История КПСС Глава 1


На улице уже стемнело, но городской гул ещё не утих. Изредка позванивая, разъезжались в разные стороны полупустые трамвайчики. Освещая дорогу фарами, один за другим двигались по проспекту тусклые автомобили. Вечно озабоченные горожане спешили куда-то. В окнах зданий загорались огни. Они будто светляки в ночи манили к себе юные головы, и без того опьянённые ароматом наступившей весны...
– А может быть, политинформацию в другой день проведём? – вдруг, оторвавшись от видов за пределами школы, спросила своих одноклассников Соня Калюжная, худенькая курносая девушка с длинной тёмной косой. – А то уж очень домой охота – посмотрела она жалостливо на своих притихших товарищей. – У нас и так сегодня восемь уроков было, да ещё с утра металлолом…
Ребята в аудитории все в раз ожили.
– А что, я не против! – встал из-за парты Серёжка Бобров, высокий чернявый красавчик – Тем более у меня завтра ни свет, ни зоря тренировка...
– И я согласен, братцы, уйти! – подскочил с места упитанный очкарик Сашка Забродин и погладил свой урчащий живот – Сильно, как говорится, жрать хочется…
Старшеклассники засмеялись и, стали уже было укладывать свои вещи, как вдруг перед ними возникла Тая Ерёмина, белокурая, голубоглазая девушка, комсомольский лидер 9В.
– Товарищи, ну так же нельзя! Нам нужно Алевтину Петровну дождаться! – громко выкрикнула она.
И тут вокруг прокатилась волна недовольства.
– А чего её ждать-то?! – нахохлился как петух на ярмарке Володька Круглов, низкорослый белобрысый парень – Сидит сейчас где-нибудь себе на собрании и про нас уж давно забыла! И вообще, чего она нового может нам сообщить?!
– И я так считаю! – поддержал приятеля Юрка Березин, сосед Круглова по парте – Хрущова сняли, стало быть, перемен никаких – рыжий задумался – Но линия партии останется непокобелима! – изобразив учителя, поднял он вверх свой указательный палец.
9В вновь расхохотался.
– Непоколебима! – поправил веснушчатого друга Володька и шлёпнул несознательного по взъерошенному затылку.
Постепенно смех немного утихать, и отчего-то всем сделалось грустно, может быть потому, что ребята так и не решались уйти? Однако ждать ненавистную Алпетру им уж точно больше не хотелось.
Вдруг Серёжка Бобров быстро вышел вперёд.
– Девчонки, шпильку кто-нибудь дайте! – обратился он взволнованно к лучшей половине человечества.
– На – улыбнулась парню кокетливо Зойка Дёмина и достала из своего рыжего шиньона металлическую заколку.
Серёга тут же взял её в руки, раздвинул пошире и, приблизившись к розетке, воткнул дамскую вещицу прямо в отверстия.
От короткого замыкания в классе тот час погас свет. Исчез он и во всей школе.
– Ура! – шёпотом выкрикнул кто-то из ребят, и заговорщики принялись собираться.
Наконец-то, они были свободны…

***
В небольшой шестнадцатиметровой комнатке сделалось совсем душно. Спиридон поднялся с места, подошёл к окну и распахнул форточку. Струя свежего воздуха тут же ворвалась внутрь, наполнив прохладой всё пространство вокруг. Андрей глубоко вдохнул аромат прелой листвы и влажного чернозёма.
–Хорошо… – произнёс он довольно и, развернувшись на каблуках своих стареньких штиблет, отправился обратно к рабочему столу.
Вскоре стул под ним снова заскрипел, но мужчина, не обращая на это никакого внимания, взял в руки сломанный карандаш и продолжил ножом точить его.
Со стороны Спиридон производил впечатление серьёзного, умного, сдержанного человека, каковым на самом деле и являлся. Но таким он был, конечно же, не всегда…
Родился Андрей в 1925-ом году, в небольшой уральской деревушке. Его мать, простая крестьянка, долгое время ухаживала за покалеченным на гражданской войне мужем, а после смерти супруга, слегла и сама. Вскоре от невыясненной болезни она умерла. Родственники мальчика сироту к себе брать не захотели. А потому отправлен был Андрюша в городской приют, где и жил до тех пор, пока не началась война…
– Товарищ капитан, и что же дальше? – прервал размышления инспектора Данила Стрельцов, кареглазый круглолицый парень с ямочками на щеках.
– А дальше, Данилка, – посмотрел Спиридон на юного помощника – я на завод работать подался, а уж после в 43-ем и на фронт…
– Понятно – вздохнул печально молодой человек.
Он пригладил рукой свои светлые пряди.
– Вам ведь тогда, наверное, как мне сейчас было?
– Да, поменьше – улыбнулся рассказчик и, задумавшись, снова замолчал.
В такие минуты можно было хорошо рассмотреть его.
Тёмно-русые волосы, нос горбинкой, зелёные глаза, ярко очерченные скулы, волевой подбородок, а ещё несколько ярко выраженных морщин, что на память оставили на лице Спиридона, нелёгкие годы.
– Андрей Васильич, а сколько вам сейчас?
– Сорок два – наконец, окончательно вернулся из прошлого мужчина.
Вдруг входная дверь настежь распахнулась, и на пороге возник тот, кого собеседники с нетерпением ждали. Афанасий Колочкин собственной персоной. Он, молча, вошёл в кабинет, повесил на гвоздь, вбитый в стену, болоньевый плащ и любимую шляпу, пододвинул ногой табурет и, подтянув и без того короткие штанины своих брюк, уселся.
– Ну, что товарищ капитан, – вздохнув, деловито произнёс Афоня – местных жителей я опросил. Темно было, никто, ничего не видел – внезапно закончил свой доклад он.
Спиридон непонимающе посмотрел на притихшего напарника и расстроено покачал головой.
– Но может быть, кто-нибудь что-то слышал?
– Слышали, – кивнул лейтенант – как в семействе Беляшиных гуляли. А потом дрались до утра. Жена пьяного мужа сковородкой огрела, а он её лавочкой – Афанасий подумал – Вот собственно и всё…
– Даа, не густо – заключил капитан и, помолчав немного, продолжил – Значит, так, братцы. Что мы с вами имеем? – вновь поднялся Спиридон из-за стола и, заложив руки за спину, стал прохаживаться по комнате взад и вперёд. – Убитая – юная девушка, предположительно школьница, 16-17 лет. Была изнасилована и задушена, по мнению экспертов, примерно с семи до девяти часов вечера. Преступление произошло на пустыре, неподалёку от свалки, видны следы волочения. Свидетелей нет. Никаких личных вещей около трупа не обнаружено. Так, что ещё? Никто из местных её не узнал, значит, жила жертва, скорее всего, в другом районе. Перед смертью девушка яростно сопротивлялась, следовательно, на преступнике могли остаться царапины или даже укусы…
Спиридон вдруг остановился, задумался.
– И всё же, кто этот гад, что так с ребёнком жестоко обошёлся? Хороший знакомый её или случайный прохожий? И причём здесь продуктовая сетка? В общем – наконец, взглянул Андрей на своих подчинённых – будем разбираться…

***

Имя убитой, не смотря на все опасения милиционеров, было выяснено вскоре. Ею оказалась Наталья Сокольская ученица 10Б, 124 общеобразовательной школы. Тревогу об исчезновении девушки забила её старшая сестра Ольга.
– Она должна была ко мне ещё накануне вечером прийти – обливаясь слезами, сообщила Спиридону молодая особа – Я тут неподалёку, в общежитии живу…
Капитан нахмурился.
– И что же?
– В общем, не дождалась я её вчера. А сегодня с утра побежала в школу. Там Наты нет, у подруг, дома тоже…
– А почему родители Натальи в милицию не заявили?
– Отец с матерью до сих пор ничего не знают. Пьющие они… – опустила несчастная глаза.
– Понятно – покачал головой инспектор и, посмотрев на родственницу убиенной, невысокую, пухленькую брюнетку лет двадцати пяти, продолжил – Ваша сестра была найдена в Заводском районе, как вы думаете, что она могла там делать?
Ольга пожала плечами
– Сама не знаю? Может быть к знакомым каким пошла? – женщина подумала немного – Да вы лучше у подружки Наташиной спросите. Любой Воронцовой её зовут…
– Обязательно спросим – ответственно заверил Спиридон и вновь уткнулся в свои бумаги.
А убитая горем продолжила:
– Я ведь ей как мать была. Совсем маленькой её нянчила. Заботилась о ней, опекала, вещи покупала. Хотела даже к себе забрать, да куда там? В общежитие что ли? – махнула Ольга рукой отчаянно – Так и жила моя Натусенька с родителями дома. А там, что? Одни пьянки, да гулянки поганые...
Сестра Натальи вновь разрыдалась.
– Колечко у неё на ручке маленькое такое было. А теперь пропало…
– Вы думаете, это убийца его снял? – тут же переспросил капитан.
– А кто ж ещё? Конечно, он ирод проклятый…
Молодая женщина вновь взглянула на Спиридона.
– Вы уж найдите его, товарищ капитан, нелюдя этого окаянного. Нельзя ему по земле извергу ходить. Нельзя…

***
Этот двухэтажный, деревянный барак, построенный ещё в 30-е годы в качестве временного жилья для рабочих Металлургического завода, несмотря на свой сегодняшний неприглядный вид, и теперь оставался единственным пристанищем для нескольких десятков советских граждан. Именно здесь на первом этаже и была всё ещё прописана ныне покойная Наташа Сокольская.
Спиридон вошёл внутрь и, носом почуяв смрад вокруг себя, поморщился.
– Просто свинарник какой-то – произнёс он раздражённо и сразу же приблизился к квартире под номером пять, за хлипкой дверью которой был слышен раскатистый хохот.
Немного повременив, Андрей позвонил.
– Кто там?! – услышал он грубый мужской голос.
– Открывайте, милиция! – крикнул громко инспектор угрозыска.
И скрипучая неожиданно распахнулась.
На пороге стоял пьяный в хлам мужик в вытянутых кальсонах и рваной тельняшке. Он удивлённо уставился на непрошенного гостя.
– Какая милиция? – чуть ворочая языком, спросил алкаш – Мы милицию не вызывали…
– Не вызывали! Не вызывали! – захихикали за его спиной две хорошо опухшие дамочки.
Спиридон окинул взглядом людей и жильё, в которое ему довелось зайти. Прогнивший местами пол, плесень на стенах и окнах, вся в копоти некогда белёная печь. Из мебели: покосившийся сервант, замызганный диван, да круглый стол на трёх ножках. Именно за ним и пировали сейчас компания.
– Вы отец Натальи Сокольской?! – наконец, спросил капитан лохматого мужика.
– Ну, я – удивился тот.
Спиридон отодвинул собеседника в сторону и прошёлся по комнате.
– Значит, пьёте? – усмехнулся милиционер, глядя на батарею пустых бутылок да грязную посуду, сервированную бычками.
– А что, нельзя?!
– Да нет, отчего же, можно. Тем более, если и повод имеется…
– Конечно, имеется – обрадовался алкаш – Мы празднуем Победу!
Андрей вновь взглянул на хозяина.
– Война уже двадцать лет, как закончилась. Не пора ли прийти в себя? Работать, к примеру, устроиться…
– Работать?! – вдруг возмутился мужик – Да, я инвалид! На фронте пол лёгкого потерял! – рванул алкоголик на себе тельняшку – И теперь мне никто не указ, не ты, ни твоя советская власть! Мне государство за кровь пролитую по гроб жизни теперь обязано!!!
– Обязано, обязано – спокойно произнёс Спиридон, затем шагнул к буйному ближе и, вдруг, схватил его за грудки – У тебя дочь убили, скотина!!! А ты тут права качаешь свои!!! – закричал Андрей на весь дом, тряханул лохматого как следует и, лишь после, отпустил его.
Хозяин квартиры замер на месте.
– Какую дочь? – выпучил глаза он.
– Наталью…
– Этого не может быть… Она ведь только вчера… – развёл потрясённый руками, да так и застыл.
Тут же за столом заохала пьяная баба.
– Доченька моя!!! – запричитала она.
Но Спиридон слушать её фальшивую истерику не стал. Он отправился в другую комнату. Там в углу за ситцевой занавеской стояла небольшая железная кровать, аккуратно застеленная выцветшим покрывалом. Это, по всей видимости, и было место Наташи. Рядом ютилась старенькая тумбочка. Милиционер подошёл к ней ближе, присел, открыл скрипучую дверцу и заглянул внутрь.
Среди немногочисленных книг и учебников девочки, он, наконец, обнаружил то, что искал. Пухлую тетрадь, от руки оформленную цветами.
– Личный дневник Натальи Сокольской – прочёл вслух капитан.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 18
© 03.07.2018 Чуфистова Светлана
Свидетельство о публикации: izba-2018-2309620

Рубрика произведения: Проза -> Детектив












1