Эрлов. Песня. Ч. 4. Веда. Кафедра /продолжение/.


Эрлов. Песня. Ч. 4. Веда. Кафедра /продолжение/.
Кафедра.

- На этой кафедра иностранных языков я работал, - сказал Георгий, когда зашёл с Ведой внутрь вытянутой узкой комнаты, в ней было одно окно, света, попадавшего через него в помещение, хватало в полной мере только на его половину, остальная же его часть всегда была погружена в полумрак, независимо от того был ли на улице солнечный или пасмурный день. По обе стороны кабинета стояли однотумбовые письменные столы, они шли один за другим и образовывали два параллельных ряда, их число соответствовало числу работавших на кафедре иностранных языков преподавателей, проход между ними имел такую ширину, что не позволял разминуться в нём идущим навстречу друг другу людям.

В комнате находились три женщины, они сидели за письменными столами и были чем-то заняты, две из них являлись преподавательницами английского языка, а одна немецкого, появление в пространстве помещения Георгия и Веды отвлекло их от своих занятий:

- Всем доброе утро! Знакомьтесь, это Веда, она из Америки, наша коллега, преподаёт английский язык, - успел только сказать Георгий, после чего произошло что-то, что сразу мужчина понять не смог.

Дело в том, что сказанное им, вызвало у сидевших за столами женщин панику, они как по команде встали, посмотрели на вошедших так, как если бы это были пожарные, которые любезно зашли к ним, чтобы сообщить о том, что в здании начался пожар, а затем они, о затем они начали действовать так, как если бы это было на самом деле: они принялись спешно запихивать лежавшие на столешницах бумаги, тетради, какие-то книги, ручки, карандаши в свои объёмистые сумки, что-то из всего этого падало на пол, оно спешно поднималось и вновь уталкивалось внутрь преподавательских авосек, безмолвное действо длилось ровно столько, сколько требовалось на уборку от посторонних глаз важных для людей вещей с их территорий, так вот, только после того, как с них исчезло абсолютно всё, что там лежало, прозвучало несколько весьма странных фраз:

- Здравствуйте! Я забыла, мне надо идти, - по-русски сказала одна из преподавательниц и пошла по проходу, в котором стояли Георгий и Веда, а им, в связи с тем, что он был узким, пришлось вжаться в одно из свободных пространств между параллельно стоящими столами, чтобы пожелавшая покинуть помещение женщина смогла выполнить своё намерение.

- Мне тоже надо, до свидания! - сказала другая преподавательница и тоже по-русски и прошмыгнула мимо ничего не понимающих и ужавшихся тогда между однотумбовыми атрибутами преподавательского кабинета Георгия и Веды.

- Добрый день! Идти надо, урок, сами понимаете, в другой раз, - и опять по-русски поприветствовала третья преподавательница кафедры иностранных языков Георгия и его американскую спутницу и сообщила им о своём нежелании общаться.
- Hi! Morning! Nice to meet you!* - сказала Веда каждой из женщин и каждой из них улыбнулась.

Георгий был совершенно не готов к такой немногословной и такой малосодержательной встрече и от этого даже поперхнулся, и понятно почему - это заготовленные в нём речи для общения, не находя выхода из него, давили друг друга. Мужчина несколько раз сглотнул, как бы пытаясь съесть заполнившую рот пищу для ума, в этот момент дверь в кабинет открылась, и в него вошла преподавательница французского, это обрадовало его: "Хоть с одним-то человеком поговорим, а то что получилось! Все разбежались от них как от проказы какой! Катастрофа! Как перед Ведой неудобно!" - подумал он и с энтузиазмом принялся представлять американку так и не прошедшей внутрь комнаты женщине, по всей видимости растерявшейся из-за неожиданной встречи с ними и на какое-то время потерявшей по этой причине дар речи, это было объяснимо, и ничего в этом не было страшного, но вот то, что произошло, когда он вернулся к ней, уже не просто шокировало Георгия, а потрясло его настолько, что он, как это не странно, пришёл в себя, успокоился и стал воспринимать происходящее как забавное представление:

- O! Sorry! Фу ты! Excuse me!** Ой, какой кошмар, Георгий Андреевич! Вы бы хоть предупредили что ли заранее, не пришлось бы позориться понапрасну! Всё я убегаю, как пока по-английски - bye или good-bye,*** забыла от волнения, позор-то какой, - пожурила Георгия его коллега за то, что он привёл на кафедру иностранных языков американскую преподавательницу английского языка.
- How do you do! Bye!*** - сказала Веда, улыбнулась и трогательно помахала ладошкой очередной понравившейся ей женщине.
- Ага, bye-bye,**** - рассказала о своём устремлении как можно скорее смыться со сцены интернационального контактирования преподавательница французского.

* * *

- Почему они боятся меня? - спросила Веда Георгия, после того, как они остались в кабинете одни.
- Не тебя, себя. Им страшно видеть настоящую живую американку, при том ещё и разговаривающую на английском языке, - дал своё объяснение случившемуся Георгий.
- Я не понимаю тебя, Георгий! О чём ты говоришь? - выразила Веда своё удивление. Ей показалось странным то, что её, ту, которая вне всякого сомнения могла бы быть полезной для изучающих английский язык, так вот её такую вот особенную в этом смысле, просто вот так вот избегали и всё тут. Это было действительно чем-то невероятным!
- Вот и они боятся этого. Они боятся говорить с тобой по-английски, они боятся, что не поймут тебя, или ты не поймёшь их английский. Они всю жизнь учили детей, студентов английскому и ни разу в течение неё не видели своими глазами англичан, американцев, носителей языка одним словом, они ни разу не слышали своими ушами вживую, как те говорят на своём родном языке, а тут я неожиданно привожу тебя - настоящую, подлинную носительницу английского языка, говорящую к тому же не просто на английском, а на самом настоящем американском варианте этого английского, который собственно не так уж сильно отличается от него самого, и вот они впервые видят того, кому были посвящены их жизни - это людям, живущим не в их стране и говорящим не на их языке, и тем самым отличающимся от них, одним словом, иностранцам! И что происходит - естественно они смущены и от этого в панике сбегают, боясь того, что их сейчас уличат в том, что учат английскому они неправильно, - поделился Георгий своими соображениями по поводу того, почему же всё-таки повели себя так его коллеги.
- Бедные! Как я их люблю! Мне так охота им помочь! Я бы только для этого выучила русский язык! - растроганно произнесла Веда одно восклицание за другим, выражая таким образом свои чувства к понравившимся ей людям.
- Всё равно разбегутся, ты для них инопланетянка, - предупредил Георгий Веду о бесполезности таких стараний.
- Но простые люди, твои друзья, твои соседи, твои родители, они не боятся меня, они не разбегаются по сторонам, - вдруг вспомнила Веда об ином имевшемся у неё опыте общения.
- Они не учителя, им стыдится нечего, кроме того, они просто хотят дружить, - сказал Георгий о том, что отличает одних от других.
- Только учителям стыдно? - поинтересовалась Веда теми, кто способен на такого рода смущение.
- Не всем, но у большинства комплекс неполноценности на этот счёт имеется, - раскрыл секрет профессии Георгий.
- А у меньшинства? - спросила Веда об оставшихся в целом.
- Ответ ты знаешь, это твоя теория. За ошибки меньшинства всегда расплачивается большинство! - процитировал собеседницу Георгий.
- Ты хочешь сказать, что раз я с другой планеты, то я для них враг? Зачем же тогда они изучают мой язык? - выразила Веда то, что поняла из слов Георгия.
- Не я хочу, а меньшинство. Изучают, потому что язык врага нужно знать, - поправил её в одном вопросе Георгий и растолковал другой.
- Но теперь всё поменялось, и к вам тоже пришла демократия, больше мы не враги, - стала Веда убеждать Георгия в том, что для настороженности между людьми из их стран больше нет никаких оснований.
- Не все это знают, потому что не всем это сказали. Знаешь в чём разница столицы и провинции? - предложил Георгий найти Веде различия между главным городом страны и остальными её населёнными пунктами.
- В чём? - попросила Веда поделиться с ней тем, что было известно Георгию.
- В столице знают, а в провинции догадываются, - рассказал Георгий об основном различии между главным и второстепенным.
- Придёт время, и они осознают наступившие перемены, - сказала на это Веда.
- Знаешь, Веда, ты выразила очень интересную мысль. Многие считают, что сознание индивидуально. А я считаю, что это очень смелое заявление. Ты подумай сама, что получается. Выходит, что у только что родившегося ребёнка нет сознания! Опять же по мнению этих многих, а многие - это в большинстве своём образованные, учёные люди, так вот я возвращаюсь обратно, они полагают, что сознание - это опыт! Понимаешь? Всего лишь опыт, то есть какой опыт, такое и сознание человека! Понимаешь насколько просто они рассматривают сознание? - указал Георгий Веде на то, что не слишком ли она упрощённо смотрит на жизнь.
- Я согласна с таким взглядом на вещи! - проявила твёрдость Веда в отстаивании своей точки зрения, основанной на том, что сознание - это всего лишь опыт.
- В чём-то и я согласен, действительно очень удобная теория, для всех удобная - окружение человека определяет его поведение, как же неудобная, очень даже удобная и объясняющая абсолютно всё, - проявил Георгий солидарность с Ведой, но всё же не во всём.
- Да, Георгий, так и есть! Через год или через два твои коллеги по кафедре наверняка изменятся и будут другими, и новые люди у них будут уже вызывать не страх, а любопытство, потому что они осознают, что богаче их делает общение с разными людьми, а не общение только с похожим на них. Потому что, Георгий, смотри, когда человек общается только с единомышленниками, он не делится тем, что имеет с другими и сам не получает ничего, откуда ему что-то получать для своего опыта, неоткуда, что он может получить от тех, кто думает также как он, да ничего, вот он с каждым днём своей жизни и становится всё беднее и беднее, а вот когда приходят новые люди, вот тогда он богатеет, потому что получает от них новый опыт, новые знания. Вот так вот, Георгий! Вот так бы я сказала о сознании, которое и есть прежде всего опыт! А так как одному не под силу испытать то, что испытывают миллионы людей, то не лучше ли обмениваться опытом и богатеть, как думаешь, Георгий? - изложила Веда свою идею о том, насколько важно общение между людьми для формирования их сознания.
- Я полностью с тобой согласен, Веда, но только вот ответь мне на вопрос: кто был тот первый, кто имел знания о мире? - задал по-настоящему коварный вопрос Георгий.
- О, Георгий, ты не знаешь этого! Это же очень просто! Первыми людьми были Адам и Ева! - сказала Веда.

*Привет! Доброе утро! Рада нашей встрече! **О! Извините! Простите! *** Здравствуйте! Досвидания! ****пока-пока.

Продолжение следует...





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 23
© 13.06.2018 Анатолий Томин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2295725

Рубрика произведения: Проза -> Приключения












1