Детишкам о "Капитале"


"Капитал" - это такая книжка, её написал дедушка Карл Маркс, ему в этом году двести стукнуло. Первый том "Капитала" я прочитал, уже сам будучи дедушкой. В молодости у меня и в мыслях не было читать подобные книжки, хотелось просто пожить. А когда подошла старость, неся в себе мудрость, подумалось, а не зачитать ли мне Маркса? Есть во мне такая отрицательность, втемяшить себе что-либо в голову и долбить до посинения. И надежда на бонус была, вдруг стану ещё умнее. Ведь это же дедушка Маркс, а не хухры-мухры всякое. В нашей стране Советов это имя было на слуху.
Книжка оказалась нудной до умопомрачения. Скучной до безобразия. Бесконечной мельницей, перемалывавшей одну и ту же манную кашу. Сказать, что я прочитал "Капитал" один раз, это вызвать меня на дуэль. Сто один раз не хотите? Я читал его, лёжа на спине, и на прилегающих к ней боках, читал, сидя в кресле, стоя и прохаживаясь от окна к печке. Читал поздней ночью и на рассвете. Даже видел сны, в которых я читаю эту фигню. С какой тоской я думал о Гарри Потере и славных хоббитятах. Как там было интересно и захватывающе. С какой скоростью шелестели страницы. Этож надо так умудриться, сочинить такую муру. Это я уже про Карла. Я использовал всякие хитрые приёмчики. Несколько раз пробовал читать наскоком, галопом пролистывая главы глазами, в надежде, что смысл текста сам прыгнет в мозг. Пробовал размышлять, тупо пялясь в отдельный абзац. Пытался читать книгу с конца. Использовал метод тыка, открывая наугад любую страницу, в надежде обнаружить конец верёвочки, распутывающей весь клубок.
Мои потуги были напрасны. И я сдулся, признал своё поражение. Конечно, для вида покочевряжился. Да сдался мне этот "Капитал". В гробу я его видал. Ну, непонятен он мне, так в жизни вообще полно непоняток. Шикарным жестом я швырнул книжку под диван, в глубинку, в неподметаемую его часть. Жизнь продолжалась, я был весел, а мутный осадочек внутри, так что с того, его же не видно.
Спустя две недели из под дивана высунулся уголок "Капитала". Это был знак. С недоверием я раскрыл книжку и осторожно вчитался. Чёрт побери, я всё понимал. Количество в моей башке перешло таки в качество. Мой могучий мозг втихаря перестроил свои шестерёнки. Маркс оказался вовсе не бякой, а добрым и пушистым. "Капитал" предстал славной книжицей, премного поучительной. Как бойкий окунёк, шустрил я теперь в его волнах. Я пил его, как нектар, наслаждаясь выдержкой, смакуя и причмокивая. Угнетающие меня математические выкладки превратились в простенькие арифметические уравнения. На меня словно дыхнуло детством. Помню, в четвёртом классе, сидя за партой какое удовлетворение я получал, решая задачку, где из одной трубы в бассейн вливалось, а из другой выливалось. Или из пункта А выехал велосипедист, а из пункта Б, навстречу, выскочил поезд. Оказывается, мы с Карлом родственные души, выходит, он не чужд арифметической слабинки. Позднее я узнал, что на склоне лет Карл даже замахнулся на дифференциальное исчисление. Нет, чувствую, не выдержу, забью Карлу баки, годика через два тоже замахнусь. Вдумайтесь, друзья, как попёрло, какая у нас с Карлом образовалась душевность.
Я с удовольствием прочитал все арифметические выкладки, да что там прочитал, я их проверил. Было у меня ехидное желание найти в них ошибку, и ткнуть в неё Карла носом. И такую ошибку я нашёл, но воздержусь, возможно, это опечатка. В любом случае она не повлияла на суть "Капитала". Арифметика занимает пятую часть книжки. Вы можете её не читать, если не хотите, ведь я уже сделал это за вас.
Определённую часть книжного пространства занимает философия. Её вы тоже можете смело пропустить, если она вам не по нраву. В своей философии Карл, будучи матёрым, учит собратьев по цеху, как правильно портянки наматывать. Обычное дело, у нас, философов, это в порядке вещей. Крайне важно, по моему, настроить себя на правильное чтение "Капитала". Почувствовать атмосферу, ощутить, так сказать, романтик. Не стоит во время чтения жевать жвачку, или крутить на пальце спиннер, это не красиво. Погрузитесь в словесную вязь Маркса, она прекрасна. "Двадцать аршин холста равняются одному сюртуку". А, каково? Не вдумывайтесь пока в смысл, зацените прелесть. Аршин, сюртук - слова ушедшего века. Впрочем, прижмёмся к теме. Помните, в анекдоте мальчик спросил папу, кем работает мама? Мама - экономист, ответил отец. Как Маркс - поинтересовался продвинутый отпрыск? Нет, мама - старший экономист, расставил акценты отец. Папа, конечно же, прав. На старшего экономиста Карл не тянет. Тянет на великого, кем, собственно, и пребывает. Изюминкой "Капитала", так сказать, его фишкой является понятие прибавочной стоимости. О, это тонкая штучка. Ни в коем случае не путайте её с потребительной стоимостью, тем паче просто со стоимостью - выйдет неловко. На протяжении долгих увлекательных страниц Карл старался донести её смысл до читателя, всячески запугивая последнего неимоверной сложностью этого смысла. В то же время подбадривая читателя, чтобы тот не считал себя слегка тупым, ибо его современники профессора-экономисты вообще безнадёжные болваны. Всё объяснение свелось к коротенькой сценке. Позвольте, я расскажу её своими словами. Шёл буржуй по базару прикупить кой-какого товару. Решил организовать пошив сюртуков. Ткацкий станок прибрёл, пряжу, веретена, прочие запчасти. Заплатил за всё денежку. Осталось прибрести рабочую силу. Навстречу ему Балда, гол, как сокол, только рабочую силу имеет. А что, Балда, не продашь ли мне свою рабочую силу на денёк - спрашивает буржуй. Сколько дашь - интересуется Балда? Да как все платят, столько и я тебе заплачу - честно отвечает буржуй и вертит в кармане фигу. Три шиллинга дам. Посмотрел по сторонам Балда и видит - стоят везде буржуи и покупают рабочую силу у других Балдов за три шиллинга. Каждый держит в кармане фигу, так её же не видно. Ладно - согласился Балда. Славно поработал работник, целый день, двенадцать часов кряду.Честно расчитался с Балдой буржуй, сунув ему в ладонь три шиллинга, как и договаривались. Бедный, а где же обещанная прибавочная стоимость, спросит дотошный читатель? Да вот же она, спряталась во втором сюртуке. Первый то Балда пошил за полдня, отбил свои три шиллинга, а второй он пошил задарма, ведь день ещё не кончился. Три шиллинга и набежали, они же прибавочная стоимость, по простому - навар. То-то и держали буржуи свои фиги в карманах, сладко щуря глазки, каждый предвкушая свой навар.
Благо мне, сидя на табуретке у тёплой печки, рассуждать о прибавочной стоимости. Кого сейчас этим удивишь. У нынешних буржуев таких хитростей воз, и маленькая тележка. А тогда, при наивном капитализме, это было бомбой. Молодчина, Карл! Так шарахнул, что завизжала вся Европа. Зашептался, засекретничал рабочий люд, сжимая в трудовых ладонях веретёна и прялки. Таинственный призрак появился, и принялся бродить по по закоулкам. Призрак коммунизма.
Впрочем, вернёмся к теме, ибо пора финишировать. А почему, собственно, Маркс решил, что три шиллинга надо платить за шесть часов работы, откуда такая конкретная цифирь - спросит дотошный читатель? О, коварный вопросец. Я и сам об этом не сразу подумал. Тут придётся слегка пояснить, что же такое философия. Философия, как известно, царица наук. Если взять какую нибудь простенькую, рядовую науку, например, математику, то в ней есть неопровержимости, монолитности, на которые можно сослаться и опереться. Скажем, дважды два четыре. С этим не спорят. Или, вот, Пизанская башня. Она ведь, в натуре, кривая. Нет, я не против, так-то оно прикольно. Туристы так туда и ломятся, а вдруг она рухнет на их глазах, славное селфи получится. Но на прямой угол, тем не менее, никто не покушается. В философии же нет таких окаменелостей, она же царица. У неё есть причуды. Я сам пытался раскрыть тайну трёх шиллингов и шести рабочих часов. Для этого пришлось в очередной раз перечитать "Капитал" сзаду. И я нашёл это место, где впервые упоминаются эти священные для трудящихся цифры. Пусть шесть часов работы стоят три шиллинга - написал Карл. Пусть - написал великий Маркс. Я был в полном восторге. Восторгнись и ты, мой дотошный читатель. На наших глазах произошло чудо. Родилась истина. Пустяковое, простецкое словечко "Пусть" лежит в основании великого "Капитала". Такая вот она, философия. Впрочем, ничего удивительного. Наше русское "Авось" ничем не хуже.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 20
© 02.07.2018 Александр Санин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2308579

Рубрика произведения: Проза -> Другое












1