Хлеб всему голова Гл 43 ч.1


Запасы кончились и голод
Людей повыкосил на треть,
Что вынудило по другому
Позицию пересмотреть

Иакову. Уже не плачет,
А начинает говорить:
«Зерна купите нам, иначе,
Оставшихся не сохранить.

Порою хлеб нужней чем воздух,
Чем на дуэли пистолет,
И ценит человек свободу,
Когда накормлен и одет.

Езжайте милые в Египет,
Цурюпе ихнему поклон
Мой привезите, помогите
Взять на питание талон».

Напомнил здесь отцу Иуда:
«Тот человек издал указ:
Не появляться нам, покуда
Не будет брата среди нас.

К нему лишь сунемся на лице -
Отдаст нас в руки холуям,
И будешь ты отец молиться
По убиенным сыновьям.

Когда ж отпустишь с нами Веню,
Через неделю ясным днём
Все вместе пред твои ступени
Ослов с зерном мы приведём».

«Зачем же вы - вопил Израиль,
Иаковом что был в миру -
Про брата Веню рассказали
В египетском том ЦРУ?

Папаше службу сослужили,
Язык бы вам за то отсечь,
Свинью такую подложили,
Что места не осталось лечь.

Своя рубашка к телу ближе,
Как на чужой горбине рай,
Но трижды будучи бесстыжим
Последнее не отбирай.

А вы меня освежевали,
Содрали кожу и мездру,
Про брата Веню рассказали
В египетском том ЦРУ.

Башкой вы думали овечьей,
Попавшие в чужой загон».
(У скотоводов Междуречья
Особый был в ходу жаргон.)

Братья в ответ: «За языкастость
Нас не брани. Не наш позор,
Что ощутили мы опасность,
Едва попали под надзор.

Тот человек вполне конкретно
Свои вопросы задавал
И обвинения при этом
В соглядатайстве не снимал.

НКВД нам дело шило,
Три дня сидели без питья
И нам не лампочка светила,
А уголовная статья.

Когда немножко убивают,
Прилаживают к шее шнур,
То не до лампочки бывает,
Какой вопрос волнует МУР.

Когда в плечах косая сажень
Тебя пакует в каземат,
Не то, что про отца расскажешь,
А даже вспомнишь Бени мать,

Что нарекла сынка Бенони,
Отец назвал Вениамин,
А нам за них торчать на зоне
Хрен оказался не один.

На психотропные уколы
Могли нас подсадить вконец.
Несправедливые укоры
Обидно слышать нам, отец.

То, что на скверные вопросы
Мы путались семь раз на дню,
Не вправе ты считать доносом
На нашу славную родню.

Для тех, кто слов не понимает,
Есть у дознания прикол -
Прямей прямой кишка прямая,
Когда в неё въезжает кол.

При пытках на прямой как шпала
Вопрос: Имеешь или нет
Ты брата? Нет, не проплывала -
Не самый правильный ответ.

Когда не кол, тогда шпицрутен
Развяжет скрытному язык.
В Египте у ментов есть шутка -
Лить кипяток за воротник,

А после остудить азотом.
Едва появится волдырь,
Забудешь враз язык Эзопа
И сам попросишься в Сибирь.

Могли ль мы знать, что - приведите
Мне брата - скажет этот лось?
А хоть и знали б, извините,
Скрыть Веню нам не удалось».

Иуда встрял тут бесшабашный
У помраченья на краю:
«Сниму я боль твою, папаша,
В том поручительство даю.

Пусти ты отрока со мною,
Мы встанем вместе и пойдём.
Я отвечаю головою,
Что живы будем, не умрём

Ни мы, ни братья, твои дети
От двух наложниц и супруг.
За Веню лично я в ответе,
Сынка с моих получишь рук.

А не верну, пред отче лице
Вдруг не представлю я мальца -
Век буду каяться, виниться,
Как смерть приблизивший отца.

А так - все вымрем из-за брата.
Уж смерть стучится в каждый дом.
Когда б не медлили - обратно
Уже вернулись бы с зерном

Два раза…десять, двадцать, тридцать..»
На сребреники сбился вдруг,
Умом Иуда помрачился,
Сказался давнишний испуг -

Азот за воротник, шпицрутен,
Египта антисемитизм…
Недоедал он, как Цурюпа,
Дал сбой могучий организм.

Какие б чувства ни кипели,
С Иуды уст ни шли слова,
Но хлеб насущный в каждом деле
Всему, приятель, голова.

В последней истине избитой
Всегда сквозит живая мысль.
Не станем осуждать семитов
За сметку и меркантилизм.

Израиль же, в миру Иаков,
Сынам сказал примерно так:
«Езжайте со своим вы маком
Туда, где вызрел хлебный злак.

Судьба нам по миру скитаться,
Но не с котомкою наш бег.
Вас с маком к булочкам заждался
Египта главный человек.

Плодов земли с собой возьмите -
Фисташковый орех, бальзам
И фараону отвезите,
Как дар египетским богам,

Тем, что у нашего подмышкой,
Недаром же мы «лучше всех».
Но если денег нет в кубышке,
С богатыми дружить не грех.

Чем выше человек летает
И чем полней его амбар,
Тем он охотней принимает
Дар, приношенье, гонорар

За ненаписанную книгу,
И если не последний жмот,
То, может быть, в кармане фигу
На вашу просьбу разожмёт.

Возьмите вы с собой маслины.
Что до чужого серебра,
Прибывшего в мешках ослиных -
Добра не будет от добра.

Утрите нос коварной тёте,
Пандоре возвратите дар
И, может быть, вы отведёте
Кулак, готовый на удар.

Вам не загнуться от полипа.
Чужие деньги – тот же тромб.
Что вам к рукам тогда прилипло,
Надеюсь, чей-то недосмотр,

А не подвохи и обсчёты.
Еврея заповедь - не лгать.
Тот, кто ворует по нечётным,
По чётным должен отдыхать,

А не терзать баланс на счётах.
Суббота - главный выходной
Из прочих будет самый чётный,
Хоть день творения седьмой.

Не всё, что пало - то пропало.
Кто благороден, тот поймёт -
Сомнительные капиталы
Иаков праведный вернёт.

(Он яйца Фаберже отмоет
И сдаст в палату по уму,
Чтоб меж сумою и тюрьмою
Не выбирать потом тюрьму.

Сума его не опустеет,
Скорей пополнится сто крат,
Не зря же умные евреи
Так ценят антиквариат.

Взобравшийся по древу жизни
На самый верх не смотрит вниз
И на суку родной отчизны
Он угнездится без яиц.

Умно задумано, не скрою.
Бессмысленно на них сидеть,
Когда внутри под скорлупою
Наружу рвущаяся нефть,

За баррель – свыше девяноста.
На недра рента - не для львов.
Что до народа – перебьётся...
Жаль, умер академик Львов.)

Ступайте, милые, в Египет
Из плена Сёму вызволять,
Где египтяне воду в сите
В корзинах носят на поля .

С собою прихватите Веню.
Пора ребёнку повзрослеть
И фараоновы владенья
Не по буклетам рассмотреть.

Конечно, не обитель Божья,
Но поглядеть с иных сторон -
Не Таиланд и не Камбоджа,
Спокойный, в целом, регион.

Доставьте Веню человеку,
Желающему бросить взор
На отрока, как на ацтека,
Что погубил конквистадор.

Бог всемогущий даст вам милость
Приобрести в его глазах,
Из заточенья в пойме Нила
Назад вернуться на газах

В свой незабвенный сектор Газа
(Не где воруется транзит,
А где арабская зараза
Вениамину не грозит).

Когда же старческую слабость
Мне ниспошлёт жестокий рок,
Одна останется мне радость –
Домой вернувшийся сынок».

По ситуации мудрее
Едва ли подобрать слова,
Ведь хлеб насущный у еврея
Всему, приятель, голова.

Вновь на ослах братья трясутся,
От страха крайне трепеща,
С надеждою домой вернуться,
Как всем Иуда обещал.

С собою прихватили вдвое.
Набил карманы младший брат,
Поскольку действие любое
Немалых требует затрат.

Им лунный серп беду пророчит.
В Египте антисемитизм
Темнее чем иные ночи -
На фолианте экслибрис,

Знак отличительный народа.
Свою младенческую суть
Невежество любой породы
Всегда отметит чем-нибудь.

Из книги Лучше всех или завоевание Палестины, Бытие, Гл. 43 ч.1 (Персональный сайт Валерия Белова http://belovbiblevirsh.ru/catalog_02.php?id=6&opencat=1)





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 391
© 20.10.2010 Валерий Белов
Свидетельство о публикации: izba-2010-229941

Рубрика произведения: Поэзия -> Стихи, не вошедшие в рубрики



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1