История КПСС Глава 2


Вечер обещал быть тёплым. Где-то в лучах заката уплывали за горизонт облака. В парках и скверах города неспешно гуляли люди, бесконечно любуясь порослью молодых трав, да цветущей сиренью.
Местная молодёжь облюбовала лавочки, и теперь группками да компаниями, проводила здесь свободное время.
Весёлые, беззаботные «шестидесятники»…
Тогда они ещё не знали, что так их будут называть много позже, когда останутся в прошлом марши и речовки, пионеры и комсомольцы, партсобрания и съезды, транспаранты, красные флаги, вожди, великие стройки, трудовые пятилетки, соцреализм….
Сейчас они просто жили, готовились к выпускным экзаменам, дружили, носили короткие юбки и брюки-клёш, ходили в походы, пели песни Высоцкого, Визбора, Окуджавы и, конечно же, мечтали о любви…
– Любовь, я думаю, это что-то такое неземное, космическое – закатила свои рыжие глаза Зойка Дёмина. – Её нельзя передать словами и невозможно описать – мечтательно поправила девушка свой и без того безупречный шиньон и лишь после вновь вернулась на землю.
Ребята рядом, внимательно выслушав подругу, улыбнулись. Вообще-то им комсомольцам не положено было рассуждать на подобные темы, но в данном обществе позволялось всё…
– Ты, Зой, лучше Пушкина почитай! Ну, или на худой конец Есенина! – с ухмылкой произнёс Серёжка Бобров и тут же встал в позу чтеца.
Пускай ты выпита другим,
Но мне осталось, мне осталось
Твоих волос стеклянный дым
И глаз осенняя усталость…
Процитировал парень опального тёзку и вдруг неожиданно обнял модницу за талию.
– Фу, как пошло! – взвизгнула Зойка и, отскочив в сторону, отряхнула своё коротенькое цветастое платьице.
– Ну, почему же пошло? – не согласилась с подругой Тая Ерёмина – По-моему, даже очень красиво – посмотрела она на своих товарищей.
Соня, Сашка, Вовка и Юрка сидели напротив на скамейке, но подключаться к беседе не спешили. И Тая закрыла глаза.
Я улыбаться перестала
Морозный ветер губы студит,
Одной надеждой меньше стало,
Одною песней больше будет.
И эту песню я невольно
Отдам за смех и поруганье,
Затем, что нестерпимо больно
Душе любовное молчанье…
Закончила девушка и вдруг услышала музыку. Это в тишине стал перебирать струны своей гитары Юрка Березин.
– Даа, неплохо – произнёс парень задумчиво. – Но мне Маяковский больше нравится – как всегда выдал рыжий юморист.
А потом неожиданно вскочил на лавочку, вытянул вперёд худую руку и закричал речитативом.
Мир опять цветами оброс!!!
У мира весенний вид!!!
И вновь встаёт нерешённый вопрос!!!
О женщинах и о любви…
Остановился чтец и, под бурные аплодисменты и смех товарищей, поклонился, спрыгнул на землю и снова уселся на место. А Володька спросил:
– Интересно, а наша Алпетра замужем?
– Навряд ли – со знанием дела сказала Зойка. – У неё и кольца то нет…
– Ну, кольцо – это ещё не показатель – поправил очки на своём носу Сашка Забродин. – Но я б такую грымзу замуж ни за что бы не взял...
– А она б за тебя и не пошла! – ткнул упитанного товарища в бок белобрысый Вовка и захохотал громче всех.
– Ну, всё, ребята, хватит! – вдруг встала со скамьи Соня – Нам нужно решить, идём мы в поход или нет? – посмотрела она серьёзно на приятелей.
– Конечно, идём! – не раздумывая, выдал Серёга – Кто за, прошу голосовать – произнёс он деловито, как парторг на собрании.
И товарищи все как один вскинули вверх руки.
– Единогласно – вздохнул Бобров и довольно улыбнулся…

***

Сегодня день у Афони не задался. С утра отчего-то не зазвонил старенький будильник, а потому, не позавтракав, как следует, матушкиными блинами, он уже со всех ног нёсся на работу.
Но перед тем лейтенант должен был выполнить одно поручение…
Молодой человек постучал в закрытые ворота. Во дворе громко залаял пёс и неистово стал рваться с цепи.
– Фу, Пират!!! Фу!
Услышал возмутитель спокойствия девичий голос, и вскоре, дверь ему открыла юная барышня в нежно-розовом халатике в цветочек.
– Вам кого? – спросило белокурое создание, взглянув снизу вверх на незнакомца.
– Мне бы с Любой Воронцовой поговорить – ответил деликатно Афоня, с опаской поглядывая на лохматого кобеля. – Я из милиции…
Милое личико хозяйки тут же переменилось.
– Ааа, вы, наверное, по поводу Наташи – грустно произнесла она. – Тогда проходите. Люба - это я – запустила девушка в дом гостя.
И представитель закона, воспользовавшись приглашением, тот час очутился сначала во дворе, а после и в небогатом доме. У порога он посмотрел на себя в зеркало трельяжа. Длинный нос, круглые глазки, тонкие губы, полоса рыжих усов. Лейтенант поправил свою причёску и, довольный собой, крякнул. Затем он повернулся к хозяйке.
– Где я могу присесть? – спросил молодой человек юную барышню.
– Вот здесь – принесла девушка милиционеру стул, а сама расположилась меж подушек на железной кровати чуть дальше.
Наконец, Афанасий удобно устроился.
– Итак, Наталья Сокольская была вашей подругой – утвердительно произнёс служитель закона, забрасывая ногу на ногу. – И как давно вы с нею дружили?
– С самого детства – вздохнула тяжело Люба и опустила глаза.
– Понятно – кивнул лейтенант – Значит вам о ней многое известно?
– Известно – не стала отрицать школьница.
– Тогда скажите, были ли у погибшей враги?
– Врагов точно не было, – убеждённо заверила барышня – только друзья…
– И кто же они?
– Я, Галя Громова, Лена Давыдова, мы все в одном классе учимся, ну и Илья…
– А Илья это?
– Парень, который за Наташей бегал. Правда…
– Что правда? – насторожился милиционер.
– Пренеприятнейший тип – сморщилась девушка.
– И чем же он неприятен?
– Да своим внешним видом. Знаете, хиппи такой. Длинные волосы, худой, сам неопрятный…
– Ясно – вздохнул Афанасий и, подумав немного, снова спросил. – А вы не знаете, что ваша подруга могла делать позавчера вечером в Заводском районе?
– Не знаю – отрицательно покачала головой Люба. – Мне известно только, что в тот вечер она к своей сестре пошла. Вот, пожалуй, и всё…

***

За окнами уже немного рассвело, как вдруг, окрасив небо багряным, из-за горизонта медленно выплыло солнце. Оно огненным блюдцем повисло на небосводе, источая свет, тепло, радуя неизбалованных горожан последними ясными деньками…
Спиридон от души потянулся, позевнул, взял со стола гранёный стакан с чаем, звучно отхлебнул горячую жидкость, крякнул, потёр глаза.
Сегодня ночью он практически не спал, вновь и вновь перелистывая дневник погибшей школьницы, из которого многое узнал…
Жила Наталья с родителями очень плохо. О ребёнке своём отец с матерью не заботились. Нигде не работали. Постоянно пили, дрались, не единожды привлекались к административной ответственности. Те скромные деньги, что появлялись в доме, сразу же тратили на алкоголь.
Но, не смотря на нечеловеческие условия существования, в школе Наташа училась хорошо, участвовала в общественной жизни класса, пела в хоре, посещала курсы кройки и шитья. После учёбы планировала поступить в техникум и даже выйти замуж. Тем более что и жених у неё на примете имелся, парень по имени Илья. Его она описывала скудно. Выходец из рабочей семьи учился в ПТУ, в свободное от занятий время ремонтировал мотоциклы. Вот практически и всё…
Однако последнего своего знакомого девушка характеризовала так:
«… Он очень умён, начитан, противоречив, отчасти сложен, немногословен. И бесспорно несчастен… Как может быть несчастна я сама…»
« Даа, – подумал про себя Спиридон – а не это ли наш убийца? Или я не прав? – усомнился инспектор – И тем не менее, данного субъекта нужно найти… Но перед тем, проверить жениха попроще…»

***

Они двигались по узкой тропинке гуськом, пробираясь меж заборами садовых участков. Андрей и его стажёр Данила Стрельцов.
– Товарищ капитан, а вы женаты? – наступал на пятки своего наставника любопытный паренёк.
– Женат, а ты чего спрашиваешь?
– Да, так, интересно просто. Женаты, а дома не ночуете…
Инспектор угрозыска улыбнулся.
– Вот придёшь к нам в милицию после учёбы, и твоя избранница по ночам одна куковать станет…
Данила, оценивая перспективу, почесал затылок.
– Почему это? – удивлённо спросил он.
– Потому что дел у тебя будет невпроворот…
– Понятно – юноша вздохнул – А вы свою жену любите?
– Люблю…
– А как её зовут?
– Маша.
– Красивая, наверное?
– Очень…
– А где вы познакомились?
– На фронте. В госпитале я тогда лежал, а она там за мною ухаживала…
– Вот бы и я так хотел…
– Чего хотел?
– Ну, в госпиталь…
Спиридон вдруг остановился, повернулся, взглянул на паренька.
– Да не приведи Господи – произнёс он серьёзнее некуда и добавил – Всё, кажется, сюда…
Садовый домик, напротив которого они встали, был совсем маленьким, полуразвалившимся, гнилым. На вскопанном участке всюду валялась ботва картофеля, моркови, свеклы. В межах ещё красовались не срезанные капустные кочаны.
– Хозяева!!! – вдруг крикнул Спиридон и дёрнул калитку.
Та неожиданно распахнулась, и гости беспрепятственно вошли.
– А вы точно знаете, что дружок Сокольской здесь? – шёпотом спросил инспектора Данила.
– Точнее не бывает. Мне мать его сообщила. Он ещё с утра на дачу укатил – проследовал Андрей прямиком в дом.
Там было темно и сыро. Всюду на растянутых верёвках висели берёзовые веники, косы лука, чеснока, сушились букеты полевых трав. На раскладушке в дальнем углу комнаты лежал молодой парень в фуфайке, спортивных штанах и резиновых сапогах. Юнец крепко спал, отравляя всё вокруг себя своим перегаром. Андрей подошёл к нему ближе и толкнул в бок.
– Вставай, соня!
Парень тут же открыл глаза и, как ошпаренный, подскочил на ноги.
– Вы кто?! – изумлённо уставился он на незнакомцев.
– Мы из милиции, поговорить надо.
– О чём? – растерянно приземлился заспанный юнец обратно на раскладушку.
– О невесте твоей, о Наташе. Ты где позавчера вечером был?
– Я? – вдруг принялся вспоминать Илья – Сначала с друзьями. Мы во дворе в карты играли…
– Во сколько?
– В пять или в шесть. Точно не помню…
– А после?
– Потом я пошёл в гараж мотоцикл делать. Ну и остался там до утра…
Спиридон помолчал немного.
– Значит, алиби на время убийства у тебя нет?
Парень повесил голову.
– Стало быть, нет – вздохнул он тяжело.
И тут Андрей заметил на руках подозреваемого порезы.
– А это откуда? – кивнул головой капитан.
Юный собеседник мельком глянул на свои раны тоже.
– Это? – удивился он – Это я картошку без перчаток копал…
– Понятно – нахмурился инспектор.
А молодой человек вдруг поднял с пола недопитую бутыль портвейна и хлебнул из неё.
– Я б Наташку никогда не тронул – сморщившись, стал вытирать он ладонью губы – Я её любил…
Спиридон прищурился.
– Даже если бы узнал, что у неё другой появился?
– Какой другой? – нахмурил брови Илья.
– Незадолго до смерти Наташа познакомилась с кем-то… – не успел договорить милиционер, как вдруг подозреваемый вскочил.
– Этого не может быть!!! Я один у неё был!!! – заорал он во всё горло.
– Успокойся! – прикрикнул на взбесившегося Данил.
И юнец снова уселся, а Спиридон продолжил.
– Сейчас ты с нами поедешь – произнёс он серьёзно. – Показания подпишешь, кровь на анализ сдашь. Ну, а там, как говорится, экспертиза покажет… Ты готов?
– Готов – пробурчал недовольно парень.
– Ну, тогда пошли – медленно покинул Андрей ветхую лачугу.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 29
© 03.07.2018 Чуфистова Светлана
Свидетельство о публикации: izba-2018-2309622

Рубрика произведения: Проза -> Детектив












1