Секретный лес - 2. Операция "Окорочок" или Дело было в Виноградном



     Смеркалось. Густой тёмный лес готовился ко сну. Задремали седые горы. Сварливые сойки приглушённо незлобиво переругивались между собой стараясь занять лучшие спальные места на раскидистых ветвях реликтовых пицундских сосен и можжевельников. Сонно трещали, потихоньку уменьшая громкость звука, цикады.
     И только никогда не дремлющая Луна предательски освещала три тёмные фигуры, заговорщицки крадущиеся из леса вдоль виноградника к магазину «сельпо», стоящего на окраине черноморского посёлка Виноградный.
     Впереди, чутко нюхая воздух, осторожно крался Волк с пустым мешком из искусственного волокна за спиной, на белом фоне которого чётко отпечатывались красные буквы «САХАР». За ним семенила нахохлившаяся и зыркающая по сторонам Лиса. Замыкал группу Заяц. Он, то приседал, то вскакивал, подпрыгивал, делал резкие боксёрские движения лапками, «ставил» дыхание в такт своим действиям.
- Зайчиш, тише, – шикнула Лиса. – Ты как?
- Я в форме, – ответил тот, имитируя боксёрские движения и увёртываясь от воображаемого встречного удара.
     Приблизились к магазину «сельпо».
- Действуем согласно утверждённого плана, – громко прошептал Волк, встряхнув пустой мешок. – Ну, Косой, давай! Ты у нас – пункт первый! Проникаешь на чердак. Спускаешься в магазин. Открываешь окно. Смотри, не перепутай «очерёдность» действий.
- Без базара! – согласно кивнул Заяц, и лихо с разбегу сиганул в чердачное слуховое оконце.
     Раздался звон битого стекла. Залаяли соседние собаки.
- Блин! Окошечко-то чердачное застеклено! Обычно же они все без стёкол. Не учли! Давай быстрей, Косой! – тревожно, с хрипотцой, громко прошептал взволнованный Волк.
     Внутри помещения замельтешила шустрая ушастая фигурка. Раздались щелчки шпингалет и окно, возле входной двери, со скрипом распахнулось. Волк и Лиса быстро прошмыгнули внутрь.
- Эка тебя угораздило, – посочувствовал Волк, глядя на большую свежую шишку на лбу Зайца. – Хорошо, что стекло тонкое оказалось. Повезло. А то бы мог и не «пробить». Отскочил бы, как мячик. Пришлось бы нам с Кумой «принимать» тебя обратно.
- Что вы там базарите? Быстрее в подсобку! – засуетилась Лиса.
Клацнул замок, и в проёме входной двери показалась фигура сторожа в треухе и с початой бутылкой портвейна в руке.
- Что за шум? Окно открыто. Ветер свищет. Ставни нараспашку. Непорядок. – Вглядываясь в темноту помещения, вслух «оценил» он ситуацию и сразу вынес «свою версию». – Небось, Ксюха забыла закрыть. Никакой ответственности! Молодая! Одни мальчики на уме!
     Троица тихо шмыгнула под прилавок.
- Это кто!? Конкурент?! Он щас, гад, все сосиски и окорочка загребёт! – забеспокоился Волк.
- Может быть, – заволновалась Лиса.
- Давайте найдём краску на полках и напишем на прилавке то, что было написано на торпеде! – «нашёлся» Заяц. – Этот крендель прочитает и сразу «въедет», что тут всё уже «схвачено» до него! С моряками шутки плохи!
- Косой, ты гений! Я в тебе никогда не сомневался! – развёл от восторга лапы Волк.
- Зая! Красавчик! – проворковала вслед за Волком Лиса.
     И пока сторож неторопливо, с расстановкой, «творчески смаковал» портвейн «с горла», любуясь на ночное небо из распахнутого настежь окна магазина, наша троица за его спиной осторожно шарила в темноте по всем полкам.
- Ой! А сколько косметики! – тихо восхищалась Лиса. – А какие шампуни! Есть даже средства по уходу за шерстяными изделиями! Как раз для меня! – и обратилась к Волку. – А ты, Серенький, и хозяйственным мылом «перебьёшься». У тебя не мех, а войлок. Его никакими душистыми шампунями и питательными гелями не «пробить»!
- Серого может только Топтыгин за шкирку поднять и лапой пыль с него, как с ковра, посбивать! – вторил Лисе Заяц.
- А что такое мыло? – простодушно поинтересовался Волк и тут же перебил себя. – Не отвлекайтесь! Эстеты! Все ищем краску. А то этот крендель ещё захочет закусить и начнёт «наши» окорочка грызть, зараза такая!
- Как?! Прямо замороженные?! – ужаснулась Лиса. – Но закусывать лучше шашлычками, барбекю. С пылу, с жару!
- Щас! Будет он тебе тут костры разводить! И не мечтай. – Огрызнулся Волк. – Эта «публика» может грызть «на закусь» то, что нам, волкам, и не снилось. Даже конфетами «Ирисками» закусывают!
- Ужас! – сделала испуганные глазки Лиса. – Хищники! Динозавры!
     Заяц прыгнул на верхнюю полку с бытовой химией. Послышался тревожный шорох, «плавно» и «органично» перешедший в грохот падающей на пол «химической продукции».
- Ёооо!!! – удивлённо протянул, «оторвавшись» от бутылки, сторож. – Кто тута?! Кто здеся?! Надо окошко закрыть. Видать ветром «подсобило»? О! – обрадовался он нечаянно посетившей его «мысли». – Возьму-ка я себе вкусного «портвишку» с прилавка. Сошлюсь на то, что, мол, тоже ветром «обронило». Ай да я! Башковитый! – и решительно шагнул к продовольственному углу прилавка.
- Блин! Кажись, я в краску влип, – зашептал в темноте Заяц.
- Косой «промазал»! – «констатировал» факт Волк. – На прилавке уже не успеем написать «предупреждение».
- Тащим краску к морозильнику. Надо окорочка «спасать»! Будем на них «предупреждения» писать! – прошептала Лиса и шмыгнула в подсобку.
- Сколько берём? – тихо спросил довольный Волк, открыв морозильную камеру.
- Сколько унесём! – ответила Лиса, окидывая оценивающим глазом бывалого торгового работника полки, и протянула Зайцу кисточку. – Зая, рисуй «предупреждения» на коробках. Ты самый умный среди нас. Причём, ты и так весь в краске. Яркий стал. Жёлто-зелёный. Полосатый. Тебе, кстати, идёт!
- Лады! – кивнул головой Заяц и начал, макая кисточку в банку с краской, выводить на замороженных брикетах куриных окорочков цитату, какая «красовалась» на торпеде. Действовал «по памяти». – Вот люди! Напридумывали себе каких-то чёрточек, загогулин. По ихнему – буквы называются! И сами в них верят! И сами же с ними «парятся»! У них по каждому слову из этих букв у двух юристов три мнения! Клоуны, блин!
- Что ты там, Косой, бурчишь? Сделал? Молоток! Профессор! – удовлетворённый «работой» Зайца, крякнул Волк, засовывая брикеты с окорочками в мешок. – Всё! Тикаем! Начало «положено»! Не будем наглеть! На первый раз хватит!
- Ой! Мальчики! А вдруг он не посмотрит «на авторитеты» и сгрызёт всё тут оставшееся? – захныкала Лиса. – Давайте маскировать окорочка под новогодние ёлочные украшения? Завернём их в фольгу. Ярко раскрасим.
- Ты о чём, Кума?! Какой Новый Год?! Курортный сезон в разгаре! – удивился Волк.
- Алиса права. – Поддержал Лису Заяц. – Это беспроигрышный «ход»! Ёлочные игрушки никто не грызёт. Даже верблюды в пустыне их не грызут.
- В пустыне даже, говоришь, их не грызут? Аргументировано изложил, Косой! Уговорил, умник! – согласился Волк под тяжестью «аргументов».
     Лиса шмыгнула за прилавок и вернулась назад с картонной коробкой, на крышке которой красовалась надпись «Набор юного художника». Закипела работа. Действовали тихо, дружно и слаженно, как пламенные профессиональные революционеры-подпольщики.
     Послышался вой сирены и к «сельпо» подрулил милицейский «уазик». Из него лихо выскочили сотрудники внутренних дел и, поправляя фуражки, с автоматами наперевес ринулись к распахнутым настежь дверям магазина.
- Кузьмич! – зычным «командирским» голосом «крикнул» сторожа старший опергруппы. – Кузьмич! Ты где?! Живой?!
- Да здеся я! Тута! Это ты, что ли, Витёк? – отозвался тот из продовольственного отсека прилавка. – Что за спешка?! Что за ажиотаж?! Лавка только утром откроется! Спиртное с одиннадцати отпускается!
- Да, дед, это я! – отозвался старший опергруппы. – Почему дверь и окно открыты? У нас сигнализация сработала. В чём дело?
- Да всё тихо, Витюша! – пожал плечами Кузьмич. – Всё спокойно! Ветром, вот, кое-что с полок сдуло, – и начал «сурьёзно прогонять по ушам» оперативников свою «основную версию». – Ксюха, дура молодая, окно закрыла, а про щеколду, видать, забыла. Одни мальчики на уме. Никакой ответственности. Молодёжь!
- Да ты сам, Кузьмич, и без ветра шатаешься. – Улыбнулся старший опергруппы. – Ничего не пропало?
- А что тут должно пропасть? Никого нету здеся! Воров не видал. – Стал медленно озираться по сторонам тот.
- Слуховое оконце на чердаке разбито. – Доложил кто-то из оперативников.
- Хорошо! Очень хорошо! Даже отлично! Есть зацепка! Будем реагировать! Надо посмотреть. – Включил фонарик старший группы и двинулся за прилавок.
     И в этот самый миг мимо оцепеневших оперативников, чуть ли не у них под ногами, из-за прилавка выскочил волк с мешком на спине! Луч фонарика только и успел выхватить в темноте красную надпись «САХАР» на мешке.
- Волки! – раздался испуганный вопль, и оперативники бросились врассыпную. Кто куда! Кто на прилавок, кто на подоконник, кто на забор.
- Ёоопрст!!! – запрыгнул на капот «уазика» водитель, увидав мелькнувшего в освящённом проёме двери полосатого жёлто-зелёного зайца. – Мутанты!
     «Догадались» включить свет в магазине. И перед ошарашенными взорами оперативников открылась интересная картина! За прилавком был полный разгром. А в подсобном помещении рядом с открытыми морозильными камерами на нескольких брикетах окорочков яркой «ядовитой» жёлтой краской детским почерком было выведено «Хрен догонишь!» А в уголку помещения горкой лежали грушевидные ёлочные игрушки из разноцветной фольги. На полу валялась коробка с надписью «Набор юного художника» и рядом стояли открытые банки с красками разных цветов.
- Не понял! Что за дела?! – удивлённо протянул старший опергруппы и поднял с пола одну ёлочную игрушку. На ладони сразу остался отпечаток свежей краски. – Блин! Вообще ничего не понимаю! Окорочка завёрнутые! Разукрашенные! Что за «маскировка» такая?! Бред какой-то?! Дурдом «Огонёк»! Кузьмич! Иди сюда! Глянь! Не твоих рук дело?!
- Да нет, Витюша! – округлил глаза сторож и быстро перекрестился. – Свят-свят! Свят-свят! Я себя ещё контролирую. За свои действия отвечаю. И, вообще, я с красками по ночам не «работаю». Чертовщина какая-то!
- А что у тебя в руке? – кивнул на руку сторожа старший.
- А что у меня в руке? – поднял тот руку с «прикипевшей» к ней пустой бутылкой портвейна. – Я, Витюша, вообще, со своей законной оплаченной тарой сюда зашёл порядок проверить.
На подоконнике, чудом не сбитая спасавшимися от волка оперативниками, предательски красовалась ещё одна пустая бутылка портвейна.
- А на подоконнике что?! Порядок он зашёл проверить, блин! Давай, звони завмагу. Будем факты констатировать. Пусть он быстро «подрывается» сюда окорочка считать. Зверьё «порезвилось» тут «не слабо»! И, однозначно, что-то утащили. Точно как люди «действовали»! А «рисовал» кто?! Ладно! Разберёмся.
- Один волк полный набитый мешок утащил! – уточнили оперативники. – Ещё лису видели и зайца полосатого разноцветного! Мутанты! Леса им мало! Совсем оборзели!
     Сторож достал мобильник и пытался «оживить» его.
- Кузьмич, ты что там тыкаешь невпопад?! – засмеялся старший. – Руки трясутся от портвейна?!
- Я волнуюсь, Витёк! – «нашёлся» Кузьмич. – Переживаю!
- Дай, я позвоню. – Взял у него телефон старший опергруппы…

***
     На берегу моря под скалой чётко обрисовывались в лунном свете три фигуры. Большая мордатая фигура держала в лапах маленькую фигуру с длинными ушами, а средняя фигура с острым носом драила ушастую фигуру обильно «испускающими» пену моющими средствами.
- Ну, вот! Уже на зайца стал похож! Красавчик! – довольно проговорила остроносая фигура.
- Извини великодушно, профессор. Капусты не успел прихватить. Каюсь! – хрипло оправдывалась большая мордатая фигура, осторожно благоговейно прикоснувшись лапой к торчащим из пены ушам. – А ведь там я узрел такие элитные вилки!
- Да ладно, уж! Понимаю. Форс-мажорные обстоятельства. – Вздохнула ушастая «профессорская» фигура из пены.
- Какие обстоятельства?! – заинтриговано спросила мордатая фигура.
- Как это популярно объяснить? – задумалась ушастая фигура в пене. – Форсировано завершили дело! На мажорной ноте!
- Да ладно вам, мальчишки! Не умничайте, аналитики! – прервала «научную» дискуссию остроносая фигура.
- А, всё же, хорошо мы «обернулись» с «нашими» окорочками! Творчески подошли к процессу! Благодарю всех за активное посильное участие в операции! – довольно «подытожила» дела «минувших дней» большая мордатая фигура. – Щас в лес отправимся. Будем окорочка «активно» лопать! С аппетитом!
- Фу! Как это пошло! – передёрнула «плечиком» остроносая фигура. – Давайте лучше устроим барбекю-ланч! Замаринуем их с разнообразными специями! Подождём, когда обильно пойдёт сок и обжарим их на углях!
- Я ждать не могу! Я сейчас хочу! – обиженно насупилась мордатая фигура. – Можно и без специй. Я не привередливый. Я скромный.
     Яркий луч утреннего Солнца пробежал по серому скалистому обрывистому морскому берегу и «упёрся» в осторожно крадущуюся по узкой тропинке группу из трёх фигур. Самая большая и мордатая фигура несла за спиной увесистый белый мешок с чёткой красной надписью «САХАР». Тропинка круто поднималась на высокий берег и терялась в траве в направлении густого, закутанного в плотный утренний туман, таинственного леса.

Андрей Мелета





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
© 01.07.2018 Андрей Мелета
Свидетельство о публикации: izba-2018-2308258

Рубрика произведения: Проза -> Сказка












1