Свет Волшебный



    Далеко–далеко на краю Земли на глубине в пучине морской протянулся, причудливо извиваясь, словно сказочный дракон, большой коралловый риф. На рифе обитало пёстрое разновидовое морское население со своими страстями, проблемами и радостями.
    Как-то на одном из утесов рифа произошла чудесная и удивительная встреча Белой Акулы и Морского Ежа. Им вдруг стало интересно друг с другом. Они стали часто встречаться на краю рифа. Гуляли, разговаривали. И все удивлялись – что она нашла в нём? … Всё в жизни бывает. Дай Бог им Счастья! А один старый замшелый спрут разоткровенничался и похвастался, что в далёкой юности сам имел серьёзный роман с, аж, тигровой акулой. Да, были времена! Вернуть бы молодость!
    Наступил сезон. И акулы начали готовить свою стаю к дальнему броску в северные широты. Долго, перед расставанием, сидели Акула и Ёж на краю рифа. Акула обещала, что в путешествии на Север будет постоянно помнить о нём, её Единственном. И пригрозила, чтобы он тут, на стороне, вдруг, сдуру, не закрутил интрижку с какой-нибудь хорошенькой морской звёздочкой. Он же просил её беречь себя и обещал ждать. И вот под управлением старых, видавших виды, просолённых акульих лоцманов – охотников стая белых акул устремилась на Север.
    Шло время. Стая вела жёсткую охоту за огромными жирными косяками трески и сельди. Доставалось и рыбакам – викингам. Акулы рвали и утаскивали в пучину рыбацкие сети, а то и лишали людей жизни. На ладьях викингов постоянно дежурили зоркие воины с копьями в руках. И кремневые наконечники грозно смотрели в таинственную океанскую глубь. Возвращались рыбаки – добытчики к родным берегам. Встречали жёны своих мужей. Встречали девушки своих возлюбленных. А когда кто-то не вернулся, сгинул в морской пучине, тогда разжигался ритуальный костёр, и исступлённо бился в мистическом Танце Смерти старый норманнский шаман в мохнатой медвежьей шкуре и бил в бубен. Страшно выли старухи и посыпали седые космы пеплом. Матери успокаивали детей своих в чумах. Молчаливо стояли вкруг костра, опираясь на копья и щиты, воины в оленьих и волчьих шкурах с кожаными рогатыми шлемами на головах. Их суровые каменные лица смотрели на огонь. И слушали они шамана: Ходил шаман к Великому Порогу. Разговаривал шаман с Океаном. И у костра говорил он слова Океана: «Всё справедливо. Океан дал жизнь – Океан взял жизнь. Всё справедливо. Надо жить дальше. Будем жить дальше». И вновь уходили ладьи викингов – норманнов в страшную неведомую безбрежную стылую океанскую даль. Провожали мужей жёны. Провожали возлюбленных девушки. Вешали им на шеи заговорённые, сплетённые из конского волоса, амулеты с акульим зубом. И верили они, что ничего не случится с охотниками. Вернутся они к родным берегам с богатой добычей. И верили воины, что увидят они ещё жён своих, и будут принимать их горячие ласки. И этот Огонь Веры согревал норманнов в самых суровых и отчаянных перипетиях жизни.
    Полные опасностей сулили встречи с белыми акулами. Но ни один юноша – охотник, не познавший ещё Любви, не был тронут акулами. Акулья стая справедлива. А может, это опытные воины берегли его? Всё может быть. Седой Океан мудрый. Седой Океан всё знает. Все должны верить. Все должны любить. Нет Веры – нет Надежды. И ходили легенды о белых акулах от стойбища к стойбищу. Воздавалась хвала в Справедливости Великому Океану. И приносили в жертву Великому Океану огромного могучего быка. Наполняли из крепких дубовых бочонков добрым вином и пенным пивом серебряные чаши и поднимали их во Славу Великого Океана!
    Преследуя со стаей рыбные косяки, молодая Белая Акула вспоминала своего Любимого. Как он там? Ждёт ли он её? А он ждал её. Сидя на краю рифа, он смотрел в чёрную таинственную бездну и всё ждал, что вот-вот блеснут стремительные силуэты возвращающихся акул. И Душа его, как маленький светлячок с фонариком в руке, летела сквозь чёрную бездну на встречу своей Любимой. И встретит он свою Любимую. Он верил. Он твёрдо верил. И горел в его Душе Неугасимый Огонёк Веры. И тепло огонька проникало в тёмную океанскую бездну. И согревало тепло Любви Душу молодой Акулы.
    Пришло Время, и акулья стая повернула домой. Впереди стаи, стремительно рассекая океанские толщи стройным гибким телом, плыла молодая Белая Акула. Она плыла навстречу своей Любви, навстречу своему Счастью. И представляла она себе, что её Ёж примостился на краю рифа и смотрит в даль, как смотрит в даль Верный Страж с копьём в руке на башне Замка, охраняющий покой своей Царицы. И тепло и радостно становилось ей на Душе. И вспоминала она их встречи. С улыбкой вспоминала, как он серьёзно говорил ей, что он не просто Ёж, а, что он – Морской Ёж! Вернее даже – Океанский! Что он очень смелый и отважный! И она летела навстречу своему Отважному Герою. И представляла, как, взявшись за руки, они закружатся в Танце Счастья!
    Так в страшно далёком чёрном Безвременье Великого Космоса маленький Астероид заворожено и благоговейно любуется и боготворит холодную ледяную Прекрасную Планету. И горит в Душе его яркий огонёк Любви. И в один Чудесный Миг Прекрасная Планета взрывается! И превращается в Ослепительную Звезду умопомрачительной божественной красоты! И вот Астероид уже Комета с огромным ярким шлейфом Радости! Он уже стремительный Метеор, летящий навстречу своей Звезде, своей Любви! А она смотрит на него своим прекрасным лучистым взором. И смеются они. И кружатся они в волшебном, завораживающем воображение, феерическом Танце Счастья!
    И многомудрый Астролог Грозного Владыки – Фараона, сидя в сложенной из тёсаного песчаника астрономической башне, вдруг замечает рождение Новой Звезды. И с мистическим трепетом опускается ниц и тихо шепчет Магические Тексты Великой Книги Жизни. Он знает – это к Великому Космосу пришла Таинственная и Пленительная Любовь. Он опускает голову к самому полу и боится смотреть на Звезду. Он поражён её красотой. Разве дано понять ему, простому смертному, как рождается Любовь и как она приходит в наш Подлунный Мир. И большие слёзы радости катятся по его лицу, обрамлённому густой, выкрашенной в цвет охры и завитой в мелкие колечки, бородой. И, сидя на каменном полу, плачет он от радости. И просит он прощения у Великого Грозного Озириса, что он, ничтожный ползучий червь, только краешком глаза взглянул на Прекрасную Звезду. И что поведает он об этом своему Справедливейшему из Справедливейших, Мудрейшему из Мудрейших Венценосному Фараону – Царю Всех Царей. Ведь Фараон – Наместник Бога Озириса на Земле!
    И из края в край спешат конные и пешие гонцы с Вестью о том, что посетила Подлунный Мир Прекрасная Богиня Немезида – Богиня Судьбы, и принесла на своих Крыльях Любви Великое Счастье Всем Людям! И ярко горят ритуальные костры на алтарях Храмов. И выходят из Лона Храмов жрецы с Вестью о ниспосланной Любви и Благодати. Это Священный Огонь Непогрешимой Веры зажёг Волшебный Свет Небесной Любви! И этот Свет Любви божественно ниспослан Высшими Силами из глубин Великого Космоса всем, и праведным и грешным, всем Душам Подлунного Мира! И, воздев руки к Небу, люди воздавали Благодарность Озирису – Богу – Отцу и Изиде – Богине – Матери Великого Космоса, частицей коего является и наш бренный Подлунный мир.
    Рассекая своим гибким стройным совершенным телом холодные морские бездны, молодая Белая Акула стремительно летела навстречу своей Судьбе, навстречу своему Счастью. В этот Миг она вся была во власти Любви. Она стремительно летела навстречу к своему смелому Морскому Ежу, своему Верному Стражу, своему Маленькому Астероиду. И ничто не могло помешать их Счастью. Как ничто не может помешать Огню, даже самому маленькому скромному Огоньку Веры, свет которого проникает в самые мрачные, затерянные во Вселенной, забытые Временем, уголки Великого Космоса. И зажигает он в душах всего Живого и Сущего Огоньки Надежды. И волны нахлынувшей Великой Прекрасной Любви греют наши Сердца. И наши Души стремятся друг к другу, и обретают тепло Любви и Счастья.

Андрей Мелета





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 36
© 12.06.2018 Андрей Мелета
Свидетельство о публикации: izba-2018-2295325

Рубрика произведения: Проза -> Сказка











1