Картошка


Ольга Николаевна хоть и была человеком открытым, но после того, как её предала самая лучшая подруга, считала, что оголять душу, во-первых, глупо, во-вторых — чревато последствиями. Так и жила в своём окукленном мирке. Очень ей близки стали слова Высоцкого: «Я не люблю, когда мне лезут в душу, тем более — когда в неё плюют». Глубокий болезненный след остался от порушенной дружбы.
И она решила: «Больше у меня не будет никаких подруг». Внешне же оставалась весёлой, со всеми вела себя непринуждённо и легко, хотя в последнее время материальное положение её семьи всё ухудшалось и ухудшалось. Но в один из рабочих дней Ольга Николаевна, всё же, поделилась с коллегой своими переживаниями:
— Ума не приложу, как мне быть? С деньгами аврал, у дочки долги накопились, а зять приобщился к горячительным напиткам.
Напарницу тронула её откровенность. Похожие взгляды на жизнь в некоторой степени их сблизили. Она казалась Ольге Николаевне «ходячей энциклопедией». На всякий житейский случай имела свою поговорку. Особенно понравившиеся изречения коллеги записывала в потрёпанный блокнотик, с интересом пополняя свой «народный словарь». Когда услышала от приятельницы точное определение начальницы: «Прилетела, как ведьма с Лысой горы», хохотала до слёз, согласившись с такой образной характеристикой. Действительно, та почти каждое утро, не раздеваясь, влетала поочерёдно во все кабинеты и с порога озадачивала подчинённых новыми поручениями. Казалось, ничего более важного не существует в её жизни. Она не слышала насмешливых реплик, вроде этой: «Ночами, видимо, не спится бедняжке, только и думает, чем бы нас ещё загрузить?». Энергия начальницы не знала предела, отчего бурно протекали рабочие дни в отделе: всех вздыбливала с самого утра…
Выслушав внимательно Ольгу Николаевну, коллега дала практический совет, предложив помощь:
— Я могу одолжить вам четыре тысячи рублей на две недели. Поезжайте в какую-нибудь деревню. Купите несколько мешков картошки и продайте на базаре. Только не завышайте цену. Вернёте мне долг, и сами выгоду получите.
Ольга Николаевна была удивлена таким раскладом и даже растерялась. Она не знала, что из этого выйдет, но всё-таки решила не отказываться от помощи: «А что, можно и попробовать. Поработаем, получим деньги». Если бы месяц назад ей предложили такое, наверное, оскорбилась. А сейчас решила, что это шанс. Тут же принялась рассчитывать, сколько уйдёт на бензин и на покупку картошки.
Дома рассказала об этом мужу. Виталий одобрил затею. В субботу поехали в «Богатырку». Удалось купить картошки крупной и ровной, как лапоть, да по низкой цене. Деревенские жители рады были хоть как-то продать свой урожай. Ведь самим ехать на рынок было накладно. По мнению многих, «овчинка выделки не стоила», чаще всего и везти-то было не на чем.
Картофель продавали прямо с «Газели». Муж наполнял пакеты и вёдра покупателей, а Ольга Николаевна взвешивала и вела расчёт. Поначалу всё шло хорошо. А затем Виталий нагрубил одной бесцеремонной дамочке, которая откидывала не понравившиеся картошины в сторону. Та закатила скандал, и через несколько минут покупателей как ветром сдуло. Хорошее настроение продавщицы улетучилось.
— Виталь, ты, как всегда, не ценишь то, что идёт в руки. Видишь, всё испортил…
В воскресенье вновь поехали на то же место. Взяв инициативу в свои руки, Ольга Николаевна распорядилась по-своему:
— Твоя работа — наполнять вёдра и молчать, понял?
Муж недовольно сопел, но, всё же, исполнял, что было приказано. Жена не скупилась. Вёдра наполняла с верхом. К вечеру картошку продали.
Всё получилось, как и предполагала коллега. Выручка составила восемь тысяч рублей. Прежде они и подумать не могли, что за два дня можно столько заработать! Но, как говорят в народе, голь на выдумку хитра, а когда прижмёт, то и силы откуда-то появляются, и сноровка.
Отложили часть денег на покрытие долгов, а на остальные решили купить аккумулятор для «Газели».
На следующий день муж пошёл в магазин. Вернулся — на нём лица не было. Аккумулятор не купил: все деньги потерял.
— Украсть их никто не мог, — утверждал он, — я бы почувствовал. Наверное, выпали из кармана.
У жены не было слов. Столько труда — и всё насмарку!
Когда она рассказала о случившемся сестре, та тихо произнесла:
— Ши-нель…
Женщина не сразу поняла её, подумав: «О чём это она?». После небольшой паузы сестра уточнила:
— Почти как в рассказе Гоголя «Шинель». 
Ольгу Николаевну поразило такое сравнение, и она задумчиво произнесла:
— Наверно, в главном ты права, — а про себя подумала: «На всё Господня воля…».





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 18
© 13.06.2018 Нина Шеменкова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2295991

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ












1