Месть


Было у вдового князя отца три сына. Не дожил он до глубокой старости, стал помирать, и повелел им землю, слуг, крестьян да войско свое на три равные части между собой поделить.
Наказал напоследок жить дружно, в мире, помогать друг другу по-братски: «Раз не станет у вас родителей, так пусть хоть будете друг у друга». Ещё приказал всем трём, непрестанно Богу молиться: «Коль лишаетесь отца земного, больше уповайте на Отца небесного, непрестанно благодарите Его за все, что у вас имеется, и будет иметься. Не гневите его проступками своими. Умейте прощать, ибо прощение - это есть ваша свобода и независимость.
Не завидуйте другому! На чужое «глаз не кладите», а свое берегите! И воздастся за те благодарности втрое больше, и будет у вас от этого и род и скот, и земли ваши втрое множиться. И не коснется беда и болезни ни одного из вас».
Умер старик. Стали братья землю отцовскую делить. Старший себе первый стал выбирать; выдел взял с княжеством большой, но не самый плодородный, средний взял землю поменьше, но жирную, черно-землистую, а младшему достался кусок маленький и скудный, возле горы каменистой и высокой.
Разошлись братья по землям тем. Женились, обзавелись хозяйством и стали жить да род с хозяйством множить.
Сначала у старших всё было хорошо: жирные земли плодоносили, сытые народ, и слуги их размножались, войска увеличивались.
Но забыли вскоре в легкости жизни, праздности и суете старшие про последнюю просьбу отца. Забыли они вовсе про Бога, стали пить вино. Начали они развратничать с чужими женами, одаривать их подарками, а про свих забывать. От своих детей отворачиваться, а чужих лелеять. Своих слуг и солдат бить и выгонять, а чужих приваживать.
Увидел всё это Бог, рассердился, что забыли они про него, и пошли дела у обоих на убыль.
У младшего же дела изначально шли дела плохо. Скот на полумертвой земле в большинстве погибал от голода, слуги, и войска разбегались. Жены не рожали, а те, что всё же могли разродиться, теряли младенцев своих вскоре. И стоял на земле той мертвой, плач, скорбь, болезни и великое унынье.
Но как бы тяжело не было младшему, не переставал он жить по законам божьим, молиться Отцу небесному и благодарить его даже за те многочисленные беды и горе, сыпавшиеся на него изо дня в день, из года в год.
Не переставал он землю свою бесплодную обрабатывать и сеять. Не отбирал у крестьян те крохи, что могли собрать они от земли своей мертвой, а сам делился последним с ними, зная вину перед ними, и страшно мучаясь бессилием своим перед теми, кто был в подчинении и полной зависимости от него.
И страдал он более всех своих подчиненных, от того что не мог предотвратить горя нескончаемого на земле своей. И плакал горче, чем мать умершего младенца. И стенал дольше, чем крестьянин, потерявший весь свой вымученный урожай. И горевал сильнее, чем вдова, похоронившая единственного кормильца.
И случилось чудо великое! Услышал Отец небесный молитвы и благодарности искренние, не смотря на его несчастья многочисленные. Пожалел князя. Захотел возблагодарить за веру великую и неиссякаемую, за непоколебимость духа, за алчность к жизни, за страдания незаслуженные, полюбил его еще сильнее и решил воздать ему благость свою во много раз больше.
И пошли дела у младшего в гору. Земля вдруг ожила, пропиталась, наполнилась божьей милостью, и стало всё расти на ней, да с такой скоростью, что не успевали крестьяне урожай свой собирать.
Пшеница урождалась богатая, высокая, золотые колосья так и прогибались под тяжестью многочисленных зерен. Фруктовые деревья зацвели, потянулись к солнцу, озеленились, обзавелись густой листвой заплодоносили. Прижились на них птицы весёлые цветные да многочисленные: щебечут вразнобой, перекрикивают друг друга.
Густая, жирная, налитая соком, трава, так хорошо питала скот, что стал тот отъевшийся и выздоровевший, помногу плодиться в несколько раз увеличивая за год своё поголовье.
И поросли вокруг полей леса густые, и пришли в те леса много жирной дичи, кормился той дичью народ и сам князь.
И настал рай на той земле. Расцвело княжество младшего брата. Умножилось численность населенью. И рожали женщины много, и сами были здоровы, и младенцев вынашивали здоровых, розовощеких.
И сбегали на этот рай земной крестьяне, войска из других земель голодных, холодных, просили принять их в это цветущее место, приводили и скот свой и детей своих.
Ни кому не отказывал младший князь: «Оставайтесь, всем места хватит. Всех работа найдет. Всех эта земля выкормит. Будет она от этого только увеличиваться и разрастаться вместе с вами. Даже скала от усердий наших отодвинется».
И радовался сытый, счастливый народ доброму князю, и словам его, и поступкам, работал крестьянин на земле с радостью, и был сыт, доволен. Благословили все князя, благодарили, как могли, молились за него, боялись прогневать, а он не переставал Бога восславлять и других учил.
К тому времени именье старших братьев, по их грехам и воле божьей, пришло в большое запущение.
Узнали они, что народ их, солдаты, крестьяне сбегают к младшему, и что тот никому не отказывает, а сильно разбогател и живёт на земле, которая «сама всех кормит», позавидовали сильно, сошлись вместе, и решили, сговорившись, княжеством младшего брата завладеть. Обледенить свои войска и пойти на его землю.
Да так и сделали. И вот, однажды ранним утром, когда не проснулись даже птахи сладкоголосые, напали они неожиданно с войсками своими на княжество младшего.
Стали воины дома поджигать. А когда выбегали из дома люди сонные, то убивали их безжалостно: вспарывали животы беременным, младенцев подкидывали и падающих на копьё насаживали. Детям глаза сначала выкалывали, а потом рубили как стебель надвое, мужчинам саблей утробу вспарывали, а как из утробы вывалятся внутренности, то головы отрубали и на кол те головы насаживали. Молодых женщин насиловали на глазах родителей, мужа или собственных детей, а затем четвертовали. Старикам головы камнем размозжали.
И снова прокатился по княжеству тому плач и стоны и проклятия. Окропилась земля невинною кровью людской, пропиталась ей до основания, и приобрела оттенок бордовый.
Вывели старшие браться младшего, связали, так что тот пошевелиться не мог. Сначала язык ему отрезали, чтобы не мог он, сказать чего ни будь против них, чтобы не слышать стона его, и проклятий из уст его и показали ему на убийства все, на землю ту, снова мёртвую, только цвета красного от крови многочисленной и говорили ему: «Вот твоя земля настоящая, а та была Сатаною тебе дарована, а не отцом».
Увидел младший князь, что народ его весь до единого мёртвый, что дома в пепел превратились, а земля красною от крови стала, заплакал, и сказал про себя: «Прости меня Господи грешного, что не уберёг, то, что даровал ты мне незаслуженно …», отрубили братья старшие, ему последнему голову, и в пропасть её закинули.
Вот открывает младший князь веки, смотрит, а он перед Богом на коленях стоит, тот спрашивает.
- Здравствуй сын мой. Видел я муки твои и усердия. Ничего не проходит мимо глаза моего. Всё знаю, всё зрею. Много ты пострадал за меня от доброты и благородства своих. И за то, хочу исполнить любое твоё желание. Хочешь ли ты новой жизни, только уже вечно-счастливой? Хочешь ли ты вернуть землю и людей своих? Все могу, только пожелай.
- Нет, - покачал головой князь, - не хочу я новой жизни, не хочу людей своих, а хочу стоять на скале, на белом коне и смотреть, как братья мои ВЕЧНО убивают друг друга, хочу, что бы они пострадали от рук своих, как и я от их них.
- Хорошо, - согласился Бог, - да будет так. Но имей в виду, что и ТЫ, будешь ВЕЧНО стоять на белом коне, на обрыве скалы, и смотреть, как твои братья убивают друг друга, как насилуют жён и девиц, как насаживают младенцев на копья, как вспарывают животы юношам и мужчинам, как дробят камнем головы старикам ….
С тех пор, та земля, под скалой, что принадлежала младшему князю, имеет красный цвет, и земля та мертва, не растёт на ней ни травинки, не пролетит ни птица, ни насекомое. И обходят то место путники стороной, утверждая, что слышат до сих пор стоны плач и скрежет зубов, доносящийся оттуда. А иные поговаривают, что если очень рано, совсем на рассвете, когда даже ещё птицы не проснулись, приглядеться к верхушке скалы, то можно увидеть всадника на белом коне, который пристально смотрит сверху на землю ту мертвую, а в больших печальных глазах его боль, слёзы и великая скорбь ….
Чисанова Анна Александровна
Кисловодск/ июнь/ 2018










Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 33
© 12.06.2018 Анна Чисанова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2295200

Рубрика произведения: Проза -> Быль












1