Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

" Я желаю тебе счастья".


" Я желаю тебе счастья".

Мои мысли - не ваши мысли,
ни ваши пути - пути Мои, говорит Господь.
Ис. 55:8

Артем уже вернулся из универа, где заканчивал третий курс экономического факультета, и уже успел засесть за свой комп, который не выключал сутками, как раздался телефонный звонок. Звонила однокурсница Наташа. Звонок от нее, как, впрочем, и от кого бы то ни было другого, был ему совершенно не нужен. Ему было в тягость отвечать на звонки, общаться, тусить и прочее. Он хотел одного - погрузиться в манящий фильмами, играми, любимыми сайтами виртуальный мир, залечь в сети как в гамак и выключиться из всех земных занудных проблем. Но он все же из вежливости решил ответить на звонок Няши. Так он ее звал и, кажется, ей это нравилось. Артем с ней как будто бы дружил. Она была всегда рядом, знала все новости, расписание, могла помочь с конспектами. И вообще, он считал, что она одна из немногих в их группе была нормальной девчонкой.Не лезла в душу, не надоедала, ничего не требовала и, кажется, ничего не ждала. Он ответил:
- Хай!
-Привет Артем! А ты можешь помочь моей подруге? У нее очень сложная ситуация. Ее надо подхватить с вещами и привезти ко мне домой. И у нее совсем нет денег. Я тебе скажу где…
- Какой вопрос… Конечно… Ноу проблемз. - бравировал он. Ему нравилось быть джентльменом.
Девушка стояла на перекрестке, нетерпеливо и нервно смотрела на дорогу. Артем подъехал, помог положить в багажник две большие сумки. Высокая красивая девушка в летнем голубом платье по фигуре быстро села в машину. С первых мгновений он почему-то всем своим существом стал ощущать ее присутствие, ее запах, каждый ее вздох, движение рук, головы. Он невольно скашивал глаза на ее голые коленки. Вел машину , почти не видя дороги, прислушиваясь к тому, что не вовне, а что происходило у него где-то внутри и лишало его покоя. Он был взволнован без всяких видимых причин. И так был переполнен тем новым ощущением жизни, которое вырастало в нем как росток диковинного гигантского цветка, заполняя все его внутреннее пространство, что он даже не понимал, что можно говорить. Поэтому, когда заговорила она, ему в первый момент показалось это лишним, практически неуместным. «Зачем она говорит?», – подумал он. Его полнота жизни была такова, что слова ему были не нужны. Он заставил себя переключить внимание с себя и своих ощущений на нее.
- Ты не смотри, что я такая страшная, - сказала она. Артем вынужден был взглянуть на нее. На голове у нее спутались светлые блестящие волосы, но они и в своем беспорядке были прекрасны. Он никогда не видел таких красивых волос золотистого цвета, которые так бы шли их обладательнице. У скулы была ненужная краснота. То, что она появилась от нанесенного удара, он не хотел понимать.Она была для него инопланетянка с огромными глазами, которые одновременно притягивали к себе и одновременно пугали своей отстраненностью и закрытостью.
- Я сейчас сбежала от одного человека, который меня мучает уже четыре года, - продолжала говорить девушка. И не смотри на меня так! Да! Он меня ударил.Я больше так не могу .. . Я больше туда не вернусь! Она говорила нервно и резко.
Он молчал.
- Поговори со мной. В голосе девушки появилось мягкая и настойчивая нота. Почему ты молчишь? Что, не ожидал увидеть такую, как я?
Она на миг замолчала ис вызовом уставилась на него. А он едва мог перевести дыхание от волнения. Что же делать? Что говорить? Он никогда не был еще в такой ситуации. Но собравшись с силами, сдавленным от волнения голосом произнес:
- Да ты не думай…Все нормально. Тебя как зовут? Меня- Артем. Он сам удивился своей смелости. Ведь до этого он никогда не знакомился с девушками.
- А меня Надя…Слушай, а ты не такой как все… И клеиться вроде не собираешься?
- Еще не успел. Только хотел,- даже нашел в себе силы пошутить он.
- Еще и прикалывается… Знаешь, как мне фигово?! Довези меня поскорей до подруги. Я там от него спрячусь пока.
За окном своей жизнью, а может и не жизнью, а ее имитацией, жил большой суетный город -мелькали дома, вывески, рекламные баннеры, прохожие. Но он не видел ничего вокруг. Он вслушивался в каждый звук ее голоса и ждал продолжения разговора, но она вдруг, сказав адрес, замолчала.Какое –то время они ехали молча. Он думал о том, что вот именно это мгновенье - он- она- салон авто- город – больше никогда не повторится. Сейчас она выйдет и исчезнет из его жизни, как будто ее никогда и не было. Он решил продлить это мгновение.
- Надя, а что у тебя произошло? Может, расскажешь?- Он никогда так смело не расспрашивал девушек. Она вдруг повернулась к нему вполоборота и начала говорить:
- Лучше тебе не знать. Ты, я вижу, парень совсем зеленый. Тебе не понять…. Я, если хочешь знать, танцую в ночном клубе с пятнадцати лет. Бывал в таких местах? Впрочем, вижу, что нет. Вот и отстань от меня.Она достала из сумочки сигареты и, не обращая на него внимания, закурила. Артем сидел немного ошарашенный ее признанием, но странное дело, ни ее занятие, ни сигарета в зубах не вызвали его отвращения, хотя он терпеть не мог курящих девушек. Он хотел продолжить разговор.
- А у тебя родители есть, мама, отец? – вдруг спросил он. И, не особо ожидая ответа, сказал:
-У меня вот отца нет, он умер не так давно.А мама у меня очень хорошая и честная, - вдруг добавил он ни с того, ни с сего. И испугался. Подумал, сейчас девушка его будет высмеивать как маменькиного сынка. Его и так часто в школе дразнили. Он уже с досадой стал думать , что зря он так перед ней про маму начал говорить, но вдруг услышал, как она плачет.
- Ты чего? - Он спросил удивленно, никак не ожидая от нее слез. А Надя сидела и плакала, вытирая бумажными носовыми платками глаза, но слезы не останавливались. Он посмотрел на нее. На виске у нее чуть вздрагивала маленькая жилка, беспомощно билась , особенно она была заметна, когда девушка наклоняла голову и сморкалась в платок.…Он отдал бы сейчас все на свете, чтобы прижаться к этой слабой жилке губами, но он только растерянно смотрел на нее.
- Зачем ты мне про маму начал рассказывать? Да, если бы только знал … Меня моя мама продала… Она заревела уже навзрыд. И последующие фразы он слышал уже сквозь рыдания.
- У нее долги за квартиру были тыщ сто. Она не работала, ее сократили. В ее возрасте на работу уже по специальности не берут.Ее знакомый Ренат сказал, что заплатит ее долги, если она меня ему сдаст в аренду на три месяца, чтобы я танцевала в клубе.Я тогда занималась художественной гимнастикой. И танцевала неплохо. Он ей пообещал - никакого интима… Мать долго не соглашалась, но когда в квартире отключили свет, согласилась… Девушка опять замолчала, о чем-то задумавшись, вытирая слезы и нос.
- Ну и что же? - с явным нетерпением спрашивал Артем, уже прекрасно сознавая про себя, что ему важно знать про нее все-все, каждое обстоятельство ее жизни.
- Да ничего… Отстань…- Надя вдруг отстранилась от него, замолчала и стала смотреть в окно.
Они уже подъезжали к дому Наташи. Его пассажирка уже успокоилась. Достала из сумочки зеркальце, глянула на себя, салфеткой вытерла потекшую тушь. Машина остановилась. Она вдруг посмотрела на него своими бездонными глазами, в которых он сразу тонул без всякого сопротивления и безнадежды на спасение, сказала уже совершенно спокойным деловым тоном:
- А знаешь Артем, дай мне твой номер телефона… Вдруг ты мне еще понадобишься со своей машиной. Ты не против, если я тебя вызвоню.?
- Да нет … Довезу, конечно, - сказал он тоже совсем отстраненно. И продиктовал номер телефона… Магия закончилась. И остался только незаконченный майский вечер, который еще надо где-то и как-то закончить…
***
Он поехал домой. Артем все еще ощущал ее присутствие в машине, ее запах, он увидел открытую упаковку бумажных носовых платков на сиденье, которые она оставила и понял, что эта упаковка сейчас единственное реальное доказательство ее существования. Он взял эту упаковку прижал почему-то к губам, еще ощутил ее запах и понял со всей неотвратимостью, что эта девушка вторглась в какие-то такие пределы его жизни, что он теперь не может быть от нее свободен. Она внедрилась туда, в такую область, над которой он не имеет полной власти. Ни его природная рассудительность, никакие доводы разума оказались не в силах ее выдворить за эти пределы. Он ехал и думал о ней, вспоминая, вернее проживая ещеи еще каждое ее движение, слово, взгляд, вздох…
. Мама его встретила на пороге.
-Почему так долго? В ее глазах застыли тревога и беспокойство. Где ты был?Он не любил врать матери, но почему-то ответил:
- Заезжал к Димону, надо было покопаться в одной программе. Елена Ивановна смотрела на него все также напряженно. Что-то в его облике и состоянии, которое обычно легко прочитывалось ей как матерью, было для нее непонятным и тревожным. Он решил добавить, чтобы как-то ее успокоить.
- Ну, так, вообще, прогулялся…Конец мая. Погода отличная. Я и так на свежем воздухе, как ты говоришь, не бываю.
Он даже попытался улыбнуться. Она ни на секунду не поверила в его попытку усыпить ее бдительность, но решила понаблюдать дальше, а сейчас сделала вид, что поверила и успокоилась. Пожелала ему спокойной ночи и ушла в спальную. А он остался наедине с собой таким новым. Ему нравилось то, что в его жизни появилась тайна. Пожалуй, впервые он утаил от матери то, что было только его, и она точно не имела на это права…. Он вспомнил бьющуюся жилку на виске Нади, и сердце его переворачивалось в груди от сладкой бездны, в которую он летел. Он был настолько ошеломлен, что весь мир для него перевернулся. Он понял, что сегодня вечером произошел полный трэш всех его систем и представлений о жизни. Если раньше в центре мироздания был он сам, и все вращалось вокруг него, что теперь система координат резко изменилась. Отныне в центре его вселенной поселилась –ОНА. Он не знал, что будет дальше. Он заснул, не думая о будущем, только наслаждаясь своим новым состоянием.
***
Но прошел день, другой, ничего не происходило. Эта девушка произвела на него такое впечатление, что он везде в каждой блондинке пытался увидеть ее. Он перебирал в памяти каждое мгновение их недолгого разговора и, вспоминая, каждый раз досадовал, когда вспоминал все свое стеснение, неловкость и,как ему казалось, глупость в общении с ней. «Вот зачем , спрашивается, приплел маму?- думал он,- она же тут же расстроилась». Но все его мысли заканчивались на вопросе – а что же дальше? А дальше ничего…
Но на третий день раздался звонок. Звонила взволнованная Надя и говорила немного сбивчиво:
- Артем, привет! Ты не мог бы меня увезти из города? Он меня здесь вычислил, покоя не даст. Мать Наташки договорилась с одним монастырем, они меня на время спрячут.
Он сначала опешил от звука ее голоса. Она говорила быстро, с придыханием, и он сначала ничего не понял. Когда понял, тут же ответил:
- Да… Отвезу, конечно.
- Вот и хорошо. А можешь сегодня, прямо сейчас? Он сказал, что если я вечером не вернусь, он придет за мной…
Артему надо было решать все мгновенно. Сейчас два часа дня. В этот момент он не знал, что скажет матери. Ехать надо за триста километров. За день можно и не успеть. А учеба? Зачетная неделя? Все его трезвые мысли были снесены вихрем, который закручивался все быстрее. Он на все вопросы отвечал согласием и попутно придумывал для матери легенду, куда он исчезнет настолько времени.
Она быстро собрала вещи, он подогнал машину, и Надя быстро юркнула на переднее сидение. Они тронулись с места. Матери он еще не позвонил, не знал, что придумать. « Ну ладно,- думал он,- еще есть часа два-три на раздумье и весь погрузился в новую и такую заманчивую для него ситуацию.
Он с детства много читал. А вот общался в основном с мамой. С ней, конечно, было очень интересно, она много знала. Отец умер, когда ему было четырнадцать лет. Он настолько тяжело перенес эту потерю, что совсем замкнулся – учеба, любимый комп, иногда книги и музыка. Было у него несколько приятелей, с которыми общался в группе и соцсетях. Но ни с кем особо не сближался. Девушек он избегал. Ростом он был больше метра восьмидесяти, но не отличался накачанным торсом и, откровенно говоря,выглядел салагой и понимал это. Но мама говорила, что он очень симпатичный, что у него красивые черты лица, густые темно-русые волнистые волосы, и, шутя, его предупреждала, что он будет очень нравиться девушкам. Да, девушки сами подходили к нему ,заигрывали, заговаривали с ним на разные темы. Он как воспитанный юноша им очень внимательно и старательно отвечал, а они его старание и внимание воспринимали как отношение. А отношения никакого не было, они в конечном итоге обижались и отходили от него. Он научился отшучиваться и прослыл на курсе «монахом».
Теперь он сидел в машине с молодой красивой девушкой и мучительно придумывал тему для разговора. Но он зря напрягался и переживал. Надя, как только села, так все их общение взяла в свои руки. Она начала рассказывать ему всю свою историю. Он удивлялся ее способности так просто и искренне рассказывать о себе. Все без утайки. Он ехал и слушал, проживая вместе с ней ее жизнь.
- Я, конечно, боялась сначала идти в клуб. Но было интересно.Меня там сначала наряжали в детское короткое платьице, короче, девочкой, и я танцевала на разогреве с одним пацаном, что-то типа вальса. А в конце мы с ним кланялись только в обратную сторону и так, чтобы платье обязательно задиралось выше попы. Там сидели старые пузатые мужики за сорок, а то и за пятьдесят, им это сильно нравилось. Потом уже я выступала как гимнастка – делала кольцо, мостик, шпагат. Сначала все было нормально, Ренат не приставал, отвозил под утро домой на машине, иногда дарил шмотки. За квартиру не всю сумму, но начал выплачивать. Когда прошло три месяца, он снова подкатил к матери: «Я деньги плачу, но все сразу не получается, так что давайте продлим договор». Я не возражала. У меня появились дорогая одежда, обувь , вкусная еда, матери тоже деваться было некуда. Ренат мне тогда очень понравился. Я к нему привыкла и через год стала с ним жить. Потом я в шестнадцать лет забеременела. Но он меня убедил, что ребенок сейчас совсем не нужен, надо сначала денег заработать, потом уже думать о детях… В общем, я сделала аборт. Я пережила такой ужас, что потом не могла прийти в себя несколько месяцев. Но он мне говорил, что все нормально, все наладится. Я ему опять поверила. Так вот еще три года прошло.Потом я стала танцевать в открытом купальнике, так, кое-чему научилась, что мужиков заводит, но пока я была с Ренатом, я была в безопасности, он никого близко не подпускал. Пару раз серьезные разборки из-за меня были. Она в этом месте своего рассказ как-то зло усмехнулась.
Артем слушал ее рассказ,как будто читал какую-то книгу, так ее мир был далек от того, в котором жил он. Он подавлял в себе чувство ревности к этому ее фраеру Ренату. Когда она рассказала про аборт, он его возненавидел и никакие уже уговоры самого себя не действовали. Ему хотелось ей сказать:
-Да как же ты жила все это время! Это же рабство! Такая грязь!
Но молчал, только понимающе кивал головой, боялся разрушить ее хрупкое доверие. А она продолжала.
- Первый раз мы с ним серьезно поссорились, когда он меня начал упрашивать сделать танец топлес хотя бы пару минут в конце. У него начались финансовые проблемы, он поднял цены на входной билет, обещая стриптиз. Но я не соглашалась, ни за что. Он на меня орал: «От тебя не убудет!» Обзывал по всякому, но пока еще не бил. А на стриптиз нашел одну девчонку-школьницу. Она за шоколадку и шампанское и пятьдесят долларов в месяц так там отжигала…
Артем с ужасом слушал девушку, из другого мира, в нем боролась нежность с отвращением. Но самым сильным чувством в нем была зреющая ненависть к Ренату.
- Не знаю, для чего я тебе все это рассказываю. Ты, понятное дело , меня презираешь и брезгуешь мной ...
Артем поспешил ее разуверить:
- Нет! Что ты!Ты такая молодец, что вырвалась оттуда!
Она продолжала уже со слезами:
- А потом начался кошмар. Я хотела пойти учиться на экономический. Я, между прочим, очень хорошо училась. И школу закончила с аттестатом 4, 5. Он запретил. Хотела с мамой уехать к родственникам, не отпустил. Стал контролировать каждый мой шаг, не отпускал неделями домой. А однажды когда напился, ударил меня за то, что я отказалась с ним лечь в постель.
Артем чувствовал, как покрывается потом и краснеет от напряжения. Ему стало невыносимо тяжело ее слушать. Он не хотел более ничего знать,он не вмещал в себя ее слова. Ему некуда было их поместить, его сознание, его душа не были готовы. Он почувствовал себя, как будто обложенным ватой, ее слова в ней застревали, и он перестал улавливать их смысл. Надя говорила с ним,будто они были знакомы много лет. Все слова были обыкновенны. А он чувствовал, чтоона проговаривала что-то такое личное и важное, что никому более сказать не могла. Он вдруг почти физически ощущал, что граница, разделяющая их на двух людей, с ней совсем оголена. Там нет никаких препятствий. Все прозрачно и расстояния нет, нет совсем. Это его пугало и восхищало.
-Мы ссорились и мирились. Он просил прощения, задаривал подарками. И вот я опять забеременела. Я -дура, что сказала ему. Он опять стал настаивать на аборте.Я сказала ему, что ни за что это никогда не сделаю. Он меня ударил и я, наконец- то, решила от него сбежать. Ну, вот ты теперь знаешь все про меня.Я его очень боюсь. Он сказал, что из под земли меня достанет….
- Так,- опять включился Артем. Забудь это как страшный сон! Я сделаю все, что от меня зависит, чтобы этот урод навсегда исчез из твоей жизни.
- Ты? – Она с недоверием и какой-то слабой надеждой посмотрела на него. У тебя своих проблем, что ли не хватает? Но сама была потрясена его искренним желанием помочь. И расплакалась…И начала говорить ему такие слова, которые он никогда еще не слышал от девушки.
- Какой ты хороший! Я не думала, что, такие как ты вообще бывают...
- Да ладно…
Она немного успокоилась и сказала ему вдруг весьма кокетливо.
- А ты знаешь, что ты красивый парень? За тобой, наверное, девчонки бегают. У тебя есть девушка?
-Нет… Артем помрачнел и старался свернуть разговор в сторону. Но Надя продолжала щебетать.
- Если бы у меня все было как у нормальных людей, я бы обязательно постаралась быть с тобой …
Дорога была практически пустынна. Артем не замечал, что там за окном. Он чувствовал, что жизнь его радикально изменилась, он проживал что-то очень важное, что останется в нем навсегда.
Им захотелось есть. Они доехали до ближайшего придорожного кафе , набрали всякой еды, сели напротив друг друга и начали поглощать все подряд. Теперь Артем мог спокойно насладиться лицезрением Наденьки, как он позволил себе ее мысленно называть. Он удивлялся ее аппетиту. Она проглотила два хот-дога,огромный пирог с капустой, еще и попросила мороженое. Ему безумно нравилось смотреть, как она пила из чашки кофе. Это был для нее какой-то особый интимный процесс. Он старался запомнить каждое мгновение. Она шутила, смотрела на него веселыми глазами, но где-то в самой их глубине жила какая-то грусть, которая и в его сердце отзывалась какой-то безотчетной печалью. Пока она одной рукой держала чашку, он поймал другую ее руку и прихлопнул сверху своей, ее рука лежала тихо и не сопротивлялась:
- Я тебя заберу. Больше никто на тебя не будет орать и унижать.
Она убрала руку. И опустила глаза.
- Давай сейчас не будем об этом…
Оставшийся путь они весело болтали. Он тоже рассказал о себе, о маме. Он думал о том, что ему никогда не было так хорошо. Мелькали поля, леса, заброшенные деревни. Солнце постепенно клонилось к горизонту, день заканчивался.
Они добрались уже под вечер. Их встретила мать игуменья София, она распорядилась покормить гостей и обустроить гостью.
Артем собраться ехать домой. Тут ему позвонила мама. Он с ужасом подумал, что он ей так и не позвонил. На все ее возмущение и встревоженные вопросы он ответил устало:
-Мама, прости. Не нервничай. Я приеду, все расскажу.
Незнакомый тон сына сбил накал ее возмущения . Все ее раздражение вмиг вытеснилось крайним беспокойством, и она уже другим голосом начала спрашивать:
- Темочка, у тебя ничего не случилось? Скажи мне… Скажи мне хоть что-нибудь... Елена Ивановна, удостоверившись, что сын жив –здоров после нескольких часов напряжения сразу как-то ослабла, и у нее из глаз полились тихие беспомощные слезы. Артем почувствовал себя просто монстром и начал ее успокаивать:
- Мама, ну ты прости меня… В голосе Артема прозвучали искренние ноты раскаяния. - Я виноват, что тебе не позвонил. У меня , правда, все нормально. Но сказать по телефону я тебе ничего не могу. Я сейчас далеко от города, приеду часов через пять-шесть.
– Осторожнее будь на  ночной-то дороге, - опять забеспокоилась мать. Ты что к другу какому уехал?-любопытствовала мать.
- Нет, - опять устало и нехотя отвечал он.
Пора было возвращаться. Надю устроили в келье для гостей. Она оглядывала стены, скромную обстановку и в глазах у нее появилась какая-то тоска.
-А ты правда за мной приедешь?, - спросила она вдруг очень тихо.
- Зачем спрашиваешь… Но тебе сейчас надо отдохнуть, прийти в себя…
А мне надо ехать, там мать с ума сходит…
Они вышли к машине.
- Прохладно, однако, - она зябко повела плечами.
Артем, не слыша ее, смотрел на нее и не мог стронуться с места .
- Ну чего ты на меня уставился! Надя немного кокетничала, видя, что он не может оторвать от нее глаз. - Давай прощаться, что ли…
Она сама приблизилась к нему. Он закрыл глаза от надвигающегося на него ужаса. Надя поцеловала его в губы коротким поцелуем. Непроизвольно отпрянув, в ту же секунду он взял ее за плечи и прижался губами к ее губам со всей силой своей первой юношеской страсти.В голове у него помутилось,и он плохо понимал, что делает. Он обнял ее, прижал ее к себе и, наконец, нашел ту заветную голубую жилку на виске  и поцеловал ее с бесконечной нежностью. Надя не ожидала такого натиска и как-то по-новому смотрела на него.
- Ну, ты даешь…. Она была немного растеряна, но улыбалась счастливой улыбкой. Ты, правда, за мной приедешь? Не обманешь?
- Конечно! Как ты можешь сомневаться? – говорил он, немного переведя, дух.
Они стояли и не могли отделиться друг от друга. Наконец Надя немного отстранилась от него и произнесла слова, которые были неизбежны:
- Все! Поезжай. Я буду тебя ждать. Будь осторожнее.
Артем сел в машину. Он не помнил, как проделал обратный путь, ехал на автопилоте, совершенно оглушенный всем с ним происшедшим. Долетев до дома меньше, чем за пять часов, он, наконец, ввалился в квартиру. Мать при включенном торшере спала в кресле. Но от шума она проснулась, видно было, что уснула она совсем недавно. Она бросилась к нему , обняла, только хотела раскрыть рот, но он ее опередил:
- Мама, я смертельно устал. Душ и спать. Все разговоры потом.
И ушел в ванную. Елена Ивановна смирилась, пошла на кухню, поставила чай, достала хлеб, масло, сыр и сделала пару бутербродов. Артем вышел из ванной , отхлебнул немного чая, ушел в свою комнату и провалился в сон.
***
Наступил вечер следующего дня.Елена Ивановна вернулась с работы раньше обычного. Она волновалась. Последние дни с ее сыном что-то происходило, и она ничего не понимала. Да, были у нее подозрения, что он влюбился… Она решила выяснить все до конца и с нетерпением его ждала. Он вернулся с учебы и разговор начал сам:
- Мама,ты только пока все не выслушаешь, ничего мне не говори. … Артем собрался с духом.-В общем, я встретил девушку и хочу на ней жениться… Она танцевала в клубе, но это ничего не значит. Она очень хорошая… Она беременна, ждет ребенка. Но эт обудет наш с ней ребенок.
Мать тихо приземлилась на кухне на табуретку.
- Ты что с ней имел отношения?
- Да нет, мам. Не перебивай. Ребенок формально не мой. Но будет мой. Еще я не буду от тебя скрывать. Она в 16 лет сделала аборт, но не по своей воле…
Елена Ивановна слушала сына как во сне. Все ее материнское начало восставало против этой особы - девушкой она ее назвать никак не могла, но видела сына таким она в первый раз. Он говорил с такой степенью убежденности и с таким чувством, которое может сметать любую преграду на своем пути. Она поймала себя на том, что сын ей открылся с новой стороны, и его позиция вызывает у нее невольное уважение. Она только уточнила:
- Ты, зная все это, готов жениться?
- Да, мама. Каждый человек может ошибиться. Она была поставлена в такие условия. Это не от нее зависело. Ты сама мне говорила, что человеку надо оставлять право на ошибку. Она готова все начать сначала, готова учиться…Я все продумал… И ты ее полюбишь, она очень хорошая…
Мать слушала его, и в ней боролись два чувства. Одно чувство ей говорило: « Спасай сына! Он может сейчас совершить непоправимую ошибку. Его надо срочно любыми путями изолировать от этой женщины». А другое чувство ей говорило совсем другое. Она поняла , что сын ее вырос, она любовалась им , его благородством и готовностью спасать, защищать, что так ей дорого было в его отце. А вслух она только и сказала:
- Сынок , подожди… Не торопись.. Так быстро такие дела не делаются. Ты слишком мало ее знаешь.
- Мама, да я мало ее знаю, но я точно знаю, что ей надо сейчас помочь. Я ее не оставлю. Последнюю фразу он произнес таким тоном, в котором уже зазвенел металл.
Она более не расспрашивала его ни о чем. Сын был удивлен. Он приготовился держать оборону, зная, что мать никак не может одобрить его выбор. Он даже продумал аргументы для своей мамы учительницы русского языка и литературы. Он ей хотел сказать, что даже в школьной программе проходят стихотворение« Незнакомка», посвященное проститутке и все восхищаются этой женщиной. А Блока она очень любила. И про « Яму» А. Куприна хотел ей напомнить. Сама она частенько почитывала зеленый шеститомник писателя и ему читать не препятствовала. Но его аргументы не потребовались. Елена Ивановна повела себя совсем не так, как он предполагал. Более того, он чувствовал, что кроме мировой классики, на которой она его воспитывала, она знает что-то, что он еще пока понять не может. Но проговорив всю программу жизни вслух, ему стало не по себе. Как будто он говорил о каком-то другом человеке, настолько еще две недели назад он был далек от всего этого.
***
В монастыре мать София несколько раз заговаривала с Надеждой. Та ей в конечном итоге рассказала все, что с ней случилось. Старая монахиня пристально наблюдавшая за ней и Артемом, когда он ее привез, решила поговорить с ней о нем. Девушка не особо охотно начала разговор. Но мать игуменья была опытна, умела расположить к себе собеседника:
- Наденька, вот смотрю я на тебя, трудно , тебе сейчас, конечно. Но ты должна держаться. Все в жизни бывает. Все надо пережить, преодолеть. И перетерпеть. А Бог милостив.
- Скажи , ты любишь его?
-Кого?- Девушку всю передернуло как будто от этого вопроса.
- Кого-кого? Артема. Конечно, я же вижу, как он на тебя смотрит.
- Люблю. А что?
- Не обманывай себя… - монахиня взяла ее за руку и начала тихо поглаживать.- Ты его не любишь. Он тебе, конечно, нравится. Тебе нравится, как мальчишка в тебя влюбился и готов ради тебя на все. А он действительно хороший, чистый. Сейчас таких мало. Но он тебя младше не столько даже по годам. Ты его старше по жизни, по своему опыту. Он для тебя слишком молод и далек по своему воспитанию,интересам. Мой тебе совет и просьба. Оставь его… Ты испортишь ему жизнь. Да и сама не найдешь с ним счастья. У тебя другой удел.
Тут Надежда перебила ее:
-А вам-то какое дело до моей жизни? Артем меня любит, а я его, и у нас с ним все будет хорошо.- убеждала она саму себя, но сказав эту фразу, поняла, что сама в это не особо верит. Разозлилась и ушла от монахини прочь.
Мать София еще раз заговорила с Надеждой.
-Послушай, детка…Я очень тебе хочу помочь. Мы тут все тебе очень хотим помочь. Сделай доброе дело – прогони его… Сам он от тебя не уйдет. Это будет правильно с твоей стороны.
***
Прошло два дня. Артем пришел в себя и начал думать, что делать. «Так…, во-первых, он может перевестись на заочное отделение и пойти работать. Во-вторых, жить можно в бабушкиной квартире, которую мать сдавала постояльцам, чтобы сводить концы с концами. Надо ее убедить…Он готовился еще к одному серьезному разговору с матерью. А она как будто избегала разговоров напрямую с ним. И ни о чем не спрашивала. Ночью ему приснился сон. Он с Надей, ползая по полу, складывали какой-то очень сложный узор из пазлов. Им было так хорошо друг с другом, и рисунок, какой они выкладывали, был прекрасен, они сталкивались лбами и смеялись, но никак не могли сложить все до конца. Пазлы были не те и не вставали как надо. Он проснулся с какой-то досадой – рисунок так и не был закончен.
Но вдруг вечером раздался звонок. Звонила Надя:
- Тёма, здравствуй! Мне тут так тоскливо… А ты можешь ко мне приехать? В субботу? Знаешь, как они только тут живут! Так все бедно, даже мяса и колбасы нет совсем. Так вдруг захотелось…
-Я приеду. Ты не звони больше, тебя могут засечь.
Он услышал такой ставший ему близким голос, улыбнулся , услышав ее детские желания.
-Ладно, я знаю. Еще прихвати сигареты, пожалуйста, а то у меня кончились…
Разговор вызвал у Артема двоякое чувство. С одной стороны , оно брадовался ее звонку, рад был услышать ее голос. Но с другой… Что-тоне понравилось ему в их разговоре: как-то уж слишком приземленно и обыденно прозвучали эти слова про колбасу и сигареты.
Он занял денег и закупил все, что она хотела, купил еще фруктов и сладостей. Он не знал, чем ее еще можно порадовать. И рано утром в субботу выехал. Погода была прекрасная. Молодая майская листва на деревьях еще радовала своей свежестью и глянцем, который еще не покрылся неизбежной пылью. Еще во всё свое горло и с душой нараспашку пели самоотверженные соловьи. Артем ехал и всю дорогу улыбался. Ощущение праздника жило в нем, и он представлял, как сейчас совсем скоро увидит свою Наденьку, обнимет, поцелует ее в его и только его височек. Он с ней обсудит все планы… Но не доезжая ста километров до обители, он вдруг получает от нее СМС: « Не приезжай». Вмиг от его эйфории ничего не осталось. Какая –то мрачная тень легла на все. Он не знал о чем думать, он только прибавил газу и поехал максимально быстро. Приехал в монастырь. Все было закрыто. Он долго звонил в звонок на входной калитке. Сердце его билось тяжелыми гулкими ударами так, что, казалось, было слышно во всей округе. Наконец, подошла дежурная монахиня ,спросила через калитку:
- Кто?
- Это я Артем. У вас здесь девушка сейчас находится, Надежда….Я приехал к ней…
- Я сейчас доложу настоятельнице.
Артем не понимал, что происходит. В субботу, да и в будни, монастырь открывался в шесть утра на раннюю службу для всех.Что произошло? Монахиня вернулась не скоро и молча открыла засов.
- Пройдите в настоятельский дом. Игуменья София вас приглашает.
Артем молча последовал за ней. У входа в настоятельский дом его встретила мать София и жестом показала на скамейку. Они присели.
- Скажите, пожалуйста, я Вас очень прошу , где Надя? Что с ней? С ней все в порядке?
Старая Игуменья молчала. Было заметно, что ей трудно говорить. Но она,с трудом подбирая слова и одновременно перебирая четки,начала говорить.
- Артемий,можно буду тебя так звать? И на «ты»?
- Конечно… Кажется, он перестал дышать от волнения..
- Надя уехала…Сейчас я тебе постараюсь все рассказать. .. За час до твоего приезда сюда приехали люди на джипе. Их было трое. Один из них сначала очень вежливо попросил ее позвать. Чтобы не обострять обстановку я попросила сестру дойти до кельи и позвать девушку. Но сестра возвратилась и сказала, что Надя ей ответила, что никуда не пойдет.Тогда этот человек позвонил ей и сказал, чтобы все слышали, что если она немедленно не выйдет, он разнесет весь монастырь, но ее найдет!Надя ничего не ответила. Он сказал: « Даю вам десять минут на размышления. Я ей сказал, что найду ее где угодно, я это сделал». Мы все ушли,они остались за пределами монастыря.Я пошла к Наде. Ее всю било. Она мне говорит:
- Представляете, сюда сейчас едет Артем… Что мне делать? Ренат его убьет!
- Успокойся, девочка. Ворота удалось закрыть. Мы тебя не выдадим ему. Артему напиши, чтобы не приезжал. Сейчас вызовем полицию.
- Нет!Это невозможно! У них есть оружие. Они не остановятся ни перед чем. Артем не уйдет. Ренат его убьет. Девушка уже не помнила себя от предстоящего кошмара, который ей рисовался во всех красках.
Незваные гости начали колотить по воротам.
-Матушка, я выйду к нему… Нет другого выхода. Он мне ничего не сделает.Я ему нужна. Зато с Артемом ничего не случится, ивы все будете целы… Спасибо вам большое…
- Я пыталась ее остановить. Говорила, что стены и дверь выдержат , они сюда не смогут ворваться. Но она твердила одно: « Они убьют его!». Она очень за тебя беспокоилась. Она совершенно не думала о себе. Она все же вышла к нему. И они ее увезли.
Артем сидел совершенно потерянный. Сначала дернулся.
- Я их догоню!
Мать София остановила его:
- Не догонишь. Ты не знаешь, куда они поехали.
Он стал лихорадочно звонить ей по мобильному, понимая, что это бесполезно. « Абонент находится вне зоны действия сети…» Он еще не понимал, что потерял свою Надю. Матушка, понимая все,не отпускала его руку. После всех бесполезных метаний он в отчаянии воскликнул:
- Что же мне делать?
Матушка смотрела на него с материнской лаской и сочувствием.
- Сынок, если бы ты верил в Бога, я бы тебе сказала : «Помолись!» Но так как с верой пока не понятно, то мы все здесь будем молиться о тебе и Надежде.Если хочешь, побудь здесь. Может, на вечернюю службу останешься?
- Нет,я поеду. Меня мама ждет, волнуется.
- Благослови тебя Господь. Игуменья широким крестом его благословила.
Он передал сладости, и фрукты, которые вез для своей Нади и поехал назад.Обратный путь он , наверно, будет помнить всю жизнь.
Он ехал, и ему казалось, что в жизни ему не было так тяжело, как в те часы. Может быть даже тяжелее, чем когда умер отец. Он пытался проанализировать, почему тяжелее. И честно себе говорил, что сейчас эта неопределенность , этот эфемерный один шанс из тысячи, что он сумеет найти и вернуть свою девушку был для него тяжелее тотальной обреченности.Он проигрывал разные варианты развития событий. Но ни один сценарий, он чувствовал, не срабатывал. Телефон был отключен… Название клуба он не знал, да они все были закрытые, туда пускали только по картам и специальным приглашениям. Где он мог ее найти?Он приехал домой. Время как будто остановилось. Как рационалист по жизни он был уверен, что нет неразрешимых вопросов, нужно только приложить мозги. Он без конца повторял как мантру: «Есть же решение… Есть же решение..». Но решение не приходило. Этот тупик более всего его изнурял. В универе он спрашивал Наташу. Рассказал ей, что с ним произошло. Все рассказывать не стал, но она и так все поняла. Она внешне никак себя не выдала, но стала его избегать. Он, наконец-то , догадался, что она в него влюблена, а он глупо думал, что у них просто дружеские отношения. Наташа ему ответила, что она ничего не знает о подруге. «Похоже, она не врет»,- думал Артем. Он тяжело переживал происшедшее с ним. Сначала ему казалось, что жизнь вообще остановилась, и что он фактически умер.Он старался не думать о Наде, потому что все в этой истории каждое воспоминание, даже самое прекрасное причиняло ему острейшую боль. Он погрузился в учебу, стал получать только отличные оценки, писал перспективный диплом, ему прочили аспирантуру. Но все это проходило мимо него. Его сердце в этом никак не участвовало. Он почти равнодушно выслушивал похвалу преподавателей. Его сокурсники считали, что он зазвездился,но он не хотел и не мог никому ничего объяснять. Мать видела, как он переживает, несколько раз пыталась с ним заговорить, но наталкивалась на глухую стену. Она просто старалась быть с ним как можно мягче, перестала совсем его пилить, и он был ей благодарен за ее деликатность. Но время шло, его боль не прекращалась, стала просто тупой . Он уже сжился с ней. В какой-то момент, он понял про себя, что просто устал страдать. Он ловил себя на мысли: « А так ли он хочет вновь увидеть ее?» Он не хотел себе признаваться, что боялся боли, новых не решаемых проблем и бремени принятия решений. Но не было и осознаваемой точки, которая все бы поставила на свои места.
***
Прошло полгода. Как-то Наташа , когда они после учебы пошли вместе в научную библиотеку, проходя мимо кафе, бросила:
- Зайдем? Выпьем кофе, потом пойдем готовиться к коллоквиуму.
Они вошли, и там он увидел Надю. Она сидела за столиком вместе с какой-то девушкой. Ее едва можно было узнать. У нее была очень короткая стрижка под мальчика, незнакомые почти черные волосы. Он искал в ее лице то, что так ему было дорого, и не находил. Лицо было совсем чужое, какое-то одутловатое, только где-то в складке около губ и знакомых жестах осталось что-то от той Нади, которую он когда-то увидел. А глаза были неподвижные и обращенные куда-то внутрь. Ему было больно и неприятно смотреть в ее сторону. Там сидел совсем чужой ему человек.Но он сделал над собой усилие и подошел к ней. Он хотел прорваться одним шагом навстречу, сквозь все это прошедшее и убившее их время, чтобы исчез весь этот морок. Он подошел, заговорил с ней, попытался взять ее руку:
- Я думал о тебе постоянно, не знал,где искать тебя. Наверное, я виноват перед тобой…
Она холодно и отстраненно смотрела на него и не дала договорить:
-Ты ни в чем не виноват.Уходи! Ты мне просто не нужен. У меня все в порядке. У нас с тобой ничего никогда не будет…
Она была холодная и совсем чужая. Ей совсем не шли эти темные короткие волосы. Она не смотрела ему в глаза и отворачивалась. Наклонившись к уху девушки , сидящей за столом, что-то ей быстро сказала, и та с любопытством посмотрела на Артема и стала вульгарно смеяться вместе с подругой. Артем хотел еще что-то сказать, но наткнувшись на этот громкий грубый смех, а было очевидно, что они смеются над ним, отошел, и Наташа быстро увела его из заведения. На душе было пусто.Между той милой девушкой, которую он знал, и этой особой была пропасть.
***
Он так ине узнал, что встреча в кафе была подстроена Наташей и Надей.И что, как только он вышел из того кафе, Надя убежала в туалет и долго там сидела скорчившись и, раскачиваясь из стороны в сторону, плакала навзрыд о себе…, о нем…
Он не узнал, что когда Ренат ее увез из монастыря, то они не поехали в город, а свернули на лесную дорогу и вышли на опушке леса. Там была выкопана свежая могила, и он грубо столкнул туда девушку , заставил ее там лечь. Она была в шоковом состоянии и беспрекословно выполняла все его требования. Небо, которое она увидела из могилы, было таким далеким и в то же время ее единственной надеждой. Чтобы совсем не сойти с ума, она и потом представляла это бездонное синее небо, и ей становилось легче. Ренат пообещал ее здесь закопать, если она не избавится от ребенка. Еще добавил, что сначала отдаст ее им и показал на своих подручных . Они стояли с лопатами наизготове и раздевали ее глазами. Потом Ренат сам отвез ее в клинику.
Он не узнал, что накануне аборта ей приснилась маленькая светловолосая девочка и сказала ей: « Не убивай меня, мама!»После аборта она перестала разговаривать с кем бы то ни было и все держала на руках белокурую фарфоровую куклу, прижав к груди, которую ей как-то подарил Ренат. Она с ней не расставалась ни днем, ни ночью, разговаривала, как со своей дочкой, пела ей песенки, пеленала и целовала. Ренат сам отвез ее в психушку, и ее вместе с куклой поместили в отделение острых психозов. Надя пролежала там два месяца. Ее накачали лекарствами, и цель была достигнута , она стала совершенно спокойна.Еще она прибавила в весе, подурнела, подстриглась и покрасилась. В ее лице появилось что-то неживое, прежде всего в глазах.В них было страшно смотреть, такой там застыл холод и мрак. Все невольно сторонились ее, боясь, что, то практически неуловимое, мертвое и страшное, что в ней есть, заразно и каким-то образом передастся им.Ренат, увидев ее, понял, что работать она больше не сможет, тем более, что у него появилась новая девушка, с которой не было никаких проблем. Он отвез Надежду к матери, положил ей на счет круглую сумму,плату за молчание, и исчез.
Артем так же не узнает, что Надя стала часто ездить с матерью в тот самый монастырь к матери Софии…
А через год Артем встретил свою будущую жену. Еще через год они поженились.На свадьбе Артема и Кати к нему подошла Наташа, поздравила его и отдала ему конверт. Это была открытка от Нади. Там были такие слова: « Артем, я благодарю Бога за то, что ты был в моей жизни, как самое светлое мое воспоминание. Прости меня, что я ничего не смогла сделать для нас с тобой. Я желаю тебе счастья».





Рейтинг работы: 16
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 103
© 22.06.2018 Евгения Викторова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2302303

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


VS       20.10.2019   22:16:43
Отзыв:   положительный
Жаль, что у Нади оказалась настолько безвыходная ситуация. Жизнь поломана вдребезги, это так ужасно. Господи, не дай никому такой судьбы!
Евгения Викторова       21.10.2019   07:57:17

Самое ужасное в моем рассказе, что он основан совершенно на не выдуманной истории.((( И с героями рассказа можно пообщаться.
Спасибо , Вера, за внимание к моей страничке. Я сейчас заканчиваю один рассказ и радостно думаю, ну вот, ОДИН ЧИТАТЕЛЬ У МЕНЯ ТОЧНО ЕСТЬ. ЭТО ВЫ.)
С поклоном.
Summer       08.04.2019   11:17:04
Отзыв:   положительный
История на самом деле тронула до слез, такая неподдельная искренность потрясает просто до глубины души... Уверена, что девушка в трудной ситуации, прочитав этот рассказ, могла бы осознать, какой ужас ждет, если она не сохранит ребенка. Такие невыдуманные истории смогут реально спасти жизни! Спасибо Вам!
Евгения Викторова       08.04.2019   12:08:07

Спасибо за чуткость и открытость сердца.
Лариса Потапова       25.06.2018   17:35:45
Отзыв:   положительный
Жаль, что в жизни некоторых девушек случается подобное.
Спасибо!
С пожеланием творческих успехов!


Евгения Викторова       26.06.2018   04:17:45

Спасибо Вам, Лариса, за внимание и чуткость. К сожалению, описываемая история реальная, только имена, конечно, изменены.
















1