Жить обычной жизнью необычным способом


ГЛАВА 1
Семаргл — вестник небес
Москва. Станция метро Текстильщики тридцать первое декабря десять часов вечера. Девушка поднималась на эскалаторе из недр метро, подойдя к стеклянным дверям, зябко поежилась. Выйдя на улицу, повернула направо в сторону автобусной остановки.
— Холодно, а автобуса ждать еще минут десять, — подумала она. — А есть так хочется!
— А как мне есть охота! — услышала она чей-то голос.
Обернувшись и посмотрев по сторонам, девушка никого не увидела. Автобусная остановка была пуста, не было ни одного человека.
— Ну, вот мне уже с голодухи «глючит», — сказала она вслух.
— Да не «глючит», меня слышишь. Направо и вниз посмотри, — услышала она тот же голос.
С замирающим сердцем девушка посмотрела в указанном направлении. Около фонарного столба увидела собаку дворовой породы.
— Меня Мстиславом кличат — «сказал» пёс, виляя хвостом. — А тебя?
— Лариса, — ответила девушка. — Ты хочешь сказать, что я слышу мысли собаки?
— Ну, собакой я был не всегда… — начал «рассуждать» Мстислав.
Но девушка его не слышала, она бежала в сторону от остановки, крича:
— А-а-а-а, мама! Я сошла с ума!
— Опять. Почему каждый раз одно и то же, они бегут, а я их догоняю? — подумал пёс и побежал за девушкой.
— Лариса, остановись! Хватит бежать. Такое иногда случается. Мультик двенадцать месяцев смотрела? — доносились до бежавшей девушки мысли пса.
— Смотрела, — подумала Лариса, не останавливаясь.
— Так вот человеку дано слышать мысли других живых существ под новый год. Да стой же ты, позволь объяснить.
— Ничего мне не надо объяснять. Я не сумасшедшая!
— Слушай, если ты не сумасшедшая, то перестань бежать. А то мои животные инстинкты возьмут вверх, и я тебя просто покусаю. Веришь?
— Верю, — сказала Лариса, останавливаюсь. — Что ты хочешь пёс?
— Я же сказал, меня зовут Мстислав.
— Хорошо Мстислав. Что ты хочешь?
— Есть — это, во-первых, а во-вторых поговорить пока есть такая возможность.
— И долго ты сможешь «говорить» со мной?
— Не знаю, по-разному бывает.
— Ну, хорошо. Там автобус идет, надеюсь что мой. Дойдем до остановки и сядем в него.
Автобус оказался нужного номера, Лариса благополучно забралась в его теплое нутро. Пёс в последний момент вскочил в закрывающуюся дверь автобуса, там расположился на задней площадке. Ехали без единой мысли в голове. Лариса сидела и смотрела на мелькающие за окном фонарные столбы, Мстислав, положив голову на лапы, дремал.
Когда автобус подъехал к нужной остановке и распахнул двери, Лариса вышла, не забыв предупредить пса. Они молча семенили по заснеженным Московским дворам до Ларисиного дома, где находилась её квартира на третьем этаже сталинской пятиэтажки. Зайдя в квартиру, Лариса сняла верхнюю одежду и вместе с Мстиславом прошла на кухню.
— Ты что новый год одна встречаешь? — «спросил» Мстислав.
— Да, муж на сутках. Потому я даже не знаю чем тебя кормить пёс. Я ничего такого не покупала и не готовила, знала, что одна буду.
— А сама чем сейчас питаться будешь?
— Картошка с котлетами.
— Сойдет, накладывай.
— Не разогревая?
— Лариса я пёс, мне все равно.
Лариса наложила картофельное пюре с котлетами на тарелку и поставила её на пол. Пёс с жадностью набросился на еду. Девушка, передумав, есть картошку, нарезала себе пару бутербродов, налила кофе и, оставив пса на кухне, последовала в комнату. Где включила телевизор, и удобно устроившись в кресле, занялась поглощением позднего ужина и просмотром советской комедии. Она так увлеклась, что совершенно забыла про пса.
— Я этот фильм помню — «сказал» пёс, вошедший в комнату и расположившийся на диване в непосредственной близости от Ларисы.
Девушка резко дернулась и, схватившись за сердце, произнесла:
— Блин, я про тебя уже забыла. Ну что наелся?
— От пуза.
— Как ты мог видеть этот фильм? А видел у хозяев?
— Нет, у меня не было хозяев. Я уличный пёс с рождения.
— А кто тебе кличку дал? Явно же люди.
— Я на автомойке иногда подкармливаюсь. Один из слесарей меня так назвал, мне понравилось.
— Так откуда фильм помнишь?
— Из прошлой жизни. Я пёс всего лишь год. До этого был человеком.
— А я в прошлой жизни была добрым псом, потому в этой милый человек.
— Смешно и похвально, что знаешь песни Высоцкого. Мне будет проще тебе объяснить.
— Что?
— Картину мироздания.
— Довольно странно слышать такую фразу от дворового пса.
— Я не просто пёс. Я посланник между мирами.
— Какими?
— Между физическим и духовным, небом и землей, прошлым и будущим. Можно список продолжать бесконечно.
— Хорошо, посланник, а я здесь причем? Ты часом адресатом не ошибся? Я простой человек не экстрасенс, не ясновидящая какая-нибудь. И вообще я ни во что такое не верю.
— Вот поэтому я и здесь, Фома ты неверующая. Очень сложно до тебя достучатся. Совершенно не замечаешь наши подсказки, внутренний голос просто игнорируешь. Слушаешь не те песни, смотришь не те фильмы.
— Почему я должна все это делать? Еще раз спрашиваю: ты часом адресатом не ошибся?
— Нет, Лариса, не ошибся. На карту поставлено слишком многое, у меня нет право на ошибку.
— Я что теперь буду обладать сверхспособностями и должна буду спасти мир?
— Почти. В твоем ДНК растворены знания мира. Ты ларец, хранилище информации о нашем мире, о праотцах. Твои деяния становятся примером для других, твоими устами глаголет истина. Тебе нужно быть осторожной в своих поступках и мудрой в словах. Как я сказал, на карту поставлено слишком многое.
— Мстислав извини, но мне это совершенно не нравиться. У меня ощущение, что я попала в американский блокбастер, в котором герои должны спасти гребаный мир.
— Я понимаю, звучит нереально глупо, но это правда. Будет война и именно от тебя зависит её исход.
— Мировые государства не допустят третью мировую войну, если они её начнут земле конец.
— Я рад, что мои слова дошли до твоего затуманенного сознания. Война была Лариса, много тысяч лет назад и земле действительно пришел конец. Её осколки до сих пор летают в космическом пространстве.
— Чушь! А мы сейчас где, по-твоему, в матрице?
— На земле под номером два.
— Не хочу об этом слышать. Я простой человек и ни во что мистическое не верю.
— Но….
— Ла-ла-ла, ничего не слышу, — говорила Лариса, зажав уши руками. — Как я понимаю, аудиенция окончена? Что ж пусть твой отец сам с тобой беседы проводит — «сказал» пёс, слезая с дивана и направляясь к входной двери. — Открой мне дверь Мать-Земля. Я умываю лапы.
Лариса молча подошла к двери и, открыв её, выпустила пса.
— Вот так начался год, — подумала она. — Какой же год будет? Интересно.

ГЛАВА 2
Лариса + Алексей

Лариса сказала псу Мстиславу истинную правду о том, что она была совершенно простым человеком, без каких либо сверхъестественных знаний и умений. И вела она совсем обычную ничем не примечательную жизнь.
Ей шел двадцать один год. Родилась Лариса в маленьком провинциальном городке. Там окончила школу и была отправлена с благословения родителей замуж за соседского мальчика по имени Павлик, вернувшийся не так давно из армии. Молодые были поселены в Московской квартире бабушки жениха.
Лариса, положа руку на сердце, не желала выходить замуж, а хотела учиться. Но не в её характере было перечить родителям, которые уже поговаривали о внуках. Но о детях молодожены даже не помышляли. Вот уже три года они строили дом, все силы и финансы уходили во имя мечты Павлика. Ларисе бы хватило маленького, скромного дачного домика, но муж её мыслил по масштабнее: двухэтажный дом, непременно чтоб со всеми удобствами, бильярдной и мини-бассейном во дворе.
Девушка и тут не перечила. Она мало когда высказывала свое мнение. А о том, что её волнует и тревожит, вообще молчала, всё переживая в себе: горе и радость, ничего на показ. Да, в сущности, не было у неё горя, но и не было особенной радости. Ровно и плавно, без каких либо эмоций протекала её жизнь.
До того момента как Лариса устроилась на работу в книжный магазин приемщиком-оператором. Девушка была счастлива как никогда, ведь через её руки протекали знания о разных науках, мировая литературная классика, современные бестселлеры. Но не только возможность соприкоснуться со знаниями ученых людей делала её счастье, а ещё дружба с молодым человеком по имени Алексей, с которым в отличие от её мужа Павлика она могла шутить и чудачить.
Очень скоро это дружба переросла во что-то большее. Они стали общаться слишком тесно, позволяя дотронуться друг до друга, пусть по-детски невинно, но и это привело к пересудам коллег-женщин. Начались вопросы к Алексею: «А ты в курсе, что она мужняя жена?» «Что ты можешь ей дать?». Алексей никак не реагировал на пересуды, Ларису же это смущало.
В то же самое время ей было любопытно узнать, как к ней относится юноша, но спросить напрямую она не решалась. Однажды такая возможность у неё возникла. Молодые люди вместе вышли с работы и спустились в метро. На эскалатор, который вел вниз из вестибюля к платформам, Алексей вступил первым, Лариса немного замешкалась.
«Надо его проверить, — шепнул ей внутренний голос». Девушка не стала спускаться по эскалатору вниз к Алексею, а осталась стоять, смотря на юношу. Он, заметив, что Лариса стоит немного выше, стал подниматься ей навстречу. «О, боже! Я ему нравлюсь! — пронеслось у неё в голове. — Что делать? Что же делать?»
А вечером наедине с мужем приобнимая его за плечи, она мысленно сравнила ширину плеч Павлика и Алексея. Лариса ужаснулась своим мыслям, ведь муж был единственным мужчиной в её жизни, до этого момента она никогда не сравнивала его ни с кем. Это было началом конца. Такого допустить она не могла. Но что делать? Увольняться? Не хотелось, но выход из положения должен быть найден. Помогли коллеги, сами не зная об этом, когда сообщили ей о том, что на складе магазина есть вакантная должность. Лариса быстренько перевелась. Так ей удалось сбежать от внезапно навалившихся чувств, да и от себя самой. Со временем осталось лишь чувство сожаления о потерянной возможности полюбить по-настоящему, но чувство самосохранения возобладало и над этим.
У неё, но не у Алексея. Юноша был расстроен, когда узнал, что девушка перевелась работать на слад, но приехать туда он не решался, сразу же будет понятно, что приехал к ней. Не сдавался, искал способ увидеть Ларису. И как говориться, кто ищет, тот всегда найдет.
Они встретились на станции метро, после рабочей смены. Ехали в разных вагонах, расходились в разные стороны он налево, она направо. Но ему посчастливилось обернуться и увидеть её удаляющуюся спину. Увидев окликнуть, а девушке услышать свое имя и обернуться в ответ. Алексей шёл к Ларисе навстречу, не скрывая радости от возможности видеть её. Девушка, смущенно опустив глаза, дожидалась его, не сходя с места.
— Привет, — воскликнул Алексей, как же ему хотелось её обнять.
— Привет, — ответила она, не поднимая глаз.
— Ты где сейчас?
— На складе.
— А я думал, ты уволилась. Скучно без тебя.
Слова. Ничего не значащие слова, а сколько в них заложено смысла. Поймет ли? Примет ли? Ожидание… Стук сердца: раз, два, три.
Подняла искрящиеся очи и посмотрела ему в глаза, улыбнувшись, сказала:
— Бывает.
— Лариса! Пойдем сейчас ко мне в гости. Ты же знаешь, я здесь не далеко живу. Я соскучился. По общению с тобой.
Она виновато улыбнулась и, помотав головой, сказала:
— Не могу. Милый мой, хороший не могу.
— Но почему? Мы просто пообщаемся.
— Ты же понимаешь, что общением всё не закончиться. Если пойду, то предам не мужа, себя, свои убеждения. Не могу, прости. Пойду, перестану быть собой. Прости, милый мой Алёшенька. Прости, — развернувшись, ушла.
Алексей не стал догонять Ларису. Он испытывал горечь разочарования и гордость от её волевого решения. Девушка была права, именно за её благородный характер юноша выделил Ларису из толпы, а выделив, полюбил. Она права в том, что ушла. Печально, но факт.

ГЛАВА 3
Павлик


Павлик был старше Ларисы на три года. Ему было двадцать один год, когда он вернулся из армии. Вернулся и не знал чем заняться. Девушка, с которой он встречался до армии, его не дождалась, изменила. Павлик не был в этом факте уверен, но ходили слухи, и ему было этого достаточно, тем более что сам был не безгрешен.
Два месяца склонялся он без дела: пить — не пил, гулять — не гулял, просто бродил по городу потерянным человеком. На третий месяц пришел за советом к отцу как к старшему боевому товарищу. Отец, выслушал его молча и недолго думая, вынес вердикт:
— Женись. У тебя сейчас единственный выход жениться.
— На ком? — удивленно спросил Павлик.
— Невесту подберем, не волнуйся. Главное дай согласие.
— Хорошо, даю.
— Значит так, и порешим. Единственно если жене будешь изменять (а ты будешь) делай это так, чтобы она этого не знала. Чтобы никто не знал.
И Павлик женился на Ларисе, которая по нему с седьмого класса сохла, так заявили её родители. А Павлик? А что Павлик? Он старался быть Ларисе хорошим мужем. Не пил, не скандалил, деньги в дом приносил. Ничего что не любил, это же не главное. «Стерпится — слюбится», — так говорят в народе.
Так прошли три года. Возможно, прошло бы больше, если бы однажды Павлик, работая охранником в метрополитене, не встретил свою бывшую девушку Катю. И чёрт его дернул окликнуть её. Она повзрослела, расцвела, посмелела и согласилась подняться наверх и выпить с ним по чашке кофе. С этого момента начались их тайные встречи. Оказалось, что она ему не изменяла. Стала женщиной в его постели тридцать первого декабря в двенадцать часов ночи под бой курантов.
Павлик чувствовал, себя счастливейшим человеком на свете и последней скотиной, возвращаясь к нелюбимой жене. Почувствует ли? Поймет ли? У женщин ведь очень хорошо развита интуиция. Но нет. Ничего. Все как всегда: душ, легкий перекус и «Ложись в кровать милый, устал». Ах, да, она не женщина, девочка совсем, а он скотина, счастливая скотина.
Тайные рандеву Павлика и Кати продолжались два месяца: явки, пароли, чужие дачи и дома нужно быть в десять. Но так не могло продолжаться вечно. Любовь не может сидеть за семью замками. О ней хочется кричать и донести всему свету.
В марте Павлику исполнилось двадцать пять. Он отмечал свой маленький юбилей в кругу семьи, но с ним рядом не было той, к которой рвалось его сердце. Поздравления, тосты, пожелания: здоровья, счастья и деток. «Что-то деток у вас нет, а в браке вы уже пять лет».
Сколько? Посчитал. Действительно почти пять лет, а детей нет. Почему? Ведь не предохранялся же он, а она? Надо спросить.
Удалось спросить только на следующий день, когда последние гости разъехались.
— Лариса, как ты думаешь, почему у нас с тобой нет детей? Ты чем то больна?
— Нет — ответила она, не отвлекаясь от глажки белья.
— Тогда почему? Я же не предохраняюсь.
— Ты нет, за то я да.
— И как давно?
— Всегда. С самой первой нашей ночи.
— Почему?
— Я считаю, что иметь детей нужно от любимого человека.
— А ты не любишь?
— Нет, тебя нет.
— Тогда почему….
— Из жалости. Ты тогда такой потерянный ходил. Отец твой приходил. За тебя просил: «Пропадает мальчишка, жалко». Вот я и согласилась.
— Почему же ты все это время молчала?
— А ты и не спрашивал.
Он сидел и смотрел на неё. И как будто видел впервые: среднего роста, пухлые ножки, тонкая талия, высокая грудь, длинная шея, привлекательное лицо, длинные русые волосы.
— Ты перекрасилась? — спросил он.
— Наоборот краситься перестала. Это мой естественный цвет волос.
— Я тебе изменил, — признался он, понурив голову.
— Я догадывалась. Не знала наверняка, но догадывалась. Значит, мы разводимся? — спросила она затаив дыхание. Стук сердца: раз, два, три.
— Я думаю, это будет целесообразнее всего и честнее — ответил он, нахмурившись. — Ты куда?
Но она уже не слышала его. Медленно поставила утюг, которым гладила его рубашку, выдернула из розетки шнур и побежала в коридор. Там обулась, набросила на себя пальто, взяла сумку и, не помня себя, выбежала из квартиры.

ГЛАВА 4
Не помня себя


Лариса бежала, не помня себя. Пальто не застегнуто, грудь нараспашку, в тренировочном костюме. Ветер запутывал её длинные волосы, мороз обжигал легкие, а она бежала. Бежала навстречу своей судьбе. «Только бы успеть. Только не было бы поздно», — стучала кровь в её висках.
Прибежала на автобусную остановку и заметалась по ней подобно птичке в клетке. «Что делать? Что же делать». Мысли путались в голове.
Прохожие шарахались, ждущие автобус люди забились под козырек остановки. А она металась от края к краю, не замечая никого и ничего вокруг. Еще немного и она будет сбита машиной.
Молодой человек, вышедший из салона связи, несколько секунд наблюдал за Ларисой, потом подошел и, взяв её за локоть, спросил:
— Девушка, вам помощь нужна?
Лариса впервые секунды не услышала и не увидела его.
Мужчина посильнее сжав её локоть, сказал:
— Сосредоточьтесь на моем голосе и дышите. Главное не забываете дышать.
Девушка дышала, и постепенно в её затуманенное сознание стал проникать окружающий шумный мир: машины, люди, дома и мужчина, крепко сжимавший её локоть.
— Что это было? — спросила она, как будто он мог знать.
— Эмоциональный всплеск. Как я полагаю, он у вас первый барышня?
— Первый Ваше Благородие.
— Так. Как я вижу, вы не совсем пришли в себя. Я на машине, давайте я вас отвезу?
— Куда?
— Куда скажите.
Лариса в растерянности пожала плечами.
— Вы же куда-то торопились, раз оказались на автобусной остановке? — терпеливо выспрашивал мужчина.
— Торопилась. Куда?
— Ну, это надо у вас спросить.
— Алёшенька, — произнесли её губы, и Лариса вспомнила к кому, бежала, окончательно приходя в себя. — Лубянка. Отвезите меня, пожалуйста, к станции метро Лубянка.
— Это уже другой разговор. Отвезу, но вначале заедем по дороге в торговый центр там, в дамской комнате приведете себя в порядок.
Лариса, оглядев себя, кивнула в знак согласия. Они дошли до припаркованной синей машины и мужчина…
— Меня, кстати сказать, Виктором зовут — представился он, протягивая руку.
— Лариса, — сказала девушка, отвечая на рукопожатие.
Виктор открыл заднюю дверь, Лариса плавно опустилась на заднее сидение автомобиля. В салоне было тепло. Только сейчас девушка поняла, как замерзла. Поёжилась.
— Сейчас включу печку, отогреетесь, — сказал Виктор, заводя мотор.
— Вы что телепат? Мысли читаете, — спросила она, закрывая глаза.
— Нет, просто сам замерз. На календаре весна, а на улице зима, — прокомментировал он, смотря из теплого салона на заснеженную улицу.
Лариса ни чего не ответила, она заснула.
— Приехали, — сказал Виктор, пробуждая девушку от пятиминутной дремоты.
— Куда? — спросила она, оглядываясь по сторонам.
— К торговому центру, как я и обещал. Пошли?
— Пошли.
И выйдя из машины, они зашли в торговый центр.
— А что мы тут делать то будем? — спросила она.
— Как что, одежду вам покупать будем. В классическом пальто и тренировочном костюме вы выглядите очень мило. Не так ли?
— Так. Но у меня нет с собой столько денег.
— Зато у меня есть.
— Но я не могу….
— Не можете их принять от незнакомого человека. Так?
— Да.
— Согласен, но давайте рассуждать логически. Вам нужно на станцию Лубянка?
— Нужно.
— К кому-то?
— Да.
— Так, а это кто-то, скорее всего там работает и будет в окружении людей, то есть в обществе. А вы к нему придете в таком виде. Мило?
— Не очень. Но я могу пойти домой и переодеться.
— А домой, сейчас хочется?
— Не очень.
— Значит, мы пришли к выводу, что вам просто необходимо переодеться, а для этого надо приобрести…
— Брючный костюм. Но вы мне помогаете…
— Совершенно бескорыстно. Мне однажды помогли… Теперь я помогаю вам.
Виктор купил Ларисе голубой брючный костюм и блузку в тон. Девушка в примерочной сразу же облачилась в обновки. В сумке нашла косметичку и нанесла макияж. Причесала волосы и прибрала их заколкой.
— Вот теперь вы выглядите премилой девушкой, а не сумасшедшей ведьмой, — сказал Виктор, когда Лариса вышла из примерочной.
— Такой страшной была?
— Жуть. Люди шарахались. Едем?
— Да.
Виктор довёз Ларису до места назначения.
— Спасибо вам, — сказала она, вылезая из машины. — Только я не знаю, как вас отблагодарить.
— Помоги другому так, как я помог тебе. И круговорот помощи в природе никогда не иссякнет.
— Хорошо, — сказала Лариса и вышла из машины.

ГЛАВА 5
Встреча после долгой разлуки

Лариса долго стояла, держа за ручку входную дверь магазина, не решаясь её открыть. Сердце билось так сильно, что девушку начало тошнить. А ещё мысли: «Зачем пришла сюда?», «Возможно уже поздно?»
— Вы входите? — спросил у неё юноша, собиравшийся зайти в магазин.
— Да конечно, — ответила она, открывая дверь.
Зашла и сразу же оказалась в его объятиях.
— Осторожно, девушка, — пробурчал он, в первые секунды, не узнавая её. — О, Лариса, привет. Что ты здесь делаешь?
— Как что за покупками пришла, — ответила девушка, высвобождаясь из объятий Алексея. — Где у вас здесь… Карандаши.
— Какие карандаши вас интересуют? Что-о-о-о? Что ты говоришь? Ты в свой выходной день приехала с метро Текстильщики на Лубянку за карандашами.
Девушка молчала, не смея ответить. Только лишь смотрела ему в глаза, краснея. А внутри всё кричало: «К тебе приехала, милый мой Алёшенька, ну догадайся сам».
— И что мы молчим? Отвечай, зачем приехала?
Лариса мотала головой, плотнее сжимая губы.
— Осмелюсь предположить, что приехала ко мне. Так?
От волнения голос девушку не слушался, и она лишь кивала в ответ.
— А зачем?
Что сказать? Какие слова подобрать?
— Соскучилась. По общению с тобой, — ответила она, удивляясь своей смелости.
Алексей был огорошен. В первые секунды не знал, как реагировать. Мысли, вертелись в голове, сменяя друг друга со скоростью света. Глубоко вдохнул, на выдохе спросил:
— Что случилось?
— Муж мне изменил, теперь я свободна, — протараторила Лариса, сжимая глаза и кулачки.
— Так, — стоял он в ступоре, не зная, что делать плакать или смеяться. — Так.
Огляделся, взял её за руку и потащил:
— Пошли.
— Куда? — спросила Лариса.
И действительно куда? Магазин большой: три этажа, но уединиться в нём не реально. В зале камеры, а в закулисье каждый метр эффективно используется. Не в туалет же её тащить.
— Пошли, — решение было принято, выход найден.
— Да куда? — спросила Лариса, выдергивая руку.
— Закрепить, так сказать твоё решение. Поставить штамп, — ответил Алексей, захватывая её руку и пробираясь к входной двери.
— Какой штамп? — спросила Лариса, не поняв намек.
— Такой, — ответил Алексей, открывая дверь выхода, и продолжил, когда его обдало морозным воздухом. — Так для начала надо одеться.
— А работа? Ты же не можешь уйти просто так, — спросила Лариса, когда они были уже в раздевалке.
— Штамп важнее. Работа не волк, в лес не убежит. Главное чтобы сестры дома не было, — сказал Алексей обуваясь.
Сестры Алексея в квартире не оказалось.
Лежа на плече любимого и перебирая длинные пальцы его руки, Лариса поняла, что не успела спросить у Алексея самого главного.
— Алёшенька, а у тебя никого нет? — спросила она, доверчиво смотря ему в глаза.
— Нет, — ответил он слишком быстро, сверкнув глазами.
— Значит ты, свободен?
— Да, — ответил он, вставая.
— Ты куда?
— Сейчас приду, — ответил Алексей, беря в руки не заметно для Ларисы телефон и уединяясь с ним в туалетной комнате.
«Даже если и не свободен, ты об этом никогда не узнаешь. Потому что через несколько секунд, буду свободен» — подумал он, набирая на телефоне текст смс.
— А вот ты еще не полностью свободна, — сказал Алексей, вернувшись в комнату к Ларисе. — Надо тебе оформлять развод
— Сейчас пойду к Павлику, — сказала Лариса, вылезая из-под одеяла.
— Нет, сегодня не надо. Завтра пойдешь, — сказал Алексей, лукаво смотря на неё.

ГЛАВА 6
Развод и девичья фамилия


Лариса вошла в квартиру Павлика на следующий день рано утром. Заглянула в комнату, муж ещё спал, один. Тихо проследовала на кухню, где приготовила завтрак. На запах свежезаваренного кофе пришел заспанный Павлик.
— Ты где была? Я тебе всю ночь названивал, — спросил он, садясь за стол и делая глоток обжигающего кофе.
— Не имеет значение, где я была, — ответила Лариса.
— Ну, ты же мне не чужая. Я волновался.
— Извини, Павлик, Так получилось. Ты завтракай по быстрее, пойдем сегодня заявление на развод подавать.
— Хорошо. Что родителям скажем?
— Не знаю. Потом решим, — сказала она волевым тоном.
Павлик, удивленно уставился на неё. Он впервые видел Ларису такой, такой взвинченной что ли.
— Что с тобой?
— Да так поссорилась тут кое с кем.
— Ты? — спросил Павлик удивленно. — Это нонсенс.
— Да уж, — ответила Лариса, вспоминая утреннюю сцену в однокомнатной квартире Алексея и его сестры.
Когда Марина, вернувшись утром с работы, где работала сутками, застала влюбленных в пиковой точке акта любви. Лариса никогда еще не была так опозорена и раздавлена, когда Алексей, увидев её реакцию, спокойно прокомментировал:
— Да не волнуйся ты, моя сестра и не такое видела.
Девушка красная как вареный рак, придерживая сползающее одеяло, металась по квартире, собирая свое разбросанное белье.
— Лариса! Лариса успокойся, — увещевал её Алексей. — Мы же взрослые люди.
Но она его не слушала. Собрав вещи, Лариса заперлась в ванной, там оделась. Вышла с гордо поднятой головой, обулась и, перекинув пальто через локоть, вышла из квартиры.
— Детский сад, — прокомментировала Марина, попивая кофе.
— Во, во, а мне ещё на ней жениться, — сказал Алексей, натягивая сапоги на босы ноги и накинув пальто, выбежал из квартиры.
Догнал Ларису на первом этаже. Она стояла, прислонясь спиной к входной двери.
— Для того чтобы выйти, нужно кнопку нажать, — сказал Алексей.
— Я в курсе. Ноги не идут, дрожат. И руки тоже, — сказала Лариса, вытягивая руки в подтверждении своих слов, её пальчики подрагивали.
Алексей обнял ее, чтобы успокоить.
— Лариса давай поднимемся в квартиру. Холодно же. Ну что ты мотаешь головой? А как мы с тобой жить будем, когда поженимся?
— Не знаю. Но в этой квартире разврата и вертепа ноги моей больше не будет.
— Лариса…
— А где мы жить будем, когда поженимся, сам решай. Ты мужчина ты и решай.
— Но я же не могу сестру выгнать.
— Только попробуй. Тоже мне мужчина, нашел выход. Ты думай, время у тебя ещё есть. Я пока к родителям перееду.
— Как же ты на работу добираться будешь. Может, сразу же ко мне переедешь?
— Алексей — это не прилично. Я ещё пока замужем. Что люди скажут? А добираться на работу буду как все, на электричке.
— Лариса — это глупо. Мне плевать, что скажут люди.
— А мне нет.
На этой ноте Лариса рассталась с Алексеем.
Павлик быстро позавтракал, оделся и через какой-то час они уже сидели в очереди в Загсе на подачу заявления о разводе. Через полчаса вышли, испытывая удовольствие от принятого решения. Далее обошли все близлежащие магазины на момент коробок для упаковки её вещей. Добыв штук двадцать, почти бывшие супруги вернулись в квартиру и молча стали укладывать Ларисины вещи. Упаковав поняли, что так и не позвонили родителям. Долго решались, выдумывая массу причин. Позвонив сообщили лишь одну: встретили и полюбили других людей.
Приехали обе пары родителей. Долго скандалили, уговаривали, увещевали. Наконец, придя к выводу, что это бесполезно пригнали газель, загрузили вещи Ларисы и со слезами расстались в надежде наедине уговорить детей помириться.
Но долгожданного примирения не состоялось и через месяц Лариса с Павлом развелись. Печально было наблюдать за родителями, которые только сейчас поняли, что их дети выросли и отправляются в свободное плавание.

ГЛАВА 7
Попытки подать заявление о регистрации брака


Алексей месяц мотался между Москвой и Подмосковьем. Лариса сдержала свое слово и никак не соглашалась проводить свидания в квартире брата и сестры. Так же она отказалась перевестись со склада обратно в магазин, по причине того, что ей было удобно добираться от дома до работы и обратно. Но не всё это больше всего раздосадовало пылкого влюбленного, а то, что отношения с Ларисой не заходили дальше поцелуев.
Когда месяц был на исходе, и Ларисой было получено свидетельство о расторжении брака, Алексей без приглашения с цветами и дорогим коньяком приехал знакомиться с родителями своей нареченной. Был принят прохладно, но принят. С этого момента отношения Алексея и Ларисы считались официальными, но дальше поцелуев не заходило всё равно. Хотя он пару раз ночевал в квартире родителей Ларисы, но пробиться через пуританские убеждения девушки так и не смог. Она просто не могла заниматься этим, когда за стенкой спят родители.
— Так они же спят, — кричал Алексей шёпотом.
— Всё равно не могу. Если любишь, поймёшь, — говорила она с поволокой слез в глазах и надутыми губками.
— Завтра идем в Загс — кричал он, выбегая из квартиры, тихо прикрывая дверь.
Сказано, сделано. Пошли в Загс в её городке, а там закрыто, профилактика, чего непонятно. Хорошо, ничего не поделаешь. Прочли объявление о том, что заявления о вступлении в брак принимаются по вторникам и четвергам с девяти до двенадцати часов дня.
Через неделю пришли во вторник в одиннадцать часов, но прочли новое объявление, в котором было указано, что в этот день прием заявлений приостановлен по причине большего количества желающих. Повозмущались, но ничего не поделаешь.
Ещё через неделю пришли в четверг к девяти часам утра. Заявление у них не приняли по причине того, что у работников Органа записи актов гражданского состояния конец месяца плюс конец квартала и им необходимо готовить и сдавать отчеты. Алексей был в бешенстве, ругая, на чем свет провинциальные канторы и людей, в них работающих. Принял волевое решение подавать заявление в Московский загс. Лариса не стала перечить, но попросила узнать, как по факту работает данное учреждение.
— Каждый день — был получен ответ от Алексея.
И снова через неделю в среду Лариса приехала к Алексею, и они пошли в Загс в четвертый раз. Это будний день оказался выходным днем в Загсе Юго-Восточного административного округа города Москвы. Алексей долго ругался, потом смеялся, затем стал коса поглядывать на Ларису.
— Ты вообще замуж за меня хочешь? — задал он каверзный вопрос.
— А причем здесь я? — неподдельно удивленно спросила невеста. — Я же тебя просила узнать, как работает данная организация. Ты мне что ответил?
— Каждые день, — пробурчал Алексей.
— Вот именно. Так что вини себя в этом казусе.
Заявление о регистрации брака молодыми Ларисой и Алексеем было всё же подано с пятого раза и назначена дата бракосочетания. Но проверка на прочность чувств Алексея на этом не закончилась. Невеста отказывалась покупать на свадьбу белое платье, мотивируя это тем, что белый цвет символизирует невинность, а она уже пять лет как ни невинна.
— Замужем была, разведена. Какое нафиг белое платье. Это смешно, — кричала она.
Её уговаривали все: родители, его сестра, друзья, коллеги, но тщетно. Пришли к соглашению о том, что платье будет кремового цвета.
Но и это ещё не всё, Алексей оказался религиозным человеком и настаивал на том, что после гражданской регистрации брака они с Ларисой обвенчаются в церкви, где уже всё обговорено. Это заявление было принято в штыки родителями Ларисы атеистами и бывшими партийными работниками. Случился скандал с руганью и хлопанью дверьми.
Ларисе нужно было принимать решение. Важное решение впервые в жизни. Она пришла к отцу и сказала:
— Ты сам говорил папа, что нужно жить по людским законам. А людской закон — закон природы, который прописан в библии, бабушка так говорила. А в библии указано: «Почитай отца твоего и мать». Я вас почитала? Да. Перечила? Нет. Так же в библии сказано: «Жены повинуйтесь своим мужьям, потому что муж есть глава жены». Перед богом я ему жена, отец, и не вольна перечить.
— Согласен, он глава жены. Но ты, блин, шея! Куда повернёшь туда он, и пойдет, — не сдавался отец.
— Отец, я беременна. Если не хочешь чтобы твой внук был бастардом, наденешь платок и зайдешь в церковь, — сказала она горя праведным гневом.
— Мужчинам не нужно надевать платок, заходя в храм.
— Ну вот, а говорил что в церковь не ногой.
— Один раз было то. Подловила старика.
— Да именно. И кстати про беременность я пошутила.

Конец ознакомительного фрагмента. 

Хотите читать дальше?  Купить книгу за 40 рублей вы можете на сайтах: ЛитРес,OZON, Bookmate, AMAZON, Ridero.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 44
© 13.06.2018 Арина Панкова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2296102

Рубрика произведения: Проза -> Любовная литература












1