Чаша моей крови


Чаша моей крови
В одной закусочной поблизости Петербурга работала хрупкая Тина с целью заработать немного денег для обучения в университете. Был поздний вечер, и непременно сегодня ей нужно было вступить в ночную смену. Если бы она знала, что её ожидает, то сегодня она ни за что не перешагнула бы порог этого заведения. Но её судьба больше не была в её руках, посему она не подозревала ничего злого, когда над дверью прозвенел маленький колокольчик, оповещающий, что в помещение вошёл новый посетитель.

Так как предыдущей ночью она почти не сомкнула глаз, то развернулась к нему немного со скучающим видом.

Но когда она посмотрела на нового гостя, воздух застрял в её горле. Она никогда не ожидала увидеть человека настолько очаровательного.

Она украдкой рассматривала его. Он был симпатичным – классическим красавцем. Тёмные, в беспорядке торчащие волосы. Поразительное лицо с почти идеальным профилем и красивой формы губами. Его фигура указывала на то, что он высокий и хорошо сложен. На нём был одет костюм, заставляющий выглядеть его благородно, что в очередной раз привело её к вопросу, что он тут искал. Обычно сюда заглядывали лишь замотанные дальнобойщики, и тот факт, что ей придётся обслуживать симпатичного гостя, заставлял кровь бурлить в её венах.

Она взволнованно подошла к его столу и смущённо прокашлялась, чтобы привлечь к себе его внимание.

Он развернул голову в её сторону и посмотрел ей прямо в глаза.

Красивые, тёмно-синие глаза. Как испуганная косуля в лесу. Ему понравилось это. Так же, как её бледная кожа и окрасившиеся в яркий румянец щёчки. Она казалась такой живой и чистой. Он ухмыльнулся про себя: на такой отличный улов он и не рассчитывал.

- Что я могу вам принести? - спросила она вежливо и одарила его улыбкой. Но от незнакомца не последовало в ответ ничего, кроме холодного взгляда. Она тут же обратила внимание на его лишённые эмоций, почти чёрные глаза. Ещё никогда ей не приходилось видеть настолько мёртвые глаза, но она всё равно не почувствовала страха. Напротив, словно притягиваемая его магической силой, она не могла отвести от него взгляда.

- Воды, пожалуйста, - ответил он галантно на её вопрос и попытался выдавить улыбку. Но на такое он не был способен. Он не являлся тем, кто улыбается, за исключением тех случаев, когда достигал того, что удовлетворяло его на глубоком уровне. Да, тогда даже он мог улыбаться.

- Как тебя зовут? - спросил он девушку, которая уже развернулась к нему спиной.

- Тина, - ответила она ему. Она сама не поняла, зачем назвала ему своё имя. Может быть, причина была в том, что она страшно нервничала из-за него.

- Очень красивое имя. - Его мимика и выражение лица оставались такими же безжизненными и холодными. В глазах не было никаких эмоций, но, несмотря на это, Тина всё равно находила этого мужчину очень притягательным.

- А вас? Как зовут вас?

Она не хотела просто так обращаться к нему на "ты", считая это невоспитанным.

- Валера, - ответил он просто. Имя подходит ей, подумал он. Валера и Тина. Имена звучали как из того сопливого романа, о котором девушки так часто рассказывали ему.

Он быстро заслужит её доверие.

- Ты не хотела бы составить мне на пару минут компанию? - равнодушно спросил он и указал на место напротив себя.

Автоматически кивнув, Тина села и снова посмотрела прямо ему в глаза. Они были тёмными, почти чёрными. С одной стороны, эти глаза внушали ей ужасный страх, а с другой, ей хотелось знать, что с ним не так.

- Что с вами произошло? - вырвалось у неё.

- Ты имеешь в виду мои глаза? - Тина оцепенело кивнула, всё ещё смущённая своим прямым вопросом.

- Ну... не каждый человек хороший, Тина.

Она выгнула брови, так как не поняла, что он хотел этим сказать.

- Я так не считаю, что-то хорошее есть в каждом.

Он коротко рассмеялся и затем настоятельно посмотрел на неё.

- Поверь мне, я знаю лучше. Если ты умная, то лучше сейчас исчезнешь.

Тина лишь на секунду испугалась, но любопытство взяло верх, и поэтому она осталась сидеть, не раздумывая дальше о его предупреждении.

«Глупая девчонка», - подумал он. Уже давно никто не делал ему всё настолько просто.

Она была милой, и в ней прежде всего было всё то, что он искал. Очень глубоко в её глазах... прекрасная чистая душа.

Он с удовольствием любовался своей коллекцией, что заставляла испытывать его чувство гордости. К этому моменту он обладал множеством драгоценных и неоценимых для него вещей, от которых других людей бросило бы в дрожь. Но он уже всегда был другим, и ему не составляло труда показывать это.

Внутри него всё дрожало от возбуждения. Он нашёл новую, очень ценную вещь. Идеальную для его коллекции. Её имя он давно забыл, такие мелочи никогда не интересовали его. Но он в точности помнил блеск в её прекрасных синих глазах косули. Он должен был обладать ею, чего бы ему это ни стоило. И поэтому было неудивительно, что когда она работала, он почти всегда сидел в закусочной.

Каждый раз, когда она обслуживала его, он пытался привлечь её внимание к себе. Ему необходимо было выиграть её доверие, хотя это и являлось самым сложным во всей игре. Сначала работа, затем удовольствие, говорил он себе каждый раз и беспрестанно думал об этих неповторимых глазах, в то время как она рассказывала ему скучные истории из своей жизни. На самом деле он никогда не слушал её, но она была настолько невнимательной, что едва замечала это. Основную часть времени она лишь любовалась его внешностью. В сущности, он должен был чувствовать себя польщённым, но этого никогда не происходило. Он терпеть не мог эту лесть.

- Мой отец умер некоторое время назад, а моя мать живёт на другом конце России, - произнесла Тина немного грустно, и Валерка впервые навострил свой слух.

- Это значит, что у тебя поблизости нет родных?

Это было бы идеально, окажись оно правдой. Никто не будет искать её, а ему не придётся чувствовать себя дурно, если он заберёт её с собой. Осознание того, что она жила совершенно одна, успокаивало его.

- Нет, к сожалению, нет. И у меня не особо много друзей. - Она смотрела на него с блеском в глазах, который он с трудом переносил. Он быстро отвёл свой взгляд и начал рассматривать поверхность стола.

По всей видимости, она уже видела в нём что-то типа друга. Он мог лишь рассмеяться над этим, потому как у него никогда не было друзей. Он был одиноким волком, причём всегда. Зло бушевало в нём, и никто не хотел быть добровольно его другом.

Как это часто случалось, он сомневался в здравомыслии девушки. Но всё всегда протекало одинаково. Они часто принимали его за кого-то особенного, иногда девушки даже влюблялись в него, а затем он только разочаровывал их. Что нисколько не уменьшало его интерес.

- А как насчёт тебя... и твоей семьи? - Она еле смогла выговорить эти слова. Его скрытое и угрюмое поведение заставляло предполагать, что он был так же одинок, как и она сама.

- У меня нет семьи. - Он почти с отвращением выплюнул эти слова. Семья? Все жизненные удары ему всегда приходилось принимать в одиночку. После того, как в юные годы он убил свою маленькую сестру, его родители просто выкинули его из дома. Он никогда не простил им этого, после чего заставил их страдать так, как пришлось страдать самому, живя на улице.

На сегодняшний день он стал осторожнее. Он больше не разгуливал по миру, убивая кого не попадя. К этому дню он стал коллекционером определённых вещей, которые он обожал в особенной степени. Сотни из них он тщательно законсервировал, но их блеск он так никогда и не получил назад. Не играло роли, что он делал – этот блеск, которому он больше всего преклонялся, исчезал слишком быстро, оставляя лишь пустую оболочку. Несмотря на это, он был одержим тем, чтобы владеть всё большим и большим, и на этот раз у него появилось чувство, что он нашёл то, чего больше всего желал.

Эти синие глаза были полны жизни. Он был уверен, что именно они были тем, что он так давно искал.

Почти весь день он потратил на прогулку с Тиной по Питеру, и даже пригласил её на что-то вроде свидания. В конце концов, это было одной из тех вещей, которые приходилось делать. Он ненавидел брать с собой девушек против их воли. Они должны были идти с ним по собственному желанию: тем сильнее их удивление и страх были позже. А как он любил этот полный паники взгляд, когда они понимали, что случится.

Он, наконец, мог вернуться домой. Никогда у него не было постоянного места жительства, это было слишком опасно. Его дом был скромным. Он не хотел привлекать слишком много внимания: опасность, что кто-либо раскусит его, была чересчур большой.

Он обрадовался, когда ступил за порог и почувствовал неповторимый, отчасти гнилой запах. Ему нравилось, что тут слегка пахло разложением. В этом запахе было что-то эротическое, и он знал, что грязная работа была уже сделана. Теперь наступило время для приятной части.

Он редко оставлял что-то лежать. В конце концов, он не хотел, чтобы вещам из его коллекции был нанесён вред. Когда дело доходило до гниения, то зачастую было уже поздно, но сегодня не вышло по-другому. Из-за свидания с Тиной он оставил девушку лежать, и в силу влажного климата она слишком быстро начала разлагаться.

Он подошёл к ней и уставился на неё. Она не была действительно красивой, но в её глазах был этот светлый зелёный цвет, который его завораживал.

Синие пятна на её горле указывали на то, что он не очень хорошо обошёлся с ней и был в слишком большой ярости. И всё потому, что она не дала ему то, чего он хотел. Блеск, который он так обожал, настолько быстро пропал, что его начало раздражать, что он вообще взял её с собой. Но было в этом и что-то положительное: его коллекция обогатилась, и это хотя бы немного удовлетворяло его.

Схватив её тело, он потащил её за собой. Он заранее приготовил несколько ножей. Начиная с самых острых, вплоть до старых, тупых и уже заржавевших. Иногда, когда девчонка слишком сопротивлялась, он специально использовал тупые ножи. Это было что-то вроде мести, даже если этим он мог повредить части своей коллекции. Это того стоило.

Он приложил нож и наблюдал, как сразу же после первого пореза кожа начала отслаиваться. Его не волновало, что в результате этой работы он часто был грязным. Ему не особо это нравилось, но и не было противно. Спустя какое-то время он смирился с тем, что это являлось её неотъемлемой частью.

Когда он смотрел на безжизненное тело перед собой, на вырезанные в нём углубления, то это было сродни тому, будто он смотрел на своё отражение. Часто он чувствовал себя так же пусто и безжизненно, как и та, что лежала перед ним.

Он тяжело вздохнул и потёр свой лоб. Она не удовлетворила его никоим образом, что разозлило его. Он уже слишком глубоко погряз в своих мыслях о Тине. Она просто сводила его с ума, и он знал, что не может ждать дольше. Он должен был, наконец, обладать ею.

Никогда не было легко прятать трупы так, чтобы их никто не нашёл. Для этого приходилось уходить далеко в лес, рыть яму и закапывать их как можно глубже. Валера ненавидел эту работу. Предпочёл бы просто бросить где-нибудь безжизненные тела. В них всё равно больше не было ничего особенного. Но страх, что его могут начать подозревать, был слишком велик.

На сей раз он возвратился в свою хижину с хорошим чувством. Он хорошо спрятал её, никто не смог бы её найти. Тем более она всё равно жила не здесь. Он взял себе в привычку никогда не закапывать труп в том месте, в котором взял его с собой. Это было слишком опасно.

Зайдя в дом, он глубоко вдохнул. Здесь всё ещё пахло гнилью, старой кровью и разложением. Он привык никогда особо не мыться после совершённого. После того, как его коллекция пополнялась ещё одной любимой вещицей, он всё равно сжигал хижину.

Он лишь поверхностно смыл грязь и нанёс немного дезодоранта. Благодаря его прекрасной внешности, небольшие следы грязи всё равно мало бросались в глаза. Кроме того: ему нравилось таким образом иметь девушек при себе, хотя это и было опасно. Но соблазн, что какая-нибудь девчонка когда-нибудь что-то заметит, был слишком огромным. Это было подобно тесту. Только до сей поры ни одна из них ничего не заметила.

Как это часто случалось, он сидел в закусочной и наблюдал за работой Тины. Его нетерпение возрастало, чем дольше он там сидел и скучал. Ему, наконец, необходимо было обладать ими – этими синими глазами косули. Ещё никогда и ничьи глаза так не завораживали и не околдовывали его.

- У тебя есть парень? - спросил он сразу, как только Тина подсела к нему. Она была настолько наивной девочкой, не имея достаточно опыта – он практически мог уловить это на запах. Ему нужно было лишь немного обольстить её, и она тут же бы принадлежала ему.

- Нет, - прошептала Тина и опять покраснела. Этот постоянный румянец медленно, но верно начал раздражать его. Он хотел, наконец, начать своё дело, но в то же время боялся, что потеряет всё из-за своей прямолинейности. А это не было дозволено – уж слишком он был одержим этими глазами.

- Ты бы хотела, чтобы я был твоим парнем? - Он попытался подарить ей свой самый мягкий взгляд, хотя и знал, что это было невозможно. Он не излучал тепло и никогда ещё не был на это способен.

- Да. - Он расхохотался про себя. Даже во сне он не мечтал, что всё окажется настолько легко. Глупая девчонка. Но он её предупреждал. Он всегда это делал, не желая испытывать чувство вины, беря с собой девушек против их воли. Хотя он и не мог чувствовать что-то подобное.

Скорее всего ему вообще не были присущи какие-либо чувства, за исключением того мизерного момента, когда он получал в точности то, чего так жаждал и чему преклонялся... их души.

Он любил наблюдать за девушками, когда свет в их глазах медленно угасал. Это удовлетворяло его, и только поэтому он мог жить дальше. То короткое мгновение, когда он заглядывал глубоко в душу девушки и наблюдал, как мучительно она умирала.

- Хочешь попозже прогуляться со мной? - Осторожный вопрос Тины заставил его внутренне простонать. Он был по горло сыт этими прогулками. Он хотел наконец-то взять её с собой, но понимал, что момент ещё не настал.

- Да, почему бы нет. - Он попытался ей улыбнуться, но у него ничего не вышло. Вероятно, в своей жизни он ещё никому и никогда не улыбался по-настоящему. По крайней мере, не живому человеку.

- Как долго ты должна ещё работать? - спросил он и протянул к ней руку. Он осторожно прикоснулся к её пальцам, которые она переплела, положив руки на стол. Она немного вздрогнула, но допустила его прикосновение.

Её кожа была прекрасно мягкой и тёплой, но это мало как отразилось на его интересе к ней. Интересовало его только одно, и как раз сейчас он смотрел в эти синие озёра.

- Примерно ещё час, а затем мы можем идти. - Она была словно поймана его прикосновением и осторожно обхватила его руку. У него были красивые руки. Большие, по мужскому грубые и, тем не менее, ухоженные. Ей нравилась мысль о том, что он мог бы прикоснуться к ней этими руками везде, где ещё ни один мужчина на самом деле не прикасался к ней.

С лёгкой ухмылкой Валерка воспринял то, что это меленькое прикосновение тут же возбудило Тину. Какая жалость, что у него никогда не возникало к девушкам сексуального интереса. Удовлетворяло его только одно, и было это куда лучше, чем секс.

- Ты можешь получить ещё больше таких прикосновений, - прошептал он соблазнительно и погладил её пылающую щёчку. Ему действительно пришлось перебороть себя, чтобы говорить с ней таким образом и прикасаться к ней. К некоторым девушкам ему было просто прямо-таки противно приближаться, но с Тиной это было терпимо.

Её глаза буквально пылали, когда он опустил свою руку ниже, вдоль её шеи, в декольте, и осторожно дотронулся до линии её маленькой груди. Ему не особо нравился этот полный желания взгляд. Её чистая душа превращалась в помешанного на сексе монстра, и всё потому, что он был благословлён хорошей внешностью.

Он быстро насытился тем, как она раздевала его глазами, и снова накрыл её руку своей.

Тина так же относилась к одной из этих невнимательных девушек. Она даже не заметила пятна крови на рукавах его рубахи, слегка выглядывающих из-под костюма.

- Спроси, можешь ли ты уйти пораньше, - потребовал от неё Валера спустя какое-то время, пока они молча смотрели друг на друга. Тина в такой степени наслаждалась его прикосновениями, что забыла обо всём окружающем.

Кивнув, она встала как на пульте управления. Она вела себя, как глупая верная собака, и именно это ему и нравилось. Именно таких девушек он себе и искал, ибо как раз они и были теми, кто в конце сильнее всего сопротивлялся его хватке, когда он душил их.

Тина ушла к стойке, чтобы поговорить со своим коллегой. Валерку не интересовал их разговор: он знал, что она всё сделает для того, чтобы незамедлительно уйти с ним. Он так легко втёрся к ней в доверие, что это удивило даже его самого.

- Мы можем идти, - вырвала Тина его из задумчивости и протянула ему руку. Он осторожно взял её, не желая допускать слишком много близости. Он просто не привык к такому и совершенно не хотел с этим начинать.

Улыбнувшись, Тина дала ему понять, что готова на всё. Хотя Валера и производил на неё довольно таинственное и скрытное впечатление, она всё равно хотела уйти с ним, узнать его поближе и понять его сущность. Она просто не хотела верить, что в нём была лишь злая сторона. В глубине него она могла почувствовать и доброту и не сомневалась, что он ей ничего не сделает.

Валерка заметил по Тине, как работали её мысли. Как и любая девушка до неё, она думала, что может изменить его. Но это было безнадёжно. Он был бездушным, полностью мёртвым внутри, и не был способен на сочувствие. Но был счастлив, что она так думает. Это являлось частью его игры. Ему нравилось, что девушки до самого конца думали, что он отпустит их в полном здравии. Над этим он мог только повеселиться: ещё никогда он не испытывал к ним даже лучика симпатии.

Все эти прогулки он переносил лишь с трудом. Девушка, идущая рядом с ним, почти до смерти наскучила ему. Но блеск её глаз и этот уникальный тёплый синий цвет делали всё более терпимым. Он мог потеряться в этих глазах, хотя это и было абсолютной глупостью. Но он понимал: если вскоре он ничего не сделает, то это станет опасным для него. Ещё никогда он не тратил столько времени на одну девушку, и потому, чем дальше это затягивалось, тем сильнее он нервничал.

Тина искоса наблюдала за Валерой. Он был таким красивым, что она до сих пор не могла поверить, что это она шла рядом с ним и держала его за руку. Она сделала глубокий вдох и притянула его немного к себе. Видимо Валерка о чём-то задумался, потому как слегка споткнулся и врезался в неё.

Тина была так близко к нему, что могла уловить его запах. Она глубоко вдохнула и прижалась ближе к нему. Валера простонал и попытался увеличить расстояние между собой и Тиной, но было поздно. Собрав всю волю в кулак, она прижалась своими губами к его.

Он почти задохнулся, буквально почувствовав, как воздух покинул его лёгкие. «Должно быть, именно так ощущается смерть», - подумал он и почти потерял свой разум. Но он был сильнее: поборов головокружение и тошноту, он с отвращением оттолкнул Тину от себя. Тяжело дыша, он смутно заметил, что она упала на землю. Её глаза сверкали яростью и печалью, но его это мало интересовало. Он всё ещё был занят тем, чтобы хоть как-то переработать эту непривычную ему близость.

- Ты гонишь? - заплакала Тина, пытаясь подняться. Он не реагировал на неё, лишь только снова и снова утирал свой рот и пытался забыть ощущение её мягких губ на своих губах. Теперь оно будет преследовать его всегда.

- Нет, это ты гонишь? - выкрикнул он ей, совершенно выйдя из себя. Он развернулся, с трудом контролируя себя, чтобы не напасть на неё.

- О чём ты вообще думала, чтобы взять и поцеловать меня? Это никому не дозволено, хорошо? Никто не имеет права приближаться ко мне так близко.

И это было правдой: ещё ни одна девушка не была настолько смелой, чтобы поцеловать его.

Находясь до сих пор абсолютно не в себе, он просто оставил лежать Тину в лесу. Его мало интересовало, что она при этом чувствовала. Намного хуже было чувство, которое теперь кипело в нём, и страх думать об этом ещё больше.

Он достиг своей хижины, полностью вспотев и обессилев, но злость на то, что произошло, так и не ушла.

Совсем наоборот: как только он остановился, всё опять вернулось. Эта непривычная близость, ощущение её губ на его губах.

Он попытался глубоко вдохнуть, но и это не успокоило его. Всё ещё в ярости, он со всего маху пнул по единственному столу, находящемуся в доме. Он заскрипел, когда ножки продвинулись по полу, перемещая его на несколько сантиметров.

Ничего не помогало: ни привычный запах, который он так любил, ни привычное окружение, в котором он уверенно чувствовал себя, ничего.

Но он знал, что кое-что существовало, хотя и не входило в его планы. Несмотря на это, он пошёл к машине и поехал в том направлении, где знал, что получит желаемое.

- Ну, сладкий, желаешь заняться этим?

Валера как раз изучал шлюху. Он частенько брал таких с собой. Не для того, чтобы заняться с ними сексом, а чтобы элементарно убить. Иногда его успокаивал тот факт, что было так легко кого-либо найти для своих предпочтений. В этой девчонке не было просто ничего особенного. Скучный голубой или зелёный цвет.

Не тот уникальный синий, который он так боготворил.

У него тут же сжалось в горле, и он выбрал себе какую-то девушку. На какой-то короткий миг она несомненно удовлетворит его.

Девчонка оказалась пухлой и глупой, как он вскоре выяснил. Она почти без передышки болтала на уличном слэнге, который он терпеть не мог. К тому же она постоянно хотела схватить его за пах, что делало всё ещё хуже. У него возникло желание тут же снова вышвырнуть её из машины. Но в то же время он не хотел упускать шанс. Девчонка уже находилась с ним – значит, он мог ею попользоваться.

Он прямо-таки почувствовал облегчение, когда они подъехали к его хижине, и он оказался на своей территории. Здесь боссом был он: самоуверенный, сильный и точно знающий, что должен сделать. Она не доставит ему большого труда. Он просто даст ей напиток, в котором совершенно случайно будет снотворное, а затем у него будет предостаточно времени, чтобы связать её.

Это было своего рода ритуалом. Он всегда уделял связыванию достаточно времени – слишком большой была опасность, что девушка могла вырваться. Поэтому и с этой шлюхой он не сделал по-другому. Как только она уснула, он начал свою игру. Он решил особо помучить эту девчонку...

- Что ты со мной сделал? - заныла девушка, после того как медленно проснулась. Она вяло издавала какие-то звуки, на которые Валерка совершенно не реагировал. Он никогда особо много не разговаривал со своими жертвами. Да и зачем? Умение говорить ещё никогда не причислялось к его сильным качествам.

- Бандаж стоит дополнительно. - Валера чуть не расхохотался. Она на самом деле думала, что то, что происходит, является какой-то сексуальной игрой. Ему нужно было показать ей, в какой опасной ситуации она находилась. Только через страх в её глазах он почувствует себя прежним. По крайней мере, он надеялся на это.

Он выбрал маленький нож с острым концом и начал надвигаться на девушку. Она лежала на полу, свернувшись калачиком, потому что он связал её так, что она могла лежать лишь в совершенно скорченной позе. Было больно от одного лишь взгляда на неё, что вызвало у Валерки лёгкую ухмылку. Он присел на корточки возле девушки и грубо схватил её подбородок.

- Это не игра, милочка, - с угрозой произнёс он и пронзительно посмотрел на неё своими почти чёрными глазами. Он вонзил кончик ножа в её горло так, что выступила кровь и чуть позже начала каплями бежать вниз по его ладони. Девушка тяжело захрипела, вслед за чем он убрал ножик и стал просто наблюдать за её поведением.

- Я тебя убью, и у тебя нет никакого шанса убежать.

Глаза девушки широко распахнулись, страх в них возрастал с каждой секундой, в течении которой он просто пристально смотрел на неё. Её инстинкт к выживанию проявился спустя пару секунд, и она действительно попыталась освободиться.

- Пожалуйста, пожалуйста, не надо, - умоляла она снова и снова, что заставляло Валерку лишь ухмыляться. Он обожал, как безуспешно она тянула сковавшие её верёвки.

Иногда, когда ему хотелось поиграть в кошки-мышки, он намеренно ослаблял оковы так, что девушка могла освободиться. Надежда в её глазах, что она всё-таки смогла бы убежать, была настолько огромной, что они буквально светились. Но самое позднее - после того, как он снова ловил её и начинал медленно душить, в них угасала любая надежда, а вместе с ней и её душа.

Когда он вот так наблюдал, как этот свет медленно исчезал, и оставались лишь мёртвые застывшие глаза, у него возникало чувство, будто он нашёл какого-то союзника. Эта тишина успокаивала его, хотя и чересчур быстро проходила. Он так сильно желал хотя бы раз найти то, что искал всю свою жизнь. Глаза, в которых бы остался блеск, которые бы не прекратили светиться и сверкать. Но каждый раз, когда он думал, что нашёл этот блеск, он исчезал, как только становился для него ощутимым. Он научился мириться с этим кратким мигом удовлетворения. Но в глубине души знал, что искал что-то большее... своё личное душевное спокойствие.

Он больше не мог терпеть. Внутренний порыв пойти в закусочную и увидеть Тину стал слишком поглощающим. Шлюха оказалась пустой тратой времени, всего лишь грязной работёнкой. Ему не надо было брать её с собой, несмотря на то, что теперь его коллекция пополнилась очередной парой зелёных глаз. Это даже больше не радовало его.

Со странным чувством в животе он перешагнул порог закусочной. Ему не нравилось, какое большое значение имели для него эти глаза и как сильно он хотел обладать ими. Но к этому времени он был уже зависим от них, и именно поэтому его тянуло сюда, несмотря на отвращение, которое он до сих пор испытывал из-за поцелуя.

Он быстро осмотрелся и затем сел. Он знал, что Тина в любую секунду подойдёт к его столу и обслужит его. Так происходило всегда.

Тем сильнее он испугался, когда к нему обратился мужской голос. Совершенно шокировано он посмотрел на парня, стоящего перед ним, просканировал его лицо, чтобы снова отвернуться.

- Где Тина? - спросил Валера низким голосом. Здесь было что-то абсолютно не так, и это не нравилось ему. Он лишь с трудом мог справляться с этой ситуацией.

- Она взяла на пару дней больничный.

Валерка сидел, как окаменевший. Он знал, что случилось. То, что произошло в лесу, спугнуло её: слишком сильно он показал ей своё истинное лицо и оказался в шаге от того, чтобы потерять её. Потерять то, что он до сего дня больше всего боготворил.

Он понимал, что должен как можно быстрее найти её, чтобы довести дело до конца...

- Не смотри так на меня. Прекрати постоянно так на меня смотреть.

Но Валерка и не думал прекращать. Он так сильно любил играть с ней, буквально чувствовать запах её страха, от которого у неё тряслись руки. Как парализованная, она стояла перед раковиной с тарелкой в руке, с которой всё ещё капала пена.

Игра всегда проходила одинаково: он не отрываясь наблюдал за ней, чтобы она ни делала, и это заставляло её нервничать так, что из-за его мёртвого, застывшего взгляда она практически лишилась сна.

Ему нравилось это. В конце концов, в этом доме для него никто не имел даже малейшего значения. Он с удовольствием разыгрывал их, мучил своим подозрительным поведением, а иногда даже доводил до каления.

Его отец, которого он лишь неохотно называл таковым, частенько колотил его. В пьяном угаре он регулярно нападал на него. Особенно в те моменты, когда он в очередной раз провоцировал его своими взглядами.

Свою мать Валера довёл к тому моменту до тяжёлых депрессий. Этот факт хотя бы немного удовлетворял его.

- Вань, пожалуйста, скажи ему, чтобы он прекратил это. Я не смогу выносить это ещё дольше. - Его прародитель что-то пробормотал и снова повесил от усталости голову. Какой слабак, подумал Валерка и вызывающе ухмыльнулся своей матери. Нина выронила от страха и отчаяния тарелку, которая громко приземлилась на пол и разлетелась на тысячи осколков.

Валера тихо засмеялся и услышал рядом с собой писк своей маленькой сестры Лизы.

- Смотри, Лизка. Тут кое-что лежит для тебя поиграться.

Его сестра посмотрела на него, он как под гипнозом указал подбородком на осколки, не спуская при этом с неё глаз. Она скарабкалась со своего стула и медленно поползла по полу в сторону осколков.

Его маленькая сестра была недоразвитая. Кроме Валеры, на неё практически никто не обращал внимания. Она слушалась его, как собачка, что внушало его матери ещё больше страха.

- Ты не посмеешь, ублюдок! - внезапно закричала Нина и начала рыдать. Всё протекало, как в замедленной съёмке. В то время как Лиза взяла первый осколок в руку, Иван рассеянно сидел на стуле. Его отец снова был настолько пьяным, что не замечал происходящее вокруг себя.

- Что я такого сделал, милая мама? - Валерка одарил её ужасающей улыбкой, играя при этом ножом, который заранее положил на стол. - Пусть малышка поиграет. Вот увидишь, как отлично она с этим может уже справляться сама.

Нина лишь громче зарыдала и попыталась приблизиться к своей дочери. Когда-нибудь ей нужно было спасти Лизу, но в то же время она боялась, что Валера опередит её.

Теперь заплакала маленькая Лиза, когда один из осколков порезал её руку. Кровь стекала по её руке, окрашивая пол в красный цвет. Валерка жестоко рассмеялся, поднялся со своего места и встал перед матерью. В свои двенадцать лет он был почти таким же высоким, как и она.

- Какая же ты ужасная мать, что позволяешь играть своему маленькому ребёнку с осколками. - С удовлетворением он наблюдал, как рос её страх перед ним. Он обожал мучить её таким образом, превращать её жизнь в сущий ад.

Одинокий крик вороны заставил Валеру очнуться. Он медленно возвращался в реальность и слегка улыбнулся, вспоминая о своей маленькой сестре. Она была такой глупой. Для него было настолько легко убить её и заставить всё выглядеть как несчастный случай. Его родители, конечно же, никогда не поверили в это. Уж слишком хорошо они знали его к этому времени. И всё равно, у них не хватило доказательств, чтобы повесить на него убийство. Всё, что они смогли сделать – это отдать его. Сначала в приют, где ему действительно пришлось нелегко, а позже - в приёмную семью. Будь его воля, он бы всех их убил, но это доставило бы ему слишком много работы. Будучи подростком, он уже тогда преследовал другую цель. Его страсть к коллекционированию становилась всё сильнее.

Валерка направился в интернет-кафе. Так как в его скудно обставленной хижине не был подключён интернет, ему ничего не оставалось, как поехать в город. Он хотел выяснить, где живёт Тина. Всё-таки он знал её полное имя, и она проживала где-то в Петербурге. Это было единственной возможностью, ибо она больше не появлялась в закусочной. У него не было желания спрашивать адрес у её коллеги по работе, или возможно даже выбить его из него. Это было не в его духе, тем более слишком бы бросилось в глаза.

Ему нужно было самому всё разузнать, и поэтому он уже был вне себя. Ему не нравилось, что она так отдалялась от него. Он хотел, чтобы всё так и продолжалось – по его правилам игры. Её поведение выбивало его из колеи и осложняло осуществление его плана.

Прибыв в интернет-кафе, он быстро нашёл то, что искал. Всё выглядело так, что Тина живёт в старом доме, который унаследовала от своего умершего отца. «Идеально», - подумал Валерка. Будь то квартира, его намерения стали бы слишком явными.

В интернете он нашёл, в каком районе она жила. В довольно мрачном и заброшенном, хотя это можно было сказать о всём Питере.

В возбуждённом состоянии он вернулся снова домой, переоделся, нанёс на себя немного дезодоранта и собрал затем свои вещи. В голове он до мельчайших подробностей разработал идеальный план. Он не мог позволить совершить себе ошибку, и тем более ничего не забыть. Его сумка чуть звенела от принадлежностей, которые он взял с собой.

Подъехав к дому Тины, он припарковал машину чуть вдали от него. Он не хотел, чтобы она сразу заметила его.

Выйдя, он схватил свою сумку и медленно пошёл к дому. Он обошёл его, внимательно рассматривая.

Внутри горел тусклый свет, указывая на то, что в доме кто-то находился. Это могла быть только Тина, по крайней мере, он на это надеялся. Что-либо другое разрушит его план и страшно разозлит его.

Он поднялся на веранду, встал у двери, глубоко вдохнул и затем нажал на звонок.

Спустя несколько секунд дверь распахнулась и действительно удивлённая Тина посмотрела прямо в его мёртвые глаза. Он попытался подарить ей улыбку, но как обычно у него не вышло.

- Привет, Тина.

- Привет, Валера, - с запинкой выговорила Тина и тут же задалась вопросом, как он нашёл её и что тут делал. Она не знала, стоило ли ей снова закрыть быстро дверь или попросить его войти.

- Могу я войти? - Валерка заставил себя улыбнуться, но его лицо при этом выглядело, как ужасно искажённая маска. - Мне очень жаль... что я так накричал на тебя.

Извинения никогда не относились к его сильным качествам. Да и он в этом не нуждался. Но в этот раз ему пришлось воспользоваться ложью во имя спасения. В глазах Тины он мог точно видеть сопротивление против него.

На протяжении нескольких секунд Тина молча смотрела на него. Она пыталась заглянуть в его душу, а он предпочёл бы расхохотаться, потому что она так ничего и не поняла. В нём не было чего-то такого, как душа, и всё в нём кричало, наконец, показать ей это, но сначала ему нужно было вернуть её доверие.

- Пожалуйста, позволь мне войти и объясниться.

Нерешительно кивнув, Тина отступила в сторону, пропуская Валеру. Он закрыл за собой дверь и сделал глубокий вдох. Вот теперь у него всё получится. Уже через пару часов эти сверкающие синие глаза будут принадлежать ему. И в этот раз он был уверен, что этот блеск останется в них. Он нашёл своё сокровище.

- Хочешь чего-нибудь выпить?

Валерка кивнул и последовал за Тиной в кухню. Он не стал рассматривать её дом. Его мало интересовало, как она жила. Единственное, что играло роль – чтобы никто не мог их услышать.

- Как насчёт вина?

Валера снова кивнул, наблюдая за каждым движением её руки. Она достала бутылку вина, что Валерка очень поприветствовал.

- Давай я сделаю это. - Он взял из её рук бутылку и штопор и дал ей понять, что она могла присесть.

Как и обычно, Тина ничего не подозревала о его намерениях. Как собака, она послушалась и села за большой обеденный стол.

Валера достал два бокала и накапал в один из них флунитразепам, прежде чем наполнил его вином. Он специально встал так, чтобы Тина не могла его видеть.

Медленно, чтобы не привлечь внимания, он поднёс бокалы к столу. Он должен был сосредоточиться на том, чтобы ничего не перепутать, и с облегчением заметил, что Тина дружелюбно, хотя и устало, улыбнулась ему сразу после того, как взяла бокал. Вокруг её глаз виднелись большие тёмные круги. Она выглядела болезненно, что мало интересовало Валерку.

Он поднял свой бокал и стукнулся с её, прислушиваясь к тихому звону, оповещающему о начале его игры. Наконец-то время пришло, хотелось ему громко рассмеяться.

Тину быстро начало клонить в сон. Её веки, подрагивая, закрылись, и она с трудом пыталась оставаться бодрой, но у неё не было шанса.

- Валерка... я... что... со мной? - заикалась она, но у Валеры не было желания отвечать ей. Единственное, чего он ждал – это чтобы она поникла на стуле, и он смог бы её связать.

Спустя долгую мучительную минуту это, наконец, произошло.

Валерка стащил Тину со стула, перекинул через своё плечо и почти в панике побежал по дому, чтобы найти подходящее место, где мог бы её связать.

Он выбрал гостиную. Следующий дом находился на приличном от них расстоянии, и таким образом её крики никто не услышит.

Валера положил поникшее тело на пол и достал из сумки различные вещи для связывания: наручники, плетёные верёвки и кожаные ленты. Он хотел быть уверенным, что не возникнет сложностей. Тина ни в коем случае не должна была сбежать.

Мучительно связав её на полу, он начал ждать, когда она проснётся.

Он увидел, как её прекрасные синие глаза, затрепетав, открылись, и она тут же простонала от боли.

Почти в панике её мозг понял, что произошло. Она задыхалась, стонала, извивалась и пыталась при этом освободиться. Всё это Валера обожал. Он мог бы любоваться этим часами. Довольный, он сидел и наблюдал за ней.

Но когда глаза Тины встретились с его, и она поняла, что он являлся тем, кто сделал это с ней, её сопротивление тут же утихло. Всё, что она делала, – это смотрела на него.

Валерка не понимал, что происходит. Он был в замешательстве, почему она не сражалась дальше. Он не был знаком с таким развитием событий, потому как это была его игра, и она обязана была следовать его правилам.

Он встал, подошёл к Тине и рывком оторвал ей ото рта скотч. Она тихо простонала, но не закричала. И всё ещё просто молча смотрела на него.

- Зачем? Я имею в виду... что ты хочешь от меня? - спросила она тихо и слишком спокойно. Валера не ответил. Это было не в его репертуаре описывать, что он собирался сделать с ней. Всё, что он хотел, – это увидеть панику в её глазах. Но они ничего не отражали. Внезапно он начал ненавидеть её за то, что она не испытывала страха, и это ужасно разозлило его.

Сжав руки в кулаки, он попытался подавить свою ярость, но у него ничего не вышло. Он наклонился к ней, грубо схватил её за подбородок и чуть не раздавил его своей рукой.

- Почему, чёрт побери, ты не боишься?

Он снова отпустил её подбородок, тут же замечая следы, которые оставил на её нежной коже.

- Я поняла, что ты пришёл не для того, чтобы выпить со мной кофе или мило поболтать. Ты с самого начала хотел от меня не того, что хотела от тебя я.

Она казалась такой спокойной, что создавалось впечатление, будто она каждый день ждала, что он появится у её порога, чтобы убить её.

Валера тяжело сопел, всё ещё прибывая в ярости. Он ходил туда-сюда по комнате и несколько раз со всего маху бил по стенам.

Всё это, казалось, не производило на Тину никакого впечатления. Она просто сидела и со спокойным видом наблюдала за ним.

- Чтобы это ни было – просто сделай это. Давай покончим с этим.

Он поверить не мог в то, что она только что произнесла. Где были её проклятая гордость и желание выжить? Но Тина уже всё решила. Это не была та же самая Тина с живым блеском в глазах. Он снова подошёл к ней, присел перед ней на корточки и посмотрел на неё. Её глаза казались такими пустыми, и он ничего не хотел так сильно вернуть, как её глаза косули, которые так боготворил.

Очень осторожно он поднял свою руку и погладил кончиками пальцев её щёчку. Она закрыла глаза и, казалось, наслаждалась его прикосновениями.

Его пальцы скользнули ниже, и он почувствовал, как на её шее взволнованно бьётся пульс.

Когда Тина открыла глаза, то он снова увидел его. Блеск вернулся, и впервые Валера по-настоящему улыбнулся. Он наклонился, нежно прикоснулся к её губам и тут же почувствовал, с какой жадностью она предлагала ему себя.

Это был прекрасный момент, ибо теперь он точно знал, что ничего не было потеряно. Он вернул себе свой блеск, и теперь навсегда сможет удержать его.

Он осторожно положил вторую руку на шею Тины, начав ласкать её, пока продолжал мягко целовать.

Она давно закрыла свои глаза, полностью отдаваясь во власть его нежных прикосновений.

Но он ни в коем случае не собирался на этом заканчивать. Он хотел большего.
Усилив давление пальцев на её горле, он услышал, как она начала хватать воздух. Её глаза распахнулись, и она шокировано уставилась на него. Он оторвался от её губ, всё сильнее сдавливая, пока её глаза не начали трепетать.

Тина попыталась вздохнуть, сопротивляться, но у неё не получалось. Давление становилось всё сильнее и сильнее, и сдавливающая теснота в груди угрожала раздавить её.

Она смотрела на Валеру глазами полными шока, страха и даже ненависти.

И Валерка наконец-то достиг той точки, где всегда хотел быть.

Он наслаждался каждой вспыхивающей эмоцией в её глазах, чувствовал, как эти полные жизни глаза абсолютно удовлетворяли его. Он улыбался, ощущая, как счастье переполняет его и ему, наконец, хочется жить.

Тина испустила последний удушливый звук, прежде чем посмотреть на Валеру взглядом, наполненным любовью, и замученно закрыть глаза. Она одарила его последним взглядом, через который он мог заглянуть в глубину её души. Её поникшее тело расслабилось в его руках всего пару секунд спустя. Всё это случилось слишком быстро, и Валерка не рассчитывал, что будет душить настолько сильно, что к этому моменту она уже будет мёртвой.

Он убрал руки от её горла, приподнял её подбородок и посмотрел в её глаза.

В них ничего не было... просто ничего. Ни блеска, ни жизни, никаких эмоций. Её глаза были совершенно пустыми. Простые, скучные синие глаза, которые так же могли бы принадлежать какой-нибудь мягкой игрушке.

Валерка в панике начал хватать ртом воздух, с отвращением отбросил тело на пол и незамедлительно отошёл от Тины.

«Этого не может быть», - думал он снова и снова. Он был так уверен, что нашёл в ней смысл своей жизни. Что в этих глазах блеск никогда не погаснет.

Но в них ничего не было, и он ошибся. Внезапно ему стало чертовски плохо, он с трудом мог дышать. Всё, на что он потратил свою жизнь и что коллекционировал многие годы, неожиданно потеряло смысл. Он потерял любую поддержку именно сейчас, когда был уверен, что, наконец, нашёл смысл всей своей жалкой жизни.

Он испуганно пополз ещё раз к Тине и снова посмотрел ей в глаза. Но и на этот раз в них ничего не отражалось.

То, что до сей поры больше всего принесло ему удовлетворение, он разрушил собственноручно. Как он должен был жить теперь? Не осталось ничего, ради чего стоило жить дальше.

Трясущимися руками он провёл по своему вспотевшему лицу. Всё его тело дрожало, и он был лишь в состоянии смотреть на безжизненное тело Тины. Что он наделал? В панике он попытался найти решение, как снова вернуть её к жизни. Но понимал, что это было невозможно. Её прекрасная душа исчезла и была утеряна – убита им.

Полностью не в себе, Валера соскочил, побежал к своей сумке и достал оружие. Он ещё никогда по-настоящему не использовал этот револьвер. Ему всегда слишком нравилось душить и мучить девушек.

Он присел на пол к Тине, положил её поникшее тело к себе на колени и начал поглаживать её шелковистые волосы.

Он так сильно желал зарыдать, но ничего не выходило. Он был слишком притуплён эмоционально.

- Скоро я снова буду с тобой, - прошептал он, прежде чем приставил оружие к виску и нажал на курок.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 40
© 13.06.2018 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2018-2295873

Рубрика произведения: Проза -> Ужасы












1