Немцы умели воевать? Часть 4. операция "Тайфун"


Немцы умели воевать?  Часть 4. операция "Тайфун"
Битва под Москвой!
Операция «Тайфун»


В первой части работы "Немцы умели воевать? часть 1" я сформулировал основные цели, которые я ставил приступая к этой работе. Поскольку многие читатели начинают читать сразу статьи продолжения, то я посчитал долгом повторить приведенную в первой стать аргументацию о необходимости такой работы.

ВВЕДЕНИЕ

У современников существует представление, что немцы умели очень хорошо воевать. Якобы у них были лучшие генералы, лучшие офицеры и самые лучшие солдаты в мире.
Этот миф постоянно подкрепляется СМИ ведущими антирусскую пропаганду и даже так называемыми патриотами.

По историческому факту, сравнивая управление Красной Армией и войсками фашистской Германии на всех уровнях командывания, на стратегическом уровне управления всеми войсками и армиями, на тактическом уровне командования дивизиями и полками, и даже на уровне подготовки отдельных бойцов, можно утверждать, что имело место качественное превосходство Красной Армии.

На создание мифа о суперпрофессионализме немецкой армии после войны работали обе стороны. С одной стороны гитлеровские генералы и различные фашистские участники войны в своих мемуарах описывают какие героические подвиги они совершали на фронте. Тысячами убивая русских и вынуждены они были отступать, и проиграли войну из-за неисчерпаемых людских резервов СССР.

Со стороны советской историографии историческая беллетристика работала в этом же направлении по двум причинам.

Первая причина известна с древней истории. Победа важнее и значимей, если враг был силен. Яркий пример такой истории - греческая история о миллионной армия Ксеркса, о его флотах в сотни кораблей и тд.. Мужественные умелые греки разгромили такого мощного противника и тем значимее их подвиг и победа. Есть и героические примеры гибели и самопожертвования (300 спартанцев).

С Великой Отечественной войной та же история. Немцы были чрезвычайно сильны. У них были «лучшие» самолеты, «лучшие» летчики, «лучшие» танки, солдаты и т.д., но наша героический народ победил, не смотря на потери, эту махину. Возникает естественный вопрос, на сколько лучше?

Вторая причина восхваления немецкой армии обусловлена политической конъюнктурой. Хрущову Н.С. для оправдания совершенного переворота и бессилия в управлении страной необходимо было любым путем опорочит предыдущее руководство. Отсюда все мифы о неготовности страны к войне, о не умелом руководстве на всех уровнях, о страданиях невинных пленных и т.д. К сожалению это традиционный прием в политике. Он присутствовал в описании исторических деятелей и до семнадцатого года. Каждый царь обвинял предшествующего во всех причинах своего провального руководства. То же мы можем наблюдать и сегодня. Причем это относится ко всем странам.

С распадом Советского Союза пропагандисты-очернители потеряли все разумные границы. Сказочные истории Солоневича, Резуна, Сванидзе, Млечина, Дымарского и прочих рисуют картины блестящих побед вермахта. Полную деградация Красной Армии на всех уровнях. Остается загадкой, как в итоге Красная Армия оказалась в Берлине.

Еще непрятнее выглядят современные "официальные историки патриоты" например такие, как Исаев. Все его "объективные" разборы исторических сражений сводятся к одной и той же песне. Самодур Сталин мешает гениальному Жукову осуществить разгром немцев. Еще Жукову мешают все остальные комндиры Красной Армии, они постоянно совершают ошибки. Немецкий вермахт работает, как идеальная машина. Иногда из-за плохой погоды бывают сбои. Вопрос о том почему произошел разгром германских полчищ даже не ставится.

В данной работе, не претендующей на полноту, рассмотрим вопрос о том насколько хорошо воевали немцы. Какие ошибки совершало немецкое командование на всех уровнях управления. Насколько верна легенда о высоком профессионализме немецких военных.

ОПЕРАЦИЯ ТАЙФУН


Наиболее ярким примером, демонстрирующим ошибки, допускаемые немецкой армией на всех уровнях, служит битва под Москвой. Немцы, имея полное превосходство в количестве солдат, в танках, артиллерии, авиации, потерпели сокрушительное поражение.

На начальном этапе сражения количественное превосходство немецкой армии было подавляющим, но в течение сражения к Красной Армии подходили резервы из глубины страны, немцы также перебрасывали войска с юга, с севера и из Германии.

Приведем итоговые цифры участников сражения под Москвой. Немцы превосходили Красную Армию в живой силе в 1,4 раза (1,9 млн. человек, Красная Армия 1,25 млн. чел), в артиллерии 1,8 раза, в танках в 1,7, в самолетах в 2 раза.

С битвой под Москвой связан один из мрачных хрущёвско-либеральных мифов о закидывании немцев трупами, гигантских потерях Красной Армии и при минимальных немецких потерях. Гебельсовские пропагандистские листовки считаются истинной в последней инстанции.

По цифрам можно видеть, что это немцы рвались к Москве не считаясь с потерями, забрасывали оборону Красной Армии трупами.

Рассматривая ход сражения, не отвлекаясь на частности можно сказать, что на первом этапе немецкая армия, имея численное превосходство, продвигается к Москве, но при этом она несет потери, которые больше, чем потери Красной Армии в разы. Наступает момент, когда силы уравниваются. Красная Армия накопила резервы и теперь имеет силовое преимущество. Начинается контрнаступление, и оно продолжается до тех пор, пока вновь не было достигнуто равновесие. Из таких простых построений можно сделать вывод о том, что уже на первой фазе сражения потери немцев должны быть около миллиона человек. Гебельсовская пропаганда говорит, что за все время сражения потери составили 450 тысяч человек!

Если оценить качественно итоги сражения, то можно видеть, что немцы заняли большую территорию, а затем оставили ее, бросили фантастически большое количество автомобилей, танков, орудий. Если учесть климатический фактор, то при отступлении была потеряна вся пехота, которая двигалась к Москве на брошеном при отступлении транспорте. В летнем обмундировании по сугробам, в мороз, далеко неуйдешь, а фронт отступил на сотни километров. Можно предположить, что в этом сражении немцы понесли самые большие людские потери за всю Вторую Мировую войну.

В битве под Москвой немцы полностью израсходовали не только стратегические запасы вооружения, но и людские резервы. После сражения под Москвой немцы начали проводить тотальные мобилизации возрастов, которые раньше в силу молодости или уже пожилого возраста не подлежали призыву. Началось формирование сначала вспомогательных, а затем и боевых частей из пленных, началась насильственная мобилизация граждан на территориях оккупированных стран.

Да, были тяжелые бои с большими потерями Красной Армии при контрнаступлении при уничтожении опорных пунктов немецкой обороны. Но после взятия этих пунктов и прорыва обороны возникала фаза преследования отступающих немецких частей в снежных полях Подмосковья. В этом случае, из-за полной не готовности немцев к зимним условиям, они уничтожались практически под ноль. Просто замерзали в полях.

Яркий образ ужасов и трагедий замерзающей немецкой армии приведен в мемуарах Альберта Шпеера. Он пишет о санитарных поездах стоящих в заснеженных полях с полностью замерзшими ранеными. В других мемуарах встречаются описания замерзших целых артиллерийских, пулемётных расчетов, часовых.

А теперь более подробно и обоснованно об этом разгроме немцев.

Основная задача, которая ставилась перед армией, сводилась к тем же задачам, которые ставились в июне 1941 года. Взять Москву, выйти на линию Волги, подавить авиацией индустриальный район Урала.

Всё это надо было сделать в августе, но не сложилось. Всё оказалось не так, как планировалось. Итоги прошедшего лета, вообще говоря, были плачевными. Фактически ни одна из начальных целей не была достигнута. Ленинград стоял неприступной крепостью, до Москвы еще надо было дойти, а Кавказская нефть была так же далека как в первые дни. Удалось захватить Донецкий индустриальный центр, но пограбить, тоже не получилось. Фашисты захватили пустые разрушенные цеха.

Киевская операция с точки зрения большой стратегии войны была полностью проиграна немцами. Кадровые части Красной Армии, не смотря на предательство командования Западного и Киевского округов, выполнили свой долг. Они сражались до конца, и сдержали удар, фашисткой армии, позволив осуществить эвакуацию промышленности из Донбасса. Они выиграли время для проведения мобилизации всей страны. Не зря в среде битых немецких генералов и западных стратегов после войны, так и не был решен вопрос о правильности наступления на Киев. Многие в сослагательном варианте предполагают, что прямое наступление на Москву привело бы их к победе


Немцы летом 1941 года не бомбили заводы Донбасса, считая, что они будут их добычей. Но пока они тешились, подсчитывая «пленных» русских, украинских, белорусских мужиков, которые на момент пленения фактически являлись гражданскими людьми, на Восток ушли эшелоны, которые вывезли основные заводы. В 1941 году было эвакуировано 1360 крупных заводов.

Следует заметить, что немцы планировали в 1942 году до одной трети самолетов люфтваффе производить на авиационных заводах в России, уголь, сталь Донбасса должны были пойти в Германию, танковые заводы СССР выпускать танки для Рейха. Так было в Чехословакии, Франции, Польше, но в России все сорвалось.

Домны и шахты Донбасса были выведены из строя. Полностью была разрушена единая электрическая сеть, которая осуществляла энергетическое снабжение заводов. Днепрогэс был взорван. Прокатные станы, станки и другое оборудование было вывезено. Даже продовольствие, на которое рассчитывали немцы, не могли вывезти с Украины из-за разрушенных железных дорог, нехватки паровозов, которые тоже ушли на восток.

Немцы до конца оккупации так и не сумели организовать добычу угля и железа на захваченных территориях. Показательно, что в безумном бессилии фашистов использовали шахты для массовых казней.

Верхушка фашисткой Германии находилось в каком-то шизофреническом бреду, живя в мрачном виртуальном мире своих фантазий. Вся информация о действительном положении вещей отторгалась.

Приведем некоторую выборочную информацию о состоянии военного производства в Германии.

Например, имело место катастрофическое падение выплавки стали. В марте 1941 г. выплавка стали достигла 2,30 млн. т в месяц. Через год, в феврале 1942 г. было выплавлено лишь 1,82 млн. т стали, то есть имело место снижение на 480тыс. тонн. Все это приводило к снижению выпуска оружия.

Вместо планируемого выпуска 900 танков в месяц выпускалось 650 танков. Если в первой половине 1941г. ежемесячно производилось, 50-60 тяжелых полевых гаубиц, 140 лёгких полевых гаубица, то в конце 1941 г. выпуск тяжелых гаубиц упал до 10 штук в месяц, а легких – до 21. Еще более значительным было сокращение запасов артиллерийских боеприпасов. Например, было произведено осколочно-фугасных гранат к легким полевым гаубицам в феврале 1941 г. - около 700 тыс., а в декабре всего - 9 тыс. штук. В течение 9 месяцев боев, с июня 1941 г. по 1942 г. расход боеприпасов был столь значителен, что общие запасы сократились на одну треть. Производимые боеприпасы прямо с заводов отправлялись на фронт. В результате боевая мощь немецкой артиллерии была подорвана. Авиация так же не получала достаточного количества авиабомб.
Подобная ситуация имела место со стрелковым вооружением. В январе 1941 г. было произведено около 100 млн. патронов к пехотному стрелковому оружию, а в декабре только - 50млн.
Имеет место интересное явление. Переход промышленности Германии на военные рельсы совершался с потерями сравнимыми с потерями, которые имели бы место при прямых боевых воздействиях.

Успех контрнаступления Красной Армии под Москвой во многом был обусловлен отсутствием снарядов, патронов, горючего у немцев. Именно они были вооружены палками под Москвой в декабре 1941 года.

Война на востоке против Советского Союза сопровождалась постоянными мобилизациями, что привело к усиливающемуся оттоку рабочей силы из промышленности. В 1941 году армия дополнительно поглотила примерно 1,5 - 1,6 млн. человек.

Можно ехидно заметить, а как же с потерями, которые по гебельсовским передачам составили 585122 человек. После хрущевской оттепели эти цифры и приняты как официально верные.

Не смотря на то, что в сельском хозяйстве и промышленности Германии работало около трех миллионов иностранных пленных, германской промышленности не хватало около миллиона рабочих. При этом на использование русских пленных был наложен идиотский запрет. Гитлер заявлял, что он не допустит, чтобы русские присутствовали на земле Рейха.

Была вторая отрицательная сторона во все возрастающем использовании неквалифицированного труда иностранцев. Происходило значительное снижение производительности труда и качества производимой продукции.

Опять ехидно замечу, в такой ситуации и саботаж не нужен. Работают, как умеют.
Все эти цифры знали в штабах и продолжали составлять планы наступления, которое с очевидностью должно было провалиться.

В европейской сказке о глупом голом короле потребовался ребенок, который во всеуслышание объявил очевидную истину «Король голый». Но в реальной жизни все конечно не так просто. Любой человек, объявивший о том, что король голый, реально рискует жизнью и свободой.

В немецких главенствующих кругах, попытку отрезвляющего взгляда на ситуацию сделал рейхсминистр по вооружению, строительству и промышленности Фриц Тодт. После выступления перед Гитлером в ноябре с достоверной информацией об экономическом состоянии Германии и паническим выводом о проигрыше войны, он в начале февраля 1942 года погиб в авиакатастрофе. Его место занял Альберт Шпеер.

Решение о наступлении на Москву, кодовое название операция «Тайфун» было принято 19 сентября 1941 года. Приказ о начале наступления был издан 26 сентября.

Очевидно, что за такой короткий промежуток времени создать глубокий проработанный план сражения и подготовится к нему, с учетом гигантских сил и средств, задействованных в сражении, практически невозможно. Предполагалась, что все возникающие проблемы можно будет решить в режиме импровизации.

Вообще такой подход характерен для немецкого планирования, которое по своей сути выглядит как некоторое предложение о намереньях. План отражал пожелания германского командования совершенно не учитывающего реальное состояние.

Войска для наступления на Москву перебрасывались за сотни километров из- под Киева и Ленинграда. Поскольку железные дороги были загружены, то марши, моторизированные дивизии совершали своим ходом, по разбитым дорогам, что приводило к износу автотранспорта и моторесурсов танков. Запутанная система отчетности с потерянной и ремонтируемой техникой искажала представления о силе танковых дивизий. Некоторые дивизии имели около двадцати процентов исправных танков, а в отчетах они выглядели почти как полностью укомплектованные. Заметим, что для пополнения всей немецкой армады было выделено менее ста танков.

Германское командование любило «громадье планов. Предполагалось, что за месяц боев войск пройдут более 600 километров и возьмут Москву в кольцо и выйдут к Волге в районе Ярославля, Горького.

В первой фазе операции предполагалось окружить войска Красной Армии, прикрывающие Московское направление под Вязьмой, уничтожить их. Во второй фазе окружить Москву. Гитлер опасался штурмовать Москву и в третьей фазе предполагалось удушить Москву в блокаде.

Первая грубая ошибка планирования состояла в том, что вместо того чтобы сконцентрировать ударную группу сил на каком-то направлении, немецкая армия фактически повела наступление широким фронтом. Совершая танковые локальные прорывы, и не имея подвижных моторизированных пехотных соединений, немцы не могла осуществить эффективного окружения. По сути, немецкие пехотные части с боями вытесняли Красную Армию к Москве.

Немецкое командование выбрало три основных направлений для наступления: Калининское направление, Можайское направление и направление на Тулу. Если взглянуть на карту, приведенную в начале статьи, то можно видеть, что удар немецкой армии похож на удар растопыренной пятернёй, а требовался удар кулаком.

Примером правильно спланированной и проведенной операции по штурму хорошо подготовленного к обороне мегаполиса может служить Берлинская операция Красной Армии в 1945 году.

Красная Армия нанесла концентрированный мощный удар через оборонительные немецкие рубежи (Зееловские высоты) и сразу двинулась на Берлин, прикрыв фланги наступающей группировки от оставшихся в тылу немецких армий. Армии Венка и Буссе оказалась отсеченной от Берлина и была вынуждена оставить оборонительные рубежи и атаковать теперь уже части Красной Армии занявшие оборону в пригородах Берлина. Под Берлином был создан котел (Хальбский котел - окружено около 200000 чел.). Немецкие войска в котле уничтожались авиацией и артиллерией, фактически без физического контакта пехотных и танковых частей.
Взятие Берлина было осуществлено за семь дней (25 апреля-2 мая).

При планировании осенью 1941 года немецкое командование совершенно не учитывало природные факторы. Возникает достаточно странный вопрос. Как работала метеослужба Германии? В некоторых немецких мемуарах утверждается, что доклады метеослужбы в штабах просто не принимались во внимание?
Как можно было при планировании не учитывать фактор бездорожья?
Пропускную способность нескольких шоссейных и железных дорог может определить любой семиклассник, как в хорошую, так и в плохую погоду. Эти параметры должны лежать в основе всего планирования.

Второй этап наступательной операции, после завершения боев под Вязьмой, вообще, вызывает удивление и какое-то чувство полного дурдома в немецкой армии.

Потери на 10 ноября 1941 года 2090 танков, 45000 грузовых и легковых автомобилей, 30000 мотоциклов, для 40% оставшихся автомобилей (~80000) требовался капитальный ремонт. Погибло более 100000 лошадей. Мобильность и огневая мощь дивизий в среднем снизилась на 40%, а при планировании они рассматривались как полнокровные войска.

Катастрофически не хватало горючего, как в самой Германии, так и на фронте. При том состоянии транспорта и дезорганизованном управлении логистикой его было невозможно доставить на фронт. Можно привести такой яркий факт одна из танковых дивизий (более 100 танков) под Калинином остановилась на второй день наступления из-за отсутствия горючего. Во многом из-за отсутствия горючего фактически под Москвой была брошена вся артиллерия, танки и множество другой техники. Рухнула вся ремонтная служба вермахта. Гудериан в мемуарах, пишет, что его танки остановились из-за отсутствия элементарных запасных частей: треков для гусениц, буксировочных тросов и т.д.

Единственный мотив, которым оправдывалось немецкое командование, продолжая гнать свою обессиленную армию на гибель, была идея о том, что в Красной Армии все гораздо хуже. Замороченные своей пропагандой они закрывали глаза на все факты, противоречащие этой теории, а в то же время всячески раздували, те которые давали им подтверждение.

Появление ополченцев, рабочих дружин при обороне Тулы, вступление в бой Подольских курсантов они воспринимали как знаки полного разгрома Красной Армии. В штабах даже не понимали, что таких училищ, как Подольское сотни в СССР. Что вступившие в бой несколько свежих полноценных дивизий (например, Панфиловская) это только малая часть войск сконцентрированных под Москвой.

Подмосковное ополчение это вообще непонятное для западноевропейского человека явление. Рабочие, гражданские жители городов с оружием в руках вставали на защиту СВОИХ заводов, фабрик. Немцы попытались в 1944 году создать нечто подобное, фольксштурм, но потерпели полное фиаско. Попытка организовать партизанское движение в тылу наступающей Красной Армии тоже провалилась.

Все рассказы о том, что немцы могли взять Москву являются отголоском военной пропаганды. Для полной мобилизации населения страны, усиления мотивации бойцов и трудящихся в тылу необходим был какой-то супер катастрофический фактор. В качестве такого и использовался факт опасности для столицы.

Мой отец после ранения попал в 330 дивизию 10 армии, которая стояла возле Тулы. В один из ноябрьских дней, якобы критических для обороны Москвы, немцы прорвались в расположение дивизии и два батальона вступили в бой. На следующий день всю дивизию срочно отвели из района боев. Дивизия предназначалась для контрнаступления.

Чтобы рассеять сомнения о как-бы катастрофическом положении под Москвой можно привести следующий удивительный пример отражающий эффективность руководства страны. В середине октября 1941 года был издан приказ о строительстве железной дороги к Сталинграду. То есть уже тогда просчитывался вариант возможного будущего сражения.

Возвращаясь к немецкому командованию и планированию, заметим, что немецкая разведка полностью провалилась. Она либо не заметила концентрацию резервных армий под Москвой и не донесла эту информацию до штабов, либо командование было настолько некомпетентно, что не смогло понять и оценить полученные сообщения о накапливании резервов Красной Армии. Остается еще один вариант глобального заговора. Может быть, на каком-то этапе данные разведки искажались и в таком виде попадали в ОКВ.


Дезорганизация вермахта на высшем уровне не могла, не отразится и на тактическом.

Примером полной несостоятельности командного среднего и низшего звена немецкой армии может служить действия немецкой 19-танковой дивизии в боях под Малоярославцем против Подольских курсантов.

Вот краткое описание событий. Пятого октября подольские пехотное и артиллерийское училище были подняты по тревоге. Две тысячи курсантов пехотного училища и полторы тысячи курсантов артиллерийского училища.
Понятно, что курсанты это отобранные лучшие молодые люди среди призывников. Они были физически развитые, грамотные и хорошо мотивированные бойцы, комсомольцы и коммунисты. К началу боевых действий они уже частично прошли подготовку к воинским званиям. Командовали ими их преподаватели, тоже тактически грамотные офицеры, имевшие боевой опыт. В качестве рубежа обороны им был назначен Малоярославецкий укреплённый район, состоящий из цепочки недостроенных бетонных ДОТов. Артиллерии было мало, поэтому курсанты использовали даже отремонтированные учебные орудия.

Командование училища поступало согласно всем канонам военной науки. Для того чтобы училище могли развернутся в боевой порядок и подготовится к сражению, в предполье был выслан усиленные передовой отряд. Этот отряд совместно с оборонявшимися под Юхновым десантниками вступил в бой 6 октября. Отступая с боями перед наступающими танковыми дивизиями, они 11 октября они отошли к основной линии обороны проходящей по реке Выпрейка.

Основной опорный пункт курсантов находился в районе села Ильинское.
Непосредственным противником курсантов была 19-я танковая дивизия
Эта дивизия, вступила в битву за Москву, имея 149 танков и 15000 человек личного состава, большую часть танков была чешского производства 38(t) «Прага», но имелись и тяжелые танки Т-IV.

Позиции курсантов перекрывали дорогу на Малоярославец и далее на Москву.

Оборонительная линия курсантов проходила по высокому берегу речки Выпрейка. Речка узкая и мелкая, но имеет болотистую пойму практически не проходимую для любой техники в осеннее бездорожье. За то время, пока немцы с боем медленно продвигались от Юхнова, курсанты подготовились к обороне. Заминировали подходы к позиции, мост. Пристреляли ориентиры, определили возможности огневой поддержки, перемещения резервов и т.д. Учитывая возможность обхода оборонительных рубежей, в тылу был развернут и подготовлен опорный пункт.

11 октября немцы подошли к основной линии обороны. Правильное наступление должно осуществляться по следующим законам, причем нарушать их нельзя никогда. Перед атакой необходимо было провести разведку боевых порядков курсантов, подготовить проходы для пехоты и танков и после артподготовки атаковать.

Однако все было не так. Немцы растянулись вдоль шоссе. Для того чтобы осуществлять эффективное наступление надо было подтянуть артиллерию.
Заметим, что тяжелая артиллерия вообще отстала, и протянуть ее по забитой машинами танкам дорогам было практически не возможно.

Основной фактор, подстегивающий немцев - было время.Медленное продвижение в предыдущие дни выбивало войска из планируемых операций.Немецкое командование полагало, что грубая силовая атака танками и пехотой позволит прорвать оборону курсантов.

Немцы, не проведя разведки, местности, минных полей, позиций курсантов после небольшой артиллерийской подготовки и бомбардировки бросили танки в лобовую атаку на основную линию обороны. Низкие заболоченная долина реки не позволяла танкам маневрировать понеся потери немцы отошли на исходные позиции.

В течение 11 и 12 октября немцы непрерывно пытались атаковать, и раз за разом были вынуждены отходить. Атакующие батальоны несли потери и после того, как потери превышали некоторый предел, они заменялись новыми.

Интенсивность действий авиации ограничивалось погодными факторами, плохими полевыми аэродромами и проблемами с горючим и боезапасом.
Заметим, что вопреки всем существующим мифам, боевая эффективность авиации при её воздействии по рассредоточенному противнику, находящемуся в окопах практически равна нулю.

Бомбардировка позиций с большой высоты вообще не имеет смысла.
Пикирующий бомбардировщик летящие со скоростью 500 км/час осуществляет сброс бомб с высоты более 500 метров и попасть в малоразмерную цель, с имеющимися тогда прицелами было практически невозможно. Сбрасывалась серия мелкокалиберных бомб, но такие бомбы не могли поразить бойцов находящихся в укрытии. Повредить блиндаж, а тем более ДОТ эти бомбы также не могли.

13 октября немцы обошли позицию курсантов. 15 танков с пехотным десантом на бронетранспортёрах переправился через Вепрейку за пределами оборонительной линии курсантов, и попытались атаковать их с тыла. Причем опять они полагали, что их атака будет носить внезапный характер и обороняющиеся в панике разбегутся.

Немцы не провели ни войсковой, ни авиационной разведки.

В дело вступила резервная группировка, прикрывавшая позиции курсантов с востока. Два 85-миллиметровых зенитных орудия и 76-миллиметровые орудия были расположены в лесополосе рядом с шоссе. Позиция позволяла контролировать шоссе в обе стороны.

Немцы не заметили опасности до первых выстрелов орудий. С дистанции в 200 метров на немецкую танковую колонну обрушивается жесточайший прицельный огонь. Уйти с дороги танки не могли, мешала крутая высокая насыпь шоссе, и размокшие поля по обочине. Вся эта неподготовленная авантюра полностью провалилась. Атакующая колонна была уничтожена полностью 14 танков, 2 бронетранспортера и грузовики. Только один танк сумел прорваться и уйти на запад.

Во время боя немецкая пехота была дезорганизована и не поддержала атаку танкистов, хотя могла пулеметным огнем, если не уничтожить артиллерийские расчеты, то существенно повлиять на их действия.

Вот немецкое описание этого боя с некоторой расшифровкой. Расшифровка взята в скобки.

"Наши танки могут двигаться только по шоссе, т.к. прилегающая территория к шоссе засажена деревьями. Уже перед подходом к Сергиевке из леса по пехоте открывают огонь, принуждая её спрыгнуть с брони танков. Первая группа танков идет вперед, чтобы пробиться через Ильинское. Два из них подбиты. Пехотинцы принимают бой, но не видят противника.

(Пехота залегает в канавах вдоль шоссе и беспорядочно стреляет по лесным посадкам, не видя противника).
Вскоре появляется отставшая вторая группа из семи танков и вступает в бой с противником. Пехота продвигается цепочкой в кювете по обе стороны шоссе. Ситуация становится серьёзнее, чем мы ожидали. Мы полагали, что наступая 15 танками, мы столкнёмся только с незначительным сопротивлением. Первая половина танков достигла цели наступления, однако не возвращается. Другие танки медленно подходят к возвышенности перед Сергиевкой. В середине шоссе стоит уничтоженный немецкий танк, на коротком расстоянии от него другой, который съехал в кювет и не может ехать дальше. Пули свистят над нашими головами, нет возможности даже высунуть голову.

(Даже видя результат действия артиллерии, танкисты, не выяснив, где она расположена, продолжают двигаться в капкан. Танкисты наверняка понимают необходимость разведки, но понуждаемые категорическими приказами из штабов. Угроза, толкающая их в капкан достаточно серьезна. Расстрел!).

Головной танк вспыхивает ярким пламенем, открывается люк башни, экипаж бросается в воронки. Опасность состоит в том, что наше наступление остановилось. Танки стоят на шоссе, и это хорошие мишени для русских пушек, которые стреляют очень точно. С шипением снаряды проносятся над шоссе. Не успели мы отойти от первого шока, как подбивают ещё один танк. Экипаж также покидает его. Следом подбиты ещё два танка. Мы с ужасом наблюдаем горящие танки и слышим русское "Ура!", хотя не видим врага. Наши боеприпасы на исходе. Через полчаса нас охватывает паника. Стоят шесть подбитых танков и всё ещё стреляют пушки.
Что делать?
Назад? Тогда мы попадаем под пулемётно-оружейный огонь.
Вперёд? Кто знает, сколько вражеских сил в деревне, а у нас кончаются боеприпасы. Перебежками солдаты пересекают шоссе и занимают противоположный ров. Здесь под прикрытием ёлок стоит седьмой танк, который вызывает на помощь первую группу из Ильинского. Вскоре и этот танк получает попадание и загорается.

Это, пожалуй, решающий момент этого боя — из Ильинского вернулось 6 танков. В это время с запада военные инженеры под обстрелом дотов пытаются наладить переправу в районе разрушенного моста через реку Веприку и атаковать. Танки, которые возвращаются из Ильинского, появляются как спасатели.

Во главе два танка PHz IV. Они подходят и вступают в бой с зенитками противника. Но уже после первых выстрелов зениток, получает попадание первый танк и загорается. Экипаж покидает горящую машину. Почти сразу второй танк тоже получает. Мы в растерянности. Последние два танка PHz 38 начинают движение полным ходом…"

Только 17 октября немцы сумели пробить оборону курсантов после того как у курсантов была выбита вся артиллерия и закончились снаряды.
Учесть потери немцев в этих боях практически не возможно. Командование курсантов доложило об уничтожении 100 танков и 5000 солдат. Проверить эти данные не возможно, но по факту можно сказать, что в конце ноября эта 19 танковая дивизия, как танковая и вообще как дивизия перестала существовать. Практически все танки были выбиты, а личный состав был сведен в несколько батальонов и не превышал двух тысяч человек.

В интернете полно ужастиков о том, что почти все курсанты героически погибли. Реально они героически победили.

Потери оценить сложно, но можно привести следующие факты. Во-первых, до тех пор, пока курсантов не окружили 17 октября, всех раненых отправляли в тыл. Во-вторых, они вышли организованно, вынесли раненых и стрелковое оружие. После выхода к основным войскам, они были отведены в тыл и после соответствующей до подготовки им были присвоены звания лейтенант.

В интернете есть фотографии встреч ветеранов этого боя в Подольске в 70- годах. На этой встрече присутствует более сотни ветераны. Прошло уже тридцать лет с окончания войны. Очевидно, что на эту встречу в лучшем случае явилась одна треть живущих ветеранов.
Заметим, так же что эти ветераны прошли войну непосредственно в пехоте. Поэтому можно предположить, что количество курсантов вышедших из боя в разы больше тех, кто был на встрече в 1970 году. Я бы предположил, что безвозвратные потери курсантов в этом сражении не превысили тысячи человек.

Приведенный пример не единичен. Подобным образом события развивались и на других направлениях. Вот, например боевые действия Панфиловский дивизии.

316-я панфиловская дивизия была сформирована в июле 1941 года из призывников и добровольцев Казахской и Киргизской ССР. Национальный состав дивизии:русские составляли около 4,5 тысяч, казахи — 3,5 тысяч, украинцы — 2 тысячи человек.Всего около 11 тысячь человек. Дивизия вошла в состав 16 армии под командованием К.К. Рокоссовского.

Дивизия должна была перекрыть Волоколамское шоссе. Предлагаемый фронт обороны достигал - 41 километра. В этой ситуации были созданы отдельные ключевые очаги обороны.

К.К. Рокоссовский, понимая важность обороняемого участка, передал дивизии 7 артиллерийских полков. В общей сложности дивизия Панфилова располагал 207 орудиями, и именно на орудийном огне строилась система обороны дивизии.

Наступление немцев на позиции началось 16 октября. Панфиловской дивизии противостояла 2-я танковая дивизия вермахта: мощное, хорошо укомплектованное соединение, для которого "Тайфун" был первой операцией на Восточном фронте. Перед началом наступления на Москву дивизия располагала 194 танками. Немцы сосредоточили эту мощь на узком фронте против одного из стрелковых полков панфиловцев — 1075-го.

Учитывая сложность рельефа местности, то есть ее проходимость, можно предположить, что вся эта танковая грамада простаивала и наступала последовательными группами. На таком узком фронте ей просто негде было развернуться.

Как и в сражении с Подольскими курсантами немцы Не провели разведку, ни войсковую, ни авиционную. По-видимому, один из главных тактических приемов вермахта состоял в запугивании противника и закидыванием шапками (танками). Немца казалось, что удар такой массы танков неотразим.

Два дня 16 и 17 октября немцы атаковали позиции 316 дивизии и откатывались с большими потерями. Танки останавливались перед противотанковыми рвами под огнём, несли тяжёлые потери от не обнаруженных вовремя артбатарей.

Ехидный комментарий. Эти рвы ну ни как нельзя было обнаружить перед боем ни с помощью авиации и разведки. Надо было тупо раз за разом наступать на одни и те же грабли. Замечу, что эти грубые тактические ошибки имели место на уровне командиров полков и батальонов.

На третий день боёв немцы, как казалось им, нащупали слабое место в обороне. Они проходят в ближний тыл и так же как под Подольском попадают на артиллерийскую засаду.

Конечно, эти бои стоили немалой крови нашей армии, но ответ на вопрос о том кого забрасывали трупами, становится очевиден. За счет тотального количественного превосходства в пехоте немцы ломились вперед.

Можно привести информацию информацию об эффективности действий немецкой авиации и танков. Артиллерия (Красной Армии)совершенно не имела потерь от танков и имела незначительные потери от авиации противника как в личном составе, так и материальной части. В авиационных налетах участвовало 25 самолетов. Основные тяжелые потери были понесены от пехоты противника, зашедшей на фланги и тыл боевых порядков артиллерии. Пехотные подразделения Красной Армии в силу их малочисленности не смогли обеспечить фронт, фланги и даже тыл боевых порядков артиллерии.

23 октября на позиции 316 дивизии наступало уже три немецких дивизии – две пехотные и одна танковая. К 27 октября 316 дивизия отошла от Волоколамска не более чем на пятнадцать километров и удерживала шоссе.
Вот такой танковый прорыв!

Знаменитый бой панфиловцев произошел 16 ноября. Позиции дивизии подверглись яростной танковой атаке. Этот бой требует отдельного анализа. Следует заметить, что Панфиловское дивизия предыдущими боями был фактически обескровлена, часть артиллерии была перемещена на другие участки. Но бойцы на смерть бились на своих рубежах. Они подбили несколько танков, отбили две атаки. Немцы опять остановились.

Потери немцев опять были выше в разы. Плохо одетые, голодные любое недомогание или даже легкое ранение означало верную смерть. Залечь в снегу от пулеметного и ружейного огня хотя бы на час это обмораживание или даже смертельное замерзание.

Что гнало немцев на убой?

Страх смерти перед расстрелами и общая безвыходность ситуации. Они в центре неизвестной им страны, в которой они уже совершили множество кровавых преступлений. Сработала гитлеровская «гениальная» идея: связать солдат кровавой круговой порукой разрешив любые преступления по отношению к населению и пленным на оккупированной территории. Солдатам было трудно, практически не возможно принять решение о сдаче в плен.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 17
© 12.06.2018 Александр Ляхов А.Ф.
Свидетельство о публикации: izba-2018-2295064

Рубрика произведения: Проза -> Статья












1