Мой милый дружище - Глава 1


Мой милый дружище - Глава 1
Примечание от автора: я не указала ни время, ни место действий. Альтернативная реальность, так сказать, где я допускаю тот еще беспредел. 

                             Глава 1

Начнем, пожалуй. Был у меня один замечательный дружище. Да-да, все тот же Малкольм. Голубоглазый озорник (я никогда и ни у кого не видела таких чистых и ясных голубых глаз), с острым как бритва умом, нескончаемой энергией и невероятным обаянием. Очаровательные ямочки на щеках, живая и подвижная мимика - складывалось такое впечатление, будто Малкольм - харизматичный актер, нежели привычный сверстник. Он был старше меня всего на год, в то время как мне уже исполнилось шестнадцать - но Малк всегда казался повзрослее, чем был на самом деле - и внешне, и внутренне. Он представлял из себя полноценную личность, в то время как другие тины страдали какой-то херней и вели себя как недоумки с неустойчивой шарахнутой психикой. Но натворить чего-нибудь Малк любил - этакий хулиганистый мальчишка. Жил он в общем-то только по своим правилам - настоящий бунтарь, по-другому и не скажешь. И очередная его выходка и спровоциировала нашу первую встречу.
Встретились мы при довольно интересных обстоятельствах. Я бы даже сказала, "при забавных".
В свои шестнадцать, я, как и все тины, жила с предками. Мы перебрались в этот сити совсем недавно, из соседнего тауна - родители нашли неплохую работу - они оба устроились машинистами, а я продолжала обучение в старших классах (уже в другой школе), и помимо этого продолжала посещать уроки музыки. На тот момент я уже давно определилась с мечтой - "я буду давать концерты на фортепиано".
Жили мы в просторной, большой, но старинной квартире на четвертом этаже, не так далеко от Центра, но уже в каких-то ебенищах.
Дома я часто оставалась, порой и ночевала одна, так как мама с папой работали посменно. Мне это было даже на руку - я занималась музыкой, а в свободное время, которого у меня было катастрофично мало, зависала где-нибудь в городе; иногда заглядывала в библиотеку. Там частенько я находила хорошие нотные записи. Френдов у меня, как вы поняли, дорогие мои слушатели, было очень мало, и виделась я с ними крайне редко. С большинством ребят мне было просто неинтересно. Но порой я скучала от одиночества. Обыденная жизнь в строгих рамках надоедала, но я быстро отгоняла эти мысли и снова бралась за работу. Приходилось много учить, играть, играть, играть, потом снова играть, опять играть, и напоследок - играть. Но такой распорядок жизни длился недолго...
Как-то я вернулась домой в одиннадцатом часу. Задержалась в гостях у одной моей так сказать коллеги (по музыке) - вместе разучивали довольно сложный новый материал, а потом и просто засиделись за чашечкой кофе. Потом и еще за одной. А потом я уже по темноте шла домой, и вскоре добралась до нашего квартала. Серого, заставленного одинаковыми домами в несколько этажей. Предков дома в ту ночь не было - шел третий день их работы перед несколькими выходными.
Все, что мне хотелось сделать, придя домой - скорее забраться в ванну, потом заварить хорошего чая, почитать что-нибудь интересное(!) (Не люблю занудские книжки), и, наконец, провалиться в крепкий сон. На следующий день у меня выпадал долгожданный выходной.
Но что-то пошло не так. Со стороны окна в гостиной (в которой стояли пианино и проигрыватель для пластинок) донесся шорох. Звяк! - по стеклу. Тррр! - скрип деревянной рамы.
Спрашивать "есть тут кто-нибудь?" как в идиотских фильмах я, само собой, не стала. Идут в одиночку на подозрительный шорох, конечно, тоже идиоты, но - они это делают без какого-либо вооружения и так, просто по своей тупости. А я защищаю себя и свой дом. И у меня в руке - кочерга, которую я нашла возле камина, в соседней комнате от гостиной. Там было что-то в роде маленькой уютной библиотеки, с камином и диванчиком.
Как вы уже поняли, Малкольм забрался в окно. Да-да, вы не ослышались - чертов озорник просто залез в мою квартиру. И я пошла встречать гостя. Но уже с кочергой.
Довольно напряжная ситуация, да? Хотя, мне показалось это как-то нелепо и даже смешно.
Я включила хлопком свет. В гостиной меня уже "ждал" Малкольм (на тот момент - "незнакомец"), только что перелезший через подоконник внутрь квартиры. Малк в "боевом" костюме (так дружище называл свой шмот для вылазок) - темные брюки под классику в необычном сочетании со шнурованными "говнодавами"; грубая на вид черная куртка под кожу, отчего визуально Малкольм казался в ней сильнее и больше. Под курткой выглядывала белая рубашка и галстук бабочкой. Весь этот образ дополняла его волнистая светло-русая шевелюра, что не доставала даже до плеч. Забавно он выглядел, дружище мой. Было в его образе что-то вроде как устрашающее, для обывателей особенно - как бы хулиган такой, но тот еще эстет, черт возьми. Ну ладно там образ... Я вообще заметила, что на боку у него висела... шпага, кажется. В твердом чехле. Как я узнала потом, Малкольм еще носил парочку опасных, остро заточенных клинков - на всякий случай, как он потом мне сказал.
-Привет-привет-привет. Я думал, дома никого. Да мне повезло однако! - Малкольм присвистнул, окинув меня глазами. Ну и наглец, черт его побрал! - подумала я.
-Ты... как... какого черта?!
-Как я забрался на четвертый этаж? Просто, очень просто, дорогая. С соседней двухэтажки, потом на карниз и по трубе. А там и до твоего окна рукой подать. Вжик-вжик ножом по стеклу, и, вуаля - открыто.
Окно испортил! Что я маме с папой скажу?! - думала я тогда.
-Я сегодня не жду гостей, извини. Так что, знаешь, я тут подумала... Я провожу тебя кочергой до входной двери, и на этом весь вечер и закончится!
Мои угрозы на него никак не подействовали. Малкольм с любопытством оглядел обстановку, будто он и вправду просто зашел в гости, и его заинтересовало пианино.
-Да ты, я смотрю, тоже любишь музыку, сестричка? Да у нас с тобой много общего, блин! - Малк неспешно шагнул к инструменту и как ни в чем не бывало поднял тяжелую деревянную крышку.
-Эй! Не трогай!
"Пам! Пам-пам!" - громко прозвучали несколько нот малой октавы. Он просто надо мной издевается, думала я.
-Ваау! А звучит-то как замечательно. Давненько я вживую пианино не слышал.
"Тарам-пам-пам", а дальше пошла прям невпопадица. От которой у меня из ушей чуть кровь не полилась.
-Не трогай, говорю! Ты играть не умеешь!!!
Малкольм в открытую засмеялся. Меня все это тоже нехило так позабавило. Но виду я не подавала.
-Что ж, будет по-твоему, дорогая! На фортепиано в другой раз поиграем.
-Другого раза не будет. Даю три секунды, чтобы ты хорошенько подумал своей репой и принял правильное решение, что пора проваливать.
-Да ты, блин, храбрая, однако, - Малкольм раза два хлопнул в ладоши.- И что же ты мне сделаешь, а, сестричка? Шарахнешь кочергой по репе? Да-да-да! Не сможешь, дорогуша.
-Да ты говоришь уверенно, друг мой! Я считаю до трех! - повторила я и начала. -...раз... два...
Но негодяя это изрядно повеселило. И болтать ему, видимо, уже надоело. Я и до трех не досчитала. Малкольм просто рванул за мной, да так перепугал меня, что я с испугу выронила эту дурацкую, тяжелую кочергу (грохот нормально так шарахнул по мозгам и ушным перепонкам обывателям, живущих на этаж ниже) и просто бросилась удирать. Пол дома был деревянный - грохот "говнодавов" и мой топот так же играли на нервах у соседей снизу. А в то время Малкольм вовсю играл на нервах у меня.
Наворачивание кругов вокруг дивана, что занимал немного места посреди просторной гостиной, помогло мне выиграть немного времени. А ведь Малк бегает очень хорошо.
-Куда упорхала, а? А ну, стой, говорю!
Малкольм, смеясь, с грохотом перескочил через этот самый диван, махом оказавшись возле меня. Негодяй уже за меня ухватился, но я, быстро сообразив, со всей дури двинула ему с ноги. Мне повезло, что он, упав, не утянул меня с собой! О, нет! Бедный мой граммофон! Хулиган влетел прямо в старинный проигрыватель. Задев механизм. Включив пластинку. И тут меня охватывает искренний смех. Вместо того, чтобы бить тревогу и звонить всем подряд с криками о помощи, я просто стою и ухахатываюсь... Но веселье мое длилось недолго, так как незванный гость продолжил "игру".
Вы только представьте этот театр одного зрителя! Некий наглец со шпагой несется за мной, едва не снося встречающуюся в гостиной мебель, и все это под знаменитый "канкан" Жака Оффенбаха в исполнении Лондонского симфонического оркестра. Представили? Смешно? Но только мне уже совсем было не смешно! Чего нельзя сказать о моем "госте". Малкольм восклицал всякие "уиииу!" И "вжжж", при этом смеясь и пытаясь нагнать меня.
-Ага! Поймал-поймал! - воскликнул Малк, когда я, резко развернувшись, нарочно бросаюсь прям на него. В прыжке.
-Да чтоб тебя! - я рассчитывала сбить хулигана с ног (с граммофоном блин все-таки угарно вышло!), но вместо этого влетела буквально в объятия Малкольма. Он сразу попытался перебросить меня на диван, но я вцепилась в него слишком сильно, ногами и руками, и все-таки неслабо зарядила по плечу противнику, сжав уже свободную руку в кулак.
-Ах! Да ты снова дерешься, душа моя? Не ожидал, не ожидал!
-Сам напросился! Уходи по-хорошему, или по репе получишь! - забавно наверное выглядело со стороны - Малкольм крепко меня подхватил все-таки, и я "повисла" на нем; он все продолжает трепать мои нервы своим смехом и прочими комментариями, а я пытаюсь хоть как-то его поколотить.
-Давай прекращай, дорогая... Так-так, за бабочку - не тянуть! - типа как "пригрозил" Малкольм, когда я внезапно потянула его за галстук, намереваясь тем самым отвлечь хулигана, а потом и продолжить нападение. Но Малк все же удачно перебросил меня на диван. Чехарда какая-то, черт возьми!
Из-за такого нехилого адреналина до меня не сразу дошло, что если он хотел бы меня догнать, причинить какой-либо вред, сделал бы это сразу, без каких-либо усилий. Малк просто играет, чертов хулиган, блин! Мне уже самой было смешно. Я и не заметила, как тоже включилась в эту игру. Хватаю подушку с дивана и - бдыщ! - не вставая с места, зарядила ей прям по кудрявой башке Малкольма.
-Ох! Сестричка, ты меня чуток утомила, - поймав эту самую подушку, Малк положил ее на место. Утомить? Малкольма? Да у него хорошее чувство юмора! - Не угостишь ли чашкой чая?
Умеет он веселиться, черт побери! Потрепал слегка нервы, а теперь вежливо просит угостить чаем.
-Буянить не будешь больше?
-Не буду, дорогуша, - убедил Малкольм. - Я вообще чет утомился сегодня. Удирал от "стражей" порядка - от полисменов, то есть - короче говоря, с одним моим дружищем решили провернуть дельце такое интересное. Но что-то не так пошло, блин, и пришлось нам разбежаться - так гораздо безопаснее было - вот я и решил укрыться здесь. В этом окне свет уже долгое время не горел нифига, я и решил, что в хате никого. А тут вышло-то как замечательно!.. И захотел я сыграть пару безобидных шуток. Не обидел ведь?
-Тебе повезло, шутник, что мои мама и папа на работе!
-Ну так, прогонять не станешь?
-Не стану, - я подошла ближе к Малкольму. - Но для начала - отдавай шпагу!.. Она мне не нравится. Верну, как только отправишься домой.
Малкольм хитро так взглянул на меня, улыбнувшись:
-Обезоружить меня решила? - и протягивает эту самую шпагу в жестком чехле. - Тогда тебе бы стоило получше меня обыскать - кто ж знает, сколько я спрятал клинков под курткой!..
-Хитрец чертов!.. - я резко так расстегнула его черную куртку и с внутренней ее стороны обнаружила пару острых ножей, которые тут же отняла у хулигана. - Так-то лучше!..
-Уверена, что нашла всё, а? Получше обыщи, а то таким как я доверять-то нельзя!
-Получше, говоришь? - пришлось еще раз облапать этого негодяя, чтобы удостовериться, что никаких там ножей под курткой больше он не прячет. - Все, теперь точно уверена - здесь ничего нет. И попробуй только возразить.
-Ну, как скажешь, дорогуша. Но если вдруг еще раз захочешь меня обыскать - буду рад, - все с тем же озорством говорил Малкольм. Все-таки, смутил, гад такой!..
***
Малкольм и вправду больше не собирался беспредельничать. И я решила не прогонять гостя. Да-да, все мы порой совершаем безумные поступки! Впервые в жизни незнакомый разбойник ворвался в мою квартиру, и впервые в жизни я угощаю чаем такого незваного гостя. Но, что поделать? Мы - люди. А людям свойственно совершать глупости.
Просьба угостить чаем вовсе не входила в "трепание нервов" и не была очередной шуткой этого озорника, и вот, уже в пол двенадцатого ночи, я завариваю душистый чай, Малкольм сидит за столом недалеко от меня. На кухне горит свет, а за окном ночная темень, и в тишине слышно, как по крыше и стеклу тихонько стучит дождик.
-Удивлен, дорогая! Удивлен, - сказал Малкольм, наблюдая за тем, как я завариваю чаек. - впервые, когда в окно забираюсь, меня чайком угощают.
-Да ты, я вижу, частенько по окнам шарахаешься? - со смехом спросила я, вспомнив про удирание от "стражей" порядка и то, как ловко мой приятель влез на четвертый этаж. И вспомнила про шпагу, на тот момент уже конфискованную мной. "Наверняка еще и в драки ввязывается..." На самом деле ничего смешного тут не было. Смех стал лишь защитной реакцией.
-Ага. Люблю шляться в гости ко всяким там людям, - усмехнулся Малкольм. - Сегодня мы с корешем моим тоже в гости вломились. Люди там не особо гостеприимные, однако. Ну и решили мы немного перестановку у них сделать - хорошо так постарались - дружище мой - битой, а я вот - шпагой... В чехле она очень даже крепкая. Ну и мышцы чуток размяли. Не люблю я негостеприимных таких людей, да. Но что-то не так пошло, блин. Пришлось еще раньше чем обычно рвать когти. Какая-то подлая мразь в доме все-таки вызвала козлов с сиреной!
Кого-то отпинал, свалил от полисменов, забрался в окно... ну и хулиган! Надеюсь, те люди серьезно не пострадали, - думала я.
-Прости за идиотские расспросы... но, зачем ты это делаешь? Те люди как-то насолили тебе, или ты...
-..."или ты отбитый подонок"? - со смехом "докончил" мой вопрос Малкольм.
-Нет, я не это хотела...
Но гость снова не дал мне договорить.
-Не волнуйся, дорогуша - никого я там по полной не загасил. Но, у меня все же были счеты с проживающей там... семейкой. И я кое-что забрал у них. В качестве компенсации, блин, - кратко рассказал Малк.
Он заметил мое легкое смятение. Малкольм больше не стал продолжать тему разбоев.
Я поставила перед гостем чашку горячего чайка, и так же не забыла о себе.
-Только у меня к чаю ничего нет... Хлеб с маслом хочешь?
-Ага! Покушать после вылазки никогда не помешает.
Я сделала бутерброды и села за стол к Малкольму, который с удовольствием принялся за угощение. Когда устал и голоден, даже самая примитивная еда покажется вкусной.
-Ты не возражаешь, если я поторчу еще немного у тебя? - насыпая ложку за ложкой сахара в чаек, вежливо спросил Малкольм. - Думаю, козлы с сиреной все еще ошиваются поблизости. Пережду чуток, а там и домой потопаю.
-А... да, я не против, - если честно, вся эта ситуация стала восприниматься мне совершенно нормально. Ну и что, что он там чего-то натворил! "Малк вполне мило ведет себя, и хулиганить дальше уж точно не собирается, - думала я. С чего мне ему отказывать? Мне он никак не навредит." Да и выгонять его мне совсем не хотелось. Вдруг там и вправду до сих пор прочесывают улицы "стражи" порядка? Нахрен этих козлов! Они куда хуже уличных хулиганов. Но только вот у них есть право устраивать беспредел... и никто ведь им и слова не скажет.
-Удивляешь меня все больше и больше. Милая ты девочка. Искренне благодарю за доброту! - Малкольм как-то театрально и даже душевно коснулся ладонью своего сердца, чуть склонив голову, будто в знак почтения и благодарности. Да он тот еще артист! - ...я и не помню, блин, когда в последний раз кто-либо просто так угощал меня, еще и разрешал остаться. В двеннадцать ночи, блин. Как твое имя, дорогая?
-Мелоди, - представилась я.
-Музыкант Мелоди? Совпадение? Замечательно вышло-то как, - улыбнулся гость. - Спасибо за доброту, Мелоди. Я - Малкольм. Рад что встретил тебя, душа моя. Ну, что же теперь, а? Может, ты что-нибудь о себе расскажешь?
Я поделилась своими мечтами о карьере пианиста. Малкольма это очень восхитило. Он сказал, что тоже любит хорошую музыку, да и вообще искусство в целом.
Проболтали мы часов до пол второго - последние полчаса мы общались в гостиной у камина, там ведь гораздо уютнее. Малкольм оказался очень умным юношей и невероятно интересным собеседником, и время за разговорами пролетело незаметно. Но вскоре ему уже пора было выбираться, "топать домой". Малк извинился за испорченное в гостиной окно, оставив мне какое-то количество бабок, как возмещение ущерба (хулиганы нынче порядочные пошли!), и, вежливо попрощавшись, скрылся за дверьми. Я осталась одна. Допив чай, я, наконец, отправилась в постель.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 02.07.2018 Кира Юпитер
Свидетельство о публикации: izba-2018-2308487

Метки: Роман, дружба, любовь, подростки, взаимоотношения, разбои, юмор,
Рубрика произведения: Проза -> Роман












1