ХУЛИТА



В знойный полдень на пустынной дороге стоял джип с приподнятым капотом. Молодые люди в армейской форме отчитывали нерадивого водителя. Вдруг притихли, приметив вдали пыль от микромобиля. Пуще всех возмущалась девушка в берете с пистолетом на боку. Пострадавшие остановили мини машину с надписью TOMPSON, молодой человек за рулем был в футболке с такой же надписью.
- Хулита Отеро я, команданта революционной молодежи республики нашей, вчера избрали. Мне срочно к вашему шефу надо, подвези меня, оплатим, не за спасибо. - Выпалила девушка на ломанном английском языке.
Томпсоновец попытался прояснить цель срочной поездки, но его перебили, сославшись на важность контакта с представителем фирмы. Поэтому девушку усадили в крохотной машине и поехали. Один из парней зафиксировал на смартфоне документ американца.
Хулита, подбирая с трудом слова, поясняла Биллу, так звали парня, что ожидается извержение вулкана Марето в районе трех-четырех, наверное слышал, как бы успеть добраться до Ногисата без проблем.
- Хулита, в левое окно посмотри, видишь шлейф черный? Вулкан досрочно проснулся, набирает обороты, мы попались. Вправо повернем резко, не знаю куда, но подальше от дыма и от кратера.
По пути следования они приметили диких животных, которые бежали от несчастья, не обращая внимания на людей. Лавы вулканической Билл не опасался, пути ее следования большим белым парообразованием выделялись. А вот тучи черной пыли могли запросто похоронить машину, поэтому очень внимательно за облаками наблюдал. Куролесили долго, темнеть скоро стало, остановились у какой-то каменоломни, где булыжников было навалом, ветер хороший их продувал.
- Люди работают здесь, значит жилье поблизости, дорогу утром найдем обязательно. Переночуем ночь у костра, возражения есть? Холодно стало, и кушать хочется. Да, Лола, как слышно? Отлично. Слушаю тебя. Как? Все в порядке. Задержусь до завтра, пока... Говорю по-вашему хорошо? Три года уже здесь. Вы же на американском затеяли... Попить хочешь? Держи. Литровая бутылка есть, и все. Пей, пожалуйста... Надо малыми глотками, а ты сразу... Не боюсь я, но половину возвратишь…
Билл собрал хвороста, костер разжег, сидения из машины притащил, подготовив Хулите лучшее место, плед дал ей, велев ложиться. Она сидела испуганная и не двигалась. Пистолет демонстративно рядом положила, тряслась вся.
- Ну, что, команданта, боишься в кусты отправиться, звери там? По нужде надо? Пойдем вместе, отвернусь. Там действительно кто-то есть. Свой пистолет даешь мне на всякий случай? Пошли. Чего уж, дело житейское. Что еще? Родным позвонить хочешь, твой не работает?.. Я отойду. Ну, хорошо, рядом буду... Молодец, что своим не сказала про приключения наши. А мне звонить некому, свободная личность. И не было их, родителей. Я, может слышала, из абортного эмбриона вырос. Девочке аборт сделали, а меня в искусственную матку поместили, кормили и т.д. Искал свою маму по документам, не получилось. Миллион абортов в год делают американцы, целая армия. Никто по мне плакать не будет в случае чего, благодать. Да, просто сам живу, сам собой. Может, женюсь когда... А сейчас спать, за костром сам присмотрю, не бойся. Просьба ко мне есть, догадываюсь, в новостях прочел республиканских. Сообщалось, что команданта Отеро решит сегодня вопрос о поставке зерна на хлебокомбинаты из хранилищ Томпсон, правильно я понял? Что-то я при тебе денег не приметил, увы. Ах, в долг просить будешь на пять лет, ваш президенто гарант подписал… Это два миллиона долларов должны беспробудно слать, или с десятью процентной надбавкой годовалой вернете? Тогда в гранте три миллиона надобно писать. Да, я империалист, американец, и главное для меня деньги. Предполагаешь, что мой шеф сердобольнее будет? Сомневаюсь. Обиделась? Ваш президент все миллионы, что ТОMPSON перечислил вам за аренду пахотной земли, потратил на продовольствие по талонам революционному народу. Заводы, фабрики стоят, поэтому гроши лишь от продажи природных ресурсов появляются. Я понял, сожалеешь, что меня… убежать хочешь? Могу и отодвинуться подале... И мне жалко народ, всякие команданте им головы заморочили бредом Маркса, Фиделя и других коммунаров. Почему сидишь, дрожишь вся, плачешь? Говоришь, что хлеба в стране на два дня осталось и если... Не горюй, подруга, за ночь придумаем вариант компромиссный... надеюсь. У костра хорошо думать, а ты спать пойди. Слово джентльмена даю, поверь. Гладить меня не надо, не привык… Очень холодно, иди поближе, еще, голову на мои ноги и спать... Брюки замочила слезами, держи платок. Кем работаю, спрашиваешь? Техническим менеджером. В августе уеду в Африку, если... Спит кажется, слава богу.
Ночь прошла спокойно, рассвет наступил бездымный, вулкан, очевидно, прочихался и замолк. Только у сумки своей Хулита дико прокричала, усмотрев там гадюку крупную. Билл метким выстрелом из пистолета змею уложил.
- Как в голливудском фильме, Хулита, спасал красавицу. Собираемся и едем немедленно. Вариант есть, карта нужна озера Валенсия. В офисе решим. Язык присох опять у тебя? Отпей... Не люблю холодную воду натощак, не пил посему, кофе желаю! Молодец, приведи себя в порядок, сними солдафонское. Это другое дело – испанская мадонна ты, но я не рыцарь, лишь американец. Что ты мне на голову напялила? Ковбойскую шляпу из сумки, платок на шею повязала… На ковбоя похож, говоришь, и ничего смотрюсь… Ну поехали, подруга, дела решать надо.
Часам к девяти наши позавтракали добротно в дорожном кафе, а к одиннадцати в офисе уже были. Сотрудники Билла тепло встречали, что-то нашептывали. Хулиту в буфет привели, угощали мороженым, сказали, что позовут скоро.
«А эти янки хорошо устроились, - подумала команданта, - Что нам мешает так жить, не знаю. Они, наверное, и манифест Маркса не читали о бесклассовом обществе. Счастливцы»
Вот и Хуниту позвали к шефу, Лола, секретарша, провела ее в солидный кабинет, где за столом Билл сидел свободно.
- Смотри, Хулита, на карту. Когда-то здесь коммунхоз сельскохозяйственный был имени Симона Боливара, знаешь, может быть? Давно распался он, только люди остались, в хибарках живут, опустились. Так вот, земли бросовые коммунхоза в аренду нам сдадите по расценкам прежним на двадцать лет. Мы авансом деньги, зерно дадим. Компания наша согласна, ферму бычков организуем. Держи смартфон японский, от меня, звони своим. Уверена, что добро ваши дадут? Положение безвыходное. Но документ нужен, представишь за три дня. Зерно наши машины завезут по указанным адресам. Еще, за тобой джип приехал, молодчики ждут. Вулкан успокоился, мотор ваш тарахтит, можно ехать. Чао, Хулита. Американцу и позвонить можно, когда вздумается, рад буду…
Команданта постояла минутку молча и порывисто ушла, хлопнув дверью...
- Лола, зови специалистов мясокомбината ко мне. Цветы, значит, передала Хулите, сказала, что от меня? Конечно, самому надо было… Все, все, глупости.
- Шеф, девушка к вам рвется, Отеро ее фамилия, кажется. Пускать?
- Извини, Билл, серьгу бабушкину потеряла, всюду искала – нет. Может, в машине потеряла? Посмотреть хочу, помоги... Еще раз прости... и вы, господа, вот незадача...
Машину они тщательно осмотрели, чехлы с сидений снимали осторожно, но, увы, ничего не нашли. Хулита печально сообщила, что бабуля расстроится, скажет, что это к несчастью. Билл же, несущий сумку девушки, заглянул почему-то в нее и увидел потерю, прокричав, что нашел сережку. Хулита, голову наклонив, мгновенно собрала свои вещи и побежала к джипу. Билл приметил еще слезы в ее глазах.
Поздней ночью этого же дня американец набрал вдруг телефон команданте:
- Привет, Хулита, не разбудил? Говорить можно? Узнала? Вспомнил вдруг про пистолет, у меня он. Хочу завести в выходной, не возражаешь? Адреса не знаю, запишу, диктуй, так... Извини за беспокойство, спокойной... Можем и далее поговорить. Просишь рассказать, как день прошел? Не скучно мне, нет, могу по скайпу связаться, минутку, вижу... Привет, подруга! Так вот, сегодня мясниками занимался. Говорил тебе, что Tompson финансировал инвестиции в производство искусственного мяса из стволовых клеток. Соображаешь это, говоришь, потому что мединститут кончала... Тогда почему врачом не работаешь, больных уйма вокруг? Души сограждан исправить желаешь? Ну, ну, марксисткой пропагандой головы им морочишь, не так ли? О вулкане поговорить хочешь, о костре и спутнике твоем? Я его знаю? О себе и слышать не желаю. Почему? Какой здравый парень, спрашивается, говорить будет с девушкой ночью по скайпу о выращивании грудинок петушиных. У этого типа, агента империализма, только работа в голове, хотя девушку-марксистку хорошо приметил, это точно, уверен, поэтому о пистолете... Все одно тебе знать хочется, сколько мяса сумеем вырастить с пуском первой очереди? Ну, сто двадцать полноценных грудинок петушиных, думаю, в день, а тебе зачем это? Людей накормить хочешь?.. Ты тоже чокнутая, подруга. Поговорим лучше, Хулита, о твоих делах. На революционном съезде была сегодня, в столице, где все делегаты западные страны заклеймили в ваших неудачах, вот проклятые враги. Зато, радостно сообщили, какую баллистическую ракету вы испытали, американцы обо...ся, ей богу. Еще решили затем яйца по талонам выдавать, по десятку в месяц. Яйца нужны революции всегда, правда? Скажи, команданта, имеешь ли право общаться с иностранным агентом, американцем проклятым, которому голову вскружила ты, точно чувствую. Молчишь, не понял, повтори... Ты жить без меня не можешь после той вулканической ночи... И не надо путать идеи коммунизма с чувствами нашими,
Хулита. VIVAT вулкану нашему!
АТ





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
© 13.06.2018 филипп
Свидетельство о публикации: izba-2018-2295896

Рубрика произведения: Проза -> Антиутопия












1