Немцы умели воевать? Часть 2.


Рассмотрим следующий уровень управления немецкой армии – оперативное управление.

Сразу укажем на типичные ошибки планирования присущие немецкому Генштабу.

1. Планирование сражений носило «академический» характер, при котором противник рассматривался как управляемый участник военной игры.
Традиции немецкого планирования имеют исторические корни. В романе Л. Толстого описан план сражения под Аустерлицем - «План сражения был подготовлен немцем Вейротером. Казалось, все в этом огромном, сложном плане всё было продуманно. Но расчётливый немец не мог учесть того, что вместо оборонительных действий, Наполеон будет идти в атаку.»

2. Наступления планировались на сравнительно малую глубину. После окончания сражения, как правило, возникала стратегическая пауза, связанная не столько с необходимостью перегруппировать войска, сколько с определением дальнейших целей.

3. При планировании и проведении оборонительных операций во второй половине Великой Отечественной войны, немецкое командование, как правило, ошибалось в оценке места главного удара Красной армии и армий союзников.
Оценки направления главного удара делались на представлении о том, что бы сделали они (немцы), находясь на стороне наступающей Красной Армии.

4. Стратегия и тактика блицкрига была эффективна на ограниченных пространствах европейского театра боевых действий. В войне с Советским Союзом прорвавшиеся танковые клинья вынуждены были останавливаться, замыкать кольцо окружения и ждать пока подойдут пехотные части и уничтожат окруженные войска.

Красная Армия решила эту проблему большой моторизацией армии. В 1944 году и в 1945 Она осуществляла наступательные операции более высокими темпами, чем немецкая армия в 1941. При этом надо учесть, что никакой «внезапности» не было, то есть немецкая армия была развернута и подготовлена психологически, так как вела войну четыре года.

В начальный период войны немцы пытались реализовать предвоенные разработки. Но даже на этом этапе из-за неверных довоенных оценок происходили неожиданные сбои. Прорывавшиеся танки останавливались и ждали подхода пехотных частей. Создать прочные не проницаемые барьеры для отступающей Красной Армии они не могли. Заняв некоторые узловые населенные пункты, они даже не могли перекрыть все дороги.

Отход разбитых в приграничных сражениях частей Красной Армии происходил следующим образом. Мой отец, младший лейтенант, командира взвода 45-миллимитровых пушек, который в 1941 году отступал почти от западной границы. Он рассказывал, их стрелковый полк в первые дни войны 23 или 24 июня, под Новой Вилейкой был разбит во встречном бою с передовым немецким подразделением. (В этом бою взвод отца расстрелял весь боекомплект. А пушки были брошены из-за невозможности вывезти их под огнем с поля боя, которое осталось за немцами). Понеся большие потери в личном составе и снаряжении, полк оставил усиленное прикрытие на дороге и начал отступление на восток.

Колонны наших войск двигались по проселочным дорогам, а немецкие моторизированные войска по главным шоссейным дорогам. Личный состав разбитых частей перемешался. Казалось, что по дороге движется полностью неуправляемая стихийная толпа. Но имел место очень интересный синергетический эффект, который почему-то практически не описан ни в художественной, ни в исторической литературе.

Появлялись командиры в ранге майоров и выше и из отступающей толпы организовывали воинские структуры и создавали оборонительные рубежи. Надо заметить, что они поддерживали связь с какими-то высшими инстанциями. Прибывали патроны, питание, ожидался подход других частей, артиллерии и т.д. Всех специалистов танкистов, артиллеристов, связистов отправляли в конкретные населенные пункты для формирования и получения соответствующего оружия.

Следует заметить, что подобная ситуация описана в лучшей книге о начале Великой Отечественной войны К.Симонова «Живые и мертвые т.1»

Этот синергетический эффект известен в физике и химии, когда при определенных условиях из хаоса возникает порядок.

Надо заметить, что подобный эффект имел место и при обороне Брестской крепости. Централизованное управление было полностью уничтожено, по всем законам «линейной» логики, войска без управления не могут оказывать сопротивления. Так и было в компаниях на Западе. Но в России все оказалось по-другому. Разбитые, потерявшие управление войска, отдельные командиры потерявшие солдат, солдаты потерявшие свои части, при малейшей передышке вновь соединялись в воинские подразделения и вступали в бой.

В основе этого явления лежала высокая нравственно патриотическая мотивация наших людей. Практически все население страны понимало цели немецкой армии и вставало на защиту своего социалистического отечества Причем это была ни какое-то абстрактное понятие, оно было наполненно конкретным смыслом. Народ еще помнил до революционную жизнь и ценил все свои завоевания и достижения. Земля, заводы пренадлежала народу, медицина для народа, образование для народа и т.д..

Каждый такой почти стихийно возникший оборонительный рубеж, заставлял немцев останавливаться, разворачиваться в боевые порядки, прорывать оборону. При этом они несли потери, на все это уходило время тратились ресурсы. Блицкриг был сорван.

Анализировать первый период войны с точки зрения качества оперативных разработок очень сложно. Обстановка менялась очень динамично. Отсутствуют документы о реально соотношении сил и событиях. Планы и приказы нашего командования запаздывали.

Немецкое командование также вело управление войсками в онлайновом режиме. Сформированные в предвоенное время цели и этапы развития событий оказались не верными. Достижение этих целей велось экспромтом. Этот момент описан в мемуарах Гудериана, когда он сам находясь в передовом отряде своей танковой группы войск. Он даже после войны не понял, что его действия при внешней "красивости" были не профессиональны. Как он осуществлял оперативное управление 2-танковой группой состоящей из трех корпусов (10 танковых и механизированных дивизий)? Как получал информацию от своих соединений? Как принимал решения (как работал штаб)? Как приказы доводились до частей?
Можно сказать, что Гудериану, когда он был в Советском Союзе до войны, надо было посмотреть фильм "Чапаев". В этом фильме Чапаев точно указывает, где должен находится командир в наступательном и оборонительных боях.

Не имея возможности рассмотреть опреативное планирование на всех направлениях
остановимся планировании и проведение конкретной стратегической операции 1941 – немецкая наступательная операция в Прибалтике.

Большинство людей представляют, что внезапность нападения связана с датой нападения, но в большей степени это связано с психологической готовностью людей перейти от мышления мирного времени к военному. Так в первый день войны немцы прошли 60-70 километров и захватили мосты через реку Дубисса. Эти мосты были заминированы 19-20 июня 1941, но саперы не смогли психологически перейти с мирного мировосприятия и мышления на военное. Они не решились взрывать мосты без приказа, даже при подходе немецких танков. Через несколько дней войны этой проблемы уже не было.

Первый вопрос, который возникает при рассмотрении начала войны в Прибалтике.

ПОЧЕМУ НЕМЦЫ НЕ УНИЧТОЖИЛИ БАЛТИЙСКИЙ ФЛОТ?

При этом надо отметить безусловные факты - немецкий флот имел подавляющее превосходство. Немецкая авиация имела господствующее положение в воздухе.

Линкоры Балтийского флота были построены в начале Первой Мировой войны, более половины эскадренных миноносцев так же были постройки до 1917 года. К сороковым годам они морально и физически устарели. В реальном бою, в лучшем случае они могли быть использованы как артиллерийские неподвижные платформы. Немецкие корабли могли их расстрелять с расстояния недосягаемого для ответного огня.

Если верить некоторым общепризнанным источникам ( Юрг Майстер «Восточный фронт. Войны на море 1941-1945 ), то гитлеровские планы, показывают явную психическую неадекватность всего немецкого генералитета. Немецким командованием обсуждался, как возможный вариант развития событий, прорыв Английского флота в Балтийское море для помощи СССР. Так же обсуждался прорыв Балтийского флота Советского Союза в Швецию, с целью либо захватить Швецию, либо интернироваться в её портах.

Эти предположения о действиях Советского флота на Балтике реализовались в том, что Советские военно-морские базы блокировались минными поставками со стороны Швеции, при этом проходы на восток оставались открытыми.

Немецкий флот, базирующийся в Финляндии, совместно с финским флотом начал устанавливать минные завесы и банки в территориальных водах Советского Союза 21 июня 1941 года.

Эти ФАКТЫ разрушают все мифы либералов, рассказывающих сказки о мирной Финляндии вынужденной вступить в войну после бомбардировки советской авиации.

Уничтожение Балтийского флота должно было стать первой, основной задачей для немецкого флота и авиации! Но это даже не планировалось. Предполагалось, что флот «умрет естественной смертью» после взятия всех военно-морских баз.

Балтийский флот сыграл определяющую роль в сдерживании темпов наступления немецкой армии вдоль побережья. Флот осуществил эвакуацию больших контингентов войск в Ленинград и сам сумел перебазироваться в Кронштадт. Корабли балтийского флота использовались в этом качестве артиллерийских батарей при обороне Ленинграда. Немецкие оборонительные линии, блокирующие Ленинград проходили по радиусу действия корабельной артиллерии.


Интересно отметить симметрию в развитии событий. При наступлении Красной Армии в 1944-1945 годах вдоль Балтийского побережья немецкий флот имел решающее значение. Он осуществлял поддержку Курляндской группировки, которая сдалась 9 мая 1945 года.

Начало всех трагедий беженцев погибающих при эвакуации морем в 1944-1945 году, о которых сейчас плачут на западе было заложено в 1941 году, когда по бомбами люфтваффе гибли транспорт с беженцами из Прибалтики.

Планирование операций в Прибалтике предполагало окружение группировки войск Красной армии. При этом удар по фронту почему-то был более мощный, чем охватывающий удар, прижимающий Красную армию к побережью. Это привело к тому, что части Красной Армии громились перед фронтом и выталкивались за предполагаемые клещи. Флот осуществлял артиллерийскую поддержку обороне войска на побережье и не позволяя немецкой армии создать полноценное окружение. Все военно-морские базы были взяты немцами после тяжелых боев, после вытеснения флота.

В итоге в Прибалтике немцы, имея все преимущества внезапного удара, пятую колонну в тылу Красной Армии из банд националистов, не смогли осуществить планируемый разгром Красной Армии.

Заниженные представления о боевых возможностях Красной Армии привели к тому, что планируемое наступление финских войск было полностью сорвано. Финская армия показала свой провинциализм и неумение спланировать и организовать сколь-нибудь успешное наступление. Ни одна задача, которая ставилась перед финской армией, не была выполнена. Они не сумели замкнуть блокаду Ленинграда, перекрыть Северную железную дорогу (по которой осуществлялись поставки союзников). В Норвегии, совместно со своим немецким союзником не смогли взять Кольский полуостров, тем самым заблокировать северный морской путь.

В истории, конечно, нет сослагательного наклонения, но, по-видимому, если бы на границе с Финляндией было бы хотя бы две, три дополнительные дивизии, то финны вообще не перешли бы границу.

Продолжение следует.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 13
© 12.06.2018 Александр Ляхов А.Ф.
Свидетельство о публикации: izba-2018-2295036

Рубрика произведения: Проза -> Статья












1