и вдруг выдал знакомую всем мелодию.
А у нас во дворе есть девчонка одна,
Между шумных подруг неприметна она.
Никому из ребят неприметна она…
Я гляжу ей в след, ничего в ней нет.
– А я всё гляжу, глаз не отвожу! – тут же радостно подхватили новомодную песенку девушки, и дорога для всех стала веселее.
А через час ребята уже вышли к ветхому бревенчатому срубу, который все путники отчего-то ласково называли сторожкой. Здесь товарищей и ждал короткий привал…


***
– Ты б, Андрюша поговорил с ней – жалостливо произнесла супруга Спиридона Маша, сидя напротив него за обеденным столом в кухне. – Ест плохо. На улицу совсем не выходит. Всё молчит, да в комнате у себя запирается – женщина вздохнула – Не дай Бог, случится чего? – закрыла несчастная своё лицо руками и заплакала.
Хозяин дома, оторвавшись от наваристого борща, отложил ложку в сторону, посмотрел на жену.
– Ну, что ты, Машенька, – наконец, произнёс Андрей ласково. – С Верочкой всё в порядке будет. Даже не сомневайся – мужчина взял супругу за руку. – Вот скоро родит нам внучку…
– Внука – неожиданно перебила мужа Мария и, перестав плакать, вновь взглянула на Спиридона.
Невысокого роста, пухленькая Маша и сейчас, в свои сорок с небольшим, слыла красавицей. Кареглазая блондинка никогда не носила высоких шиньонов, как это было модно теперь. Свою причёску она укладывала сама, из собственных, не слишком длинных вьющихся волос. А дополняли её облик две очаровательные ямочки на щёчках, которые впрочем, в последнее время, всё реже появлялись на лице женщины. И тому была причина…
Дочь Андрея и Марии носила под сердцем ребёнка. И всё бы ничего, если бы была Верочка замужем… Но, увы. Суженого Веры родители так и не увидели. Он остался жить в Москве, где девушка ещё недавно училась в университете, и ехать за беременной возлюбленной не собирался… Верочка, конечно же, об этом знала и, тем ни менее, переживала. Переживала за себя, за судьбу своего ещё не родившегося малыша, остро воспринимая косые взгляды и осуждение людей…
В общем, нелегко было сейчас всем – и Андрею, и Маше, и их единственному дорогому чаду…
– Уж как я её только об отце ребёнка не допытывала – вновь затронула любимую тему Мария. – Молчит, как партизан. Слово из неё не вытянешь – женщина снова вздохнула и повесила голову.
Вздохнул вместе с женой и Андрей.
– Не надо, Машенька, Веру об этом спрашивать. Не хочет говорить, ну и пусть. Мы сами внука воспитаем. Правда же?
– Правда – захлопала подкрашенными ресничками Мария, улыбнулась, тут же встала с места, подошла к мужу, обняла его, поцеловала. – Конечно правда…

***

Несмотря на вкусный обед и долгожданную встречу с женой, сердце инспектора уголовного розыска, прямо скажем, было не на месте. И не потому, что дома у Андрея не всё складывалось благополучно, и не потому, что расследуемое им дело отчаянно буксовало. Сердце капитана болело о другом… О том, что ещё не случилось, но могло вот-вот произойти. И чтобы развеять нехорошее предчувствие, либо его принять, Спиридон направился туда, где уже не раз бывал. А именно, в милицейский архив – тусклое полуподвальное помещение с неимоверным количеством деревянных стеллажей с папками на них.
– Вот всё за этот год – положила работница архива стопку документов на стол перед Андреем. – За прошлый 68-ой нести? – внимательно посмотрела старая знакомая на капитана.
– Нет, Анна Евгеньевна, пожалуй, достаточно – остановил услужливую даму Спиридон и улыбнулся. – Вы идите пока. Я, как только закончу, вас позову…
– Хорошо – согласилась архивариус и, повернувшись, стала удаляться.
А Андрей продолжил смотреть женщине вслед. Невысокая, худощавая, близорукая, с волосами, собранными под гребень и в бесформенном сером платье, она, в свои сорок пять выглядела на все шестьдесят. Невеста, не дождавшаяся любимого с войны, так больше и не вышла замуж, не родила детей, похоронив себя в этом подвально-бумажном склепе…
Спиридон вздохнул, включил настольную лампу и взял в руки первую папку.
– Дело номер 31/*8 – прочёл он вслух. – Ну, что ж, полюбопытствуем – начал перелистывать капитан исписанные чернилами листы, тщательно рассматривая приложенные к документу фото. – Кажется не то – заключил инспектор буквально минут через пять и тут же принялся изучать вторую папку, третью, четвёртую и лишь на седьмой остановил своё внимание.
Здесь привлёк его чёрно-белый снимок с места преступления, запечатлевший мёртвую женщину с бельевой верёвкой на шее. Несчастная была задушена полгода назад, вечером, в парке, однако преступник до сих пор гулял на свободе.
– Так, так – вновь произнёс капитан и взглянул уже на другую фотографию с более крупным ракурсом.
Каждая деталь для Андрея имела значение. Вот рядом с трупом брошенная дамская сумочка, а там поодаль, у куста ещё не распустившейся акации, чей-то старый сандаль. А это, кажется, тетрадный лист. Ан, нет, не тетрадный, книжный. И что же на нём написано?
Спиридон взял со стола лупу, любезно оставленную для него Анной Евгеньевной, и поднёс её к снимку.
– Рас... Распространение марксизма в России. Об-ра-зо-вание РСДРП – с трудом прочёл капитан печатный текст и, отложив в сторону линзу, задумался – Чёрт, неужели опять из Истории КПСС? – ослабил Андрей свой туго завязанный галстук – Не может этого быть…

***

– И вы хотите сказать, что наш насильник и эту дамочку убил? – выпучив глаза, удивлённо произнёс Афоня.
Он сидел в кабинете за столом напротив Спиридона и с интересом посматривал на разложенные перед ним снимки.
– И эту. И конечно же, ещё убьёт, если мы с тобой его не остановим – пододвинул Андрей к напарнику выбранное им фото.
– Вот дела! – аж присвистнул Афанасий в изумлении – Просто советский Джек Потрошитель какой-то! – лейтенант поразмыслил немного – Вы начальству уже сообщили?
– Сообщил – кивнул головой капитан – Разрешили версию проверить, ну и просили поторопиться…
В это время со скрипом распахнулась дверь, и на пороге возник визитёр. Им оказался юный помощник Данила. Запыхавшись, парень с ходу кинулся к графину с водой.
– Всё, товарищ капитан, – наконец произнёс раскрасневшийся малый. – Дружка Сокольской нужно отпускать – плеснул себе в стакан стажёр спасительной влаги. – Он к убийству подруги не причастен – выпил докладчик воду до дна.
Затем подошёл к столу начальства, достал из-за пазухи вдвое свёрнутые листы и деловито положил их перед Спиридоном.
– Результат экспертизы. Только что в лаборатории получил. Можете сами убедиться…
Андрей взял в руки официальный документ с печатью, пробежал его глазами, улыбнулся.
– Чего и следовало ожидать – произнёс инспектор со знанием дела и тут внезапно замолчал.
В комнате повисла гробовая тишина, и слышно стало всё, что происходит в коридоре: звуки шагов, скрип дверей, разговоры. Вот за стенкой зазвонил телефон, и там сняли трубку. Где-то на лестничной площадке заголосила чья-то убитая горем вдова…
Афоня с Данилой переглянулись между собой. Наконец, первым долгой паузы не выдержал стажёр.
– Товарищ капитан, а что же дальше?
– А дальше, друзья мои дорогие, – неожиданно очнулся от мыслей своих Спиридон и, как ни в чём не бывало, продолжил – преступаем к расследованию нового дела. Дела об убийстве учителя русского языка и литературы, завуча 53 школы, члена партии с многолетним стажем, Алевтины Петровны Чижовой. Прошу знакомьтесь – протянул Андрей товарищам фотографию немолодой брюнетки с бельевой верёвкой на шее…






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 19
© 03.07.2018 Чуфистова Светлана
Свидетельство о публикации: izba-2018-2309623

Рубрика произведения: Проза -> Детектив












1