Султан


В это лето Инна решила провести очередной отпуск на родных сельских просторах. Муж обрадовался такому решению. Он уже вышел на пенсию.
Подруги её, лёгкие на подъём, когда могли, составляли им дружную компанию. Семён вывозил их на своей старенькой «двойке» на природу.
Водителем был отменным, нередко вносил свою лепту и в приготовление обеда на костре. Безобидный по характеру, всё же иногда покрикивал на жену, особенно — если та пыталась внушить ему, чтобы вёл себя прилично. Семён мог и крепкое словцо бросить. Не останавливали его и смущённые лица женщин, а это коробило Инну. В конце концов, они привыкли к нему. Чувствуя себя хозяином положения, не терпел возражений жены. Его категоричная реплика «Я всё сказал!» обуздывала её горячий нрав. Но, случалось, всё же уступал ей.
— У меня не муж, а пародия…, — как-то выговорила в сердцах Инна.
На что Аня, прищурив чёрные глаза, ответила:
— Ладно тебе… Пародия, да своя!
Дамы в шутку окрестили Семёна «Султаном», а себя — его «гаремом». Польщённый, он широко улыбался. С ним было надёжно в любой ситуации: и дров нарубит, и чай вскипятит, и в случае поломки машины сам отремонтирует её.
Машинёшка же почти отслужила своё. Последние соки выжимали из неё эти поездки: то застрянет на песчаной дороге, то задымится, то сцепление откажет. Но и это не останавливало отчаянного водителя.
— Будет стоять, сгниёт, — рассуждал тот, лёжа под своей колымагой, — а так ещё послужит нам.
Целыми днями мог ковыряться в ней, меняя одну запчасть на другую.
В это лето погода побила все температурные рекорды. Сидеть дома было невмоготу. От одного водоёма отдыхающие ехали к другому. Не останавливали их ни комары, ни слепни, ни прочая кровососущая тварь. Но в окрестных лесах начались пожары, и въезд туда запретили. Стали выезжать на водоёмы в близлежащих деревеньках.
Однажды поехали в Засечное. Сура, хоть и обмелела, но была чистой. Как всегда расположились под деревьями, скрываясь от солнечных лучей. Вдруг Семён воскликнул:
— Вот те чёрт! Благоверные мои, топор я вчера оставил на Сурском море... Чем дрова рубить буду?!
— Так езжай за ним, может, ещё никто не подобрал, — спокойно посоветовала Инна.
Аня и Вита поддержали её. Семён, недолго думая, завёл машину и укатил.
Женщины стали устраиваться: отыскали кирпичи под костёр, выложили еду из пакетов на цветастую клеёнку и в ожидании затеяли обычную женскую болтовню:
— А Султан наш ничего, заботливый, — отметила Аня. — Тебе бы, Инна, свой норов чуть умерить. Наставления ни один мужик не терпит. Исподволь это нужно делать.
— Ты советуешь мне на правах старшей жены? — усмехнулась Инна.
— Ну, хотя бы и так, раз пошла такая игра. А если серьёзно, то на правах старшей подруги.
— А я что, младшая, если судить по годам? — упёршись руками в бока, кокетливо засмеялась Вита. — Думаю, тоже здесь не последнее лицо. Насколько знаю, в гареме младшая жена — любимая!
К дружной женской компании подошли два подвыпивших парня. Присев на корточки, один из них спросил:
— Это кто тут младшая жена, а кто старшая? Вы что, мусульманки?
— Нет, это мы между собой так шутим, — ответила Вита. — У нас один мужчина — водитель, а нас трое.
— Это тот, который сейчас сиганул от вас?
— Не сиганул, а поехал за топором. Мы забыли его в Сурском лесу. Вчера там отдыхали, — уточнила Вита.
Смуглый парень представился как Рамиль, светловолосый — Рашидом.
Выяснилось, что Рамиль — бывший моряк, вернулся домой после службы по контракту. И теперь с другом отмечал это событие.
Инну передёрнуло, когда они начали располагаться рядом. Даже на расстоянии от них разило перегаром. Но, взяв себя в руки, она начала собирать прутья для костра. Тут Аня поддержала разговор, начатый Рамилем:
— К вашему сведению, русские и татары — исконно один народ. Если угодно, все мы индоевропейцы.
— Слышал, слышал, — откликнулся Рамиль, изображая из себя знатока истории, а я — турок-сельджук, и тут же, глядя на Виту, спросил:
— А Вы хохлушка? Говор у Вас не здешний.
— Да. А что?
— Да так, ничего, — пожал тот плечами.
Рашид сидел молча, слушая Аню.
— Что-то нашего Султана долго нет, не случилось ли чего, — держа в руках две берёзовые ветки, обеспокоенно сказала Инна.
— А ты позвони ему и узнай, — посоветовала старшая подруга.
— Да мобильник в машине остался вместе с сумкой.
— Возьми мой…
Инна долго не могла соединиться с мужем. А когда дозвонилась, услышала, что опять отказало сцепление. Топора в лесу уже не было. Сам он стоит где-то на трассе и ремонтируется.
Ребята предложили женщинам свою помощь. Разожгли костёр. На розжиг ушёл даже Анин самодельный посох. Никто не заметил, когда из-под её руки палочка-спасительница перекочевала в руки Рашида, и он, не задумываясь, сломал её о колено. Посох служил Ане опорой в загородных походах после вывиха ноги.
Рамиль попытался привлечь внимание Виты. Он не скрывал, что она ему приглянулась. Нарвал большой букет полевых цветов и торжественно вручил ей, обратившись со словами:
— Вита, вы словно одинокая ветка сирени на фоне зелёной поляны. У Вас такие большие голубые глаза!
Он с интересом разглядывал младшую из подруг.
Остальные, многозначительно улыбаясь, наблюдали за этой сценой. Рамиль взял Виту под локоток и отвёл её в сторону. Смутившись, та спрятала лицо за букетом цветов. Не знала, как реагировать на поведение молодого человека.
Вита была старше Рамиля лет на двадцать, но выглядела значительно моложе. Бывший моряк, будто не замечал разницы в возрасте. Щедро сыпал в её сторону комплименты и проявлял качества завзятого ухажёра. Грустно улыбаясь, тихо напевал лирические песни…
Через полтора часа, усталый и испачканный в мазуте, вернулся Семён. Снял шланг с бензонасоса, намочил бензином руки и стал их усиленно оттирать. Заметив ухаживания Рамиля за Витой, весело выкрикнул:
— Гляжу, тебе понравилась «моя младшая». Готовь выкуп, так не отдам!
— Так это ты Султан? — обратился Рамиль к нему с иронией в голосе.
— А что, не похож? — как петух, выпятив грудь вперёд, засмеялся водитель.
Потом сел за руль и включил зажигание. Мгновенно под капотом вспыхнуло пламя. Огонь пополз по брюху машины и охватил песок. Оказалось, Семён забыл поставить шланг на место, и бензин стал вытекать.
Вся компания бросилась врассыпную. Только Рашид схватил пустое пластмассовое ведро и стал поспешно заливать огонь, черпая воду из речки. Семён, сидя за рулём, от неожиданности окаменел. После истошного крика Инны Рамиль догадался выдернуть застывшего водителя наружу. Наконец, Рашиду удалось сбить пламя.
Ребята даже протрезвели. Рамиль стал корить Семёна за его безалаберность:
— Дамы прозвали тебя Султаном, доверяя тебе, а ты и себя, и чуть их на тот свет не спровадил. Я пообещал им здесь посадить вишню в честь моей встречи с Витой: очаровала она меня! Через год приедете отдыхать и порадуетесь.
— Хватит заливать! Не до тебя…
— Да чтобы мне провалиться на месте, не я буду, если не посажу! — глядя на Виту, воскликнул Рамиль.
Семён, матюгнувшись, махнул рукой и вновь нырнул в кабину. Бледное лицо выдавало его состояние. Едва машина остыла, опять полез под неё. Вокруг неё, распятой на песке, собралось несколько отдыхающих мужиков. Каждый оказывал посильную помощь. Начинало темнеть, а он и не собирался покидать свою «старушку». Про женщин как будто забыл. Инна предложила ему вызвать эвакуатор, но в ответ услышала:
— Справлюсь сам! Не суй нос, куда не просят.
Аня попыталась вызвать такси, но таксисты в такую даль ехать отказались.
На помощь пришёл давний её друг Валера: всех развёз по домам.
— Видно, свыше идёт вам предостережение, кончайте уже эти поездки, — сказал он ей.
— Да, много предупреждающих знаков было. Топор оставили в лесу, посох Анин ребята сожгли, и в дополнение ко всему машина загорелась. Действительно, хватит, наверное. Всё должно быть в меру, — глядя в салонное зеркало, заключила Инна. — Я бы осталась с мужем, да он прогнал меня.
— Спорить с твоим мужиком бесполезно. Упёртый он, справится. Ничего страшного я не заметил, — успокоил её Валера.
Семён вернулся домой за полночь. Машину привёл в порядок.
— Всё равно ещё поедем отдыхать, не дрейфь, дорогая. Сегодня не наш день. Завтра — будет по-другому!
— Султан ты, и есть Султан! — Инна погладила мужа по плечу.
— Ну, если я Султан, то ты — моя любимая жена!
— Знаешь, а ребята мне поначалу совсем не понравились. Водку хлестали прямо из горла!
— Ну, хватит уже, Инна. Чего раскудахталась? Они ведь спасители наши! Пойдём спать.





Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 22
© 13.06.2018 Нина Шеменкова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2296014

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Геннадий Ищенко       13.06.2018   19:52:14
Отзыв:   положительный
Первое впечатление бывает обманчивое, но я на их месте тоже отнесся бы недоверчиво. А старикам лучше не садиться за руль: не та реакция, да и вообще голова хуже работает. Один такой дедок перепутал тормоз с газом и переехал моего приятеля (велосипедиста). На счастье обоих, приятель был таким, что его для серьезных травм нужно было переезжать танком.










1