Вся жизнь на черновиках


Молодой человек уже несколько часов неподвижно стоял в комнате, наполненной ярким светом, что резал глаза. В обычные дни в помещении царила кромешная тьма, в которой единственным источником света служило отверстие в стене; отверстие, которое трудно назвать окном, было занавешено плотной тканью синего цвета, почти не пропускающей солнечные лучи. Приход художника заставил юношу изменить своим привычкам и включить яркое освещение в кабинете, где он проводил всё свободное и несвободное время. Включенное электричество позволило увидеть огромное количество книг, аккуратно лежащих на столе, а также бессчетное число исписанных мелким почерком листов, которые были распределены по всей комнате; многие из них были скомканы, разорваны и даже частично сожжены. При первом взгляде представляется, что в кабинете царит хаос, неподвластный хозяину, который в настоящий момент равнодушно позирует, хотя еще недавно испытывал смущение, увидев удивление беспорядку на лице вошедшего.
На часах было почти восемь вечера, когда художник делал заключительные штрихи в портрете молодого парня, возраст которого невозможно определить. На протяжении всей работы в голове портретиста крутились мысли, сбивающие его с толку; он не мог понять, зачем юноше нужно собственное изображение, на которое он даже не посмотрел по завершении. Перед уходом художник взглянул на портрет в последний раз, стараясь запомнить огромное количество мелких деталей, играющих важную роль; не зря его посетила мысль, что этот портрет – его лучшая работа за всё время, что он себя помнит.
Внешний облик выдавал безучастность молодого человека в своей же судьбе. Белоснежная рубашка потеряла свой первоначальный вид: ткань была сильно измята, воротник засален, а на манжетах виднелись следы чернил. Образ дополняли взъерошенные волосы, небрежно спадающие на широкий лоб и немного прикрывающие голубые глаза. Взгляд выражал незаинтересованность в происходящем вокруг него, казалось, что этим человеком завладела пустота. Глядя на портрет, можно было сказать, что он является, скорее, отображением состояния души, нежели внешнего вида. Никому не удавалось понять его чувств, мыслей и взглядов на жизнь. За 21 год жизни не было ни одного человека, способного быть для него кем-то большим, чем просто знакомым, быть тем, кому можно открыться. Он был одинок в жизни ровно так же, как на портрете: существовал, погружаясь в темноту, которая поглощала с каждым годом все больше и больше.
После ухода художника юноша вернулся в привычный образ жизни – свет был моментально потушен, а сам он вновь оказался наедине с собой и своими мыслями, чувствами. Исчезла приветливая улыбка, которую приходилось «натягивать» при общении с людьми, мимика вновь стала малоподвижной. Чаще всего на его лице читалась серьезность, нахмуренность и озадаченность, и особенно хорошо это было видно, когда он что-то судорожно писал; а писал он с завидной регулярностью. Сегодняшний вечер не стал исключением, молодой человек одним рывком преодолел расстояние от входной двери до стола и принялся за написание чего-то нового, что еще является для него неизвестным.
Юноша никогда заранее не знал о цели написания, теме и сюжете своих произведений. Да и можно ли назвать произведениями то, что он писал в беспамятном бреду? Каждое, из написанных им «произведений» являлось криком души, которая устала искать понимания и принятия со стороны общества. Образ мышления был чужд окружению, в котором он жил с самого детства. В мальчике видели творческий потенциал, но душили на корню; в нем видели заинтересованность в учебе, но не позволяли много читать, говоря, что детство дано для развлечений; интересовался природой, но его не отпускали гулять, полагая, что он сбежит из семьи и больше никогда в неё не вернется. Все своё детство мальчик провел в комнате, которая больше походила на чулан, чем на детскую. И единственным занятием было чтение художественной литературы, помогающей не только коротать время, но и изучать мир, расширять свой кругозор, увеличивать словарный запас и обогащать речь. Но больше всего ему нравилось наблюдать за людьми, их жестами, эмоциями и поведением, – он старался понять мышление окружающих и разгадать тайну того, что они зовут «смыслом жизни» и узнать, почему так пытаются его найти.
В юном возрасте он думал о том, что это полный абсурд – тратить большую часть своей жизни на поиск чего-то неизвестного, далекого, а зачастую недосягаемого. «Разве смысл жизни заключается не в факте существования в данном моменте? Зачем куда-то стремиться, если жить можно уже сейчас, в эту самую секунду?», – подумал еще совсем молодой парень три года назад, когда кто-то из одноклассников спросил о том самом смысле жизни на школьном выпускном вечере; именно этот вечер разделил его жизнь на «до» и «после». Выпуск из школы положил конец принужденному существованию в обществе, не принимающем его как личность, в то время, как и сам юноша не понимал взгляды окружающих.
Ровно три года назад вся его жизнь изменилась за несколько часов. Разве мог он предположить, что один разговор на прощальном школьном вечере полностью перевернет планы и цели? Естественно, такие мысли не закрадывались в его голову. А что говорить о тех, кто знал его все школьные годы как активного участника мероприятий и лучшего ученика школы? Только знали ли его люди, что находились с ним ежедневно на протяжении всей жизни? Они задали себе этот вопрос, правда, слишком поздно – во время прочтения записок, которые все-таки попали в руки людей.
В тот вечер юноша и сам посмотрел на то, что его окружает. Наконец открыл глаза и набрался сил изменить что-либо в своём существовании. Одного мига хватило для принятия безумного решения: закинуть несколько футболок, блокнот и еще пару не дорогих – но ценных памяти – вещей в рюкзак и уехать первым же поездом в неизвестность. Он отошел от принятых норм, от хорошей жизни, и стал собой – стал тем человеком, которым чувствовал себя все эти годы, но так тщательно скрывал от других. Молодой парень ушел от общества и закрылся не в темном кабинете, а в самом себе. Все года, что он помнит, были наполнены стремлением быть тем, кого хотят видеть окружающие: родители, учителя, близкие друзья и любимый человек. Он никогда не имел собственных желаний, не имел мечты, к которой хотелось бы бежать сломя голову. Юноша никогда не жил для себя, да и жил ли вовсе?
Молодой человек вышел из-за стола и подошел к рисунку, который заставил увидеть и осознать всю подноготную, что он прятал от себя так долго. На портрете – одинокий парень, который разочаровался и в жизни, и в самом себе. В кабинете перед картиной – забитый юноша, что никогда не жил и не выражал собственное «Я» за исключением сочинительства.
Время идёт стремительно. Казалось, совсем недавно были его первые попытки в написании стихов, рассказов и неких зарисовок. Но на самом деле прошло уже несколько лет с того момента, как он начал писать то, что до сих пор не может назвать творчеством. Порой ему даже смешно вспоминать, с чего началась его "писанина", ведь это были скорее выплески бури эмоций, которые находились внутри. Он не помнит, как сел писать. Не помнит, что хотел передать этим подобием стиха, да и хотел ли. Но помнит прекрасно, что это помогло ему не погибнуть в один момент.
Раньше он постоянно стучал кулаками по стенам, бросался из дому, в улицу, не забыв взять с собой сигареты, или просто закрывался в ванной и рыдал навзрыд, утопая под ледяными каплями из крана. Теперь же он всегда бросался в сторону блокнота и ручки, а если таковых не оказывалось рядом, искал любой клочок бумаги и хоть что-то, из чего можно выдавить чернила. Сколько бумаги было исписано карандашами, ручками и фломастерами. Порой, когда ничего не было рядом, он писал собственной кровью на обоях или одежде, ведь главное – написать, выпустить все мысли и чувства наружу, и не дать себе умереть.
Но теперь привычная жизнь юноши пошатнулась – изображением его уклада был не он, не его записи, а образ на холсте, созданный другим человеком.
Пришло окончательное понимание собственной жизни, а точнее – бессмысленности существования. Потушив весь свет, парень сел к стене и закрыл глаза. В голове его кружилось множество мыслей, душу разрывало от переизбытка чувств. Принятие реальности убило всё, что дышало в нем до этого момента. Было убито рвение писать, задушено желание делиться своими мыслями и чувствами, затоптано стремление продолжать жить. В один момент исчезло всё, что связывало юношу с реальным миром; за несколько секунд общество лишилось человека, которого не готово было принять сейчас, в этот момент, но приняло бы позже каждую его запись.
Как легко человеку опуститься на дно и раствориться в нем, если он прибывает там с самого детства. Но ещё легче забыть о человеке, которого никогда не мог понять или вовсе не знал. И не важно, остался ли его портрет, что расскажет о характере, выложив все тайны душевных мук, не важно, будут ли прочтены множественные записи, в которые вложены последние силы и эмоции, живущие в нем. Ничего не будет иметь ценность до той поры, пока не будет понято и принято хоть кем-то.
Искусство живет во всём, что окружает нас, в каждом, кто находится рядом, только высказать это может не каждый, как и не каждый, кто высказывается, становится понят и принят.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 22
© 01.07.2018 Kristmax
Свидетельство о публикации: izba-2018-2308233

Метки: рассказ, исповедь, записки, проза, поэт, поэзия, отчужденность, художник, портрет, ложь,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ












1