Глава 26


 Глава 26

Наше путешествие к Драконьему Хребту в сопровождении вечно хмурого и недовольного Барибала длилось уже несколько дней. Его помощь оказалась неоценимой, но вся польза напрочь сводилась к нулю просто отвратительно мерзким характером. Не знаю, что ему пришлось пережить в жизни и почему так озлобился, но он постоянно проверял моё терпение и благожелательность на прочность. Конечно моя бестолковость и неуклюжесть могла вывести из себя кого угодно, но я оправдывала себя тем, что была городским жителем, а не прожжённым кэмпингистом. Ведь выносил же меня как-то Кай? С бесконечным пониманием и вселенским снисхождением он относился к моей абсолютной беспомощности и неприспособленности к путешествию по лесу. Однако Барибалу не было свойственно сочувствие в принципе и ко мне в частности. Он всё время сыпал в мой адрес издёвки и ни разу не промолчал о моих промахах и ошибках. Всё время в вынужденном общении со мной он старался подчеркнуть мою несостоятельность и бестолковость: грубил, насмехался и откровенно презирал. Я не понимала такого пренебрежения к себе и не находила объяснения такой открытой неприязни. Ни разу не ответила на оскорбления, не возмутилась, а лишь молча недоумевала, пытаясь понять, как могла так быстро и безвозвратно настроить его против себя.
 Кай пытался урезонить своего знакомого, но видя, что я не спешу воспользоваться его защитой и не показываю, насколько на самом деле меня задевают обидные слова, перестал вмешиваться. Я же в свою очередь решила не заострять внимания на направленную в мою сторону агрессию, смирившись с необходимостью совместного путешествия, как с надоедливым, болезненным, но вездесущим гнусом.
 - Я понять не могу, зачем нам это недоразумение? - Пренебрежительно скривившись в мою сторону, спросил Барибал у Кая. - От неё ведь никакого толку. Может стоит бросить её здесь?
 Я с плохо скрываемым раздражением искоса взглянула на опостылевшего хама, с трудом разминая затёкшие от долгой верховой езды икры и бёдра, пытаясь со стоном распрямить затёкшую спину. Кай не ответил на выпад Барибала, а тот не найдя поддержки в лице авторитетного единорога, презрительно хмыкнув в мою сторону, пошёл собирать хворост, оставив нас одних.
 - Почему он такой? - Впервые не сдержалась я.
 - Его однажды предала женщина, и это стоило ему всего, - после долгого молчания всё же ответил Кай.
 Я промолчала, но в душе недоумевая. Моя то вина в чём? Все эти издёвки, нападки. Меня наказывали за то, чего я не совершала. В груди слабо заныло сердце. Мне очень не хватало Левондриэля, он один никогда ничего не ждал от меня, ничего не требовал, ни к чему не принуждал. Заботился так, что я невольно считала его своей семьёй, которой у меня по сути никогда не было. Он был единственным кто меня не предавал. Ну и ещё Кай, пожалуй. Я постаралась встряхнуться и улыбнулась подошедшему и сменившему свой копытный вид единорогу. Он ободряюще улыбнулся в ответ, присаживаясь рядом.
 - Я понимаю, что тебе не легко, но ты нам нужна.
 Я с лёгким недоумением посмотрела на Кая. Меня только что признали полезной? Или это просто жалость?
 - Фафнир растёт на самом пике хребта, - стал пояснять он, - я единорог, а не горный козёл. Барибал же напротив отлично чувствует себя в труднопроходимых местах, но он не владеет магией земли, как ты, а без неё нам цветок не отыскать.
 - В этой козявке есть магия? - С удивлением вопросил появившийся из темноты мужчина и с сомнительным любопытством осмотрел меня, будто только что заметил моё существование. - Я думал она обычная человечка.
 - Просто от тебя она скрывает истину, - невозмутимо пояснил Кай.
 - Хорошая обманщица значит, да? - Сделал свои выводы несносный бугай.
 - Не знаю как насчёт обманщицы, - почему-то решил пояснить Кай, - но я поставил ей защиту и истина доступна лишь тем, кому она доверяет.
 - А я значит не заслужил, - с саркастической ухмылкой впервые обратился напрямую ко мне Барибал, правда не спрашивая, а констатируя неоспоримый факт.
 На это, не требующее подтверждения умозаключение, я никак не отреагировала, но при этом не отвела взгляд и спокойно смотрела в его тёмно-карие глаза. Сделав свои выводы на моё молчаливое противостояние, он отвернулся, в кои-то веки не продолжив издеваться, и занялся нашим поздним ужином.
 Я же тихонько поднялась и не сказав ни слова скрылась в темноте леса. Отойдя подальше и сделав свои не хитрые дела, решила не торопиться к костру, а немного побыть наедине со своими мыслями. Стараясь не отдаляться от нашей стоянки слишком далеко, я медленно шла между деревьями, стараясь отгородиться от нахлынувших воспоминаний. Но видимо сказывающаяся усталость не позволила отвратить боль, что расцветала во мне всё сильнее с каждым трудным, как в физическом, так и моральном плане, днём нашего путешествия. Мои мысли постоянно возвращались, то к ужасающим дням подземных пыток сумасшедшего мага, то к услышанному разговору в особняке. Боль пыток и боль предательства разъедали мою душу и сердце. Многочасовые, молчаливые переходы по лесу лишь способствовали моему самокопанию. Присутствие Барибала и его ко мне отношение не позволяли мне быть в полной мере откровенной с Каем и я замкнулась в себе. От чего моя боль лишь возросла, она будто питалась мной и моим одиночеством, даже мысли о Левоне не спасали от раздирающего чувства безысходности. Присев на поваленное дерево я всматривалась в темнеющий лес немигающим взглядом.
 Всю свою не очень длинную жизнь я ощущала себя не на своём месте. Даже в кругу семьи меня будто не было. Обо мне легко и быстро забывали с самого раннего детства. Словно исчезни я из их поля зрения, и память людей знакомых со мной затянется, не оставив даже и тени моего существования.
 Будучи совсем маленькой я могла оставаться голодной сутками, так как даже мама умудрялась забыть о том, что у неё есть дочь. А когда я подросла и сама смогла заботиться о себе, она совсем перестала обо мне волноваться. Думаю и сейчас она уже почти не вспоминает обо мне. Другие заботы всегда легко её отвлекали от моих нужд.
 Моя новая случайно приобретённая семья оказалась - фальшивкой, а кажущаяся искренней забота - фарсом. Немногочисленные друзья - не обременяли себя моим присутствием или же отсутствием в их жизнях, а лучшая и единственная подруга - всегда с лёгкостью расставалась со мной на неопределённый срок, и лишь моё непосредственное появление в жизни этих людей - напоминало им о моём существовании.
 Иногда мне кажется, что если я исчезну из этого мира, то никто и не вспомнит о том, что я когда-то существовала.
 - Не стоит уходить от лагеря так далеко, здесь бродит достаточно голодных хищников, - грубый голос Барибала выдернул меня из моих воспоминаний.
 Я порадовалась окружающей нас темноте и молча поднялась, украдкой вытерев набежавшие, холодные слёзы. Так ничего и не сказав, направилась в сторону нашей стоянки, ориентируясь на блики костра.
* * *
 Когда я и Декс наконец-то приблизились к эльфийскому дому, нас ожидало разочарование. Здесь никого не было. Кроме загадочной комнаты наверху. Её двери были запечатаны какой-то магией, взломать которую мы не смогли. Проникнуть в неё не удавалось никаким способом. И мы отступили. Осмотрев всё жилище, Йавар обнаружил разгромленную лабораторию - покрытые сажей полы и стены которой, выглядели, как после взрыва.
 - Что здесь могло случиться?
- Думаю ничего хорошего.
 Декс осторожно зашёл внутрь и огляделся. Через мгновение он замер напротив одной из стен.
 - Что там?
 Не дожидаясь ответа я шагнул следом и приблизившись, увидел то, что заставило Декса застыть. На одной из стен частично отсутствовала копоть, явно очерчивая чей-то силуэт.
 - Крови нет, - успокаивая то ли себя, то ли Декса, произнёс я вслух.
 - Нам нужно, как можно скорее её найти. Иначе в один из таких моментов, - и он нервозно махнул рукой в сторону стены, - мы просто не успеем.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 13.06.2018 Юлия Ива
Свидетельство о публикации: izba-2018-2296141

Метки: Юлия Ива, Пробуждённая, фэнтези, приключения, магия, любовь, оборотни, эльфы, единорог,
Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези












1